Покои Восточного дворца

Гет
NC-17
В процессе
35
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 52 страницы, 7 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 25 Отзывы 16 В сборник Скачать

6. Шёлк и стрела

Настройки текста
За дворцовой стеной били в гонг. Час свиньи подходил к концу. На сверкающем звёздами чистом небе ярко светила полная луна, освещая поляну сада. Тэхи смотрела распахнутыми глазами на мужчину перед собой, пытаясь вдохнуть. В глазах заискрило. Когда боль стала такой невыносимой, что казалось, голову вот-вот оторвёт, Тэхи из последних сил напряглась и пнула мужчину в пах. Хватка ослабла, мужчина сжался. Долгожданный воздух рванул по телу Тэхи. Он болезненно врезался в голову, наполняя собой всё пространство, отчего голова нещадно закружилась. Тэхи схватилась за шею, болезненно закашлявшись. Нежная кожа горела огнём и ныла. В горле разрасталась настоящая агония, и сильная боль не позволяла нормально вздохнуть. Она согнулась над землёй, чувствуя, как слюни стекают из рта. Голова трещала. Всхлипнув, Тэхи стала прощупывать траву в поисках украшения, искоса следя за обидчиком. Она не понимала, какого чёрта только что произошло и что этому ублюдку от неё надо. Кроме них двоих в саду больше никого не было, но она не была уверена, что сможет одолеть его в одиночку. Она резко схватила заколку, сняв с неё защитный клапан, и направила острую иглу на мужчину. Скопившая капля яда на кончике намеревалась упасть. Он стоял, сгорбившись и оперевшись на колени, пока Тэхи со страхом следила за ним, крепко сжав дрожавшую руку с заколкой. Сбитое дыхание мужчины сливалось с треском угля в факеле. Тэхи зашаркала ногами, чтобы поскорее покинуть это место и возможного убийцу. Пока Тэхи медленно передвигалась вдоль деревьев, стараясь не обращать на себя внимание мужчины, тот резко выпрямился и посмотрел ей в глаза. Она рванула по узкой тропинке к выходу из сада, но её моментально потянули за руку, отчего она чуть не навалилась на мужчину. Тэхи закричала в ужасе, и её рот тут же был зажат. Правую руку туго сдавили. Скуля от боли, Ким выронила единственное оружие. Мужчина отшвырнул ногой заколку куда подальше и приблизился к её лицу. Тэхи затаила дыхание. Сердце бушевало в груди. Горло продолжало раздирать, а в страхе открытые глаза подрагивали. Живот скрутило, и пустота разлилась в её внутренностях. Ей сейчас было так страшно, что она готова опорожниться. — Как посмела зайти сюда? Мужчина вплотную приблизился к ней, прижав грудью к дереву. Тэхи вздрогнула от вопроса и от этого непозволительного действия. Обида, боль, страх и утомление смешались в ней, и она уже чувствовала приближающуюся истерику. И ярость. В один момент её глаза накрыла пелена, и она уже не контролировала себя. Напряжение последних недель вмиг захватило разум, и всплеск эмоций накрыл её. — Ах ты, мерзкий ублюдок! — заорала Тэхи. Она протиснула свободную руку и оттянула его волосы, заставив выгнуть голову назад. Он вскрикнул. Мужчина отошёл от Тэхи на шаг, что позволило ей ударить его кулаком в солнечное сплетение. Правая рука оказалась на свободе. — Ты! Поганый евнух! Ты, сучёныш! Я убью тебя! Убью! Негодованию Тэхи не было предела. Она набросилась на него и стала бить по всем местам, куда доходили руки. Ноздри расширялись от тяжёлого гневного дыхания. Ногти скребли его руки в попытках причинить боль. Саднящая шея не позволяла унять ярость. Юноша не отвечал ей, но пытался ухватить запястья Тэхи, на что она извивалась как змея, не давая сдержать себя. Видимо ему надоели эти брыкания, и он сжал её плечи обеими руками. Она тяжело дышала, смотря ему прямо в глаза. — Кто ты? — Это ты кто?! Известно ли тебе о наказании за нападение на благородную госпожу?! — почти визжала Тэхи. — Говори, кто ты, сейчас же! — прорычал мужчина. — Или уже завтра твоя голова будет на пике ворот! Тэхи заткнулась. Руки сильнее сжали её тело. Она съежилась в его больших ладонях, но продолжила на него упрямо смотреть. Губы скучились, походя на гримасу. — Ким Тэхи, — прошипела она. — Дочь министра внешней торговли. Наконец её тело полностью оказалось на свободе. Она вмиг поднялась с колен мужчины, стряхнув с юбок прилипшую листву. Покосившись на него, она отступила и подняла заколку. — Прошу прощения за свои действия, леди Ким, — будто бы действительно сожалея, произнёс мужчина. — Мне жаль, что я причинил вам боль. Но я лишь охраняю этот сад от непрошенных гостей. Тэхи задохнулась от возмущения за эту наглую ложь. Она снова направила на него иглу. — Ты чуть меня не убил! Внезапно она снова оказалась прижатой к дереву. Её нос уткнулся в воротник мужчины, и она почувствовала запах благовоний, от которых голова кружилась. Вновь испуганно Тэхи подняла глаза, и их взгляды столкнулись. Глаза в глаза. Тэхи вздрогнула и попыталась отодвинуться, но рука, оказавшаяся на талии, ещё сильнее прижала её к сильному телу. Его дыхание касалось Тэхи, она чувствовала тепло его тела. Его ресницы подрагивали, на шее выступила вена. На мгновенье Тэхи забылась. Он выдохнул, нагнувшись ещё ниже, и их носы почти соприкасались. — Никогда. Не. Приходите. Сюда. Самовольно, — прошептал он ей прямо в губы, — мой совет вам в качестве извинения. И тут же отошёл. Воздух выбило из груди, уже который раз за сегодняшний день. Она кинулась в пустоту, потеряв опору. Мужчина спешно уходил из сада, не оборачиваясь. Но когда он уже был у выхода, остановился. — Вам пришлось бы тяжко, если бы я не был евнухом. А после скрылся в темноте дворца. — Евнухом… Тэхи взволнованно прикоснулась к своим губам, вспоминая недавнюю близость и испытанные ощущения. Щёки горели. Конечно, он не был никаким евнухом. Тэхи ощутила золотую вышивку на его плечах, и даже темень не помешала ей узнать драконий узор на одеждах мужчины. Он был членом императорской семьи, и Тэхи прошлась по самому острию меча своей выходкой. Но это сошло ей с рук. И разожгло небывалый интерес в душе. Тэхи всегда верила своей интуиции. Интуиция кричала об опасности. Сердце переливалось в ударах азарта.

***

Шея всё никак не проходила. Ссадины перестали гореть огнём и доставлять неимоверный дискомфорт, но теперь приглушённая ноющая боль заставляла Тэхи ёрзать на татами. Она взяла у попавшейся ей на глаза служанки шёлковую ткань и покрыла ей шею, спрятав красные следы пальцев на шее. Она постоянно оглядывалась, не заметил ли кто последствия недоразумения в саду. Когда она вернулась, мать окинула её долгим тяжёлым взглядом, не сказав ни слова. Тэхи чуть оттянула шёлк от кожи, позволяя ночному ветерку охладить больное место. Ей изрядно надоело сидеть в этом толпище наряженных индюков, будучи постоянно выдёргиваемой из мыслей о произошедшем. Тэхи хотела поскорее улечься в постель и окунуться в океан фантазий, а не смиренно сидеть, тщательно следя за своим поведением. Она уже была готова сдохнуть от скукоты, а ночь даже не близилась к своему завершению. Тэхи печальным взглядом водила по площади. В дальнем углу она наткнулась на жирного хрюкающего во весь голос главу клана Чо и еле сдержалась, чтоб не скривиться. Глава клана Пэ вызывал не меньшее омерзение. Его мелкие крысиные глазки были устремлены на посланника Торана, в редкая козлиная бородка дёргалась с каждым движением челюсти. Тэхи неосознанно начала его парадировать, но словила пронзающий взгляд Пэ Хваён и отвернулась. Общение с простолюдинами научило Тэхи тому, что каждый человек имеет право на жизнь и хорошее к себе отношение. Но только не Хваён. Тэхи относила себя к доброжелательным людям, но даже она не могла стерпеть эту отвратительную девку. Утончённая, аристократичная и буквально кричащая на каждом шагу о своём превосходстве, она была полной противоположностью Ким. А ещё отвлекала её вообще от каких-либо мыслей. Поэтому да, Тэхи крайне недолюбливала её. Что, конечно, была взаимно. Музыка прекратилась. Тэхи собралась, натянувшись соломинкой и смотря прямо перед собой. Главная часть сегодняшней ночи началась. Тэхи увидела боковым зрением, как Хваён встала со своего места. Лёгкой, едва трепетавшей походкой она дошла и опустилась на колени перед императорской ложей. От неё исходила полнейшая самоуверенность, а чистое светлое лицо было настолько расслаблено, словно она нежилась на солнце. Тэхи мысленно плюнула ей в лицо, передернувшись от того, насколько слащаво она смотрела на императорскую чету. А вокруг все замолчали, и даже в самом дальнем углу площади можно теперь было услышать любой шорох. — Я, Хваён, дочь семьи Пэ, подаренная миру благородным мужем Пэ Сукрёком и благородной госпожой Пэ Миной, приветствую Его Императорское Величество, — Хваён опустилась в пол, уперевшись в него лбом. — Приветствую Её Императорское Величество! Приветствую Их Императорские Высочества! На время повисла очередная пауза. Тэхи исподлобья посмотрела в сторону ложи и увидела внимательный взгляд императора, тщательно оглядывающий Хваён. Он перевёл взгляд на её отца, и, махнув рукой, гаркнул: — Прекрасная! Воистину прекрасная дева будет принята во дворец, — император усмехнулся. — Что скажете, императрица? Императрица лениво подняла свой взор, однако в её скучающем взгляде не читалось ни злобы, ни негодования. Она спокойно осмотрела недрогнувшую Хваён. — Небеса милосердны к империи, Ваше Величество, — потянула императрица, и наконец в её взгляде появилась искринка. — Но так ли она умна, как красива? — Хо-хо, Ваше Величество. Уверен, советник Пэ воспитал чудесную дочь. Вам выпало счастье проверить её способности в будущем. А ты, благородная леди Пэ, знай же, что сегодня очаровала весь двор своей чистейшей красотой! — Благодарю, Ваше Величество, — произнесла Хваён, скромно улыбнувшись. Она аккуратно поднялась с колен и спиной вернулась на своё место. Тэхи почувствовала бешеные удары сердца под одеждой. Она судорожно заметала взгляд, понимая, что сейчас её очередь предстать перед двором. Голова начала кружиться, и Тэхи неосознанно коснулась шеи. Тёплая рука Тэхёна накрыла её в ободряющем жесте, и она попыталась ответить на его улыбку, однако получилось только криво ухмыльнуться. Она поняла, что уже задерживается, когда отец многозначительно посмотрел на неё и кивнул в сторону центральной дорожки площади. На еле передвигающихся ногах Тэхи поднялась. — Единственный шанс, — услышала она сухое наставление матери. А дальше её мозг просто перестал соображать. Она совершенно не помнит, как дошла до нужного места. И просто недоумевает, как ей удалось аккуратно усесться на колени и поклониться, а не грохнуться плашмя на серые плиты. Тэхи подняла глаза после трёх поклонов и сразу их опустила, стоило ей встретиться взглядом с императором. Тэхи тяжело могла описать такое сочетание эмоций в одних глазах. Ведь не может же в этой бесконечной черноте плескаться страсть и хладнокровие одновременно. Она видела такой взгляд раньше. Тогда. Когда он отдал приказ вырезать весь клан, от младенцев до немощных стариков. Это был взгляд предвкушения. Это было ярчайшее проявление кровожадности. И сейчас это был тот самый взгляд. Тэхи только сейчас окончательно осознала, в какую ловушку она попала. Дыхание перехватило, и она не могла вымолвить ни слово, а открыв рот, издала лишь хлюпающий звук. Она осторожно посмотрела через плечо, посмотрела на семью. Она увидела волнение на лице матери — редкую эмоцию, которую можно узреть. Тэхи посмотрела на императрицу и получила в ответ безумно ледяной всплеск, направленный её сторону, исходивший от каждой частички императрицы. Её и без того небольшие губы сомкнулись в тонкую линию, создавая причудливую рожицу, и будь это не монаршая особа, над ней наверняка потешались бы. Нескладные линии лица совершенно не могли привлечь внимание кого-либо. Жёсткие, слишком широко посаженные глаза прошлись по Тэхи, а потом также резко сдвинулись в сторону её семьи. Тэхи услышала недовольный хмык женщины и почувствовала нарастающее напряжение между ними. Император не торопился вмешиваться, а Тэхи не намеревалась отводить взгляд от императрицы, смотря исподлобья, хотя она и понимала, что раздражала её ещё больше. Но показаться слабой сейчас означало бы распрощаться со своим благородством окончательно. Судорожно думая, она пыталась не упасть в обморок прямо здесь. Время неуловимо ускользало и выполнить план становилось нереально. Боль в шее начала раздражать. Кануть в лету не позволил отсутствующий до этого наследный принц. Он широким шагом подошёл к своему месту перед императорской ложей и сел за стол. Яркие тёмно-синие одежды с вышитыми золотыми драконами делали его ещё более величественными. У Тэхи дух перехватило, стоило ей понять, кто предстал перед ней. Он посмотрел на неё в ответ и незаметно для всех подмигнул ей. Тэхи раскрыла рот от шока и уже совершенно потерялась в реальности. Получается, она избила наследного принца? Да ей просто несказанно повезло, что она до сих пор на воле! В глазах скопились слёзы от нахлынувших эмоций, и только тихий кашель Тэхён заставил её прийти в себя. Хватаясь за остатки здравомыслия, она выпалила на одном дыхании: — Я, Тэхи, дочь семьи Ким, подаренная миру благородным мужем Ким Далем и благородной госпожой Ким Сонхвой, приветствую Его Величество! Приветствую Её Величество! Приветствую Его Высочество… наследного принца! — замялась она. — Приветствую Их Высочества! Тэхи ещё раз поклонилась и больше не поднимала глаз. Опять повисла тишина. Она больше всего на свете не любила тишину. Тишина всегда являла собой отсутствие веселья, зато многозначительных взглядов и намёков в ней можно было на всю жизнь запастись. Убийства из мести проходили в тишине, и приказы об уничтожении целых семей тоже отдавались в тишине, когда приближённые в страхе метались, заткнув свои рты, только бы их не снесло ударной волной. — Значит, дочь Ким Даля? — спросил невзначай император, смотря на отца позади неё. Потому что тогда отец тоже молчал. Сейчас она была в таком положении, потому что отец всегда предпочитал находиться в тишине. — Да, Ваше Величество. — Хорошо. Подними свои глаза, леди Ким, — приказал император. Тэхи неуверенно взглянула на него, но император смотрел вовсе не на неё, а куда-то поодаль. Что-то в его лице изменилось, но она не понимала причину. Злобный взгляд императрицы не позволял об этом подумать. — Дочь самого богатого человека империи, — ухмыльнулась императрица. — О вас ходят неприятные дворцу слухи. Император вновь перевёл заинтересованный взгляд на них, и Тэхи поняла, что началась игра, стоящая ей будущего. Это был тот самый шанс, и она вгрызлась в него, как собака в кусок мяса. — Слухами земля полнится, Ваше Величество. Императорская семья же полагается лишь на правосудие. — Верно, — её улыбка стала шире. — Но… пререкание — порок. Он говорит о благородстве. Со всех сторон послышались перешёптывания, превращавшиеся в абсолютный гомон неразборчивых фраз. Тэхи сглотнула и все же позволила себе несильно повернуть голову и посмотреть на родителей. Она увидела, что Тэхён с силой сжал свои одежды, отчего шёлковая ткань покрылась заломами. Сонхва кинула ей. Жёстко. Хлёстко. Говорила идти до конца. Императрица, не скрывая, пыталась унизить Тэхи на глазах у всего двора. Тэхи не терпела, когда её пытались унижать. Женщина, не стесняясь, загоняла её к склону обрыва перед всем двором. Любой из её ответов неумолимо бы пошатнул репутацию и привёл бы к ухудшению положения Кимов. Такой позорящее утверждение можно было задать только из личной неприязни, никто бы не осмелился так позорить клан Ким. Даже императрица. Обвинение в отсутствии благородства был серьёзным, и никто не смел обвинять в этом клан Ким. Тэхи чувствовала, что её голова буквально взрывается от скорости, с которой мысли передвигались в мозгах. Прошло всего несколько секунд, но казалось, что уже несколько часов она сидит и думает над ответом. Кровь ходила ходуном под кожей, а сердце билось так сильно, что вот-вот выпрыгнуло бы из груди. Кислорода катастрофически не хватало, и наверняка даже под слоем белил было видно разрастающуюся красноту на щеках. Рука непозволительно сильно сжала ткань ханбока. Она подняла голову, встретилась взглядом с наследником и почему-то решилась. Голова вмиг очистилась, и нужные слова сами стали слетать с языка. — Имеет ли Ваше Величеству в виду желание оскоблить императорскую династию? — Что? Вокруг все ахнули. Чонгук усмехнулся, но Тэхи не обратила на это внимания, полностью сосредоточенная на императрице. Император наклонился вперёд, оперевшись на колени и максимально потянувшись к Ким. — Как можно сомневаться в благородстве того, кто состоит в родстве с императорской семьёй? — Как ты… — Ваше Величество, торанский клан Ли, к которому принадлежала моя матушка, берет своё начало от второго сына основателя династии. Разве моё благородство вызывает у вас сомнения? — Небеса! — Упомянула клан Ли! — Она сошла с ума! Ото всюду слышались тихие перешёптывания. Кто-то позволял себе громогласно обвинить её. Подонок Чо хрюкал от негодования. Тэхи зажмурилась и сжалась ещё сильнее, чувствуя давление со всех сторон. Упомянув клан Ли, хоть и младшую и не репрессированную её ветвь, она выложила свою последнюю карту, которая решит её будущее. — Никакая родословная не спасёт от братания с простолюдинами и рабами! Желание харкнуть им всем в лицо было крайне сильным и тяжело сдерживающимся. Императрица довольно улыбнулась, осознавая своё превосходство. Она откинулась на спинку и открыла рот, желая продолжить упрекать, но Тэхи её опередила, вложив всю искренность и силу в голос. — Кажется, Ваше Величество не осознаёт перемен времени. Простые люди не клеймо. Даже если они рабы, они остаются людьми! В нашей стране… многие аристократы прогнили в коррупции и собственной жестокости, они разучились чувствовать и уже давно не слушают волю небес. И никто не пытается услышать крик народа, вместо этого прячась в своих шелках и веерах, — с каждой секундой Тэхи говорила всё громче и увереннее, и в определённый момент слова вылетали из её рта быстрее, чем она успевала подумать. — Я общалась с нашим народом и не стыжусь этого! И даже если я теряю от этого благородство в Ваших глазах, я останусь верна этому народу! — Неслыханно! — взвизгнула императрица. — Наша страна стала свидетелем ужасного восстания десять лет назад. Его потопили в крови! Всех мерзких зачинщиков казнили, но последствием стал страшный голод и десятки тысяч погибших людей, наших землепашцев и торговцев, тех, кто кормит страну! А всё потому, что дворяне не желают раскрыть глаза и открыть сердце людям! Это бесконечный круг, приводящий к новым жертвам и войнам! Становление ближе к народу — это не просто девиз правления императора, это наш священный долг и обязанность! Вы мать народа, и прекрасно в этом осведомлены, Ваше Величество! Тэхи замолкла. Абсолютная-абсолютная тишина стояла вокруг, но только не для неё. Она тяжело дышала, с ужасом смотря в пол от осознания своих слов. Только что она оскорбила императрицу. Прямо, без намёков, буквально обвинила её в неисполнении своих обязанностей. Только что она подвергла себя гневу самой могущественной женщины империи. Она закусила губу, который раз коря себя в неспособности думать перед тем, как делать. Хотелось к чертям порвать на себе волосы от безысходности. Тэхи чувствовала искорки в неподвижном воздухе, а разлившееся по небу оранжево-розовое зарево от огней будто символизировало закат её собственной жизни. Внезапно в тишине раздался ударяющий по перепонкам смех императора. Тэхи осторожно подняла голову и посмотрела на то, как мужчина чуть ли не подпрыгивает на троне, хохоча во весь голос. Басистый смех эхом отражался по всей площади, отскакивая от высоких стен дворца. По сторонам начал раздаваться слабый смех придворных, неуверенно переглядывающихся между собой. Император резко схватил чашку с алкоголем и вытянул её перед собой. Это был могущественный человек с сильным телом и внушающей страх позой. Страшно великий человек. Тэхи икнула в ожидании. — Какие праведные слова! — с безумными весельем почти пропел император. — Леди Ким, я полностью впечатлён вами! Он тут же осушил чашу. А Тэхи поняла, что обзавелась кучей высокопоставленных врагов, желающих ей скорейшей смерти. Она встала на трясущихся ногах и вернулась на место к семье, провожаемая гневными взглядами членов императорской семьи и придворных. Она упала на своё сидение, чувствуя, как кровь отходит от ног. Только вот одна простая фраза скрашивала всю эту ситуацию, заставляя её глупо улыбаться. «Я полностью впечатлён вами!» Она сделала это. Смогла впечатлить тирана. Спасла свою шкуру. Защитила клан. Она сделала это. Мать сразу же схватила её за руки и повернула к себе. — Молодец! — с горящими глазами прошептала она. — Я горжусь тобой! Тэхи легко поклонилась матери, вовсе не понимая, что она пытается до неё донести. Она вообще перестала что-либо понимать, полностью погрузившись в себя. На площадь вышли несколько девушек в ярких костюмах. Они начали кружить в танце, поэтому броские цвета перемешались, и голова закружилась. Накатил приступ тошноты, и Тэхи была готова бежать, лишь бы её не вырвало прямо здесь. Но из пелены её вырвал резко притянувший за талию и поставивший её на ноги Тэхён. Она посмотрела на него широко распахнутыми глазами, а затем услышала крики за спиной. Мать и отец шокировано смотрели в сторону трона, и отец неосознанно закрыл жену своим телом. Вокруг трона столпились стражники, вставшие полукругом и вытащившие из ножен мечи. Тэхи вздрогнула, услышав лязг метала. Через толпу она увидела золотого дракона на спине императрицы, а когда та отошла с криками и плачем, увидела причину происходящего. На троне лежал потерявший сознание император, а из его груди торчала стрела. Жёлтое шёлковое одеяние было покрыто багровыми пятнами, по трону тянулась кровавая дорожка от сползшего с него мужчины. Дженни в ужасе прикрыла рот рукой. Перед стражниками возник наследный принц, внимательно осматривавший округу. Он вскинул руку, указывая пальцем на дворцовую стену. — Туда! Поймать эту тварь! Поймать живым! — закричал он и первым рванул в погоню. Мужчины растолкали танцующих до этого шаманок. Дженни встретилась взглядом со стоявшей неподвижно Чоной. Она слабо ей улыбнулась и повернулась к трону застыв. — Пошли отсюда! Сейчас же! — взревел отец. Тэхён подхватил сестру и потащил ее к выходу из дворца. Она потянулась рукой к Чоне и удивлённо вскинула брови. Шаманки как будто и не было.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования