TV series: Laços de Família

Слэш
NC-17
В процессе
15
автор
Размер:
планируется Миди, написана 61 страница, 7 частей
Описание:
Все проблемы, что возникали в кланах криминальной Кореи случались в основном потому, что Лукас был мелким жадным хапугой, с отбитыми мозгами и очень удачливой жопой, которую было просто невозможно подстрелить. Но как выяснилось, Хуан-хрен-попадёшь-Сьюйси был главной проблемой не только мафиози, но и простых граждан, например, таких как Тэён.
Посвящение:
Посвящается моей дорогой подруге, которая захотела увидеть их именно в этих ролях.
Примечания автора:
Комментарий беты:
Как и в предыдущей работе, этот текст было крайне сложно править, бл**ть.
И прежде чем вы приступите к чтению этого "говна", хочу сказать пару слов.
Во-первых, прочитали - понравилось - ставьте лайк. Пожалста~.
Во-вторых, в тексте вы встретите моменты, которые полностью взяты из некоторых фильмов/сериалов. Я не считаю это воровством,т.к. весь сюжет "Мафии"( это черновое название фика) был придуман ради этих моментов. Но если среди читателей уж попадутся принципиальные, то пускай считают это кроссоверами с теми фильмами/сериалами, которые они в них узнали (хоть кроссоверы нигде и не указаны).
На том откланиваюсь. Спасибо за внимание и всем приятного просмотра...Ой, то есть, приятного чтения, я хотела сказать.)))))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Серия 5: {«Секс в большом городе»}.

Настройки текста
      Весьма скверные новости содержали в себе труп Дженни и украденные Накамото какие-то явно важные документы с места преступления. Чонин, закинув ногу на ногу и откинув голову на спинку кресла, попивал чай, грустно созерцая лужайку за окном и размышляя о том, что произошло за эти три дня, начиная с того момента, как он покинул дом Лукаса в четыре утра и направился в порт, где и произошло "убийство века". "Тот чувак, что ёбнул Дженни, отлично знал расположение камер," - размышлял Кай. -"А с учётом того, что территория порта находиться под моим контролем, либо меня подставили свои, либо кто-то из …" - тут Ким замялся. Джексон, правящий кланом «Чёрной Луны» не мог отправить своих людей, ведь это могло подставить его драгоценного Юкхея, который и так отлично справлялся с подставами самого себя и своей жопы под пули и проблемы. И Дэсон с Накамото на пару то же не могли - по очевидной причине.

//А: если кто-то забыл, так же как и я, то это отец и брат Дженни. Матерь божья, мне это напомнила наша дорогая Биатрикс, которая помнит всё!//

"Остаются всего два весьма сомнительных варианта. Либо это действительно мои люди, либо люди из других кланов пытаются подставить и главу своего клана, и меня," - Чонин в очередной раз тяжело вздохнул. -"На камерах видно только Дженни, пришедшую в порт". Кай в очередной раз тапнул мышкой по файлу с видео и присмотрелся. Дженни летела по дороге, словно безумная до самой воды, затем потрясала какими-то бумагами и странным чемоданчиком. Позже неизвестный, так и не засветившийся на камерах, затащил её в слепую зону, по ходу дела, пизданул и скинул в воду. Затем, спустя несколько недель, когда, по всей видимости, тело Дженни прихерачило к пристани и её обнаружили, тот самый чемоданчик и бумаги засветились в очередной раз. Причём снова на его территории. "Как же мне с этим повезло," - подумал Кай, продолжая выстраивать цепочку событий. "Если этот чемоданчик и бумаги так важны, скорее всего в них содержится важная информация, которая может смыть позор убийства собственной жены с моего имени…. Какова вероятность, что Дэсон прекрасно знает, что я не виновен, но чисто из ненависти и принципа топит меня? Весьма велика. А зная Дэсона - почти стопроцентна," - Ким снова откинул голову на спинку и глянул в окно. "Как заполучить документы и не нарваться на проблемы? Накамото ёбнутый. Кто вообще полезет в здравом уме в офис Накамото?" Была конечно у Чонина одна идея, которая всё маячила на периферии и не желала уходить. Эти три дня ходили весьма интересные слухи, что Юта распиздел по пьяни, как сильно он хочет выебать красотку, что была на свидании с главой клана «Белого Лотоса» в «Чёрном Лебеде» в тот самый злополучный вечер. И было бы неплохо Чонину уговорить эту красотку соблазнить Накамото, а самому спиздить документы, которые тот наверняка хранил в своём офисе. "Было бы неплохо…" - мысли Кая прервал стук в дверь. - Да-да? - Это я, босс, - послышался голос Лу Ханя, который приоткрыл дверь и шмыгнул внутрь. - И так? - Я узнал всё, что вы просили. Анализы показывают, что степень родства девяносто шесть процентов. И именно эта новость практически решила проблему того, как именно он уговорить Тэёна согласиться на самоубийственный план по добыче документов и таинственного чемоданчика.

***

      Сычен сидел на кухне в доме семейства Ли, уже привычно помогая готовить обед, и не верил своим ушам, глазам и, если уж на то пошло, обонянию. В то, что моллюски могут так отвратительно пованивать и при этом быть свежими, он решительно не верил, но продолжал их чистить, вслушиваясь в болтовню Тэёна с очередным клиентом. - Разве я разрешал тебе прикасаться к себе, а? - строго вопросил Тэ, мелко нарезая томат. - Отвесь себе пощёчину и может быть тогда сегодня я разрешу тебе кончить. Вин-Вин главным образом поражался этой резкой смене типажа поведения между клиентами. Ведь всего пятнадцать минут назад, Тэён с непроницаемым лицом прерывисто дышал в микрофон от предоставленной Читтапоном гарнитуры и периодически хлопал в ладоши, заявляя, что это звук того, как яйца его партнёра шлёпают о его аппетитный зад во время их страстного совокупления. А сейчас это: - Недостаточно звонкий шлепок. Бей себя сильнее, - сухо рекомендовал Тэ и, закончив с овощами, взялся за сковороду. - Это что - скулёж? Разве я неясно выразился, что тебе сегодня запрещено быть громким? Я на работе и вокруг меня куча директоров и важных шишек. Думаешь, им приятно слушать, как ты хнычешь? Думаешь, кто-то из них хочет слышать, как ты хнычешь? Он аккуратно ссыпал мясо и поджёг огонь, затем повернулся к Сычену и, потрепав его по голове, присел рядом, помогая поскорее закончить с морепродуктами для супа. - Нет, ты похотливая шлюшка, запихни в себя игрушку покрупнее и включи вибро-режим на максимум, - просунув нож в щель между раковинами, Ли ловко провернул лезвие и вылил содержимое в миску, затем взялся за следующую. - Я запрещаю тебе касаться члена. Кончишь так – без рук. Пожалуй, вторым немаловажным фактором удивляющим Вин-Вина было постное лицо, с которым Ли говорил со своими клиентами и то, что того эти разговоры совершенно не возбуждали и не интересовали. Хоть голос всегда и соответствовал описываемым им действиям. И если бы Дун самолично не видел, что тот закатывает глаза, видимо на особенно безвкусные и тупые фразы, и спокойно готовит обед, он бы ни за что в это не поверил, потому как резкие выдохи, мольбы, стоны и отрывистые томные, сказанные низким возбуждённым голосом, приказы (в зависимости от разговора - свой тип поведения) были слишком натуральными. Прикрыв глаза, Сычен мог превосходно представить, как Тэ выгибается, хватаясь руками за шею и жалобно скулит. Или как он стоит среди богатых и властных мужчин, приказывая своему сладкому мальчику трахать себя пальцами и быть потише, ведь вообще-то у них совещание. - О да, ты у меня такая хорошая девочка, ведь только хорошие девочки так податливо принимают большие игрушки, - закончив с морепродуктами, Тэён поднялся со стула, и прихватив миску, в которую они ссыпали нежное мясо, начал мариновать его. Прикрыв микрофон ладонью он тихо попросил нарезать сельдерей и не удовлетворившись очередным скулежом с того конца линии, потребовал снизить вибрацию и лечь на спину, а затем приказал качать пресс. Вин-Вин недоумённо моргнул, представляя, как это должно быть ужасно, ведь вибратор будет наверняка двигаться, постоянно задевая простату. А тот мазохист, наверняка, ведь выполняет требование Тэ не прикасаться к себе… Тэён глянул на часы и, загнув пару пальцев, явно подсчитывая, сколько уже дразнит клиента, наконец, сказал: - Ладно. Ты сегодня был хорошей девочкой - можешь кончить. Сычен даже со своего места расслышал громкий облегчённый стон и уставился на лицо Ли. То, как и все оргазмы до этого, выражало вселенскую грусть и на нём не было даже намёка на гордость, что он заставляет людей кончать одним лишь своим голосом. Сам Вин-Вин бы раздувался каждый раз от гордости, но… - Доброго вам дня, господин Мин. И поговорите со своим партнёром. Я думаю, он мог бы подумать над предложением. Втроём нам будет явно интереснее проводить время. Дун удивлённо приподнял брови, и когда Тэ отключился поинтересовался: - Ты что - собираешься устроить тройничёк по телефону? - Господин Мин и Господин Жун встречаются уже больше трёх лет и, насколько я понял, оба пользуются услугами секса по телефону, чтобы разнообразить сексуальную жизнь. Кто я такой, чтобы не нажиться на этом? - Приличный человек? - Не смеши меня. Читтапон и Лукас позаботились о том, чтобы я перестал быть приличным человеком. Со стороны гостиной послышался стон и Вин-Вин поспешил туда, чтобы посмотреть, что там произошло, слыша, как Тэён принимает очередной звонок и крайне соблазнительно тянет, что рад слышать дорогого прокурора Ву. Лукас ни живой, ни мёртвый в позе расплющенной бульдозером морской звезды валялся на диване. Сверху на нём, явно не заботясь о его благополучии, вертелся Хэчан, пытаясь поудобнее улечься. Четыре дня назад, когда произошла вся та свистопляска в «Чёрном Лебеде», и именно когда Вин-Вин отводил и забирал Донхёка из того адского места, которое в простонародье именовалось садиком, госпожа Чжон, которую Тэён избегал всеми правдами и неправдами, оповестила, что они всей группой уезжают на несколько дней в горы, чтобы дети провели время на природе и подышали свежим воздухом. Выбить разрешение у Ли было крайне легко, ведь тот и сам не желал сыну участи наблюдать в их квартире перманентно ноющего Хуана. Что с детьми творили в этой поездке было неясно, но приехав сегодня утром и заявив, что и дня больше не останется с этими кровопийцами и тиранами, он увалился на Лукаса и пока ещё не вставал с него. Только возился, периодически надавливая на болевые точки, и хныкал, что больше "ни-ни". Сычен собирался серьёзно поговорить с ним о произошедшем, как только мальчишка придёт в себя, ведь в тот вечер они хоть и прояснили, что не стоит выбалтывать секреты всяким подозрительным дядькам, Дун так до конца и не вызнал, что именно знает Хэчан. Когда он вернулся на кухню, передохнув от спермотаксикоза, вызываемого этими разговорчиками Шлюшки-Тэ, тот в очередной раз хныкал с максимально похуистическим еблищем о том, что кончит в любую секунду и, звучно прихлюпывая, пробовал на соль суп, уверяя, что это он там чмокает чужим семенем и глотает всю сперму, спускаемую в его глубокую глотку. - О Боже, ты прекрасен на вкус, ох… я…я тоже кончил. Прости, не удержался и всё таки сжал себя пару раз, - заявил он, переходя на интимный шёпот. Вин-Вин закатил глаза и плюхнулся рядом. Тэён усмехнулся ему уголком губ и, заверив клиента, что он его самый любимый и неповторимый, отключился, попутно сообщив оператору, чтобы его сегодня больше не беспокоили. И именно в тот момент, когда Ли стащил наушники и микрофон, раздался звонок в дверь. Мученически вздохнув, Тэ пошёл открывать. Бросив короткий взгляд в глазок, он первым делом, чисто инстинктивно, отскакивает, затем протяжно стонет и открывает, ощущая что совершает огромную ошибку впуская этого человека в свой дом. Чонин смотрит на него и не понимает, как человек в таком странном прикиде: в футболке с Патриком и Губкой-Бобом, да ещё и в разноцветных гольфах, подобно японской школьнице, непричёсанный, помятый, не накрашенный и вообще потасканный жизнью (и Лукасом) - может выглядеть так развратно. - Есть разговор. Ты один? - Почти, - отводя взгляд в сторону, отвечает Ли, раздумывая сможет ли Лукас в нынешнем состоянии пристрелить этого мужчину при возможной опасности. - В смысле – «почти»? - Дети дома. Чонин кивнул, предположив, что к его сыну в гости пришли друзья и, аккуратно стянув с ног туфли, поставил их у полки. В комнате, куда они вошли, было тихо. Во всём доме было подозрительно тихо. Настолько, что создавалось впечатление, что они тут совершенно одни. - Так о чём вы хотели со мной поговорить, господин Ким? - вопросил Тэ с максимально отчуждённым лицом. Кай в своей жизни ещё ни разу не видел, чтобы люди вообще имели такое выражение. - Я тут кое-что выяснил, - поёрзав в кресле в которое сел, Ким вынул из дипломата свидетельство из клиники и положил на небольшой кофейный столик. Тэён глянул на него своим ледяным взглядом и, протянув руку, придвинул бумаги ближе. По мере прочтения его глаза расширялись, лицо бледнело, а выражение на нём становилось чуть ли не зверским. Если уж на то пошло, открытия для Ли не случилось. Он всегда догадывался, что Донхёк не его ребёнок, и Дженни было просто выгодно того сплавить. Теперь стало понятным почему. - Ты ничего не хочешь на это сказать? - нарушил напряжённую тишину Чонин. - А я должен что-то говорить? Он всегда был и останется моим сыном. У вас, господин Ким, не получиться забрать его у меня, а добровольно я его не отдам. Я скорее перегрызу горло вам, вашим псам, а заодно себе и Хэчану, чем совершу подобное, - сказал человек в футболке с Губкой-Бобом. Но не смотря на этот нелепый вид, Чонин понимал, что не стоит несерьёзно воспринимать его слова. - Я не собираюсь отнимать у тебя его насильно, но у меня есть предложение, которое может решить множество проблем. Тэён приподнял брови в немом вопросе, понукая Кая продолжить: - Меня обвиняют в убийстве одной общей нашей с тобой знакомой, которую на деле убил не я. Хотя и очень хотелось. Чтобы доказать свою невиновность, мне нужна твоя помощь. Мне нужны документы и кейс, которые хранятся в офисе Накамото… - Нет, - отрезает Ли, даже не дав Чонину договорить. В голове, стоило прозвучать этой фамилии, сразу же вспыхнул ворох воспоминаний четырёхдневной давности, включающий в себя ресторан, бешенную толпу японцев и катану в теле Лукаса, который, к слову, был подозрительно тих и даже его до этого поверхностного дыхания не доносилось со стоящего к ним с Кимом спинкой дивана. - Послушай, я понимаю, Накамото не самый приятный для тебя, как и для всех остальных, впрочем, тоже, человек, но если ты мне поможешь, то… - Как я вообще могу помочь вам, господин Ким, в подобной ситуации? - перебил его в очередной раз Тэён. Кай, преодолевая ледяной взгляд, приморозивший его к месту, протягивает руки вперёд и берёт в свои горячие ладони ледяные пальцы Ли, продолжая прерванную мысль: - Так вот, ходят слухи…, - Ким ненадолго заминается и, сжимая чужие пальцы чуть сильнее и явно чувствуя, что совершает ошибку, продолжает, глядя прямиком в напряжённое от его прикосновений лицо. - что небезызвестный японец был просто без ума от моей спутницы, которую случайно увидел четыре дня назад в «Чёрном Лебеде». - Нет, - в очередной раз за этот разговор отрезал Тэён, прекрасно осознавая, о чём собирается попросить его Чонин. Он предпринял попытку высвободить руки, но тот усилил хватку, раздражённо продолжая: - Ты не дослушал. Так вот, если ты действительно сделаешь то, о чём подумал, я, без всяких обязательств для тебя, заберу вас с Донхёком в клан и устрою безбедное будущее. В глазах Тэ промелькнуло явное сомнение. - Правда ничего не буду должен? - уточнил он, прекращая вырывать ладони. Кай кивнул, чувствуя, что всё может получиться. - И вы, правда, оплатите учёбу? - Да. - И репетиторов? - Да, - уверенно отвечал тот. - И… - Я сделаю для вас всё, что вы только захотите. Абсолютно любая прихоть. Всё что только может взбрести тебе и сыну в голову. Тэён, напряжённо вглядываясь в тёмные влажные глаза, в очередной раз уточнил: - И я даже не должен буду раздвигать перед вами ноги? - Ммм… не должен, - явно колеблясь и сомневаясь, неохотно, глядя вниз, а не в глаза Ли, протянул Кай, в ожидании вердикта. - Нет. - В смысле - "Нет"?! - в негодовании вопросил Ким. - Я же согласился на все твои условия. Я клянусь, что вы будете жить в роскоши и счастье! - Вы не понимаете! Я же не идиот и прекрасно знаю, какие ходят слухи о Накамото! Он конченый натурал. Как по-вашему, господин Ким, - с издёвкой протянул Тэ. - я должен соблазнять его? Если он узнает, что я не девушка…А он наверняка узнает! Он же убьёт меня! Я не готов умирать! Я не смогу… С дивана раздалось кряхтение и мученический стон. Затем показалась перебинтованная рука, а уже затем и голова Лукаса вылезла из-за спинки: - Я знаю, кто нам в этом поможет, - прокряхтел тот и снова исчез из поля зрения. - Дети? - в шоке произнёс Чонин. - А что вы ожидали, господин Ким? Он в нынешнем состоянии даже поесть сам не может. Кай вздохнул, с улыбкой закатил глаза и поднялся с кресла. Обойдя диван, он на секунду застыл в шоке, наблюдая, как его сын, обхватив Юкхея конечностями, сладко спит и явно не парится из-за того, что в этом доме решается его будущее. - Так с какого хрена ты хочешь в это влезть? Ты ведь обычно не вмешиваешься в дела кланов на таком уровне. Так же как и твой отец. - Считай, что это компенсация за похеренный товар, - прокряхтел Сьюйси, кладя ладонь на макушку Хэчана. - Можешь идти. Я позвоню тебе, когда мы будем готовы. Чонин с сомнением поглядел на него и фыркнул. Бросив взгляд на сына, а затем и на Тэёна, вышел из комнаты, а затем и из квартиры. В общем-то, выбора у него как такового и не было. Как только входная дверь хлопнула, Лукас сказал то, что обычный он не сказал бы ни в жизни, тем более рядом с Донхёком: - Котёночек-Тэ, подойди, присядь рядом. Насторожившись, Ли обошёл диван и присел рядом, подозрительно оглядывая Хуана-будующего-дона-Сьюйси. Крепче приобняв Хэчана, тот выпрямился на своём месте и, уложив свою руку на бедро Тэёна, продолжил: - Ты же не поверил, что этот скользкий тип будет помогать вам с сыном безвозмездно? Будь он таким добреньким лапулей, он бы не управлял самым крупным кланом Кореи и не занимал бы свой пост так долго, - Лукас провёл пальцами чуть выше, оглаживая мягкую кожу бёдер и, задрав футболку, принялся ласкать низ живота, наблюдая, как глаза Ли сужаются, в противовес расширяющимся зрачкам. - Ты действительно веришь, что тебе не придётся раздвигать перед ним ноги? Ты ведь не глупенький, Малыш-Тэ. Ты же заметил, как именно он на тебя смотрит. Ли бросило в дрожь от слов и действий этого "мелкого засранца", опустившегося до подобных слов. Раньше такого не происходило, ведь тот всегда видел грань, которую не пересекал. Перехватив чужую руку, Тэён раздражённо спросил: - К чему тогда был весь этот спектакль? - Мне нужен кейс, - проникновенно прошептал Лукас, придерживая Хэчана и придвигаясь вплотную к опешившему Тэ, склонившись ещё ниже и обдавая его губы дыханием, он продолжил. - В этом кейсе - наше с тобой будущее. И ради этого будущего - мы поможем Чонину. - И что же в кейсе, - чувствуя, как пальцы Сьюйси оглаживают привставший ствол и проникают под резинку трусов, прошелестел Ли. - Там, дорогой мой Тэ, бриллианты. Баснословно дорогие тайские бриллианты, - он растёр выступившую из уздечки смазку и, наконец, поцеловал поддавшегося вперёд парня. - И?..- выдохнул Тэён, запуская пальцы в растрёпанные волосы Сьюйси и подставляя шею под горячие поцелуи. - Украдёшь бриллианты, а я найду покупателя. Наживу поделим пополам. И ты больше никогда ни перед кем не раздвинешь ноги без собственного на то желания или предварительной оплаты. И с Накамото вопрос легко решить. Я знаю того, кто научит тебя, как обманывать мужчин подобных ему. И в тот момент, когда ласки Хуана стали интенсивнее, а поцелуи на шее превратились в укусы, дверь приоткрылась, и в комнату вошёл Читтапон. Он сразу услышал характерные звуки и, обойдя диван, злобно уставился на зажатого между двумя явно ничего не соображающими придурками, не иначе как в каматозном состоянии, Хэчана. - Да вы совсем, блять, охуели! - прошипел он, с негодованием переводя взгляд с одного парня на другого. - Да к тому же, при ребёнке! И где же "всё делим поровну?" Довольно грубо оттолкнув Ли от Лукаса, Тэн нежно и аккуратно поднял так и не проснувшегося Донхёка на руки, и унёс в его спальню. Плотно заперев дверь, он вернулся в комнату, где уже снова страстно целовались эти придури. Вздохнув, он пристроился рядом, протягивая руки и оглаживая напряжённые плечи их милой и давно уже не невинной Кошечи-Тэ. - Ну, что же – продолжайте. Я в душ, а потом к вам присоединюсь. Будь с ним нежнее, Тэ. Он всё же инвалид в нынешние времена. Возьми ситуацию в свои руки, а то он в дополнение ко всему ещё и грыжу себе заработает.

***

      Тэён, стоя посреди невероятной комнаты, полной застывших в соблазнительных позах юношей и девушек, разодетых в шелка и шифон, глядел на худого мужчину в центре, восседавшего на резном троне, подле которого, сидя на коленях, держала поднос с виноградом миловидная кореянка, одетая в явно дорогое традиционное кимоно строгого покроя, раздумывая, что за эти недели он повидал и совершил многое, но растерянное лицо Читтапона в этот обширный перечень до сего момента не входило и отныне возглавляло список самых чудных вещей на планете. Сразу за потерянно-охуевшим лицом Тэна, гордо задрав подбородок, стоял тот случай с мутным клиентом, уговаривающим его запихнуть в свой анус карамельные тросточки. Медленно повернув голову к Лукасу, который придерживал за плечи всё ещё сонного, после изнурительной поездки в горы, Хэчана, Читтапон невинно поинтересовался: - Так это и есть твой друг, который поможет научить Малыша-Тэ соблазнять мужчин-натуралов? - А что тебе не нравиться? - Сьюйси удивлённо приподнял брови. - Нууу… - Чин-Чин, не делай вид, что не узнал меня. И раз уж на то пошло, мы с Лукасом не сказать, что знакомы. Он водит дела с моим дорогим мужем. Тэён, подозревавший, что на этом свете ничто не затмит изумлённую рожу его блядоватого тайского дружка, понял, что в очередной раз ошибся, потому как лицо Тэна вытянулось ещё больше и слегка перекосилось, а глаз заметно дёрнулся – этот вид и занял новое первое место. - Мужа? - будто потеряв почву под ногами, вопросил Читтапон. - Господи, да что с тобой происходит, Чин-Чин. Тебя же ничего в этой жизни никогда не удивляло! - воскликнул тот, всплеснув руками. Юноши и девушки, до этого неподвижно стоящие в своих вычурных позах, разом будто наполнились жизнью и покинули комнату, включая и ту миловидную кореянку, что кормила его ягодами. Тэён ошарашено наблюдающий эту процессию, уловил, как боковая дверь открылась, и в опустевшее помещение вплыл блистательный Феликс с мальчиком, не далеко ушедшим по возрасту от Вин-Вина. И, обойдя зал по периметру, встал за спиной Тэмина, уложив свои ладони на его хрупкие плечи. - Как мне передал мой дорогой муж, ты, Юкхей, хочешь, чтобы я обучил некоего Ли Тэёна… - мужчина безошибочно определил свою возможную жертву и проникновенно, глядя в глаза растерявшегося Ли, продолжил. - …искусству соблазнения, - он бросил короткий взгляд на скривившегося Читтапона и продолжил. – Но, так как ты водишься с этим вот Шлюшьим бизнесменом, я не понимаю, зачем тебе моя помощь. Насколько я знаю, Чин-Чин довольно неплох в делах такого толка. Приобняв сильнее заваливающегося в сторону Донхёка, Лукас ответил: - Он силён в таких делах тогда, когда объект соблазнения уже заведомо не является натуралом, а тот к кому Тэён должен залезть в постель не должен догадаться с кем имеет дело. Иначе всё может обернуться в лучших традициях Тарантино. - Ты что хочешь, чтобы этот миленький котёночек залез в постель к Накамото? - сверкнув глазами, уточнил Тэмин и, углядев нечто утвердительно-обречённое в лицах присутствующих, продолжил. - Ты ёбнулся, дорогой? Сжав плечи своего обожаемого мужа, Феликс наклонился и прошептал в аккуратненькое ушко: - Дорогой, я думаю стоит дослушать Это… - указав взглядом на Лукаса, уточнил кого именно называет "Этим" Ли. - …до конца. Пропустив мимо уже привычное за годы сотрудничества оскорбление, Хуан продолжил: - Так вот, не то чтобы это прямо мне нужна была помощь, - явно покривив душой, сказал Сьюйси. - А одному очень высокопоставленному человеку, которого ты, Тэмин, наверняка прекрасно знаешь. И отказывать ему в помощи не с руки ни тебе, ни мне, ни уж тем более "Чин-Чину". Да и к тому же, в последнее время ходят слухи, которые ты и сам, скорее всего слышал, что Накамото в неописуемом восторге от незнакомки засветившейся в «Чёрном Лебеде» с тем самым высокопоставленным человеком. - Так это и есть та самая незнакомка, которая вскружила голову старику Накамото и засветилась в ресторане с НиНи? - указав на Тэёна рукой, поинтересовался Тэмин и, встав со своего трона, подошёл ближе. Взяв Ли за подбородок, он принялся вертеть его голову в стороны, всматриваясь в тонкие и почти девичьи черты лица, приговаривая: - А, ну да, что-то в нём определённо есть..., - затем принялся рассматривать и ощупывать запястья, предплечья и ключицы.- Хммм…хрупкий, нежный, податливый и наверняка чувственный, - бормотал под нос мужчина, под недовольными взглядами Читтапона и Лукаса, опуская ладони на талию и с лёгкостью приподнимая замершего в ступоре Тэёна над полом, и принимаясь крутить во все стороны словно куклу. Юноша возраста Вин-Вина, стоящий рядом с Феликсом, качал головой и прикрывал лицо ладонью, сквозь пальцы поглядывая на творящийся беспредел, будто подглядывая кровавую сцену в ужастике. - Да, что ты себе позволяешь? Что происходит? Папуленька…, - расслышав странные звуки и приоткрыв заспанные глаза, начал тут же возмущаться Хэчан и уловив, что скажет в любой момент гадость перешёл на китайский. - Если ты, Проститутошный Барон, его сейчас же не поставишь обратно, то я натравлю на тебя своего отца, который перегрызёт за папуленьку глотку! Ты вообще знаешь, кто мой отец? Да он…, - Лукас (сперва охуевший от очередной вышибающей почву из под ног, мозги из головы, а печень из тела, которая до сих пор и так не зажила, тирады), моментально закрыл Донхёку рот, не давая выболтать секретную информацию. Кто бы мог подумать, что этот с виду милый мальчик, подобно ему самому, не спал в тот самый день на том самом диване и мало того, что узнал просто шокирующие известия, но и чуть ли не принял участие в их… И если бы не вовремя появившийся Читтапон, (Господи, спасибо!) неизвестно к чему бы всё пришло. Сгорая от стыда, вины, чувствуя головокружение, и понимая, что правду он унесёт с собой в могилу (ведь к счастью Тэён китайского не знал совсем, а Тэн – исключительно одно слово и то "ебля"), Сьюёси покачнулся и прижал к себе сильнее не сопротивляющегося мальчишку, с которым ему следует поговорить, как только они вернуться домой. Тэмин, впрочем, не уловивший внезапно развернувшейся перед ним драмы внутри Хуана, отпустил Малыша-Тэ и, подойдя к дергающемуся в руках Лукаса ребёнку, мягко забрал его к себе на руки и принялся разглядывать его в том же ключе, что и Ли парой секунд назад. Что удивительно - Донхёк сразу же заткнулся и мило покраснел. Лукас затравленно глянул на Тэёна и лицо его ещё больше перекосилось от понимания, что Хэчан может случайно (хотя зная этого мальчишку – намеренно) разболтать отцу правду о том дне и тогда… О том что будет "тогда", знать Хуану отчаянно не хотелось. Тэмин же, пока у Сьюйси продолжался крах мира и внутреннего баланса, разглядывал лицо Донхёка, всё больше и больше понимая, кто его "отец", и догадываясь, как именно Чонину удалось уговорить этого невероятного милашку на подобное самоубийственное мероприятие. Мальчишка же отойдя от первого шока, сладко улыбнулся и протянул: - Дяденька, верните меня, пожалуйста, обратно. Я хочу спать. Тэмин, умильнувшись резкой перемене в поведении сына своего близкого друга (и, заодно, лучшего клиента), бросил короткий взгляд на Тэёна, поняв что не долго тот будет оставаться самым прибыльным клиентом. Прижав Хэчана чуть ближе, он направился в сторону собственного сына и мягко улыбнувшись опешившему Тэ, явно собирающемуся устроить сейчас сцену, возвестил, передавая всё ещё смущенного мальчика в руки парню: - Марк, дорогой, отнеси… - Донхёк, но папуленька зовёт меня Хэчан, - пролепетал мальчик, кладя голову на плечо Марка. - …отнеси Хэчана в комнату и уложи спать. Спи, котёнок, а я пока займусь твоим папочкой. Лукас всё так же продолжал стоять в полнейшей прострации. В голове у него разверзся апокалипсис, среди криков ("Зачем? Зачем мы припёрлись сюда" и "Как я мог ТАК сглупить", и "О, Боже, если ты есть, прости меня, соблазнителя-педофила"), которого басом звучало единственное оправдание всему пиздецу, что он устроил – "Бриллианты".

***

      Ли склонил голову и, мягко взяв Тэёна за руку, усадил на огромную кровать и устроился напротив. Он оглядывал своего нового подопечного, прикидывая, что тот уже умеет и знает, и чему именно следует обучить его в первую очередь. - Представь, что я Накамото, - понизив голос, велел Тэмин и придвинулся чуть ближе, наблюдая, как щёки Тэ покрывает румянец. Парень отрывисто кивнул и опустил взгляд на свои руки, явно стесняясь и не очень понимая, что он должен делать дальше. - Чуть больше уверенности, - продолжая пристально смотреть, попросил Ли и не был удивлён, когда ученик расправил плечи и глянул на него с вызовом. - Больше нежности и кокетства. Юта любит сладких милых девочек. Не дерзи, а если заиграется, мягко направляй подальше от опасных мест. Тэён кивнул. Тэмин проследил за его ставшим любопытным взглядом и придвинулся ближе. - Покажи мне, чему тебя научил Чин-Чин. Тэ мило фыркнул и тоже придвинулся ближе, аккуратно кладя ладони на запястья и начиная их растирать. Ли с интересом за ним наблюдал, готовый в любой момент направить, если Малыш-Тэ собьётся или зайдёт в своих действиях не туда. Он подобрал под себя ноги, стараясь дать ученику больше пространства и с лёгким удивлением отметил, как от чужих рук по всему тело расползается приятное тепло. Тэён двинул ладонями выше к локтям, а затем и к плечам, растирая прохладную кожу и с каждым лёгким движением придвигаясь чуть ближе. - Я всё делаю правильно, хён?- поинтересовался Тэ низким соблазнительным голосом, так не свойственным девушкам. "Его основная аудитория – парни, знающие, что он и сам парень" - вспомнил Тэмин, перехватывая чужие пальцы и поднося их к губам, напоминая, что голос девушек более звонкий и мелодичный. Тэ, вывалившись на миг из созданного образа, серьёзно кивнул и, приподнявшись на коленях, придвинулся ещё ближе. Он глянул на свои руки и слабо потянул их на себя, но снова получил отрицательный кивок: - Если твои руки не свободны – используй губы. Накамото может быть очень порывистым и жёстким, но ты всё равно должен оставаться в своём сладко-ванильном образе. Тэён забавно нахмурил ровные брови и, поёрзав, нерешительно склонился к чужому лицу. В его глазах блестели кристаллики мыслей и неуверенности в своих действиях. Тэмин на секунду задумался, чем же этот мальчишка смог зацепить НиНи и всех остальных своих клиентов. Но решил оставить этот вопрос на потом, когда чужие губы почти невесомо коснулись его собственных и сразу же пропали, оставляя лишь слабое фантомное тепло. Тэ не отстранялся, сладко вздыхал и глядел своими тёмными глазами, в которых играли блики ламп, и дыхание его оседало на лице Ли, так невообразимо интимно и невинно в равной степени. - Достаточно ли нежно, хён? - тихо спросил тот, разрезая напряжённую тишину. - Недостаточно, - сварливо заметил Тэмин, раздумывая, что сам он предпочёл бы всё же увидеть того, другого Тэёна, от которого сходили, по словам Чин-Чина, с ума самые разны мужики, включая и главу клана «Белого Лотоса», и если вспомнить, почему они сейчас занимаются подобным, то и наследника «Лучевой Змеи». Для полного «Флеша», Тэёну оставалось лишь захомутать главу «Чёрной Луны», но… отец Лукаса в жизни бы не обратил внимания ни на кого, кроме своей возлюбленной, которая вот уже какое-то время жила в его доме. Ли слабо качнул головой и, выбравшись из своих вязких мыслей, уставился на Тэёна. От его непонятного тёмного взгляда тело прошибло мурашками, а в животе зародилось тепло. Тэ придвинулся ещё ближе, практически седлая чужие колени и, мягко высвободив руку, кончиками пальцев огладил ключицы. - Так лучше? - спросил он, заглядывая в глаза и смотря тепло и невыносимо нежно. - Значительно, - выдохнул Тэмин, отпуская и вторую руку, укладывая ладони на чужую талию и одним резким рывком впечатывая в себя пискнувшего, как девчонка, Тэёна. Тот длинно выдохнул в его губы, опаляя дыханием, и прижавшись теснее, на секунду замер, перед тем как прикрыть глаза и провести мокрым языком от одного уголка губы до другого. Ладони Тэмина от этой нежной ласки пришли в движение, начиная оглаживать спину и ягодицы, пробираясь под одежду. Тэ выгибался под его руками, сладко-сладко шептал в тягучий поцелуй "ещё, хён", и сводил с ума всей этой почти не наигранной нежностью и податливостью. Если бы Ли не видел этих серьёзных, холодных глаз в общей зале минутами ранее, когда он только привёл в свою комнату этого парнишку, он бы даже поверил. Ли Тэён был очень хорошим актёром и, пожалуй, только это и могло спасти его жизнь на предстоящем свидании. Сам Малыш-Тэ касался его лишь кончиками пальцев, выводя тонкие линии на шее и ключицах, ни на секунду не отрываясь от поцелуя. Лишь иногда так же продолжая прижиматься губами к губам, горячо выдыхал и прижимался всё теснее и теснее, оплетая собой будто со всех сторон. Слегка надавив всё так же лишь кончиками пальцев на грудь, он, вновь выбиваясь из образа, сверкнул глазами, будто прошив разрядом тока, и прижался к губам в очередном глубоком тягуче-медленном поцелуе. Тэмин подчинился, повалился на спину, утягивая Тэёна за собой и оказываясь под ним. Тот улыбнулся, растягивая губы, прямиком в поцелуй и привстал, усаживаясь удобнее на его бёдрах и потираясь пахом о привставший член. Ли прикрыв глаза, с интересом за ним наблюдая. Тэ взял его руку и принялся целовать кончики пальцев, каждый отдельно, посылая разряды тока по всему телу, а затем потёрся носам о середину ладони, шумно вдыхая аромат и растягивая губы в очередной щемяще-приторной улыбке, от которой сбивалось дыхание. Тэмин хочет остановится, оттолкнуть его, перевернуть на спину и отобрать инициативу. Закинуть безбожно длинные ноги на плечи и навалиться всем телом, потираясь о пах, и целовать не нежно-медленно- сладко, а так чтобы дыхания не хватало, сталкиваясь зубами и кусая эти пухлые губы. Он так этого хочет… но продолжает лежать, разглядывая горящими глазами ставшее невозмутимым лицо. Вся напускная нежность слетает с Тэёна, когда одна рука пропадает с шеи и начинает стягивать брюки с бёдер. Ли молча приподнимает таз, с затаённым любопытством наблюдая, как в глазах сверкают молнии, а бледное лицо наполняется эмоциями – и нежности там ни на грамм. Только что-то такое неясное - то ли яркое огненное желание, то ли непробиваемая отрешённость. Но всё вместе это что-то непередаваемое словами, непознаваемое простым человеческим глазом. Тэён склоняется ниже, ведёт пальцами правой руки по его члену, прижимаясь горячими губами, заставляя сердце бешено стучать, а потом проникает в рот, сплетая их языки, вылизывая жадно, словно пытаясь поглотить без остатка, выводя большим пальцем узоры на головке, размазывая выступившую смазку. Тэмин запрокидывает голову, чувствуя огненные поцелуи сначала на уголках губ, затем на линии челюсти, а потом на шее. Он вздрагивает, когда Тэ прикусывает кожу на адамовом яблоке, одновременно сильно проводя всей ладонью по члену и в следующий миг не верит глазам – Тэён отстраняется, просовывает пальцы левой руки в рот, обильно их смачивает, а затем изогнувшись в спине тянется назад, к оголённым ягодицам, с которых сам же и приспустил штаны. Их глаза встречаются и во взгляде Тэ мелькает капля осмысления. Он застывает в этой горячей позе и, внезапно краснея до самых корней волос, с пошлым- громким-влажным звуком вынимает из себя пальцы. - Ой, кажется, я увлёкся… Просто Лукас…, - смущенный своими действиями, Тэён отводит глаза, не решаясь сказать, что просто забылся, ведь с Сьюйси всё почти точно так же. - Да и Читтапон… И все те разговоры по телефону с клиентами…Да и … Тэмин, не дослушивая весь этот смущённо-перепуганный поток слов, перехватывает руку и возвращает обратно. - Продолжай, - выдыхает он, и взгляд Тэ возвращается к его лицу. В его тёмных глазах снова начинается гроза и больше ни о чём не думая, Тэён склоняется, сильнее прогибая спину и вновь вставляет в себя пальцы. Ли не торопился подминать под себя парнишку, наблюдая как красиво прогибается его спина, слушая тихие стоны, частично заглушаемые жаркими поцелуями и трогая гладкую кожу спины, подбираясь всё ближе и ближе к высоко вздёрнутой заднице, где всё так же хлюпая двигались пальцы. Отняв одну руку от бедра Тэ, он потянулся под подушку и достал смазку, щедро налил на пальцы и присоединился к Малышу-Тэ. Они сталкивались внутри него, оглаживая упругие стенки, переплетались пальцами в желании зайти как можно глубже. Тэён загнанно дышал в его губы, сверкая глазами и всё сильнее прогибался в спине. У Ли в один момент возникла даже паническая мысль, что его ученик сейчас сломается, но тому было явно хорошо и ломаться он не собирался. - Вставь в меня, пожалуйста, хён, - бесстыдно выдохнул Тэ и Тэмин, наконец, перевернул их, нависая над растрёпанным и уже будто знатно затраханным парнишкой. "Неудивительно, что у него столько клиентов", - подумал он, склоняясь над ним и начиная целовать в шею, опускаясь ниже к груди и обхватывая сосок, прикусывая и наблюдая за выражением лица. Тэён несдержанно простонал и выгнулся дугой, сильнее насаживаясь на всё ещё находящиеся в нём пальцы. Подхватив одну ногу, Ли закинул её себе на плечо, начиная покрывать лодыжку почти невесомыми поцелуями и облизывая крошечную родинку у косточки. - Слишком медленно… - прикрывая глаза, хнычет Тэён, чувствуя, как пальцы покидают его тело и их место заменяет скользкая от смазки головка. Он хочет потребовать остановиться и натянуть презерватив, но не успевает сказать и слова, как его всего распирает и все мысли мигом улетают из головы. Хорошо, но всё же медленно. Тэён такой бесстыжий, с истекающим смазкой членом, прижатым к животу, с расцветающими по телу следами поцелуев и одним взглядом требующий уже, блять, наконец, ускориться. Тэмин смотрит на него и продолжает плавно двигаться, не ускоряясь, входит уверенными, размеренными, монотонными толчками, явно наслаждаясь процессом и нетерпением то и дело мелькающем на чужом лице. Тэ не может сдержать дрожи. Пальцы невольно сжимаются на простынях и он сразу же их отпускает, вскидывая руки, притягивает к себе Ли, утягивая того в такой же медленный и убивающий поцелуй, как и движения, что тот совершает. - Слишком медленно, - снова тянет на громком выдохе Тэён, подаваясь бёдрами навстречу, но Тэмин его удерживает, прижимая к постели и не давая двигаться. Тэ впадает в отчаяние, у него горит всё тело, дыхание сбивается. Ли медленными толчками полностью входит в него под идеальным углом, разрывая мир на тысячи лоскутков, а потом выходит почти до головки и снова обратно, но… медленно. Мучительно-прекрасно - но недостаточно, чтобы кончить. Раз за разом. Снова и снова. И снова, пока они целуются, сплетаясь языками, Тэмин продолжает эти размеренные толчки, заглушая тихие стоны от каждого мягкого движения, попадающего по простате, подталкивая всё ближе и ближе к краю без привычных резких ощущений, что были с Хуаном или Читтапоном. Мышцы ног и спины дрожат и Тэ начинает извиваться, всё ещё удерживаемый чужими руками, не способный двинуться навстречу и облегчить свою участь. Он громко стонет в чужие губы и разжимает одну из ладоней спускаясь к паху. Ли смотрит на него, но не препятствует, и Тэён начинает водить рукой в том же ритме что и движущийся в нём член, замечая, как на лице Тэмина проскальзывает одобрение. Бёдра Тэ трясутся, и последние крупицы самообладания покидают его. Темин убирает одну руку с его бедра и тоже кладёт ладонь на его подрагивающий член, и трёт большим пальцем головку, наблюдая, как смазка обильно стекает по ладони. В этот момент, наконец, прекращается этот мучительный темп и несколькими быстрыми движениями Ли вбивается в него, доводя до оргазма. У Тэёна кружится голова, он слабо соображает что происходит, но продолжает смотреть на двигающегося над ним прекрасного Тэмина, пока не чувствует, как тепло разливается внутри. Тот довольно улыбается, легко целует его в висок и помогает перелечь удобнее на живот и обещает скоро вернуться с перекусом и влажными полотенцами. Когда дверь через минуту открывается, Тэ слабо шевелится, но головы не поворачивает, затем довольно выдыхает, чувствуя большие горячие ладони, оглаживающие спину. - Если бы ты не был таким одуряющее хорошеньким, я бы разозлился, - раздаётся глубокий, бархатный голос Феликса и Тэён замирает в страхе, но ладони продолжают разминать мышцы и скованность постепенно уходит, отдавая место лёгкому интересу. - Знаешь, я был бы не прочь немного пошалить. Надеюсь, мой дорогой муж не заездил тебя до полусмерти. А то он умеет, - со смешком добавляет тот и одним сильным движением переворачивает Тэ на спину, сразу же нависая над ним и перехватывая тонкие запястья рукой, прижимая их к подушкам над головой замершего, словно мышка, Тэёна. - Привет, - лепечет Тэ, встретившись взглядом с Феликсом. - Привет… - выдыхает тот и, склонившись ниже, утягивает Тэёна в поцелуй. Почти такой же глубокий и страстный, какой был с Тэмином. Феликс положил свою широкую ладонь на его шею и чуть надавливая двинулся вниз, прошёлся по рёбрам, скользнул к ключицам, легко стиснув талию, пересчитал пальцами жесткие кубики пресса. Сердце Тэ билось глухо и слишком быстро от этих действий, но это… это же был Божественно прекрасный Феликс, от одного взгляда на которого перехватывало дыхание. Пальцы дразнящее впились в тазовую кость, и Тэён выдохнул весь воздух, что был в лёгких, слегка прогибаясь, чтобы продлить это касание. Но они двинулись дальше и остановились в низу живота, поглаживая и рисуя круги подушечками, рассылая заряды удовольствия по всему телу. "Слишком медленно", - лениво подумал Тэ, сравнивая мужей и отмечая, что в постели те явно любят долгие ласки. Губы Феликса спустились на шею и прокладывали длинные линии поцелуев, которые перемежались с мокрыми движениями языка и довольно ощутимыми укусами, которые разбавляли уже оставленные ранее Тэмином яркие отметины. Там где блуждали пальцы Феликса, тело горело огнём. Он не давил, просто неспешно и размеренно поджигал, пока все мысли и глупые сравнения не сгорали в пламени его рук, а тело, по ощущениям было готово сломаться от малейшего прикосновения. И хотя ему казалось, что любое следующее касание наверняка убьёт его, Феликс, как ни в чём не бывало продолжал его трогать. Снова и снова он касался его везде: грудь, бока, плечи, шея, талия – и каждое новое поглаживание уводило Тэёна всё дальше и дальше, подталкивало к краю обрыва, на дне которого он мог затеряться на всегда и не пожелать возвращаться. Его пальцы слабо подрагивали. Он отчаянно желал и сам прикоснуться к прекрасному Ли в ответ, но тот продолжал удерживать его, изводя идеально выверенными касаниями. - Чего бы ты хотел? - проникновенно поинтересовался Феликс, приобнимая его ладонью за спину. Тэ задрожал всем телом и нервно выдохнул ему в губы, прежде чем ответить. - Я… Что угодно… Ли довольно хмыкнул и опустил руку ниже, оглаживая бока и ягодицы, наблюдая, как Тэён выгибается, стараясь получить как можно больше прикосновений. - Ты не мог бы раздвинуть ножки? - попросил Ли, продолжая ласки, бьющие точно в цель по нервным окончаниям, рассылающим волны мурашек по всему телу. Ноги Тэ разъехались сами по себе. Он затаил дыхание, когда длинные пальцы провели линию вдоль его члена, и тот дёрнулся от ласки. Феликс выдохнул, нависнув над Тэёном, и вжался очередным глубоким поцелуем в его губы. А Тэ… Растаял. Растворился. Расплавился. Ли мягко, но крепко обхватил ствол и Тэён затрясся под ним. Член, казалось, стал в разы чувствительнее после пережитого ранее оргазма, непрерывно подрагивал, обильно выпуская смазку. Когда Феликс взял его в руку, спустя несколько минут после нежной, едва ощутимой ласки, Тэ захлебнулся сорвавшимся всхлипом. Ладонь сжимала его и медленно двигалась вдоль ствола. Ли смахнул большим пальцем каплю выступившей смазки с головки, до боли знакомым движением, заставившим голову Тэёна закружиться, от частого дыхания. Всё это было… Слишком хорошо, но чёрт возьми, как же медленно! Сердце клокотало где-то в горле. Феликс не прекращал смотреть на него, продолжая ласкать рукой и периодически целовать, заставляя теряться в пространстве и путаться в мыслях. - Так хорошо? - поинтересовался Ли, продолжая скользить ладонью по его члену и Тэ позорно громко застонал, запрокидывая голову и переплетая собственные пальцы в замок. "Что же ты со мной творишь?!" - О, прости, похоже, это слишком…, - взволнованно начал Феликс, значительно замедляясь. - Нет! Не… не…останавливайся, - тихо попросил Тэён, всё ещё не справляющийся с грохочущим в горле сердцем и сбившимся дыханием. Тэ практически захлёбывался собственными всхлипами, под чуткой рукой Ли, который, кажется, задался целью свести его с ума одними лишь прикосновениями, ведь он начал прислушиваться к нему усерднее. Он даже стал специально останавливать движение руки в определённые моменты, меняя угол наклона или скорость, в зависимости от звуков, рвущихся с губ Тэёна, который даже и не пытался сдерживать себя хоть немножко. Казалось, что Ли поставил себе цель вызнать до мельчайших подробностей каждое движение, от которого Тэ рассыпался на части. - Тэён… - прошептал Феликс, задевая губами шею и посылая очередную волну мурашек и жара под кожу. - Ты хотел бы что-нибудь ещё? Или закончим всё так? - Он похоже понимал, что Тэ находится на грани. Он должно быть чувствовал… как сильно истекает член в ладони. - Я… - начал Тэён и снова задохнулся в стоне, ведь Ли коварно продолжал водить рукой, всё в том же "чутком режиме". - Нет…Я…Я хочу…почувствовать… тебя…внутри, - еле выдавил он и снова запрокинул голову, и слегка дёрнул всё ещё скованными руками. - Замечательно, - проворковал Феликс. Его рука замерла на члене, а потом медленно начала пробираться ниже, с нажимом потёрла под яйцами и неспешно проскользнула между ног, сразу проникая на два пальца в растраханное отверстие, полное… - Ох, чёрт… - выдохнул Феликс, довольно улыбаясь и начиная ласкать пальцами изнутри. "С Феликсом Ли все гетеросексуальные мужчины в мире под угрозой!"- подумал Тэён, заглядывая в его лицо и вновь прогибаясь всем телом, когда тот быстро найдя простату начал интенсивно её натирать. Он в очередной раз сходил с ума, задыхаясь и громко выстанывая чужое имя. (Открывшуюся и почти тут же закрывшуюся дверь никто из них не заметил, слишком они были увлечены друг другом). Ли довольно выдохнул, наблюдая, как чужие бёдра трясутся от напряжения, подаваясь навстречу, и вынул пальцы. Тэён бросил взгляд на его лицо и застыл поражённый и пригвожденный к месту тёмными жаждущими глазами, полными невообразимого желания и похоти. Феликс придвинулся ещё ближе и, уперевшись лбом в его собственный, и вошёл одним слитным и плавным движением. Тэ продолжал смотреть на сокрушительную красоту лица Феликса и не верил, что это всё происходит на самом деле. Слишком прекрасно, чтобы быть правдой. - В тебе очень приятно, - слышит Тэён сквозь шум в ушах и, зажмурившись, громко стонет, готовый в любую минуту сорваться в пропасть, где будет кричать и умолять, чтобы Феликс уже сделал с ним хоть что-то! Он сильнее сжался, глубже утягивая член внутри себя. Ли подался немного назад прежде чем снова загнать член до самого конца. Твёрдый, горячий, наполняющий тело Тэ таким невыразимым восторгом. Ресницы Малыша-Тэ трепетали против его воли. Феликс до сих пор пристально вглядывался в его лицо, и на следующем толчке, озадаченно нахмурившись, свободной ладонью обхватил его подбородок. - Тэён-и, мне прекратить? - обеспокоено спросил он, касаясь пальцем уголка глаз и оставляя влажный след на виске. - Нет! - отчаянно крикнул, задыхающийся от наслаждения, Тэ. - Нет, нет, я… Он сглотнул, тело сгорало от жара, член истекал смазкой и он отчаянно хотел, чтобы Феликс начал двигаться, заполнил его, взял… Ради этого он сделает что угодно, он хочет, он так невообразимо сильно хочет его. - Не останавливайся, пожалуйста! - прохныкал Тэён, прогибаясь в спине и ещё сильнее насаживаясь на член, так идеально распирающий его изнутри. Ли рвано выдохнул, медленно подался назад, полностью выходя, и снова толкнулся вперёд, плавно, в размеренном и неумолимом темпе, от которого Тэ захныкал пуще прежнего. - Да… - выдохнул Тэён, беспомощно выгибая спину, его бёдра сами двинулись навстречу члену Феликса. Тот трахал его в этом медленном ритме, постоянно меняя угол наклона и задорно улыбаясь, когда Тэ стонал особенно громко, дрожа всем телом и запрокидывая голову. Наконец, разрывая этот пристальный взгляд глаза в глаза, он снова подался вперёд, в этот раз жёстче и быстрее, точно попадая по необходимому месту. Тэён мотнул головой и в очередной раз бессмысленно дёрнул руками. - Смотри на меня, - приказал Феликс и Тэ беспрекословно подчинился, утопая в жаре чужого взгляда. Зажатый между их тел член Тэёна дернулся, выпустив смазку на пресс. Губы у Ли были слегка приоткрыты, чётко очерченные скулы пылали румянцем… Он крепко сжимал запястья Тэёна, держа его под собой… Тэ не сдерживал кратких стонов при каждом толчке, сосредоточенно ловил малейшие перемены в лице Феликса, наблюдая как взгляд того мечется между глазами и губами самого Тэёна… Как он облизывал собственные губы кончиком языка при особо мощных толчках… Как его идеальное лицо прочертила дорожка пота, от виска вниз по щеке и к подбородку… Нужно было отвернуться, прервать эту разрывающую сердце связь. Остановиться до того, как он затеряется в ощущениях, в удовольствии. До того, как раствориться в близости с человеком, который никогда не станет его. Стоны Тэёна становились всё громче и выше, пока горячий и влажный член Феликса врывался в его тело снова и снова, неумолимо задевая каждый раз то место, от которого разбегались молнии по всему телу и волосы становились дыбом. И он уже не знал, сможет ли… - Всё в порядке, дорогой Тэён? - спросил его Ли, заботливо сжимая его запястья и трахая его жестко, влажно, грязно и Тэ… Он начал кончать. Кончать так, как не кончал никогда раньше. Его мозг не отключался как обычно, отгораживаясь от происходящего пеленой удовольствия. В этот раз Тэён отчётливо переживал каждую секунду в мельчайших подробностях. Обжигающий огонь прокатился по телу от паха к животу, ягодицам, бёдрам и прямиком в мозг, где фейерверком перед глазами рассыпался на осколки прекрасный образ Феликса. Голос Тэ надломился во всхлипе, когда он приподнял бёдра, встречая член Ли. Слёзы бежали по его щекам. Он встретился взглядом с Феликсом. - Дорогой… - выдохнул тот хриплым голосом, когда Тэён зажался, стискивая член изнутри. Он до сих пор смотрел в его глаза, словно видя его насквозь и продолжал трахать, наблюдая, как Тэён рыдая, содрогаясь и постанывая, по всем признакам проходил через крышесносный оргазм. Феликс постепенно снижал скорость по мере того, как Тэ успокаивался, продолжая глубоко вставлять в его сжимающееся нутро, подталкивая самого себя к краю. Он вставил ещё несколько раз и кончил глубоко внутрь, вглядываясь в тёмные глаза, обрамлённые слипшимися от слёз ресницами.

***

      (А ведь хлопнула дверь…)       Ким Тэхён, разглядывая объёмную подарочную коробку от очередного довольного клиента, поднимался по лестнице, как раз в тот момент, когда Тэён-и разгадал загадку века, обозначив Феликса гомо-врагом гетеросексуальности в целом. Ким приблизился к двери и совершенно не задумавшись, распахнул её. - Вам посылку доставили, Босс, - негромко произнёс он, а затем переключил внимание с цветастой обёртки на кровать и, пробубнив: «Оу, я потом зайду!», вихрем вылетел из комнаты, хорошенько хлопнув дверью. Довольное лицо мальчишки, притащенного школьным дружком их Босса всё ещё стояло перед глазами, как и голые ягодицы «дорогого мужа». - Лучше бы я пошёл в айдолы. Нет, послушал этого мутного мужика из подворотни, - сетовал Тэхён, крепче прижимая посылку к груди и топая в кабинет «мутного мужика», как только что любовно окрестил Тэмина. - Пойдём со мной. Зачем тебе это прослушивание? Будешь зарабатывать куда больше! Да ещё и наслаждение в процессе. Чёрт!... Когда у нас с Джиу родится ребёнок, ни за что не выпущу его гулять одного по этим зассаным районам. Надо будет вообще переехать. Кто вообще додумался размещать агентства для айдолов рядом с подпольными борделями и казино? - он всё продолжал ворчать, спускаясь на первый этаж, когда со стороны гостевых апартаментов вывернула одетая, словно цветочная клумба по весне, Чон Джиу, которая и не подозревала, что сейчас её мир перевернётся. - Что с тобой? - спросила она, заметив растерянно-унылое лицо Кима. - Когда наш ребёнок родиться, мы ни в коем случае не познакомим его с Тэмином. И вообще - съедем нахрен из этого места! - заявил он, удобнее перехватывая презент. - У нас будет ребёнок? - Ну, когда-то же точно будет! Джиу не думала, что признание в любви получит таким образом, но лучше уж так, чем вообще никак, верно? - Я вообще шла за чаем, - ответила она невпопад, желая перевести тему с детей на что-то более безопасное. - Так и я не собирался наблюдать, как Феликс ебёт ту самую мафиозную подстилку! - тоже перевёл тему Тэхён, да так перевёл, что Чон растерялась нахрен с его слов. - ЧТО? - Что? - В смысле – «ту самую подстилку»? Он же мужика привёл! - она растерялась не просто так. Она точно видела парня, а не деваху, про которую сейчас говорила вся криминальная Корея и попутно хотел выебать Юта-лучше-ему-не-попадаться-на-глаза-Накамото. - Нет. Это «та самая подстилка»! - возразил Ким, делая страшные глаза и как бы обозначая, что Подстилке-Тэёну придётся тяжко, если главный якудза всея Кореи узнает, что «она» парень. - Но то же была девка, - упорствовала Чон. - Нет, это была не девка! - Кто «была не девка»? Тэхён и Джиу синхронно повернули головы и уставились на Тэмина, словно загнанные в угол сурки, ну, или может, на крайний случай, суслики или сурикаты. Не суть. Главное, это то, что рожи их были перекошены и полны подозрений, любопытства и лёгкого испуга от его внезапного появления. - Что-то не так? - снова спросил Ли, не дождавшись ответа на свой предыдущий вопрос. - Нет-нет. Всё хорошо босс, - заверил его Ким и несильно потряс презентом. Чон пялилась на полотенца и поднос с сандвичами в его руках и даже не могла представить реакцию Босса на то, что он в ближайшие минуты увидит в своей комнате. Ведь о бесконечной любви Тэмина к «дорогому мужу» можно было легенды слагать - так сильно он обожал Феликса. И именно поэтому, предположить как именно он отреагирует на… то, что творится в комнате на втором этаже крайне сложно. - Отнеси ко мне в кабинет. Потом посмотрю, - распорядился Тэмин и, оглядев свою «правую руку» и его возлюбленную подозрительным взглядом, пошёл дальше. Уже поднимаясь по леснице он услышал тихие перешёптывания своих людей. - Может, стоило его остановить? - Сомневаюсь, что мы бы смогли… Ли нахмурился и ускорил шаг. Подойдя к их с дорогим мужем спальне, он взялся за ручку двери и прошёл внутрь. - Я всё подготовил, так что… - он замолчал, не закончив своей мысли и неверяще уставился на Феликса в объятьях Тэёна. Голова мальчишки покоилась на груди его дорогого мужа … И, пожалуй, Тэмину надо присесть. - Ты вроде говорил, тебе такое не нравиться. Говорил, что моногамен до мозга костей, а я распутная дрянь, которая тебе постоянно изменяет, - обретя над собой хоть какой-то контроль, спокойно проговорил Ли, но… как же тяжело ему далось это спокойствие, кто бы только знал. - Ну… Я подумал, что ни одному же тебе веселиться сегодня, - ответил тот и нежно погладил Тэёна по волосам. - К тому же, посмотри на него – он такой милашка, я не смог устоять. - Ну… - Ни одному же тебе мне изменять, - продолжал Феликс, прервав длинное и протяжное «ну» мужа. - Всё честно. Будто я не знаю, чем вы тут занимались до меня, - он поиграл бровями, всем своим самодовольным видом показывая, как же было легко трахать Малыша-Тэ по сперме в растянутую дырку. Тэмин медленно кивнул и, положив свою ношу на комод, приблизился к ним, оглядел обожаемого дорогого мужа, Милашку-Тэ и, нежно улыбнувшись, забрался к ним на кровать, пристраиваясь за Тэёном и обвивая его тонкое тело руками. - Если хочешь… - он посмотрел в глаза Феликсу, интригующе понижая голос. - …можем связать его. Для него это будет хорошим опытом. - Хммм, позже… - пробубнил Феликс, в этот момент ещё больше влюбляясь в Тэмина, который не только не психанул, а ещё и предложил Малыша-Тэ в качестве жертвы его фетишей, и затянул его в долгий мокрый поцелуй, который позже перекинулся на ёрзающего между их телами Тэёна.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты