Закон Смирения

Смешанная
NC-17
Завершён
6
Размер:
217 страниц, 34 части
Описание:
Очутившись однажды на улице, что остается человеку, кроме как уповать на судьбу? Куда эта "бутылка в море" отправиться, и куда в итоге придет?
Примечания автора:
Этот фанфик является прямым продолжением моей предыдущей работы ("Закон Связи"). В нем идет повествование спустя десть лет от предыдущей части.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 26

Настройки текста
      Время шло.              Когда компания приехала Джолин вышла из кареты и взяла Джорно за руку — повела ко входу. Они прошли во внутрь и обнаружили оживленную толпу: кто-то сидел на креслах и разговаривал, кто-то танцевал, кто-то разносил напитки, а кто-то их пил и беззаботно флиртовал.               Помещение освещали огромное количество люстр, но, все равно, была полутьма. В центре зала была лестница на второй этаж, где и проходил бал. На первом этаже было относительно тише и спокойнее; только несколько человек пили шампанское и разговаривали.              Джорно остался с Фуго, а Джолин, условившись с юношей, когда они поедут обратно, отправилась с подругами на второй этаж поместья.              Джорно повел Фуго за собой:              -Не отставай от меня. Сказать по правде, я хочу тут кое с кем встретиться. — Джорно выглядел серьезно. Впервые, за все время его службы, он увидел этого парня серьезным. Он стал таким когда Джолин ушла, и выглядело это словно он выдохнул с облегчением. Джорно смотрел на него, чувствовалась встревоженность. Он перешёл на дистанцию с ним: уже не норовил приблизиться к нему, обнять, взять за руку. В одночасье, полностью изменил свое поведение.              -С человеком, который сегодня отправил вам письмо, верно? Он ждет вас сегодня тут?              Джорно кивнул:              -Фуго, хоть ты и слуга, в первую очередь, Джозефа, за эти несколько месяцев ты был на моей стороне и закрывал глаза на многие мои вольности. Я сказал, что ценю это, возможно, ты пропустил это мимо ушей, но, я повторю: за твою верность, я доверяю тебе самые важные моменты своей жизни. Ты, скорее всего, не знаешь обо мне ничего, но если ты проявишь сегодня рассудительность, я тебе расскажу все что знаю сам. Только, прошу, не передавай ничего Лорду Джостару. — Джорно вдруг стал очень спокойным и покорял Фуго своей решимостью. - Я хочу верить, что не ошибся в тебе.              -Я вас понял, мой принц. — Фуго склонил голову. — Но прошу, скажите, кто вас сегодня ожидает?              -Гвидо Миста - мой возлюбленный       -Ваш. — Фуго ощутил стыд. — Вы хотите побыть с ним наедине?       -Это не обязательно. На самом деле, я хочу с ним поговорить, но так как мы договорили везде быть вместе, тебе нет смысла от меня далеко отходить. -Джорно взял Фуго за руки. Ощущалось чувство потерянности на душе. Его нельзя было скрыть, но он пытался. Фуго показалось, что Джорно все понял. — Мы поговорим при тебе, я тебе доверяю, и буду рад, что ты ответишь тем же.       Джорно пошел дальше - Фуго за ним. То доверие, о котором говорил Джорно, для Фуго давалось с переменным успехом: когда за тобой закрепляется ярлык хорошего слуги, сложно вести себя иначе. Однако, нельзя быть для каждого хорошим. Он безусловно, хотел от себя только отличной службы, учитывая его положение в обществе: никогда не старался лебезить, направо, и налево, чтобы добиться положения, — он из другого теста. Ему действительно было велено с самого первого дня шпионить за Джорно, и докладывать все что только можно. Фуго считал, что такая служба не заслуживает уважения, по крайней мере, у себя самого. Он не хотел стараться оправдать своего принца в глазах лорда, он просто наблюдал за ним. Потому что, в какой то мере, он был очарован этим человеком.              Джорно прошел на балкон: на нем открывался вид на большой сад с лабиринтом из кустов. Было красиво и богато, настоящий замок в лучших традициях средневековья.              -Хотелось бы мне потеряться там, чтобы меня никто не нашел. — Задумчиво произнес Джорно в пустоту, не следя за тем, что он произносит вслух. Фуго стоял рядом. Глядя на Джорно нельзя было сказать точно, что это за человек, откуда он? Впечатление о нем складывалось однозначное, и самое ошибочное, так как, юноша не стремился показываться себя истинного никому.              -Знаете, мой принц, мне правда кажется, что вы не созданы для дворцовой жизни. Душой вы всегда в другом месте, а не здесь и не сейчас. Одно время, вы можете быть очень несерьезным и капризным, а в другое уже властным и строгим. Это проявляется во всех сферах жизни. Я знаю, что вы сбегаете в лес, подолгу остаетесь там, прикрываясь тем, что подолгу засиживаетесь в комнате и спите: вам тяжело жить взаперти… Я хочу, чтобы, однажды, вы нашли место в этом мире…       Джорно смотрел на Фуго, не проявляя эмоций.              -Фуго, ты знаешь обо мне больше чем многие, почему ты так говоришь? Я доверяю тебе потому, что несмотря на то, что я создаю тебе довольно крупные проблемы, ты продолжаешь быть на моей стороне. Ценю ли я это? Ты сам это прекрасно знаешь. Я уже сказал, что для меня сейчас остался только один человек, что способен меня защитить — это ты. Но, я надеюсь, скоро все изменится, и нам с тобой, и всем вокруг станет легче…              -Мой принц.              Джорно стоял и смотрел на фонтан, что бил вглубь сада; было приятно наблюдать за таким проявление природы: он находил в этом ландшафте себя, такого естественного, честного, но при этом, подстриженного, и выставленного для всеобщего обозрения, для того, чтобы созерцать красоту приемлемую, безопасную. Но когда красота имеет только одну сторону — прекрасную, она теряет все свои иные, немаловажные свойства, и становится пресной и пустой.              Джорно откинул голову назад, потом перекинул ноги на перила и сел на них.              -Фуго, подойди ближе. Я хочу спросить тебя. Ты учишься в институте на врача, ведь так? Такая сложная профессия: ты хочешь спасать жизни людей, ищешь ответы на свои собственные вопросы, или может ты хочет стать известным и богатым? Для чего ты изучаешь такие сложные вещи?              Фуго стоял и смотрел на Джорно, не понимая сути вопроса. Он был задан так неожиданно, и без какого-либо контекста, что складывалось впечатление, что Джорно над ним просто издевается.              -Я хочу вылечить маму моего друга.              Джорно замолчал. Былой лёгкости и след простыл, он был из такого типа людей, что слушая о печалях, что происходят относительно рядом него, не мог пропустить их мимо ушей; он затих, и смотрел в глазах своего слуги.              -Он тебе дорог? Тебе невыносима та боль, что испытывает он?              -Вы правы, я его встретил случайно. Сейчас по дворам в городе Н бегают много беспризорных детей; они воруют, бывает даже совершают какие-либо крупные преступления. Я бы их назвал волками, но по одиночке. Они не бандиты, у которых есть определенный лидер и цели, они нечто иное, дикое - неорганизованные звери, которые только и заняты тем, чтобы выживать. Из-за войны многие отцы и матери погибли, оставив своих детей одних в этом мире. Совсем маленькие, они не были пригодны для службы и остались без пересмотра. Однажды, прогуливаясь по улице, ближе к вечеру, я заметил мальчика, что рылся в мусоре, словно собака, ища себе еду. Он был абсолютно один. Я с опаской подошел к нему, но когда окликнул, он в убежал в ужасе в подворотню — так я его потерял из виду. После, я стал приносить к тому месту немного еды, и вскоре, он начал появляется мне на глаза. Он словно дикий зверь, показался мне очень несчастным из-за своего страха к людям. В городе, где праздно разъезжают люди, выпивают, веселятся и поют, живут такие дети, что могут бояться обычного проявления доброты. Я узнал, что у него глазная инфекция, как и у его матери. Ее не могут вылечить в этом городе: все врачи были переправлены на войну. Она заканчивается, но несмотря на это, хороших врачей война не оставила.              Джорно слушал внимательно, вглядываясь в глаза Фуго. Он видел в них страх, смятение, словно, он боялся за кого-то близкого. Тут же всплыли в голове Бруно и Миста, и то, как сильно он тревожится за их благополучие. Фуго такой же: он боится за своего друга, больше чем за себя — боль и грусть в эмоциях, — честно проявились на лице его слуги, что делали его более понятным для Джорно. Ему нравилась честность в людях: с такими можно быть честным в ответ, и не боятся за свою правду.       -Я могу помочь твоему другу и его матери. Мне нужно лишь их увидеть.              Джорно был серьезен, видя в глазах парня такую решительность, невозможно было поверить в то, что он шутит. Он говорил серьезно и уверенные. Фуго был удивлен этому:              -Вы правда готовы помочь мальчику о котором слышали только однажды?              -Если бы была возможность, я бы хотел помочь многим и в большом количестве. — Джорно хотел обмолвится, что если бы не он, всех этих проблем и не было, но слова его слуги остановили его — вывели из задумчивости.              -С вашим положением и влиянием, у вас это непременно получится. Вы же — принц.              Джорно вздохнул с тоской и посмотрел на собеседника:              -Я просил, не называй меня так. Как бы я хотел, чтобы это проклятие сошло с меня. Ярлык, что клеят на меня люди… в первую очередь, я хочу что-либо не потому, что я принц — мне претит это положение. Я знаю, что есть люди мечтающие быть на моем месте, но я бы им всем отдал его. Я не знаю чего хочу, но точно не того, чтобы передо мной лебезили люди и натужно изображали верность. Я объявился неожиданно - никто меня не хотел, но я тоже, не хотел быть тут.              Джорно стал с перил и выпрямился. На веранду зашёл молодой парень в кожаных доспехах, с двумя кольтами на бедрах, он был прикрыт меховым плащом.       -Мог бы одеться поэлегантнее, ты же все-таки на балу.              -Лишних денег, на платья из золота у меня нет.              -Это Миста, я о нем тебе говорил, Фуго.              Джорно протянул руку в сторону Мисты и глядя на слугу уведомил его.              Фуго поклонился.              -Меня зовут Панакотта Фуго — я личный помощник принца Джорно.              -Это теперь так называется.              -Вы о чем?              -Не бери в голову, Фуго. — Джорно положил руку ему на плечо. После прошел к Мисте и крепко его обнял за шею, Миста прижимал его к себе за талию и крепко сковал его в своих руках.              Фуго наблюдал за этим, и после некоторого времени не осталось сомнений о действительной близости этих людей. Ему даже стало на мгновение завидно, что у кого-то в этом мире есть настолько крепкие узы, что через время и расстояние они способны так сильно желать друг друга рядом.              Фамильярность закончилась и Джорно вернулся в свой строгий вид, присел на перила и посмотрел сосредоточено на Мисту. Тот, в свою очередь, стоял скрестив руки и смотрел на Фуго.              -Он тоже будет слушать? Это информация должна быть доставлена лично тебе. Джорно, ты правда считаешь, что распространять ее будет безопасно для кого-либо?              -Я доверяю Фуго как себе. — Ответил Джорно, было необычно видеть его в таком амплуа, но не менее волнительно. Это занимало все внимание парня, и пусть перед ним разворачивалось что-то очень серьезное, он, все-таки, через себя не мог переступить и оторвать глаз от принца. — Говорить при нем можно все.              -Я не менее заинтересован в твоей безопасности чем ты сам, поэтому я настоятельно бы рекомендовал оставить то, что я скажу в тайне ото всех, но если ты действительно доверяешь ему так сильно что готов поставить на кон его жизнь, то это твоя воля. Я пришел передать письмо. -Миста протянул ему конверт, на нем была незнакомая Фуго печать, на обороте было написано большими заглавными буквами имя отправителя: «ДИО».              Фуго напрягся.              -Это письмо от твоего отца. Его мне передал Пуччи, письмо он попросить передать тебе лично в руки.              Джорно принял письмо, и его внимание было захвачено им. После того, как он попал ему в руки, парень больше не имел связь с людьми около него, его заботило только письмо его отца, для него; тот самый Дио, о котором говорили самые пугающие и чудовищные слухи, тот самый, что внушал страх одним звуком своего имени, являясь, в тоже время, его отцом. Отцом, что потерял сына и искал его все эти долгие годы. Человека, что все потерял и не смог оправиться, его чудовищная страсть была равна его удушающему смятению в душе; и вот, в этом письме, строки что написаны только для него — Джорно. Что может быть там написано, Джорно знал. Он знал наперед зачем Дио хотел связаться с ним, и пошел на риск быть раскрытым, только лишь для того, чтобы увидеть сына. Чтобы Джорно понял его послание правильно. Но правильно для Дио, является ли правильным, для него? Он не знал ответ на этот вопрос, он ощущал себя сыном Дио лишь наполовину, вторая половина была молчалива ,и, казалось, пуста.              -Это письмо… от моего отца, Миста ты же понимаешь что это значит?              -Он нашел тебя.              -Что мне делать, Миста?              Смятение в глазах парня переливалось со страхом что сидело глубоко в парне: еще мальчиком, этот страх был заключен в нем глубоко, за неимением найти ответ на ужасающий его вопрос, он заковал его в себе без ответа. Спустя время рана, что была нанесена, снова начала зиять, и создавала тревогу, что сродни фантомной боли.              -Ты хочешь его видеть?              -Я не знаю.              -Ты должен ответить на вопрос, тянуть больше нельзя.              Джорно напрягся, Фуго это заметил и решил вмешаться: помочь, успокоить Джорно.              -Джорно, вы в порядке? -Фуго положил руку на плечо Джорно, отчего тот легонько дёрнул им.              -Я не совсем в порядке Фуго. Я бы сказал, что я напуган... От чего? Понятия не имею. Но знать, это уже роскошь в моем положении. Почему все бояться Дио? Почему я боюсь его? Есть ли люди что не бояться, и кто они? Те кто не связаны с ним узами? Чем больше уз — тем больше страха?              Джорно спрятал письмо внутрь плаща и улыбнулся, в ответ на волнения Фуго. Он похлопал его по руку на своем плече и встал с перил.              -Спасибо тебе Миста что передал его мне.              -Что ты будешь делать дальше, ты так и не ответил.              -Я не знаю, но надеюсь, что удача будет на моей стороне.              Джорно был в смятении, и действительно, было видно по его лицу ту скорбь, что была в его душе. Причина по которой он страдал была предельно ясна - это незнание, не осознавание чувств к своему отцу, что появился так скоро и так неожиданно. Все в его жизни меняется, и не хочется признавать то, что он меняется сам. От прежней размеренной жизни и след простыл. Пусть та жизнь и была переполнена болью и слезами, но он ясно ощущал ее, был частью, знал что в любой момент мог прекратить и сбежать. Теперь, он находится в среде, не зависящей от него: где все за него решают обстоятельства, и они зачастую подстраиваются не под него, а под странные законы мира. Судьба играет с ним в игру, на кону которой его жизнь и осознанность этой жизни в нем.              Джорно пожал плечами, размял их словно желая снять напряжение и улыбнулся мужчине перед ним.              -Фуго, мы поедем домой. Я не хочу тут больше находиться.              -Постойте, а как Джолин. Вы же условились.              -Это уже не важно, Фуго. Скажи мне, что сейчас важно? Ничего. Пусть я бы даже условился с каждым человеком в этом поместье, это ничего не поменяло.              Джорно сошел на мраморный пол, прошел к Мисте и посмотрел ему в глаза.              -Ничего бы это не поменяло. Миста, где Буччеллати? Он знает о письме?              -Я ему ничего не говорил. Я не знаю где он, он пропал вместе с Триш.              -Вот как… -Джорно сдерживал эмоции, его голос казался полностью отстраненным, от чего создавалось впечатление холодной наигранности. Внутри ему было досадно, почему то, единственного кого он хотел сейчас видеть был Бруно: душа требовала его объятий, словно, только он мог согреть его замерзающие по неизвестным причинам тело. Было холодно. Джорно провел ладонью по лицу и стянул в глаз маску. Перед лицом Мисты появились испуганные глаза Джорно.       -Джорно… -Миста взял парня за плечи и вглядываясь в его глаза, хотел найти слова поддержки, но слов, увы, не было, из-за этого он чувствовал себя бессильным перед ним.              -Я хочу видеть Бруно.              -Я обязательно с ним свяжусь.              Джорно обнял того за шею и прижимался к нему, желая мнимое тепло тела возлюбленного. Но это не могло его успокоить. Он хотел плакать, но слез не было, в душе был мираж ощущения фарса — что все вокруг игра, декорации перед спектаклем- трагедией, в главных ролях которой весь мир, но лишь Джорно в опасности.              Фуго стоял поодаль, и видел как разворачивается трагедия внутри тонкого тела Джорно, столь хрупкого и вместе с тем крепкого и сильного: его спина, казалась, могла выдержать многие тяжести, именно сейчас он видел это в нем. Перед ним стоял его принц, чей лик создавал в сердце парня трепет — желание стремиться. Он вдохновлял его своими речами. Он знал, что Джорно сын Дио лишь номинально, но истинной причины так думать он не знал. Не знал он и то, как он связан с Дио: косвенно или прямо? Что вносило в его работу некоторые трудности, но все же он порой забывал, что прислуживает столь загадочной личности и видел в принце лишь парня, что мог легко говорить о важных и неважных темах, рассуждать как мудрец, и видеть в людях потенциал и желание помогать им. Даже, несмотря на то, через что ему приходиться проходить; даже, несмотря на свое прошлое и судьбу; даже, несмотря на сплетни, что о нем сочиняет двор, он остаётся человеком благородной души и справедливого сердца. Фуго хотел смотреть на него и идти за ним, видеть такое смятение на его лице было больно.              Фуго подошел к Джорно и положил руку тому на плечо. Миста спокойно посмотрел на Фуго и промолчал. Он не стал грубить, либо просить отстраниться от принца.              -Мой господин, прошу, если вам что-либо нужно я доставлю вам это. Фуго хотел утешить и без какой-либо задней мысли, желал любой ценой поднять настроение своему принцу.              Джорно отстранился от Мисты и улыбаясь посмотрел на Фуго.              -Что ты, Фуго. Я же сказал что мы скоро отправимся, мне невыносимо веселье беззаботных людей. Я хочу уединения. Только, я хочу попросить тебя об услуге. Найди экипаж, а мы с Мистой немного побудем наедине. Мы будем гулять в том лабиринте, — Джорно махнул в сторону подстриженных кустов. — Когда найдешь, попроси подождать тридцать минут, я приду ровно через это время. Это сделает меня действительно счастливым.              -Господин, я не могу вас оставить без присмотра.              -Миста меня защитит, не волнуйся, просто сделай как я прошу.              Фуго прикусил язык наблюдая за ходом глаз своего принца, и смиренно согласился. Было в этом что-то сродни предательству, хотя Джорно упомянул что они с Мистой близки, но насколько он может доверять ему самое важное в данный момент его жизни?              -Я вас понял, мой принц.              -Спасибо, Фуго. Тридцать минут - ни больше, ни меньше. После, я тебе все объясню.              Джорно переступил через перила и очутился за пределами поместья. Вместе с ним перебрался и Миста и они вдвоем пошли в сторону лабиринта, а Фуго остался стоять и смотреть им вслед.              

***

      

      -Я чувствую словно меня препарируют каждый день, но вместе с тем, люди пытаются плюнуть сильнее в растерзанное тельце. Душу вынуть и сделать куклу.              -Ты живешь сейчас в мире где ты чужой, я бы хотел это исправить, но увы, я не в силах.              -Ты общался с отцом?              -Нет, письмо мне передал Пуччи. Правильней будет сказать — всучил. И сказал, что на моей совести передать или не передать.              -Почему ты это сделал?              -Я думал, что если есть возможность - надо воспользоваться. Ты сам решишь надо тебе это или нет.              -Ты же понимаешь, что это риск.              -Оставаться долго у Джостаров тоже риск.              Джорно молчал, он встал около кустов, прижался к ним спиной и тяжело дыша держался за грудь. Миста подбежал к нему, безмолвно присел на колени перед ним, и взял его за свободную руку, посмотрел в глаза. Глаза, что тот, отводил в сторону, не желая смотреть на своего возлюбленного. Словно он был опаснее, чем смертельный яд, и причинял боль сильнее, чем нож.              -Миста, ты же понимаешь что толкаешь меня на грех?              -Только скажи, я тебя защищу от всего, жить в замке, где тебя душат — это не лучший вариант. Но ведь ты живешь тут только потому, что ты скрывается от него, не так ли?              В глазах Джорно блеснули слезы, он вырвался из рук Мисты и пошел прочь вглубь лабиринта. Были слышны горестные вздохи, сердце Мисты сжималось от этих звуков.              -Джорно, постой.              -Ты бессердечный, Миста. Ты считаешь, что мне легче взять и отдать себя отцу, который все время присылал убийц за Бруно, а когда появилась зацепка, то и за мной? Только для того, чтобы они меня доставили живым или полуживым? Ты правда считаешь, что это меньшее из всех зол?              -Джорно, послушай меня, я не считаю что ты не имеешь потенциал, но жизнь в тебе лишь номинальная, ты должен понять свою природу чтобы жить.              -Миста. — Джорно понимал, что Гвидо прав, но прямота его слов убивала Джорно на месте. Он не хотел слышать от него, таких слов. Глаза его полоснули злобой, слезы исчезли, остались только искры гнева, что затаились в парне. — В мире где каждый хочет меня убить, оставался только ты и Бруно, что меня держали и оберегали. Я живу только потому, что вы хотите чтобы я оставался жив. Ты понимаешь к чему я клоню Миста?              -Джорно, перестань, не говори глупости.              -Глупости? Для тебя это глупости — для меня это жизнь. Мысли с которыми я живу изо дня в день, просыпаюсь и засыпаю: кто я? Кто мой отец? Была ли у меня мать? Почему я здесь? Зачем и почему я до сих пор жив? Ты знаешь, что я жил большую часть жизни на улице - в мире, где если бы я сгинул никто бы не заметил? То, что мы встретились, — это чистая случайность. А теперь, я постоянно на виду, для чего люди на меня смотрят, зачем я им нужен? Ну же скажи, Миста. Ты же тоже это знаешь.              -Джорно…              -Я эксперимент! Мной пользуются и выбросят как мешок с мусором. Ты этого хочешь Миста? Может ты тоже один из них?              -Джорно…              -Я живу, мне даже не страшно. Если тебе правда хочется чтобы я пошел к отцу, и даже на хочешь пытаться сбежать со мной — я пойду. Только знай, что тогда ты меня потеряешь навсегда. Любовь - это просто слова. Ты меня не знал, столько времени прошло, и ты думаешь что это все еще судьба? Кто ты такой, Гвидо Миста? Знай свое место.              Из уст Джорно лилась концентрированная обида, от слов что он произносил, Миста чувствовал как его пронзает клинками. Он не мог возразить потоку обиды Джорно, а просто стоял и слушал.              Миста сделал шаг, Джорно пятился назад.              -Что ты хочешь от меня?              -Я хочу чтобы ты жил.              -Зачем мне жить?              -Потому что я тебя люблю.              Джорно не мог противится этим словам. Он безмолвно смотрел на Мисту и не желал продолжения.              -Ты не имеешь права такое говорить.              -Почему?              -Потому что. Ты не имеешь права мне такое говорить. Ни ты, ни Бруно: вы оба, бросили меня, оставили, и стали жить своей жизнью дальше. Как будто меня никогда не было. Тебе что с того, что если меня не станет?              Миста решительно подошёл к Джорно и прижал его к кустам.              -Миста… -Джорно был нестабилен, в своем состоянии он мог только биться как маленький щенок, ища ответы на свои вопросы в агрессии, но их никто не спешил давать.              Джорно плакал. Плакал: от страха, боли, обиды, злобы и скорби. Все чувства внутри нахлынули в нем.              -Джорно, которого я знал, придавал мне смысл жить, мысль о тебе тянулась долгие годы, в пору можно было сойти с ума, но я верил и не переставал верить в то, что однажды я увижу тебя. Моему счастью не было предела, даже если сейчас это кажется иначе. Твое присутствие в моей жизни придает смысл, с самого первого дня нашей встречи: даже когда началась война, даже когда я все потерял, даже когда смерть тянулась за мной попятам — я шел вперед. В надежде, увидеть прекрасное лицо, услышать чудесные звуки флейты, обнять. Обнять, твое теплое тело, и почувствовать это. Чувство что все хорошо, я на месте, я на месте и впредь я никогда не брошу этот место. Место рядом с тобой, Джорно. Бруно думает точно так же, он тоже потерял все, в свое время. Каждый день давался ему с усилием, и это длилось долгие годы, пока не объявился ты. Джорно, ты человек созданный для того чтобы давать людям силы, надежду.              Миста отпустил его, и присел на колено перед ним, взял парня за руку и посмотрел ему глубоко в глаза.       -Прошу, Джорно, пока бьется мое сердце, не переставай дышать. Молю тебя, иначе я не смогу жить в этом мире.              -Миста… -Джорно уронил руку под тяжестью слов, что сказал ему Миста. Он переживал, но теперь всё стало легче, почему то это помогло и все вопросы отошли на второй план, когда на него смотрит Миста, такими глазами, в которых читается непокалибимая верность и чуткость. В руках которых с силой держат его, даже когда он как зверь вырываться. Причина, по которой он продолжает быть рядом, — это он сам, и чувства, что Джорно в нем создает.              -То, что ты говоришь, ничего не значит перед реальной опасностью.              -Я передал тебе письмо, но только твоя воля открывать его. Ведь если ты это не сделаешь. Джостары рано или поздно сами все найдут и смогут закончить все за тебя. Только станет ли тебе от этого легче?              Джорно молчал.              Он не проронил ни слова, и даже когда Миста отвел его к карете, даже когда Фуго спросил про его самочувствие, он лишь слабо кивнул головой и поспешил сесть в экипаж не попрощавшись с Мистой. Фуго поклонился на прощание Мисте и сел в карету.              Когда экипаж двинулся прочь, Миста почувствовал в груди гнетущее чувство, словно не все слова были сказаны, словно не все правильно было понято, и что некоторые вещи стоило ему сказать более мягко и не доводить Джорно до такого состояния. Но Миста решил что вскоре все станет яснее. Ему хотелось верить что все непременно будет хорошо.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты