Дважды укушенный единожды боится

Гет
Перевод
R
Закончен
72
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/23765554/
Размер:
Мини, 20 страниц, 3 части
Описание:
Саске и Хината связаны шрамами, приобретёнными во время своих сражений.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
72 Нравится 19 Отзывы 19 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Примечания:
От автора: возраст Ханаби здесь повышен (в каноне она младше Хинаты на 5 лет). Также Какаши не стал Хокаге сразу после войны и Цунаде остаётся на своём посту.
В поместье Хьюга царило волнение: шла подготовка к церемонии инаугурации Ханаби в качестве лидера клана. Хиаши попросил у старшей дочери помощи в приготовлениях, так как в ближайшем будущем возможности провести время с младшей сестрой у неё будут ограничены, а Хината как раз находилась в отпуске по болезни, пока её рука восстанавливалась. Она знала, что с приближением старости её отец не начал становиться сентиментальным и за его просьбой стояла скрытая причина. Ей казалось, что суровый глава клана держал её здесь, чтобы преподать урок или ограничить её передвижение по деревне. Хотя она не могла понять, почему. Хината задавалась вопросом, пытались ли её уберечь от кое-какого мстителя, но Хиаши Хьюга вряд ли так беспокоился о её безопасности из-за Учихи. Слишком много времени прошло с их первого и единственного свидания, и Саске явно не питал к ней интереса, судя по тому, как держался на расстоянии. В день возвращения из Страны Воды она объяснила его неразговорчивость присутствием Наруто и Шино. Однако в последующие дни она несколько раз замечала его на улице, и он лишь удостаивал её кивком прежде чем быстро уйти. Быть может, она лишь придумала их связь. Одна ночь душевных откровений и физической близости не равнялась отношениям. И Саске, всё ещё свыкавшийся с жизнью в деревне, не был похож на человека, готового посвятить себя отношениям. А может быть, он был из тех, кто «взял и бросил», подумала Хината, подавляя возникшую боль. Какими бы ни были намерения отца, вызвавшего её сюда, Хината чувствовала себя подавленной, находясь в собственном старом доме. Все были заняты друг другом, выносили суждения, и она поверить не могла, что столь долго выдерживала такой образ жизни. Улыбка Ханаби, энтузиазм младшей сестры по поводу перспективы возглавить клан в вопросах, которые ей небезразличны, и бесконечный запас еды — вот те немногие вещи, которые поддерживали рассудок Хинаты. — Госпожа Хината, — позвала старая служанка, отрывая её от мыслей. — Ваш отец хочет поговорить с вами в своих покоях. Когда Хината зашла в комнату отца, Хиаши стоял у окна, повернувшись к ней спиной. Не видя его лица, Хината могла сказать уверенно, что оно приняло мрачное выражение. — Отец, — она поклонилась. — Мне сказали, что ты хочешь со мной поговорить. — Всё верно, — произнёс он, наконец повернувшись к ней. Хиаши подошёл к столу и удобно устроился в кресле. Хината стояла перед ним, сцепив липкие руки с ощущением дежа вю, поскольку на протяжении своей жизни перенесла немало резких выговоров в той же самой комнате, где они находились в тех же самых положениях. Она подготовилась к тому, что её ожидало. — Хината, ты моя старшая дочь, — начал отец. — Наши отношения не были прочными, и я не буду отрицать, что временами я бывал более суров, чем необходимо, когда дело касалось тебя. На ум пришёл сокрушающий разговор Хиаши с Куренай-сенсей, когда Хината стала генином, и он сказал женщине, что ему всё равно, погибнет ли она в битве. — Тебе может не нравиться то, что я говорил или делал в прошлом, но я хочу, чтобы ты знала, что это делалось для твоей пользы. Я забочусь о тебе. Я люблю тебя , — голос Хиаши дрогнул на последних словах, и если бы Хината не знала своего отца достаточно хорошо, она бы решила, что он сдерживает слёзы. На самом деле Хиаши Хьюга изо всех сил пытался сказать о любви своему ребёнку, поскольку Хьюга были гордым кланом, приученным демонстрировать свою любовь действиями, а не словами нежности. Хината воздержалась от ответа. Ей хотелось узнать, в чём ещё отец готов признаться, потому что Хиаши был далеко не разговорчивым, и даже будь у неё возможность, она не понимала, как ей ответить. — Клан тяжело перенёс смерть твоего кузена. Он был членом побочной ветви, но заставлял нас гордиться. Неджи должен был исполнять роль фактического лидера клана, пока Ханаби не исполнится двадцать, а потом стать её главным советником. Конечно, всё пошло не так, как планировалось. Сейчас мы ускоряем процесс инаугурации Ханаби, чтобы она унаследовала статус на два года раньше, чем ожидалось. Так как ты моя старшая дочь, политический брак между тобой и членом другого клана стал бы выгодным. У Хинаты резко подскочило кровяное давление. Он хочет выдать её замуж? Хиаши откинулся на спинку стула; выражение его лица оставалось нечитаемым, и Хината пыталась проникнуться его спокойствием, пока её сердце колотилось в груди. — Будь то поле боя или заключение брака, я пришёл к осознанию, что каким-то образом потеряю тебя. Как доказала гибель Неджи, мы никогда не можем предсказать, что произойдёт во время битвы. И всё же я хочу, чтобы ты знала: я не буду стоять у тебя на пути, когда ты решишь выйти замуж. При этом у меня есть некоторые условия: твой муж должен происходить из уважаемого клана и вы двое сохраните свою... репутацию до свадьбы. Мы не хотим, чтобы кто-то ставил под сомнение наше доброе имя. Я выразился ясно? Хината молча кивнула. Её отец, по сути, дал ей свободу в выборе партнёра, предпочтя не устраивать судьбу дочери от имени совета старейшин, и пообещал свою поддержку вне зависимости от того, подходит ли ей партнёр (в определённой степени). Хиаши выглядел удовлетворённым и впервые обнял Хинату. Вышло чопорно и неуклюже. Когда он отстранился, воцарилась неловкая тишина. Хината почувствовала, как заслезились глаза, и прежде чем первая капля успела упасть, рискнула ещё раз обнять отца, пока патриарх Хьюга всё ещё пребывал в уязвимом состоянии. — Теперь можешь идти. Она отвесила низкий поклон, от чего волосы упали ей на лицо, и поблагодарила отца перед уходом. Хиаши вновь занял место у окна, желая, чтобы покалывание в глазах исчезло.

***

Хината согнула пальцы. Сакура творила чудеса с рукой, и она снова могла двигать ею, хоть и медленно. Ирьёнин рекомендовала Хинате фиксировать её повязкой между тренировками и сеансами реабилитации и связаться с ней, если восстановление всё ещё будет проходить медленно. Хината поблагодарила её, и остаток времени они провели в праздной болтовне. Сакура от природы была болтливой и открытой в своих чувствах, и Хината понимала, что она отчаянно старается разгрузиться. Когда Ино была занята, а Цунаде не интересовалась проблемами отношений своей ученицы, казалось, что именно Хината оставалась самым близким человеком для Сакуры на данный момент. Харуно призналась, что старые друзья сбили её с толку. Она с самого детства посвятила свою любовь Саске и думала, что между ними что-то назревает после окончания войны, но их отношения зашли в тупик. Он был совершенно другим человеком, нежели генин, которого она любила и помнила. И теперь между ней и Наруто произошла вся эта история, которую Учиха не мог компенсировать. Было ли с её стороны глупо держаться за давние чувства, если другой человек был доступным для неё? Хината терпеливо выслушивала Сакуру и сочувствовала ей, но не давала никаких советов. Она уже слышала то же самое от Наруто, но, в отличие от её разговора с Узумаки, Хината не имела права указывать Сакуре, что делать. Она улыбнулась, успокаивающе положив руку ей на плечо, когда сеанс лечения закончился, и пожелала удачи: — Я уверена, ты поступишь так, как будет лучше для тебя. Она поняла, что сказала правильную вещь, когда Сакура обняла её, не оттолкнув руку Хинаты, только начавшую проявлять признаки улучшения, и поблагодарила её на прощание. Вернувшись домой, Хината наполнила ванну водой. Медленно опустившись в неё, она почувствовала облегчение дискомфорта и боли, окуная травмированную руку в горячую воду, мягко массируя конечность от плеча до запястья. Когда кровообращение восстановилось и она смогла двигать рукой более свободно, Хината мысленно вернулась к разговору с Сакурой. Та упомянула, что между ней и Саске что-то назревало после войны, но что это значило? Она имела в виду, что тоже занималась с ним сексом до того, как он отверг её? Иначе зачем Сакуре обманывать себя, цепляясь за чувства к отстранённому товарищу по команде, когда у неё явно имелись чувства к Наруто, который любил её в ответ? Мысли Хинаты беспрестанно кружились. Она всё время напоминала себе, что секс — это просто физический акт между двумя людьми, а не то, из-за чего следует беспокоиться. Однако легче сказать, чем сделать. Облегчение, которое она почувствовала, массируя застывшую в судороге руку, только заставило её ещё больше подумать об Учихе и о том, каково быть с ним. Хината ощутила смущение, обдумывая действия, которые собралась совершить, но решила, что это не будет таким уж постыдным, ведь она уже спала с парнем. Всё ещё испытывая сомнения, она медленно провела рукой по своему телу, пока пальцы не скользнули между бёдер. Хината осторожно погладила своё самое чувствительное место и ахнула от того, как сильно тело отреагировало на это прикосновение. Она не осознавала, насколько изголодалась по касаниям, пока не продолжила удовлетворять себя. Вставив внутрь два пальца, она вспомнила, как Саске держал её за бёдра, входя в неё, и как она открылась перед ним, готовая и полная желания принять его. Её дыхание стало прерывистым, бёдра вздрагивали при воспоминании о том, что она чувствовала, когда он двигался быстрее, толкался внутри неё сильнее и глубже, пока она не достигла своего предела и не подавила громкий стон. Хината с такой силой сжала челюсть, что та заболела, стоило ей расслабиться. Ей удалось прийти в себя после нескольких долгих глубоких вдохов. Опустившись в ванне глубже, пока вода не коснулась подбородка, Хината поняла, что хочет Саске во всех возможных смыслах. Но что она могла сделать, если он не хотел того же?

***

Хината слегка встревожилась, получив уведомление о том, что Пятая хочет встретиться с ней в Башне Хокаге, чтобы лично осмотреть и исцелить её. Цунаде тепло поприветствовала её и провела полную проверку точек чакры, плотности мышц, ловкости пальцев и хватки. Все результаты показывали положительные признаки выздоровления, и рука Цунаде осветилась мягким зелёным оттенком, когда она закончила приём с усилением чакры. Хината поблагодарила Пятую за лечение, но ощутила себя сбитой с толку, ведь ранее Сакура проделала такую же процедуру. Отбросив подозрения, Хината покинула Башню Хокаге и отправилась на оживлённый рынок поблизости, чтобы купить несколько предметов для предстоящей церемонии инаугурации и последующего праздника. Её рука стала сильнее за последние пару недель, и Хината теперь могла заменять перевязку простой марлей, оборачивавшей руку в том месте, где её проткнул сенбон. Но из-за повреждённых точек чакры конечность всё ещё оставалась более слабой, чем раньше. Хината возилась со своими сумками, когда к ней подошёл дружелюбный на вид гражданский мужчина и предложил помощь. Хината собралась отклонить его предложение, как вдруг почувствовала, что чужая рука скользит по её бедру. Растерянно схватившись за край юбки, она даже не успела решить, как отплатить, когда рука обидчика оказалась согнутой назад в неестественном положении. Хината подняла глаза на виновника и увидела, как хмурится Саске Учиха, вид которого излучал намерение убийства. Гражданский тоже узнал его, задрожав от страха, когда столкнулся взглядом с шаринганом, и принялся умолять отпустить его, оправдываясь тем, что понятия не имел, что приставал к девушке бывшего отступника. Проходящие мимо жители деревни останавливались, становясь свидетелями беспорядков на своём мирном рынке, и взгляд каждого упирался в ниндзя, в мёртвой хватке которого находился беззащитный человек. Саске не нужно было осматриваться кругом, чтобы знать: невольные зрители этой сцены считают виноватым его. Он задавался вопросом, сколько богов ему придётся победить, прежде чем эти простолюдины перестанут воспринимать его как угрозу. Если они донесут об увиденном, Саске окажется в таком дерьме за нападение на гражданского... вне зависимости от того, насколько его действия оправданы. Чрезмерная сила в любом случае определялась как угроза для жизни и деревни. Он подавил активированный шаринган и неохотно отпустил мужчину. Трус убежал без особых извинений. Когда ажиотаж посторонних затих, люди оставили Учиху и Хьюгу стоять вдвоём и вернулись к своим обычным делам. — Ты в порядке? — спросил Саске. Его лицо смягчилось, когда он узнал сливовый цвет блузки, купленной для Хинаты. Отследив изменения в выражении лица Саске, когда он посмотрел на неё, Хьюга ощутила лишь нарастающий гнев. Она не хотела расшифровывать значение этого выражения. — Я могу справиться с подобными ситуациями сама, — заявила она несвойственным ей ледяным тоном, застав Саске врасплох. — Ты не можешь игнорировать меня после всего, что произошло между нами, а потом снова появиться из ниоткуда, чтобы спасать меня! — Хината, — произнёс он с лёгким намёком на мольбу в голосе. — Я пришёл не спасать тебя. Я видел, как ты выходила из Башни Хокаге, и понял, что у меня есть шанс поговорить с тобой, а затем уже заметил, как этот неудачник ухватился за тебя. — Как ты вообще узнал, что я здесь? — спросила она, игнорируя тот факт, что он разыскивал её, желая поговорить. — Ты смеёшься? Я не могу и шага ступить за порог своего дома без слежки Цунаде с тех пор, как твой отец перевёл меня сюда. Посмотри сама! — он указал пальцем на верхнее окно Башни. Подняв глаза, Хината увидела, как светловолосая голова Пятой скрылась из виду. — Вот почему я хотел поговорить с тобой. Потому что получил это по почте. Он вынул из кармана свиток, и Хината сразу узнала печать клана Хьюга на нём. При ближайшем рассмотрении свиток оказался официальным приглашением на инаугурацию Ханаби Хьюга в качестве лидера клана Хьюга, адресованным некоему Саске Учихе. — Ты получил приглашение? — удивилась Хината, откладывая покупки, чтобы самостоятельно прочесть содержимое послания. — Да, и это кажется слегка странным, если вспомнить, как твой отец потребовал, чтобы Цунаде переселила меня, а потом члены вашего клана следили за мной бьякуганом. Они перестали меня преследовать только после того, как пришло это письмо. Так что я просто должен был проверить... не уловка ли это против меня? Дата отправки приглашения совпала с тем днём, когда отец вызвал её на разговор, и Хината не сочла это совпадением. — Нет, это не уловка, чтобы устроить тебе засаду, — сказала Хината, возвращая свиток. Она наклонилась, чтобы поднять свои вещи. — Ты придёшь? Саске тоже наклонился, чтобы взять половину её покупок, и смог посмотреть в лицо Хинаты, когда спросил: — Ты хочешь, чтобы я был там? — Почему тебе не всё равно? — спросила она в ответ столь же загадочно. У неё возникли чувства к Учихе, но она всё ещё была обижена и не могла смириться с его игнорированием, когда возникли первые неудобства. Казалось, в голове его проносился миллион мыслей разом, и он не знал, какую из них выразить словами. После того, как прошла целая вечность, в течение которой они смотрели друг на друга, Хината выпрямилась и рванулась прочь, не заботясь о том, что оставила у Саске половину своих вещей. — Хината, подожди! — воскликнул он, поспешно догоняя её. — Ты мне нравишься, понятно? — Что? — она подозрительно взглянула на него искоса, хотя небольшая её часть уже была вне себя от радости. И сейчас она удерживала эту часть за своей спиной, намереваясь допросить Учиху за то, что он так случайно и внезапно открыл ей свои чувства. Саске рассказал, что в ту ночь, когда он переутомился на тренировочной площадке во время одного из немногих выплесков разочарования, напряжение от мангекё заставило его глаза бесконтрольно кровоточить. Он был измучен, почти в бреду и наполовину ослепшим, когда ошибся и врезался в дверь не той квартиры. Во время этого испытания Хината стала его успокоением, и потому он вернулся позже. Он не хотел иметь дело с больницей или любым другим учреждением, находящимся под властью Цунаде, которая относилась бы к нему как к угрозе, как к заключённому. И не хотел иметь дело со своей старой командой, которая раздражала его тем, как они суетились и ворковали над ним, навязывая фальшивый позитив, когда он становился мрачнее, чем обычно. Будто для них это был знак, что он вновь собирается дезертировать. Их совместная ночь была неожиданной и в то же время опасной. Саске не находился под пристальным вниманием, как раньше, но быть пойманным на выходе из дома Хинаты значило достаточно серьёзное нарушение, чтобы Хиаши Хьюга потребовал аудиенции у Цунаде. Они никак не показали, что могли знать о близости Саске с Хинатой, но подозрений о близости было достаточно, чтобы Пятая согласилась переселить его. Анбу больше не преследовали его, но присутствие носителей бьякугана оказалось не менее, если не более, тревожащим. Саске следовал своему обычному распорядку дня, стараясь не чувствовать себя оскорблённым и уклоняться от мысли, что Хьюги, вероятно, могут видеть сквозь его одежду. Они проявили особую настойчивость в слежке, когда Хината вернулась со своей миссии. Саске не мог подойти к Хинате и даже связаться с ней, чтобы это не вызвало каких-либо предположений о том, что они сделали. Он знал, что в таком случае основную тяжесть наказания понесёт Хината. Старые авторитетные кланы, такие как Хьюга, имели склонность абсолютно терять разум, когда их дочери вступали в добрачные сексуальные отношения, особенно с кем-то из конкурирующего клана. Чего Саске не сказал Хинате, так это того, что он не был уверен, были ли его чувства взаимны. Вот почему он подарил Наруто возможность добиться её и дал ей время поразмыслить над своим выбором. Пусть она и отвергла Наруто, но это не значило, что она хотела его. — Если ты думаешь, что я лгу, есть отчёт о том, как мы с твоим отцом спорили о моих чувствах к тебе, ты можешь прочитать его, — сказал он в шутку, пытаясь поднять настроение, пока они шли вместе по улице. — Ты когда-нибудь спал с Сакурой? Саске чуть не пошатнулся от столь резкой смены темы. — Что? — ошеломлённо спросил он. — Ответь честно, — потребовала Хината, приняв его недоумение за уклонение от ответа. — Нет, — раздражённо бросил Саске. — Ни разу. Я был только с тобой. — Я была у тебя первой? — Технически мой первый поцелуй был с Наруто, — он пожал плечами. — Ты хотела, чтобы я был честным. — Да, — согласилась она со смехом. — Ты мне тоже нравишься. Я думала о тебе... о нас... всё это время. — Так приглашение отправила ты? — Нет, это был мой отец, — она удивила его ответом. Тем временем они дошли до двери её квартиры. — Заходи, если хочешь, чтобы я всё объяснила. Хината надеялась, что Саске не заметил, как она бежит по гостиной, не желая задерживаться у дивана, на котором они занимались сексом, и пересказала разговор между ней и Хиаши, пока они раскладывали продукты и другие предметы. Закончив, они сели за кухонный стол и серьёзно обсудили свои чувства и действия, привёдшие к ошибкам недопонимания. Оказалось, что помимо вмешательства Хиаши, источником размолвки стали привычка накручивать себя и неуверенность Хинаты в сочетании с вечной фишкой отстранённости и одиночества Саске. — Итак, я думаю, теперь мы официально ухаживаем друг за другом? — спросила Хината. Саске поёжился. — Это очень уж старомодный термин для обозначения отношений. — Эту терминологию использует клан, и она для нас наиболее подходящая, — сказала Хината, легонько поцеловав его. — Пока что слишком рано считать это помолвкой, если ты, конечно, не хочешь называть нас предварительно помолвленными. Он закатил глаза. — Нет, спасибо. «Предварительно помолвленные» звучит ещё хуже. Хината не смогла подавить усмешку. Они впервые могли по-настоящему расслабиться, находясь вместе. Губы Саске изогнулись в лёгкой ухмылке. Они посмотрели друг на друга оценивающе, и Хината положила руку ему на предплечье, как в тот раз, когда они сели рядом. Она наклонилась к нему, и их лица приблизились. А затем Саске испытал ошеломление, когда Хината резко схватила его за руку, в неудобном положении заломав её назад. — Я всё время пыталась улучить момент, чтобы сделать это, — сказала она, доказывая, что не нуждается в его спасении. Она поцеловала его в тот миг, когда глаза Саске опасно блеснули, намекая на готовность к контратаке. Поцелуй начался целомудренно и стал более ожесточённым, когда Саске вырвался из хватки Хинаты, заставляя её подчиниться. Она сжала зубами его нижнюю губу, и он застонал. У него была власть заставить её захотеть его, но Хината явно обладала властью вызвать у него то же самое. Не забывая о её руке, Саске подхватил Хинату под ягодицы, снимая её с места. Этот приём он использовал только дважды, но успел полюбить за возможность переместить Хинату в лучшую позицию, и ему нравилось, когда она каждый раз ахала от удивления. Саске усадил её на кухонный стол, собираясь снова поцеловать, но она прервала его. — Я думаю, нам лучше обойтись без... проникновения, — сказала она, застенчиво шепча последнее слово, — если у нас нет защиты. Он выглядел удивлённым. — Ты так говоришь, будто мы только этим и можем обойтись. Забравшись руками ей под юбку, он стянул с неё нижнее бельё. Затем развёл её ноги, поддразнил, сначала поцеловав внутреннюю поверхность бёдер. Дыхание Хинаты стало резким, и Саске продолжил дразнить её поцелуями, напоминавшими взмах крыльев бабочки, пока она не стала совсем влажной и не выдохнула его имя. Наконец он принялся ласкать её языком и губами, сначала медленно, а потом с большей страстью, и она вскрикнула, когда он попал в нужное место. Хината выгибалась с каждым движением его языка, вцепившись ему в волосы свободной рукой, и Саске точно знал, что сможет привыкнуть к девушке Хьюга, сидящей на его лице. Она кончила, в последний раз содрогнувшись, и Саске отстранился, чтобы увидеть, как тяжело она дышит и как помутнели её глаза. Он аккуратно спустил её со стола и прижал к себе, удерживая на дрожащих ногах. Хината засмеялась и уткнулась ему в грудь покрасневшим лицом. — Может, нам стоит хоть раз сделать это на кровати.

***

Инаугурация Ханаби была прекрасным праздником, на котором клан Хьюга мог отметить свои достижения, оплакать утрату незаменимых людей и пообещать лучшее будущее. Хината плакала от радости за успех своей сестры, и Саске был рядом, чтобы утешить её, к большому разочарованию остальных членов клана Хьюга. Их союз ненадолго остался в тени другой пары, которая этим вечером впервые показала свои «ухаживания» на публике. Наруто и Сакура тоже присутствовали здесь по просьбе Хиаши, который хотел, чтобы Наруто принял участие в официальных мероприятиях, поскольку тот собирался стать следующим Хокаге, а Сакура была протеже Цунаде. Две пары беседовали в углу, поздравляли Ханаби, которая жаловалась, что Саске и Хината частично украли её славу. Вся эта беззаботная картина, казалось, олицетворяла те самые позитивные изменения в Конохагакуре, которые должны были произойти. Цунаде подошла к Хиаши Хьюга, который смотрел на группу разношерстных гостей торжества. — Это официальное приглашение, которое вы отправили Саске, — явная противоположность вашей реакции в моём кабинете в своё время, — сказала она, сделав небольшой глоток сакэ. Она привыкла выпивать больше, но Шизуне уверила её, что откровенное пьянство на торжественных мероприятиях не одобрялось. Цунаде, однако, не возражала, так как вкус сакэ оказался дорогим, как она и ожидала от непомерно богатых Хьюга, которые могли позволить себе лучшее. — Да, и я полагаю, столкновение моей дочери с Учихой возле Башни Хокаге — ваших рук дело, — монотонно ответил Хиаши. — Я считаю, нужно благодарить вас за вмешательство, которое ускорило начало их ухаживаний. — С таким тихим и замкнутым Саске и тихой и застенчивой Хинатой прошли бы века, пока между ними что-то не развилось, — заметила Цунаде, указывая на них своей чашей сакэ после того, как Хината случайно наткнулась на Саске и отстранилась, смущённая неожиданным близким контактом. — Ками-сама, будем надеяться, что им не понадобится наша помощь, чтобы впервые поцеловаться! Цунаде рассмеялась и небрежно похлопала по плечу Хиаши, лицо которого приобрело красноватый оттенок.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты