In vino veritas, in aqua sanitas

Гет
R
Завершён
136
Размер:
8 страниц, 2 части
Описание:
Об алкогольном привкусе на губах, Антонине Долохове и Гермионе Грейнджер.
Примечания автора:
https://fanfics.me/fanart41958 - обложка к фанфику
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
136 Нравится 21 Отзывы 29 В сборник Скачать

Истина - в вине

Настройки текста
Примечания:
Почему-то отдельный драббл с этой частью оценили практически никак, поэтому я решила связать "Водка и шарлотка" и "Истина - в вине" вместе
— У нас особый приказ насчёт грязнокровки, — произнёс один из егерей. — Не стоит нарушать наказ одного из лучших боевиков Тёмного Лорда, Сивый. Гермиона похолодела. Она вспомнила его обещание, данное в одном из магловских кафе. Обещание, которое, как надеялась Грейнджер, никогда не будет исполнено. Оборотень недовольно рыкнул: лакомый кусочек ускользнул у него из-под носа. Грейбек понимал, чем для него обернётся невыполнение приказа, исходящего от самого Долохова. — Удачи, куколка, — оскалился Фенрир. — Тебе она понадобится. Он грубо притянул к себе Гермиону и вырубил ее заклинанием, а затем исчез в вихре аппарации. Последнее, что запомнила Грейнджер, были испуганные вздохи Гарри и Рона.

***

Гермиона поморщилась, открывая глаза, и тут же зажмурилась. Голова у нее нещадно болела, вызывая тошноту. Она глубоко задышала, стараясь уменьшить недомогание — в таком состоянии она мало что может сделать для своего спасения. В сознании вспыхнули картинки последних воспоминаний: несколько егерей, Фенрир Грейбек, вызывающий удушливый страх, а также Гарри и Рон. Стоило их вспомнить, и сердце отозвалось болью: она больше боялась за них, а не за себя. В груди появилось неприятное чувство смятения и страха. Боль немного ушла, и Грейнджер позволила себе открыть глаза. Обстановка перед ней была ожидаемо незнакомой. Камин горел, давая тепло, но тёмные стены поглощали свет, отчего в комнате царил полумрак, давящий на психику, что вызывало у Гермионы неприятные чувства. — Я рад, что вы наконец очнулись, — произнёс до боли знакомый мужской голос. Гермиона почувствовала, как у нее подкашиваются ноги, но усилием воли заставила себя повернуться к источнику звука. Долохов совсем не изменился с их последней встречи и все также улыбался только ему понятной полуулыбкой. На ее губах вновь заиграл почти забытый вкус яблок и водки, бросая Гермиону в жар — поцелуй с Долоховом, который она стремилась всеми силами стереть из памяти, вновь всплыл перед глазами. — Вам идёт это платье, мисс Грейнджер, — сказал Антонин и подошёл к ней ближе, не дождавшись ответа на прошлую реплику. Она тут же опустила взгляд вниз, наконец замечая на себе вычурное аристократичное платье вместо привычных потертых джинс и кофты, в кармане которой была ее волшебная палочка. Однако взволновало Гермиону не это. — Вы… вы трогали меня? — заикнувшись, чуть истерично спросила Грейнджер. Долохов позволил себе издевательски помолчать минуту, с живым интересом наблюдая, как лицо Гермионы становилось все более красным. Фантазией она явно была не обделена. — Нет, конечно, мисс Грейнджер, — хохотнул Антонин. — Вас переодел мой домовой эльф. — Для чего этот фарс? — разозлилась Гермиона. — Верните мои вещи и мою палочку. — Я же обещал, что мы еще встретимся, — начал он. — А обстановка в том магловском кафе не совсем способствовала созданию необходимой атмосферы. Гермиона не ответила. Быть в роли мышки, ей — бравой гриффиндорке — совсем не нравилось. — Садитесь, дорогая, — Долохов отодвинул перед ней стул. Гермиона настороженно села, придвигаясь ближе к столу, полному изысканной еды. Долохов вновь играл в игру, правила которой не могла понять Грейнджер. Антонин сел напротив нее, очевидно, ему нравилось ловить каждую ее эмоцию. Она негромко выдохнула — сцена, произошедшая в один из августовских вечеров, повторяется. Те же чувства, те же эмоции: она напугана, он же, напротив, совершенно расслаблен. — Позвольте налить вам вина, — прерывая вязкую тишину, сказал Долохов. — Из запасов Малфоев, а они — настоящие ценители прекрасного. Думаю, вам понравится. — А как же водка? — насмешливо спросила Гермиона, наблюдая, как красная жидкость наполняет бокал. — Неужели закончилась? — Я бы хотел, чтобы наш вечер прошел более в изысканной обстановке, — улыбнувшись на ее замечание, сказал Долохов. — Водка тут неуместна. Выпьем же за встречу после долгой разлуки, Гермиона. — Что ж, мистер Долохов, действительно, мы очень давно не виделись, — выпив вина, которое действительно оказалось выше всяких похвал (Люциус Малфой явно выбирал с любовью), ответила Грейнджер. — Зачем же так официально? — протянул Долохов. — Раз уж мы старые знакомые… просто Антонин. — Что вы хотите со мной сделать? — спросила Гермиона. — В нашу первую встречу вы оставили меня в живых, неужели опомнились и хотите закончить начатое? Она спросила это так буднично, словно речь шла не о ее возможном убийстве, а о обычном домашнем задании по трансфигурации. Вероятно, выпитое на голодный желудок вино дало о себе знать, потому что в голове слегка зашумело, что, в принципе, было ей только на руку: волнение за Гарри и Рона и за себя саму начало отступать на задний план. — Мисс Грейнджер, — насмешливо сказал Долохов. — Мы же решили этот вопрос в прошлый раз. Неужели вам вновь хочется поднять эту тему, а не насладиться прекрасным ужином в компании такого замечательного меня? Она поперхнулась вином: подумать только, грязнокровка и один самых верных сторонников Волан-де-Морта! Действительно, замечательный вечер, ничего не скажешь. Грейнджер хотела спросить: «А что будет после этого самого вечера?» — но вовремя прикусила язык; сейчас об этом думать совершенно не хотелось. Поэтому Гермиона вновь отпила из бокала, наблюдая за Антонином. — То есть вас совершенно не волнует, что я грязнокровка, лучшая подруга главного врага? — смело спрашивает Гермиона и чертыхается. Дура. Дура. Дура. Вино совершенно развязало ей язык. Она могла бы отвлечь его разговорами ни о чем, запудрить ему мозги, а потом нанести неожиданный удар, но вместо этого только провоцирует его. Однако Долохов в очередной раз отреагировал спокойно. Грейнджер опять просчиталась. «Как я его могу обмануть, если не могу понять, что он сделает дальше?» — подумала Гермиона и приняла очередное поражение. Мышка вновь попалась на уловку кота. Это злило. — Разве мне есть дело до вашего дружка Поттера? — слегка иронично заметил Долохов. — Я думал, что в прошлый раз вы поняли, что в моих интересах только вы и никто больше. Или вам так хочется снова услышить из моих уст признание, что вы, мисс Грейнджер, особенная грязнокровка? Гермиона смутилась. Действительно, неужели в глубине души она жаждала именно этого? Амбициозность и честолюбие ярко заиграли в ней вновь, и она вспомнила себя одиннадцатилетнюю — этот момент эйфории, когда поняла, что она — особенная, волшебница среди обычных маглов. А признание этого чистокровным волшебником, одним из самых верных сторонников Темного Лорда, доставляло еще больше. Антонин внимательно наблюдал за ее лицом, подмечая малейшие отголоски эмоций. — Позвольте пригласить вас на танец, Гермиона, — прерывая вновь возникшую паузу, попросил Долохов. Гермиона очнулась от своих мыслей и без лишних смятений подала руку подошедшему к ней Антонину. Обоняние обволок запах едва заметного, но такого свежего парфюма. Ее сознание еле цепляло классическую музыку, которая словно лилась из сердца этого дома. В ее груди разлилось странное томление, вызванное близостью Долохова. Горячие руки прожигали ее кожу даже через толстую ткань платья. Гермиона очень надеялась, что он не чувствовал табун мурашек, пробегающих по ее телу. — Антонин, — начала Гермиона и запнулась на его имени. — Вы — открытая книга, которую я не могу прочитать, ее язык мне неизвестен. Расскажите мне, почему так ведете себя? Со мной? Долохов внимательно смотрел на нее невозможными темно-карими глазами, заставляя ее тонуть в их омутах. Антонин помолчал, продолжая кружить ее в танце. — Знаешь, как я оказался здесь, променяв родную Россию, на холодную, чопорную Англию? — изменившимся голосом, он спросил Гермиону. — Очевидно, что нет. Мы бежали из России. Бежали от революции, что устроили чертовы большевики. А знаешь кого было много среди большевиков? Вижу по глазам, что догадалась. Да, грязнокровок, которые не могли смириться, что чистокровные во главе всего. А грязнокровкам хотелось равенства, но втайне они лишь желали власти. Они убили часть моей семьи. — Так это лишь месть? — тихо заключила Гермиона, чувствуя, как руки Долохова сжали сильнее ее талию. — Да, Темный Лорд — лишь средство достижения моей цели, — продолжил Антонин, немного успокоившись. — А знаешь, почему я это тебе рассказываю? — «Да. Я — единственная, кого ты оставил в живых. Пока,» — подумала Гермиона, но ничего не ответила. Да ответ и не требовался, они оба знали его. Долохов нежно провел пальцем по ее нижней губе, ловя едва слышный стон. Гермиона прикрыла глаза, ожидая его поцелуй. Который так и не произошел. — Не влюбляйся, красавица, я картежник и пьяница, — горько усмехнулся Долохов. Гермиона хотела еще добавить, что он все равно остается верным последователем Темного Лорда, но не успела: Антонин незаметно для нее достал палочку и невербально отключил заклинанием.

***

— Гермиона, очнись, — кто-то настойчиво тряхнул ее за плечи. — Антонин, — в полубессознательном состоянии простонала Грейнджер. Кто-то снова тряхнул ее, вынуждая приоткрыть глаза. Лица сначала двоились, яркий солнечный свет не давал ей рассмотреть их, но окончательно очнувшись от своего странного состояния, она поняла, что перед ней Рон и Гарри, слегка потрепанные, но живые. — Как мы рады, что ты в порядке , — произнес Гарри, обнимая ее. — Нам кто-то оставил подсказку, где тебя искать. Случайно не знаешь, кто это? Гермиона впервые за долгое время не знала, что им ответить.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты