Voldemort Legacy

Джен
NC-17
Заморожен
23
Размер:
58 страниц, 10 частей
Описание:
Что если у Волан-де-морта есть наследник, который стал сиротой и попал в магловский приют из-за погибели его родителей.
Посвящение:
Для себя, и тем кто будет читать.
Примечания автора:
Мой первый опыт в этом деле. Можете судить как угодно.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
23 Нравится 11 Отзывы 8 В сборник Скачать

9 Part

Настройки текста
Класс зельеварения находился недалеко от гостиной Слизерина. Профессор Снейп был все так же хмурым и неприветливым. При ходьбе, темная вьющиеся позади него мантия, добавляло ему еще больше мрачности. — Итак, представлюсь, — внимательно оглядывая класс сказал он. — Я, профессор Северус Снейп, постараюсь вбить в вашу голову тонкое искусство зельеварения. На моем уроке нет места, маханию волшебной палочкой. Однако я, — шагая по классу, и всматриваясь в лица учеников, продолжил профессор, — надеюсь что в этом году, будет по меньше неумелых баранов. Я буду награждать тех, кто будет не просто зубрить то что написано в учебнике, а тех кто пытается создать зелья своим индивидуальным способом. Хотя, — вздохнул зельявар, — не думаю что среди вас, есть такие уникумы. — Простите, профессор, — поднял руку Гарри Поттер, — А что можно сделать зельями? — Гриффиндорцы, сдержанно закивали интересуясь вопросом. — У зельеварение, нет предела возможностей. Им можно, обмануть саму смерть и достичь бессмертия, как кое-кто уже сделал. Убить любое существо в мгновение зельем яда. Вылечить неизлечимую болезнь. Всё в ваших руках, мистер... Поттер, — отчетливо выделил имя ученика, ответил Мастер зелья. — Сегодня будем готовить элементарное зелья, а именно извлечение фурункулов. Декан зеленого стола записал на доске необходимые компоненты и объяснил последовательность добавления ингредиентов. После этого дети приступили к варке рогатых слизней и измельчению змеиных зубов в порошок. К концу урока профессор Снейп, обходя класс, похвалил Гарольда вместе с Гринграсс и Ноттом. Рядом с другими учениками он недовольно делал замечание и шел дальше. У Гриффиндора успехи шли хуже; к концу урока только Грейнджер сумела правильно приготовить зелье. Зато у Уизли котел вспыхнул, облив его поголовно отвратительной жидкостью. Профессор Снейп велел отправить его в больничное крыло, осмотреть мало ли он себе повредил итак нерабочий мозг, что в зелье добавил перо Болтрушайка. Глядя на смеющейся Малфоя, Гарольд сделал простой вывод, что дело здесь не в ошибке рыжего плебея. Поэтому он не удивился, увидев, как на выходе Драко хвалился тем что проучил идиота Уизли. Гарольд подумал, что, хотя его одноклассники начали первыми, от гриффиндорцев ещё следует ждать ответных неприятностей. Уроки по заклинанием, проходившие у учеников Слизерина вел, профессор Филиус Флитвик. Преподаватель по заклинанием, оказался получеловеком-полугоблином с пышной седой бородой и очень любезным характером. Гарольд не имел ничего против его методов обучения. А вот пуффендуйцы, с которыми и проходил урок, поглядывали на слизеринцев с опаской. На уроке ученики отрабатывали заклинание левитации. Гарольд изучал его еще в приюте и без труда воспроизвёл из палочки. — Великолепно, — улыбнулся профессор Флитвик. — Взгляните, мистер Реддл освоил это заклинание с первого раза! — Грязнокровка, в Слизерине, это что-то новое, — с издёвкой произнес, Эрни Макмиллан блондин из Пуффендуя. Гарольд со злостью, посмотрел на его парту, и в тот же момент банка с чернилами полетело на него и обрызгало весь вид Макмиллана. — Минус десять баллов за неподобающие слова, мистер Макмиллан, — недовольно сказал, профессор Флитвик. — Наказание Вам назначит ваш декан, профессор Стебль. — Гарольд злорадно ухмыльнулся, и тот наградил его ненавидящим взглядом.

* * *

Незаметно пролетел и месяц сентября. Листья деревьев, начали желтеть и тихо падать с веток. Гарольд стал лучшим по всем предметам, и на занятиях получал только самые высшие баллы. Его врожденное честолюбие с каждым успехом стремилась в потолок, с целью проявить себя. Профессора Люпин, Флитвик, Стебль ставили его в пример другим. Даже Макгонагалл, у которой Гарольд не входил в любимцы, в отличие от Поттера, Грейнджер, и Уизли, ставила ему приемлемые оценки. Преподавательница трансфигурации всегда как-то трепетно наблюдала за ним, и пусть хоть хвалила его за успехи, без него он чувствовал себя более комфортно. Профессор Снейп также хвалил его, хотя Гарольд чувствовал, что он настороженно относится к нему и не проявляет язвительных манер. На досуге Гарольд читал книги в библиотеке или изучал этажи замка. Перед сном он обменивался ядовитыми репликами с Малфоем, ловя на себе каждый раз, неприятные взгляды его головорезов Крэбба и Гойла. Круг его общение по-прежнему ограничивался Теодором и Дафной. В безоблачные дни они пару раз выходили на прогулку вне территории Хогвартса. И все же близко сойтись с ними Гарольд не смог или не хотел. Нотт обожал квиддич. Гринграсс же любила посудачить с подругами; Гарольда же в свою очередь, все это не интересовало, и он с головой погрузился в учебу. Первого октября, вечером, Гарольд засиделся в библиотеке. За окном снова шел дождь, и в читальном зале было довольно много учеников, делающие домашнее задание. Десятки левитирующих свечей освещали зал ярко. Гарольд давно разобрался с уроками и читал свежий выпуск «Ежедневного пророка». Заголовок газеты, так и выкрикивал прочти меня:

Темный Лорд издавна считался олицетворением зла для всего магического сообщества. Несколько десятилетий назад на пути к власти он залил Землю кровью волшебников-маглов, и только c помощью Ордена Феникса во главе Альбуса Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдора, чудом удалось его остановить, отправив в мир мертвых. Однако одно из великих пророчеств предупреждало, что Тот-Кого-Нельзя-Называть вернется и отомстить за свою погибель.

Гарольд почувствовал, как в душе разрастается страх. — Гарольд? — носящий это имя вздрогнул. Перед ним стоял Альбус Дамблдор, внимательно рассматривавший газету. — Профессор... Дамблдор? — удивившись неуверенно пробормотал он. — Я вижу ты встревожился, — голубые глаза профессора внимательно осматривали его из-за стеклянных овалов очков. — Тот-Кого-Нельзя-Называть и вправду был так силен? — неожиданно даже для себя, прямо спросил Гарольд, указав тонким пальцем на газету. — Лорд Волан-де-морт — Тихо прошептал он, — один из величайших волшебников, если не самый великий, — кивнул Дамблдор. — Я не хочу чтобы ты, Гарольд, верил небылицам, что он возродится. Уже в похолодевших глазах профессора мелькнул гнев и грусть. Гарольд не мог точно сказать, была ли это ненависть к выше упомянутой личности, или к нему. — Профессор… — Гарольд старался вернуть самообладание, но голос предательски дрожал. — В чем секрет могущества Того-Кого-Нельзя-Называть? Дамблдор прищурился и бросил пронзительный взгляд на его левую руку. — Ты еще слишком мал, Гарольд, чтобы думать о таких вещах, — сказал он и, поправив складки серой мантии и вернув добродушное лицо, быстро направился к выходу.

* * *

В половине четвертого Гарольд вместе с остальными слизеринцами шел на первый урок полетов. Октябрьский день выдался пасмурным и необычайно холодным. Хотя стояла только середина осени, при выдохе из-за рта выходил пар, как зимой. Гарольд посмотрев на себя в отражении лужайки напротив Запретного леса и почувствовал глубокую тоску. Его не развеселил даже визг Мелании, наступившей на проползавшего по влажной траве слизня. С детства Гарольд недолюбливал спорт. Будучи таким высоким, он всегда был худшим в спортивном зале. Его спина и небольшие бицепсы, которые мог бы обхватить пальцами ребенок, вызывали вечные насмешки. Гарольд надеялся, что хотя бы в волшебном мире не будет спорта. Но в воскресенье он получил объявление о первом уроке полетов, который должен проходить с гриффиндорцами. — Я так хочу, попасть в команду по квиддичу, — пробормотал мечтательно Нотт. — Первогодкам нельзя играть, — сделал замечание Гарольд. — Может, я стану исключением? — с надеждой вздохнул Теодор. Драко и Винсент фыркнули. Гарольд сморщился, слушая, как Мелания Берк рассказывает о своей технике летать. Гарольд был уверен, что Берк врет, она врала почти всегда. — Наш Гарольд трусит летать… — важно протянула Мелания, перехватив его взгляд. Ее голубые глаза сверкнули задорным огоньком. Слизеринцы разразились хохотом. Гарольд с яростью посмотрел на Меланию. Несмотря на холод на улице, она не укуталась в плащ, как другие девчонки. Гарольду взбрела в голову мысль, что она хочет показать свою красоту другим, заодно с новыми ботинками. К разочарованию Гарольда, так и оказалось, даже Нотт таращился как идиот. — Гляди, грифы припёрлись, — воскликнул с усмешкой Теодор. На поляну вышли около десяти гриффиндорцев. — Какая удача, сегодня, мы сбросим с метел пару слизняков, — усмехнулся младший Уизли. — Неужели, а с каких пор бродячие кошки научились летать? — с усмешкой воскликнул Драко. Слизеринцы, поддерживая его слова расшумелись. — Замолчите, мистер Уизли. Что вы тут устроили мистер Малфой, — на поляну на метле прилетела женщина с короткими седыми волосами и желтыми глазами, как у ястреба. — Я, Роланда Хуч, буду вести уроки полетов. Чего ждете — становитесь к метлам. Гарольд неохотно сбросил плащ со спины и вздохнув посмотрел на метлу. Пережив в детстве три перелома, он с невеселием думал о том, насколько больно упасть с такой высоты. — Здесь есть кое-кто, кому понадобятся уроки полетов,— Драко Малфой, насмешливо посмотрел на него. — Умение летать — это наследственный дар, и у грязнокровок, боюсь, таких талантов нет. — Мне тебя жаль, если ты считаешь полет на палке, даром, — с едким тоном произнес Гарольд. — Спокойно, мистер Реддл, — женщина вышла в центр учеников. — Итак, после моего свистка вытяните правую руку над метлой и скажете «Вверх!» — кивнула профессор. — Раз, два, три… Гарольд вытянул левую руку и с удивлением обнаружил, что метла даже не дернулась. Почти все гриффиндорцы и слизеринцы держали в руках метлы. Лишь у него, Мелании и еще одной слизеринки, Милисенты Булстроуд, метлы остались неподвижными. — Отлично, — заметила профессор Хуч. — Кто не сумел поднять метлы, пытаются снова. Остальные взлетают по моей команде. Первым оторвался Поттер. Немного осмелев, он направил метлу вверх и стремительно взмыл в небо, остановившись лишь когда очутился примерно в сорока футах над землей. Малфой не мог уступить гриффиндорцу первенства. Едва коснувшись ногами лужайки, он взлетел навстречу Поттеру. За ними стали подниматься Нотт, и остальные гриффиндорцы. — Что грязнокровка, не получается? — пролетев на метле, съязвил Малфой. — Все просто, змеям не суждено летать, — проговорив, рассмеялся Поттер. Ухватившись левой рукой за метлу и вытянув правую, он помчался к окутанному серыми клубами тумана озеру и полетел над ним, чуть ли не касаясь водной глади носками ботинок. Гарольд уже раздражённо произнес: — Вверх! — Но метла, как заговаренная продолжила валяться на земле. Гарольд почувствовал злость из-за унижения, это чувство он ненавидел больше всего.

* * *

Гарольд медленно шел по Залу Славы. Кубки и щиты с гербами, таблички и статуэтки отливали на солнце серебряными и золотыми искрами. Внимательно, Гарольд стал рассматривать кубок с именем некоего Джеймса Поттера, который получил награду за лучшую игру в квиддич. Гарольд решил, проверить эти кубки, так как это было хорошим началом поиска семьи. Через три стеллажа Гарольда постигло разочарование: никаких Реддлов и помине не было. Это, конечно, не говорило ни о чем: Зал Славы казался огромным. Но фамилия Реддл, похоже, не была известной в волшебном мире. Гарольд продолжал смотреть переливающиеся стекла, хотя голос внутри подсказывал, чтобы он не рассчитывал на успех. — Здравствуй! — раздался сверху мелодичный женский голос. Под потолком пролетало привидение молодой женщины. Темноволосая девушка с волосами до пояса и развевающейся до самой земли мантией, ее вид был высокомерным. — Здравствуйте, Елена, — мягко обратился к ней Гарольд. Он нашел ее имя в книге по Истории магии и знал, что она не отзывается на имя «Серая Дама». — Ты знаешь мое имя? — удивился призрак, подлетев к стеллажу. — Обычно меня зовут Серой Дамой, но я не отзываюсь на это прозвище. Ты всегда читаешь допоздна… Почему я никогда не вижу тебя в нашей гостиной? — Я учусь в Слизерине, — Гарольд показал на серебристый значок змеи. — Вот оно как. Я думала, ты на моем факультете… Большинство слизеринцев — отпрыски древних родов. Так как тебя зовут? — Гарольд Реддл, — ответил мальчик. — Можно попросить вас об услуге? Вы знаете что-то о Реддлах? — Увы, но я никогда не слышала о такой семье. — смутилась Серая дама. — Ты левша? — она удивленно посмотрела на его зеленый галстук. Гарольд удивлённо вскинул брови. — Да, это что-то особенное? — Я знала одного такого, он тоже был левшой. Но его имя... никак не могу вспомнить. — женщина хмурясь и тотчас же полетела прочь. Гарольд помчался за ней по каменным плитам и через пару минут выбежал в холл. — Елена! — громко звал он. — Елена, подождите! — призрак Рейвенкло не решась останавливаться, помчалась быстрее и пролетела через стену, оставив Гарольда одного в холле. Опустившись на бетонные ступеньки, уставился себе под ногу. — Черт...

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты