Разреши мне любить тебя

Гет
R
В процессе
12
автор
Размер:
планируется Макси, написано 68 страниц, 11 частей
Описание:
- Итак, Маринетт. Что бы Вы сказали себе, если бы у Вас была возможность вернуться на два года назад?
- Твои чувства не ложь, девочка. Вдохни полной грудью и живи так, словно завтра никогда не наступит...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 21 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1. 囍

Настройки текста
— Тебе не кажется, что это слишком? — в сотый раз поправляя галстук, поинтересовался Агрест.       Пальцы блондина уверенно коснулись красного шёлка и потянули узелок вниз, оголяя жалкий сантиметр его фарфоровой кожи. Возможно, толку от этого было немного, хотя наполнять воздухом лёгкие ему стало значительно легче. Пусть и чисто психологически. — Скажи спасибо, что мама не заставила выходить нас в ханьфу*, расшитом фениксом и золотыми драконами** — насмешливо фыркнула Маринетт. — О, да. Действительно огромное ей спасибо, от меня лично. Так и передай.       Конечно же, Адриан утрировал, инстинктивно скрывая волнение под яркими всплесками неуместных бравад, но всё-таки доля правды в них тоже была и доля эта, надо сказать, отнюдь неплохая. Нет, он искренне уважал желания Сабин и ещё сотни её многочисленных родственников, которые прилетели в Париж из Китая, чтобы отправить под венец Маринетт, но проводить церемонию в шёлковом галстуке цвета шарлах… Вы серьёзно?       Агресту даже на миг показалось, что его черный пиджак, эффектно облегающий плечи, выглядел на фоне ненавистной «изюминки» жесткой насмешкой, брошенной в сторону французского народа. Что-то вроде «траурного Запада, поглотившего счастливый Восток». О, Боже… — Потерпи немного и совсем скоро ты его снимешь, обещаю, — поправляя любимые пусеты, ответила девушка. — Как скажешь, моя Lady in Red, — хмыкнул блондин, целуя невесту в краешек губ. — Помада, Адриан! Я уже накрасила губы… — Понял, больше не лезу. — игриво подмигнув Маринетт, произнес парень и уверенно скрылся за дверью.       Наверное, только сейчас он заметил, что арендованный особняк был пронизан узкими коридорами, образующими лабиринт, в котором через каждые пять метров зияли разноцветные прямоугольники распахнутых спален, ведущих в святая святых целого клана осевших внутри азиатов. Их голоса предсказуемо сливались в единый поток, заполняя дом равномерным жужжанием, но если сконцентрироваться и впустить в себя волну диалектов, то можно было разобрать как часть говоривших обсуждала свадебную церемонию, а остальные — повторяли тексты своих поздравлений.       Так удивительно… Адриан ведь не знал никого из прилетевших гостей, но несмотря на это, они от всей души желали ему счастья и приветливо улыбались при встрече. Кто-то, чуть более адаптированный к западу, даже пожимал жениху руку и рассказывал как сильно ему повезло с Маринетт. — Она невероятная девушка, — заверил Агреста мужчина, как две капли воды похожий на Сабин Чэн. Возможно, это был её отец, а может и дедушка? Да, наверняка кто-то из них… — Спасибо, я знаю, — ответил Адриан, вежливо кланяясь незнакомцу.       Конечно, он знал, ведь они с Дюпен-Чэн были знакомы целую вечность и за всё это время она ни разу не дала ему повода усомниться в своей уникальности. Кажется, эта девушка умела всё: на протяжении шести лет она с лёгкостью создавала эскизы для показов модного дома Агреста, собственноручно шила костюмы его любимым моделям, помогала родителям в семейной пекарне, с нескрываемой радостью следила за соседским мальчишкой, встречалась с друзьями, которым давала кучу дельных советов, да и просто была любимицей публики. До встречи с ней, Адриан и не думал, что подобные девушки существуют, но, очевидно он ошибался.       Углубившись в собственные мысли, он не заметил как вышел из дома и оказался в теплых объятьях июньского солнца. Задний дворик пылал от обилия красного, напоминая Адриану костер для ритуальных жертвоприношений, но кажется, сегодня этой жертвой был он, ведь остальных явно устраивала обстановка грядущего торжества. Пытаясь абстрагироваться от навязчивой ряби, он огляделся вокруг. Что ж, если не обращать внимание на «бесконечный шарлах», в саду действительно было уютно.       Несмотря на то, что всё семейство Агрест с недоверием отнеслось к идее Сабин о стилизованной свадьбе, надо отдать должное, мадам Чэн постаралась на славу. Китайская арка, украшенная живыми цветами, встречала гостей лёгким ароматом пионов и орхидей, а над огненным сводом красовалась дощечка с позолоченным иероглифом, обозначающим «счастье». — Интересно, куда отец прикрепил второй талисман, с нашим «удвоенным счастьем»***? — усмехнулся Агрест и проследовал дальше, к невысокому мостику, застывшему над прудом с зеркальными карпами.       Неугомонные рыбки плескались в воде, подплывая к сияющей кромке, и замирали, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха, а Адриан нетерпеливо касался их спинок и смотрел как скользкая чешуя царапает кожу. Странные ощущения, но ему нравилось. Он вообще был в восторге от того, что их с Маринетт день, наконец-то настал, ведь ему до чёртиков надоело составлять бесконечные списки гостей, выбирать торты, вино и даже ткани для своего будущего костюма. Само собой, львиную долю подобных вопросов Маринетт взяла на себя, но тут уже активизировался Габриэль, решив, что торжество любимого сына должно пройти самым что ни на есть лучшим образом. По крайней мере, обосновал он свою заинтересованность именно так.       Стрелки часов показывали полдень, а значит до начала церемонии оставалось всего тридцать минут. Наверняка Маринетт уже облачилась в ярко-алое ципао**** и теперь Сабин заботливо вплетала цветки орхидей в пряди её тёмных волос. — Адриан! — за спиной послышался неуверенный голос Натали.       Женщина стояла позади него, держа в руках неизменный планшет, на котором отчётливо отражалось лицо Габриэля Агреста. — Натали? Папа? Почему ты ещё не здесь? — обращаясь к изображению на экране, произнес парень. — У нас возникли небольшие проблемы, так что мне пришлось остаться и проследить за всем лично, но Натали будет присутствовать на церемонии, а значит и я смогу увидеть всё происходящее. — Отлично, — поправляя прядь выбившихся из причёски волос, выдохнул Адриан.       В общем-то, ничего другого он не ожидал, хотя и втайне надеялся, что не окажется в одиночестве посреди толпы незнакомых людей, которые и по-французски то толком не говорили… — Не расстраивайся, сынок, я буду дожидаться вас дома. Обещаю, что на европейской части торжества не отойду от вас ни на шаг, — выдал Габриэль и Адриан хмыкнул. — Этого-то я и боюсь, пап. Мужчина улыбнулся, прерывая звонок, и тут же растворился в ворохе мелких проблем. — Не переживай, я буду рядом, — аккуратно сжав плечо жениха, произнесла Натали. — Спасибо, Нат. Хочешь, я познакомлю тебя с будущими родственниками? Правда они почти не разговаривают по-французски, но я переведу тебе всё до последнего иероглифа. Обещаю! — Конечно, — улыбнулась женщина, направляясь в центр церемониального зала.

***

— Выглядишь просто потрясающе! Маринетт, девочка моя, ты уже такая взрослая, — стирая слезинку бумажным платком, прошептала Сабин. Она стояла рядом с дочерью и аккуратно поправляла нежные лепестки орхидеи в её волосах. Красной орхидеи, как и всё на их свадьбе. — Конечно, мам, должна же я была когда-нибудь выйти замуж. Или ты думала, что я всю жизнь проживу у вас с папой и продолжу мешать вам смотреть сериалы на Netflix? — Ну что ты такое говоришь! — вспыхнула женщина, словно Маринетт раскрыла её самый страшный секрет. — Мы просто отдыхаем после напряжённого дня. Ты и сама знаешь сколько сил и времени отнимает пекарня… — Ну что ты, я совсем не это имела в виду! — протянула брюнетка и обняла мать, всецело прижимаясь к дрожащему телу Сабин. — Извини, просто я ужасно волнуюсь, потому и несу всякую чушь…       Девушка и правда переживала, хотя, наверное, больше за Адриана, который на момент церемонии остался без поддержки отца. Даже сейчас он находился в окружении сотни неумолкающих незнакомцев, стойко отражая мощный напор их бескрайнего любопытства. Блондин, конечно, много лет проработал моделью, которую сутки напролет окружали десятки неизвестных людей, постоянно требующих от него сфотографироваться/улыбнуться/поменять позу/наряд и так далее, но всё же, он четко умел отделять профессию от близкородственных отношений, являющихся для него неотъемлемой частью своего «я». — Думаешь Адриан не справится? — проследив за мимикой дочери, спросила Сабин. Маринетт лишь рассмеялась в ответ. — Поверь, мам, если он не сбежал после того, как вы с папой потребовали у него справку от психиатра, подтверждающую отсутствие психических заболеваний в его семье за последние сорок лет, то и наши гости не смогут его испугать. — Ну, а что в этом такого? Твой отец тоже проходил обследование у специалиста, когда мы решили с ним пожениться. Это вполне нормальная практика, если ты собираешься вступить в брак с иностранцем. Поднебесной нужен крепкий и здоровый генофонд... — Вот именно, Поднебесной! А мы во Франции, здесь не принято отправлять женихов в психбольницу! — Ой! — устало отмахнулась Сабин. — Что уж теперь говорить. Церемония начнется через десять минут, нам нужно поторопиться, если ты, конечно, не хочешь опоздать на обряд поклонения. — Боже… Давай уже закончим со всем поскорее... В руках девушки возникла алая вуалетка, которая через мгновение уже плотно крепилась к её волосам. — И не забудь, это всего лишь стилизованная свадьба и если вдруг что-то пойдет не так… — Да-да, я знаю, — согласно кивнула Сабин, уверенно приближаясь к выходу. — Ну что ж, удачи нам, Адриан, — выдохнула Дюпен-Чэн, скрывая лицо под отрезом алой «фаты».

***

      Сама церемония проходила в саду, пришедшемся по душе не только молодоженам, но и их родственникам. Её родственникам… Конечно, Натали всеми силами пыталась создать ощущение присутствия Агреста-старшего на свадьбе, но получалось у неё довольно-таки плохо, ведь за все время торжества молодые раз десять растворялись в изобилии алого, и ещё дважды прерывалась связь, видимо, не выдержавая количества онлайн-конференций с провинциями Китая. В общем, Габриэлю удалось насладиться происходящим лишь на треть из целой сотни процентов, но и это уже, само по себе, было успехом.       Для присутствующих же, всё началось в половину первого, как и планировали молодожены. Сначала Маринетт поразила гостей своим образом, оказавшимся таким чистым и трепетным, что даже алое ципао не исказило впечатления от нежного силуэта, скорее наоборот, оно лишь подчеркнуло природную хрупкость её фигуры и аристократичную бледность лица. Невеста пересекла сад, словно хрупкая фарфоровая статуэтка, едва достающая Агресту до плеч, а затем они с женихом приступили к обряду поклонения.       Мягко упав на колени, новобрачные сотворили три священных поклона: первый — земле и небу, второй — любимым родителям и уважаемым предкам, и третий, самый последний и самый нежный из всех — поклон, адресованный своей второй половине.       Все их движения выглядели плавно и нежно, но даже они не смогли скрыть напряжения, живущего в груди молодого Агреста. Он облегченно вздохнул лишь тогда, когда они с Мари, наконец, оказались у свадебной арки и в их руки опустились две чаши, наполненные сладким вином. Адриан сделал глоток, а затем передал сосуд в руки жены. Да, пожалуй, в этот момент он уже окончательно примерил на себя титул законного супруга, и потому с интересом наблюдал за тем, как девушка допивала вино, готовясь обвязать руки внушительной лентой.       Алкоголь довольно быстро ударил по головам новобрачных, но это не помешало им закончить свадебное торжество красивой чайной церемонией, за которой завороженно наблюдали все гости, включая Габриэля Агреста. На удивление Адриана, он даже успел заметить в глазах отца тонкую пелену слёз… — Ну, а теперь я могу вас официально поздравить, — провозгласила Санкёр, когда гости заполнили сад своими овациями и дружно побежали вперёд, обрушив на голову молодых десятки искренних поздравлений.       Спустя пару минут с регистрацией было покончено и новобрачные смогли, наконец, спокойно вдохнуть. Отовсюду гремела музыка, доносилась непривычная речь, и взрывались праздничные фейерверки, которые, на удивление громко разлетались на части, окрашивая полуденное небо яркими красками, опадающими вниз мелкими искорками звезд. — Ну вот и всё. Ты молодец. Я люблю тебя, муж. — произнесла Маринетт, срывая с его губ самый первый в новом статусе поцелуй…
Примечания:
Основные моменты китайской стилизации, задействованные в данном описании. P.S. - В разных провинциях обряды могут отличаться от указанных. P.P.S. - Не являются обязательными к исполнению.

Ханьфу* - традиционный китайский костюм. В настоящее время, используется во время торжественных церемоний или же, на съёмках исторических фильмов.

Феникс и дракон** - самые мощные символы успеха и процветания в китайской мифологии. В фен-шуй они считаются могущественными талисманами любви и супружеской радости. Дракон — Инь, а феникс — Янь, идеальный баланс, необходимый для успешной семейной жизни.

Иероглифы "счастье" и "двойное счастье" *** - в день свадьбы у входа в дом невесты вывешивают табличку с иероглифом, который обозначает счастье. А у входа в дом жениха должен висеть двойной такой иероглиф, так как с появлением жены он станет вдвойне счастливее.

Ципао**** - классическое китайское платье. Традиционно его делают из вышитого шелка с высоким воротничком и тонкими тканевыми пуговицами спереди.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты