House of Cards

Гет
R
В процессе
49
автор
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 10 частей
Описание:
[Soulmate-AU]
Для Цукасы связь истинных казалась чем-то нереальным и необъяснимым, и потому всегда отвергал чувства своей подруги.
Но как быть, если общество не признаёт "еретиков", а ты ещё умудрился влюбиться в того, у кого же есть истинный?
Посвящение:
Цукасенщикам.
Мандаринкам.
Себе<3
Примечания автора:
Велкам ту Страдания-хаус эгейн

Снова гет, снова ангст, но обещаю хэппи-энд:33
Персонажи будут добавлены по мере развития истории (подозреваю, будут только те, кто больше всего фигурировал).
https://vk.com/minmin96 - группа в вк
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
49 Нравится 30 Отзывы 16 В сборник Скачать

Chapter 2.2 — Weeping a silent cry

Настройки текста
      В аудитории хранилась гробовая тишина. Лишь изредка студенты шуршали экзаменационными листками и щелкали кнопками ручек, думая таким образом снять гнетущее напряжение. Однако это раздражало, особенно тех, кто пытался внимательнее вчитаться в заданный вопрос и отлично ответить на него.       Цукаса лениво крутил в руках автокарандаш, вспоминая изученный материал по гипоксии. В голове прорисовывались различные диаграммы и схемы, коих им чертил на белой доске лектор, но кое-какие детали вспомнить не мог. Мысленная нагрузка продолжалась около трёх минут. Смешно, что до экзамена он хорошо помнил каждый столбик и строку в схемах. Похоже, тягостная атмосфера, нависшая над ними, влияла и на него.       Впрочем, с ним такое не впервые.       Как только прозвенел звонок об окончании пары, Шишио устало выдохнул и передал листок «надзирателю», не сводившему с него глаз дольше в отличие от остальных. Тот беглым взглядом пробежался по ответам медика и довольно хмыкнул. Видимо, вышло не так уж хреново, как Цу думал. Преподаватель кивнул головой в сторону двери, мол, можешь быть свободным. Долго просиживаться на месте студент и не думал: наскоро собрал принадлежности и покинул душное помещение. «Ещё один экзамен — и домой», — непринуждённо мелькало в голове.       Порой, быть отличником — не всегда хорошо. Всё внимание учителей направлено на тебя, и они ждут от тебя наилучших результатов. Цукасу это немного удручало, но этих людей можно понять: большинство стремятся сделать из него лучшего в невролога, ну, а некоторым попросту могут платить дополнительные проценты за положительный рейтинг в списке учителей. Как бы то ни было, Шишио не нравилось чувствовать давление на свою скромную персону. Ему вмиг вспоминалось о нелёгких днях, когда усердно тренировался во благо своей сестрёнки и приходилось терпеть назойливых тренеров. Кроме большой прибыли их ничто не интересовало в школьнике, отчаянно старавшемуся помочь семье. К его счастью, та жизнь осталась позади.       Минуя длинные коридоры, пропахших спиртом, металлом и резиной, парень остановился у нужной аудитории, возле которой уже столпилось несколько человек с исписанными тетрадями в руках. Решив последовать их примеру, медик так же взял свою лекционную тетрадь и до следующего звонка повторял то, что запоминалось труднее. Разумеется, семи минут на это ему не хватило. Но когда ему попался довольно лёгкий тест с семью вопросами, Цу беззлобно в мыслях взвыл: «Какого чёрта я учил?». Лишний раз повторить изученное не помешает, только вот трагедию устроить студент тоже обожал.       После успешной сдачи экзаменов, Шишио отправился в фитнес-зал в Сугинами. Спортивная сумка со сменной одеждой покоилась на коленях, а сам решил чуточку вздремнуть, пока не доберётся до нужной станции.       В прошлом он часто занимался здесь, и с тех пор у него осталась карточка постоянного клиента. Причём, с неплохой скидкой. А так как студенты предпочитают не тратиться на «лишнее», подобные плюсы играют на руку. Цукаса хоть и бросил борьбу, но следить за своей физической формой не перестал. Старается по крайней мере. Посещений пару-тройку раз в неделю вполне хватало, чтобы «кирпичное пузико» было идеально и приковывало восхищённые взгляды (как бы он не отрицал, но иногда ему нравиться ловить охи и ахи девушек, неравнодушных к накаченным парням).       Сквозь полудрёму он Шишио услышал нелюбимый рингтон входящего звонка и нехотя вынул из кармана куртки телефон. «Минами» светило на фоновой заставке. Над её именем прыгали кролики, в чьих глазах плясали розовые сердечки, — миленько и простенько, спору нет. Подружка настояла на том, чтобы в его телефоне была именно такая заставка. Ну, а Цу попросту не мог сказать нет. В принципе, счастливые зверюшки ненадолго поднимали настроение и менять заставку на привычный светло-зелёный тон не хотелось.       — Алло?       — Привет, — чуть слабым голоском сказала Хокутодзай, — как экзамены? Хорошо написал?       — Да, всё как обычно. Вымотали, правда. Но, думаю, на тренировке взбодрюсь.       — О, так ты в «Харлем» едешь? Здорово, — журналистка слышно обрадовалась такой новости. — У меня небольшая просьба к тебе, если тебя это не затруднит.       — Что такое?       — Помнишь, я хотела купить камеру для практики? Я не могла найти нужную модель у нас, и подумывала найти в Сугинами или Сэтагая. Так вот, не мог бы ты посмотреть её в магазине, пока ты будешь в Сугинами? Я если что отправлю фото.       — Хорошо. Напомни мне через три часа: я пообедаю и немного прогуляюсь по центру.       — Океюшки, спасибо, Цу-кун! Я у тебя в долгу.       — Нет проблем, — улыбнулся медик и отключился.       Хокутодзай уже сейчас готовится к практике, что будет после сессии. На кафедре ей предложили хорошую вакансию в столичной газете, и просят лишь собственную камеру, ибо начальство ни за что не предоставит профессиональное оборудование стажёрам. Пускай Минами и отлично справляется со своей ролью журналистки и подаёт огромные надежды, но даже такой прилежной студентке лёгкий путь ограничен. Ничего, ей несложно купить камеру, к тому же она давно грезила о своём маленьком друге, который будет помнить каждую мелочь её жизни.       Упорство и целеустремлённость подруги вызывает восхищение и радость за неё. Цу не может не улыбнуться и позволить теплу распуститься прекрасным бутоном в сердце. В чём-то они да похожи, но Минами более энергична, чем он.       Они любили друг друга, но дальше дружбы это не заходило до поры до времени. Неожиданно Минами загорелась от того, что начала чувствовать к Цукасе нечто другое — глубокое и трепетное чувство, распространяющееся сладкими волнами по всему телу, — и она сразу подумала, что они избранные. Метки не появились, но связь ощущалась. Шишио чувствовал её, страшился и потому отталкивал Хокутодзай, отрицал её слова. К счастью, их дружба сохранялась на уровне прежней дружбы: без приставаний, без корысти…       Так и хочется, чтобы ничего не менялось. Ведь это намного лучше неземной любви. Цукаса просто не представляет, какой сложится жизнь, если…       Мысли прервались гулом оповещения о прибытии на станцию.       Столпившиеся у дверей люди толкались, едва ли не падая друг на друга, и парню становилось дурно. Не только из-за тесноты, но и из-за терпкого букета смешавшихся запахов духов. Цу поднял голову, дабы не внюхиваться в тошнотворный запах, пускай это мало спасало. Как только люди рассосались, и он оказался среди невысоких зданий станции, студент облегченно выдохнул. Не то чтобы здешний воздух отличался завидной чистотой, однако он намного лучше сладкой и пресной парфюмерии. Крепко зажав в ладони лямку, Шишио направился к парковке со скучающими таксистами.       Ехать в машине было довольно комфортно. Таксист не любезничал и не грезил желанием разговорить молчаливого пассажира, бесцеремонно пялившемуся в экран телефона и рассматривающему небогатую фотографиями галерею. Серый и полумёртвый пейзаж района навевал тоску и клонил в сон. А Цу не хотел заснуть прямо перед тренировкой. Прошло не более двадцати минут, прежде чем он доехал до нужного заведения.       Охрана встретила его с улыбкой и радушием, как старого друга. Было бы здорово поболтать с такими же студентами, как он, но Шишио предпочёл отдаться на ближайшие полтора часа усердным занятиям на тренажёрах и битью груши. Разглядывая себя в зеркале раздевалки, студент с некой гордостью приметил, что пресс чудом выжил после весёлых будней. Слегка коснулся торса, проводя короткие дорожки вверх-вниз подушечками пальцев, — чуть-чуть мягковато. «Надо бы конфетки перестать есть», — подумалось ему, надевая майку. Полюбовавшись отражением пару минут, Цукаса вышел из раздевалки и направился прямиком в отдельный зал, где его ждала старая подружка, не раз пережившая его мощные удары.              Солнце скрывалось за высотками, облака рассеивались, являя миру туманный небосвод. Спешащие домой горожане сгустились возле светофоров, держа над головами зонты. Стоя среди этой гущи, накинув на голову капюшон, Шишио со скукой вперился взглядом в красного мигающего человечка, что должен был исчезнуть спустя тринадцать секунд. Ему не терпелось как можно скорее оказаться на другой стороне проспекта, где выделялся большой по ширине магазин электроники. Ослепительный свет, отдающий белым, приносил дискомфорт глазам, отчего пришлось потупить взгляд. Знай он, что заскочит сюда после тренировки, быть может, захватил бы очки. Даже стенды были слишком яркими — раздражало. Но ничего поделать: он всё-таки дал обещание Минами.       Внутри оказалось приятнее. Персонал тоже был очень приветливым, помогая ему найти модель и заранее поставить бронь на имя Хокутодзай. Дав девушке кратенький отчёт и получив дозу благодарности, Шишио со спокойной душой покинул магазин, ища глазами какую-нибудь забегаловку. В этом районе их не так уж много, что несколько печалило студента. Но среди них нашёл что-то более подходящее ему. Мини-кафе, готовившая вкусные удоны и рамены, несладкие пирожные и гонконгские вафли, плюс разный ассортимент напитков. Студенту просто рай, а не кафешка.       Шишио уже двинулся туда, однако его негромко окликнули:       — Сэмпай? — мальчишеский голос, ещё несломленный, приятный на слух. И довольно знакомый.       Студент обернулся и увидел перед собой юношу, одетого в тёмное кэйкоги, с длинным кожаным чехлом за спиной. В руках он держал полупустой пакет с купленной едой.       — Мацуказе? — улыбнулся Цукаса, потрепав младшего брата Модзу по голове. — Ты какими судьбами здесь?       — Мы с ребятами только что из вон того ресторанчика вышли, — юноша показал в сторону сквера, за которым взаправду виднелось недорогое, но роскошное заведение, — а потом я тебя здесь заметил.       — И вас впустили туда? Не думаю, что ресторанчики будут впускать детей.       — А мы со взрослыми ужинали. Было недолгое собрание верхушки с учениками, — чуть замялся Мацуказе, теребя край кэйкоги.       — Но почему-то ты не выглядишь довольным. Случилось что?       — Есть такое, но глава просил нас не беспокоиться об этом — он сам всё решит. Ну, я немножко расстроился из-за новостей.       Шишио с минуту вглядывался в лицо юноши, чувствуя сильную тревогу. Похоже, дела обстояли ужасные. Слава Богу, что не проблемы с друзьями.       — Не забивай голову пустяками. Если ваш глава сказал, что решит, то так оно и будет. Вам стоит только поддерживать его.       — Да, знаю, — Мацуказе тяжело выдохнул. Затем его внимание привлекла чёрная тойота, с тонированными окошками, чьи фары загорелись. — О, кажется, глава уже уезжает.       Цукаса поднял взгляд. Невысокого роста женщина стояла к ним спиной, разговаривая по телефону, одновременно открывая дверь машины. После недолгого звонка она завела мотор и уехала в сторону квартала Сёан (он успел увидеть номерной знак машины — 83-51). Внутри был ещё один пожилой мужчина, видимо, глава додзё.       — По-моему, тебе тоже стоит возвращаться домой. Тяжёлый денёк выдался.       — Угу. Рад был повидаться, сэмпай! — Мацуказе заметно оживился и бодро улыбнулся студенту, на прощание помахав рукой.       Надо будет спросить у Модзу, что же такого приключилось с додзё. Уж он-то должен был знать, ибо когда-то тоже занимался там.       Как ни странно, аппетит умудрился пропасть. Кафе манила своими вывесками и дешёвыми ценами, однако Цу зашагал прочь, ловить такси.              

***

      Неделя экзаменов успешно пройдена, и Цукаса мог спокойно дописывать последние разделы к курсовым работам. Ничто не тяготило, разве что «удавшаяся» личная жизнь.       Во-первых, он всё чаще стал задерживаться на парах госпожи Ишигами вместе с Хромом. Ничего не подозревающие думали, что Шишио был просто для поддержки геолога, неожиданно решившему напроситься в стажёры в JAXA. Сей порыв студента впечатлил Сенку, и она пообещала найти местечко в кабинете исследования иноземных материалов.       Зачастую Хром расспрашивал учёную о непонятных моментах, коих находил в учебниках. Вопросов было так много и Сенку могла ответить на все, что глубоко поразило Цукасу. Ему показалось, что она знала каждую мелочь науки, каждую её изюминку. Абсолютный гений. И чем больше парень видел в ней эту черту, тем больше ему хотелось слушать её. Просто слушать, даже если многого не понимал. Или попросту смотреть на её сияющее лицо, когда женщина объясняла ту или иную мучающую Хрома проблему. Та сторона, что частично открылась ему в парке, вмиг стиралась, показывая ему энергичную и по-детски радостную Сенку, в чьих алых глазах загоралось очень-очень маленькое пламя. В них не было пустоты, уныния и боли, которую ненароком уловил на одной из пар. В тот миг что-то кольнуло сердце, его тянуло к учёной, дабы заключить в крепкие объятия, отгородить от всего мира. Но то было так мимолётно, что он ничего не успел сообразить.       Сенку умела легко меняться в настроении.       Или она легко пряталась за маской.       Во-вторых, Минами впуталась в драку с одногруппницами. Из-за него, да.       Как-то журналистки, собравшись в баре, начали тему истинных и пошло-поехало. Кто хвастался, что уже нашёл соулмейта, кто плакал, кто скептично отнёсся ко всему, и Хокутодзай просто-напросто бросила давно всем известную фразу: «Цукаса — мой истинный». Опьяневшие студентки, разумеется, не могли не подлить огня в масло. «Ошибаешься», «Дурочка, такого быть не может», «Я более чем уверена, что у него будет кто-то другой. Я, например.» — подобные слова злили, разрывали сердце и Минами вскипела, не выдержав давку. Она была на сто процентов уверена и ничто не могло пошатнуть её. Очевидно, развязалась драка между ними на заднем дворе.       Цукаса едва спас подругу от разъяренной журналистки, державшую в руках разбитую бутылку. Пришлось накричать на всех и вдолбить им в головы, чтобы не лезли не в своё дело. А ещё не подумав ляпнул: «Она моя». Цу не понимал, как мог сказать такое, но это спасло девушек от ненужных последствий. И до самых дверей в общежитие не понимал, а когда вспомнил значение собственных слов, вся его дрожь передалась подруге, отключившейся от бурной попойки. Оставалось лишь надеяться, что Хокутодзай не восприняла его слова всерьёз, а лучше забыла. Да, так намного лучше.       Третья причина возникла вчера. Хокутодзай всё вспомнила. Точнее ей настучали.       Врать совершенно не хотелось. Минами очень впечатлительная и ранимая, с ней нужно быть предельно осторожным. Как бы она не строила из себя крутую девицу, ловящую влюблённые взгляды от одиночек, Хокутодзай слаба внутри. Цукаса не хочет быть причиной её слёз, но и себя подставлять тоже не выход. А потому сказал, как есть: что ему пришлось поступить так, иначе её бы зарезали «подружани». Ясное дело, Минами расстроилась и обиделась, но всё поняла. Истерику не закатила, в любви в который раз не признавалась — и на том спасибо.       Казалось, всё встаёт на свои места.       Шишио стоял у балкона со стаканчиком горячего кофе и сонно смотрел на картину, представшую перед глазами. Обычный ноябрьский день, ничем не отличающийся от октябрьского или сентябрьского. Такая же унылая обстановка. Тихая и умиротворяющая. Он, конечно, не философ, но поболтать с самим собой о бытии иногда любил. Хоть, занятия давно закончились, Цу захотелось постоять здесь и поразмыслить, понаблюдать за студентами, гуляющими парочками и немного заскучать.       Невольно ему хотелось тоже походить по тропинкам, посидеть в беседке со своей любимой, греться её теплом и счастливой улыбкой. Просто отдалиться от всего мира, где могли бы быть только они вдвоём.       — Цукаса! — Хром в своём репертуаре подкрался сзади и крикнул во весь голос. Медик нехотя повернулся к нему лицом. — I need your help!       — Что-то многим моя помощь нужна в последнее время. Что случилось?       — Присядем-ка, — друзья сели за лавочку, и Хром оттяпал стаканчик с остатками кофе, чтобы просушить горло. — Короче, мне только что позвонила Ишигами-сама, — Цу заинтересованно посмотрел на геолога, — сказала, что ей некому оставить дом под присмотр и просила меня о помощи. Представляешь?!       — Не особо.       — Забей. Сказала, у них там будет насыщенная конференция, прям очень, и её не будет дома до четверга.       — Мне любопытно, почему она просила тебя присмотреть за домом. Можно было бы оставить всё на соседей, нет?       — Я тоже так подумал, но… было уже поздно, — почесал затылок Хром, глупо улыбаясь.       Шишио вздохнул. Другого от друга он точно не ожидал.       На деле, присмотреть за домом не так уж сложно. Прибраться, поухаживать за растениями или животных покормить — если, конечно, это подразумевала Ишигами-сан. Выглядело странно, что она решила доверить свою обитель студентам, которые вроде как ей и друзья, но в большей степени они ведь ей чужие. С другой стороны, Цукаса радовался, что учёная доверяла ем… кхм… им.       Интересно, какой у неё дом? Такая персона, как она, точно должна жить в каком-нибудь элитном районе, в собственном коттедже и прочим дорогим хозяйством.       — Может, ещё и девочек позвать помочь? — спросил Хром, задумчиво пялясь в потолок.       — Домработница из тебя никудышная всё равно — и думаю, всё же стоит. Хотя, я и один мог бы справиться.       — Ой, да брось, как будто ты вся такая идеальная горничная, — прыснул геолог, получив тумаков по голове.       — Поговори мне ещё тут. Пошли.              — Ого-го, а домик сэнсэя зачётный.       Девушкам предложение парней очень понравилось. С учёной они не так уж много контактировали, нежели Цукаса с Хромом, но помочь женщине не составит труда. Амариллис явно загорелась вдохновением, ибо она уже несколько минут что-то активно строчит в своём блокноте. Одновременно бросала краткие, невнятные фразочки, время от времени пугая своей фантазией. Конечно, друзьям давненько известно, что писательница выбрала Сенку своей потенциальной жертвой и лучше бы её остановить, да вот только горящую энтузиазмом девушку ничто не сломит. Пришлось махнуть рукой и смириться, лишь бы Мари не пересекла границы дозволенного.       — Надеюсь, тебе сказали, где достать ключи? — спросила Минами, укутываясь носом в куртку.       — Да-да, под ковриком он, — ответил Хром и подбежал ко входной двери. Под шерстяным ковром, со смешным лицом какого-то персонажа аниме, прятался медный ключ. — Вот, ты где, красавчик. А теперь…       Зайдя в просторный двухэтажный дом, студенты в унисон ахнули, подивившись скромности интерьера. Очевидно, из дорогих материалов, но мебели здесь было смехотворно мало, кроме самого важного. Разве что кухня отличалась богатой обстановкой — тут даже телевизор был. А вот бар только подогревал любопытные сердца.       — Даже не думай, — недобро зыркнул на Модзу Шишио, когда его шаловливая рука потянулась посмотреть содержимое шкафа.       — Да я только посмотреть! Ну, и попробовать…       — Мы здесь не для этого, — потянула возлюбленного на себя Хомура, садя его на один из стульев. Ей задний двор показался куда интереснее, и она подошла к окну, но вдруг увидела пепельницу и пачку сигарет. — Оу, — только и смогла выговорить девушка, с долей отвращения осматривая красивую упаковку.       — Эй, идите сюда! — крикнул с лестницы геолог, зовя всех на второй этаж.       В коридоре было всего три двери, по всей вероятности, спальные комнаты. За двойной скорее всего была спальня Ишигами и её мужа. А вот остальные две?       — Я кое-что слышал отсюда, — шёпотом произнёс парень, приложив ухо к двери, почти в самом конце коридора.       Девушкам тоже стало интересно, и они буквально вдавили беднягу. Не рассчитав силы, четверо с грохотом ввалились в комнату, чудом не сломав дверь.       — Дубины, вы что творите? — занервничал Шишио, помогая девочкам встать.       — Мы не специально, так получилось, — тихо оправдывались они.       Вполне обычная комната, выполненная в светлых тонах. Просторная, впрочем, как и все другие комнаты в доме. В углу стоял компьютерный стол, на котором небрежно лежали изрисованные листки и всяческие фигурки; напротив него — небольшая кровать с двумя подушками; у окна покоился телескоп. Прибор тотчас был завоёван Хромом, словно в первый раз держал подобное в руках. То и дело он бормотал под нос «круто» и «я тоже такой хочу». Других эта комната ничем особо не впечатлила. Однако Цукаса чувствовал нечто странное, словно коты скребли его грудную клетку. В какой-то мере ему даже стало невыносимо попросту находиться здесь. Что-то шептало ему валить отсюда, да поскорее, но причины не знал.       В чём проблема? Это ведь обычная комната!       Вдруг Шишио почувствовал на себе чей-то взгляд. Обернувшись, он встретился озадаченным взглядом с большими янтарными глазами, что блестели страхом и интересом. Держа в руках пакетик сока, их обладатель прошёл немного вперёд и слегка поклонился прибывшим.       — Здравствуйте, — неуверенно сказал он тоненьким голосом. — Вас мама прислала, да?       Цукаса забыл, как дышать. Сердце колотилось, как бешеное. В этот миг его мир рухнул на части.       Этот беловолосый мальчик… сын Ишигами-сан?
Примечания:
Время неожиданностей!))
Надеюсь, вас такой поворот событий не слишком озадачит. Хех, ну ладно. Жду ваших отзывов(❤´艸`❤)
https://vk.com/photo-177974197_457239521 – арт к главе
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты