The Other you

Гет
Перевод
PG-13
Завершён
79
переводчик
Lerish бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/11324565/chapters/25348869
Пэйринг и персонажи:
Размер:
242 страницы, 23 части
Описание:
В двадцать пять жизнь Маринетт Дюпен-Чен переворачивается с ног на голову. Её босс умер, её карьера находится под угрозой, и она столкнулась с прошлым, которое, она думала, давно позади. Становятся расплывчатыми ранее чистые прямые линии, определявшие её несуществующие отношения с бывшим другом, который предал её жесточайшим способом. Совместная работа с Maerynn-blog (Tumblr)/Maerynn (A03).
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 46 Отзывы 26 В сборник Скачать

Глава восемнадцатая. Починка мостов

Настройки текста
Сняв свою трансформацию, Адриан первым делом плюхнулся лицом на кровать. Эта ночь не могла быть ни лучше, ни хуже одновременно. Как он мог быть таким удачливым и таким несчастным? Жалкий стон сорвался с его губ, Адриан спрятал лицо в подушку. — Это катастрофа. — Какая именно часть? — фыркнул Плагг и полетел прямо к своему запасу камамбера. — Ледибаг — это Маринетт или твоя трусость раскрытия? — Обе, — заскулил Адриан. — Я трус. Не могу даже сказать своё имя девушке, которую люблю. И почему? Просто потому, что она годами ненавидела меня, и, честно говоря, я даже не знаю, где я сейчас с ней нахожусь. Что, если она всё ещё меня ненавидит? — Она не ненавидит тебя. — Но что, если она ненавидит, но просто не показывает это мне? — Ты всегда можешь сказать ей правду и узнать, — усмехнулся Плагг, открывая круг камамбера. Адриан покачал головой. — Абсолютно нет. Я не могу. Пока я не уверен, что ей нравится Адриан настолько, что она считает его потенциальным парнем. — Ты ей очень нравишься. — Она прекрасно меня терпит. Мне нужно, чтобы она меня любила. Плагг закатил глаза и отправил в рот кусок липкого сыра: — Напомни мне тогда, кто только что признался в любви к тебе? Адриан перевернулся на спину, тяжело вздохнув. — Она любит Кота. Не Адриана. — Ты тот же человек. — И в этом проблема. Разве ты не понимаешь? — Адриан сел и провёл пальцами по волосам. — Если Маринетт узнает, что Кот Нуар — это Адриан Агрест, прежде чем она начнёт любить Адриана больше, чем сейчас, есть огромная вероятность, что она отвергнет меня вообще. А я этого не хочу. Я не могу потерять её сейчас. Я её люблю. Облизывая лапы, Плагг пожал плечами, у его ног лежала пустая коробка из-под камамбера. — Я не понимаю, в чем дело. Ты бывшая супермодель, современный супергерой, генеральный директор империи моды, обладающий обаянием и харизмой Казановы. Разве ты не знаешь, как соблазнить девушку? У тебя есть внешность, деньги и очарование. Используй их. Адриан впился взглядом в квами. — Я не хочу её соблазнять. Есть разница между любовью и похотью. — Да. Одно ведёт к другому. Я говорю тебе: соблазни её. В процессе она влюбится в тебя. Так же, как мой любимый Камамбер. Сначала он соблазняет меня своим сочным видом и ароматом. Но этот первый укус, тот сладкий момент, когда он начинает таять во рту, что я влюбляюсь в него. — Боюсь, не все такие простые, как ты, Плагг, — присоединился к разговору Нууру. — Адриан прав. Ключевым моментом здесь должна быть эмоциональная связь, а не физическое влечение. Адриан кивнул. — Мне нужно доказать ей свою ценность как друга и потенциального партнёра. Если я ей достаточно понравлюсь, чтобы она увидела мой потенциал для чего-то большего, чем просто дружба, только тогда у меня будет реальный шанс в этом. — Да, это круто, и всё такое, — проворчал Плагг. — Но как ты собираешься сделать это за те десять минут в день, когда ты общаешься с ней как Адриан? Это не значит, что ты можешь просто заявиться вместо «Феликса» или Кота, используя их время, чтобы проводить с ней время. Не думаю, что у неё есть больше времени на тебя, Адриан. Адриан замер. Использовать время других своих персонажей? О месте Кота не могло быть и речи, но с «Феликсом» всё было иначе. До показа Маринетт на Неделе моды оставалось всего полторы недели. Но работа в основном была сделана. На самом деле, даже если «Феликс» никогда не вернётся, Маринетт сможет закончить вовремя сама. Но если бы «Феликс» ушёл, Адриан никогда не был бы настолько невнимателен, чтобы оставить её без помощника в последний момент, и даже такой неопытный, как он, мог бы помочь. Его губы расплылись в улыбке, когда Адриан встал и потянулся. — Это отличная идея, Плагг. Я уверен, что «Феликс» не будет возражать, если я заменю его с этого момента. — Мне нужно напомнить тебе, что ты не умеешь шить, — невозмутимо ответил Плагг. — Как, чёрт возьми, ты сможешь заменить «Феликса»? — На данный момент он действительно не нужен Маринетт, — ответил Адриан, направляясь в ванную, чтобы начать свой распорядок дня перед сном. — Он зайдёт завтра ещё раз, чтобы попрощаться и сделать столько работы, сколько сможет, прежде чем уйти. На следующий день ей придётся довольствоваться Адрианом. Таким образом, она насмотрится на меня достаточно, чтобы влюбиться, и держу пари, что я сделаю всё возможное, чтобы это произошло. — Это плохая идея, — проворчал Плагг. — Можно ли что-то, что мы сделали до сих пор, охарактеризовать как «хорошую идею»? — пожал плечами Адриан. — Это всё ещё работало. Это тоже будет работать. Плагг усмехнулся и направился к своей корзине на кровати, пробормотав по пути Нууру: — Видишь, с чем мне приходится иметь дело? — По крайней мере, он не пытается никому навредить, — слабо улыбнулся ему Нууру. — Кроме себя, — ответил Плагг и спрятался в своей корзине. — Плагга нет. Разбуди меня, когда мой владелец станет умнее.

***

«Феликс» заканчивал платье, когда почувствовал, что Маринетт идёт по коридору. Его сердце дрогнуло, из лёгких вышибло воздух, когда он спрыгнул со стула и бросился открывать дверь для своей драгоценной леди. Прошу прощения! Она не должна таскать с собой такую тяжёлую сумку. — Доброе утро, Маринетт. Сегодня ты выглядишь совершенно сияющей. — «Феликс» склонил голову со своим обычным бесстрастным выражением лица. Взяв сумку из её рук и убрав, он протянул ей кружку-термос, наполненную свежим кофе, который купил по дороге. — Твой кофе, мадемуазель. Если ты дашь мне минутку, я разогрею твою выпечку. — Нашу, — вздохнула Маринетт, но слабо улыбнулась ему. — Не думаю, что когда-нибудь привыкну к этому. — Да, конечно. Нашу. Как ты и хотела. Я сейчас вернусь. Ему потребовалось всего пять минут вместо обычных семи, чтобы добраться до кафетерия, разогреть выпечку и вернуться. Новый рекорд. Маринетт выглядела довольной, и это было все, что нужно «Феликсу», чтобы объявить день успешным. — Как прошёл твой вечер? Надеюсь, ты хорошо отдохнула? — спросил он, ставя тарелку с угощениями на стол перед Маринетт. — Я начала встречаться с кем-то очень особенным вчера, — ответила она с самым милым и мечтательным выражением, которое он когда-либо видел на её лице. Даже будучи точной копией своего кузена, который редко проявлял свои чувства, «Феликс» не мог удержать улыбку на своём лице. — О боже! Поздравляю. — Спасибо, — усмехнулась Маринетт. — А как прошёл твой вечер? Сделал что-нибудь интересное? — Да, — сухо ответил он, его обычное отстранённое отношение снова взяло верх. — Я проявил своё качество «быть глупым». Маринетт закатила глаза. — Не будь смешным, Феликс. Я знаю, что ты далёк от «глупого человека». Подожди, ты не присоединишься ко мне? — спросила она, как только «Феликс» взял свою работу и начал вышивать. — Разве мы не договорились, что ты принесёшь мне завтрак, только если ты поделишься им со мной? — Мне очень жаль, что я нахмурил такое прекрасное лицо, как твоё, но сейчас мне не хочется есть. Фактически, один-единственный круассан, которым был набит его рот, и чашка кофе, выпитая по дороге на работу, — это всё, с чем «Феликс» мог справиться сегодня, поскольку его новые цели поразили его с невообразимой силой после трансформации. «Сделай как можно больше работы и узнай истинные чувства Маринетт к Адриану, пока этим занимаешься». Никакая еда ему не понравится, пока его миссия не будет выполнена. — Ты хорошо себя чувствуешь? — Да. Просто немного подташнивает. Это пройдёт. Не беспокойся обо мне. — Может, тебе стоит взять выходной? Мы опережаем график, понимаешь. Он покачал головой: — Каким бы я был джентльменом, если бы в последний момент оставил такого удивительного человека, как ты? Со мной всё будет в порядке. — Я могу что-нибудь для тебя сделать? Чтобы облегчить задачу? «Феликс» ухватился за возможность, не задумываясь. — Расскажи мне о своей дружбе с Адрианом ещё в школьные годы. Долгое время ответа не последовало. «Феликс» развернулся на стуле, всё ещё зашивая шов, и посмотрел на Маринетт. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами и слегка приоткрытыми губами. — Это было слишком грубо с моей стороны? Я слышал, что ты в последнее время не в лучших отношениях с ним. Мои самые скромные извинения, если я переступил черту. Маринетт моргнула, всё ещё не двигаясь: — Нет. Всё в порядке. Мы… теперь у нас всё в порядке. Гм… Почему ты хочешь знать? «Феликс» потянулся за ножницами, продолжая свою работу. — Он мой двоюродный брат. Я хочу кое-что узнать о нём. — Тогда почему бы тебе не спросить его? — Он занят. — Я тоже занята. — Но ты занята в той же комнате, что и я, в то время как Адриана трудно удержать в эти дни. Маринетт, казалось, на мгновение задумалась, прежде чем взять с тарелки бутерброд. — Хорошо. Что ты хочешь знать? — Всё. Она нахмурилась. — Что ты имеешь в виду под всем? — Я хочу знать каждый опыт, которым ты поделилась с моим кузеном, пока он учился с тобой в школе. Что заставило вас двоих начать дружить? Почему ты решила, что он достоин твоей дружбы? Был ли он для тебя хорошим другом? — Серьёзно? — невозмутимо спросила Маринетт. — Феликс, будь реалистом. Мы были связаны в течение многих лет. Я не могу рассказать тебе всё. Он повернулся, его руки не останавливались. — Тогда почему бы тебе не рассказать мне о своих любимых моментах с ним? Или о причинах, по которым он тебе понравился? Ты была влюблена в Адриана, не так ли? Её щеки стали розовыми, Маринетт посмотрела в сторону. — Не уверена, что вспоминать о «влюблённости» — хорошая идея… — Почему бы и нет? Это в прошлом, верно? Она заколебалась, но всё же кивнула. — Конечно. Я только что сказала тебе, что у меня есть новый парень, и он не твой кузен. Губы «Феликса» скривились в самодовольной улыбке. — Жаль. Адриан — ловушка, не так ли? Совершенно уверен, что в этом году он войдёт в список самых завидных холостяков Парижа с состоянием Gabriel в его руках. Добавь его модельную внешность и врождённое очарование. Я очень шокирован тем, что за ним не следует толпа фанаток. — Может, он не так хорош, как ты думаешь, — фыркнула Маринетт и отвернулась, скрестив руки на груди. Её щёки всё ещё были розовыми. — Лично меня не интересуют деньги. И мой парень легко может соперничать с твоим Адрианом в его внешности и обаянии. — Да неужели? — Да. Он намного лучше выглядит. Невероятно обаятельный. У него также лучший характер. — И ты много знаешь о характере Адриана? — Я знаю достаточно. — Тогда скажи мне. Мне нужно закончить ещё несколько вещей. Я хотел бы услышать всё, что ты думаешь о моём кузене. Маринетт потребовалось несколько мгновений, чтобы прийти в себя, прежде чем услужить «Феликсу» рассказами о её подростковых приключениях с Адрианом, Алей и Нино. Чем дольше она говорила, тем нежнее становились её глаза. Она медленно расслабилась, забыв, что у неё тоже есть работа. Несколько историй глубоко в её повествовании, «Феликс» заметил тёплую улыбку на её губах. К тому времени, когда Маринетт закончила, она даже не удосужилась скрыть это. — Похоже, ты скучаешь по тем временам, — заметил Феликс, когда Маринетт замолчала. Маринетт глубоко вздохнула: — Да, иногда. — Ты ведь знаешь, что он не против снова стать твоим другом, верно? Она немного отстранилась, её глаза сосредоточились на бумагах перед ней. — Да, я знаю. — А что насчёт тебя? Маринетт на мгновение замерла, прежде чем пожала плечами. — Я думаю, что я постепенно привыкаю к этой идее. Не то чтобы я почти готова окунуться с головой, но я не думаю, что это уже невозможно. «Феликс» впервые за время своего существования усмехнулся, быстро отвернувшись от Маринетт, притворившись, что ему нужны ножницы. — Я надеюсь, что у вас двоих это сработает. Вы достаточно долго злились друг на друга. — Посмотрим, — ответила Маринетт, вставая и готовясь к работе. — А теперь давай закончим эту линию. — Уже в процессе, — «Феликс» поднял произведение, над которым работал. — Одна пара шорт появится примерно через два часа.

***

Сложив руки за спиной, Адриан расхаживал по студии в ожидании прибытия Маринетт. Он попытался сесть в кресло, чтобы успокоить своё неустойчивое сердцебиение, но мгновение спустя вскочил, чтобы возобновить своё беспокойное хождение. Вчера Маринетт сказала «Феликсу», что её подогревает идея возобновить с ним дружбу. Он был на правильном пути. Он не мог сейчас облажаться, чего бы это ни стоило. Он должен был выполнить это идеально, а для этого ему нужно было… — Парень, расслабься, — проворчал Плагг из кармана рубашки. — Я не могу, — заскулил Адриан, сжимая и расслабляя кулаки. — Я хочу, но не могу. Что, если она вышвырнет меня? Мне нет никакой реальной необходимости здесь находиться, так что это возможно. — Тогда тебе в голову придёт ещё одна дурацкая идея, чтобы заставить её влюбиться в тебя. Подумай, ничего нового. — Ты не понимаешь. Мне нужно, чтобы это работало… — Феликс? Он чуть не выпрыгнул из кожи при звуке голоса Маринетт, его глаза метнулись к ней, когда она вошла в комнату. Дыхание перехватило, Адриан замер. Маринетт всегда была красивой, но сегодня она выглядела великолепно. Безупречно сложенная, элегантная и сексуальная, она наполнила комнату светом, теплом и ароматом свежих цветов, просто войдя. Адриан мог поклясться, что её лицо сияло свежестью, а губы озорно скривились в дразнящей улыбке. Его сердце забилось быстрее, он сглотнул. — Боброе… пудра… доброе мудро… тьфу! — Он сделал вдох, чтобы успокоиться, его рука автоматически потянулась, чтобы потереть затылок. — Мне очень жаль. Доброе утро, Маринетт. Подняв бровь над красивыми голубыми глазами, она склонила голову набок: — Доброе утро, Адриан. — Попался, — нервно усмехнулся он. — Немногие люди могут отличить меня от Феликса, когда мы не вместе. Я впечатлён. Что меня выдало? Маринетт пожала плечами и направилась к своему столу. — У твоей одежды есть цвета, отличные от всех оттенков серого. Ты не пытаешься удовлетворить все мои возможные прихоти, и я действительно могу видеть эмоции на твоём лице. Не говоря уже о том, что Феликс счёл бы твою причёску неопрятной гривой. Руки Адриана взлетели к его волосам. — Эй, я сегодня причесался. — Не волнуйся, — усмехнулась Маринетт. — Это предпочтения Феликса. Не всех остальных. У тебя прекрасные волосы. — Просто чтобы ты знала, на самом деле я не пытался обмануть тебя, заставив думать, что я Феликс, — ответил Адриан с самодовольной улыбкой на его губах через мгновение. — Потому что, если я бы попробовал, ты никогда бы не увидела разницу. Маринетт закатила глаза. — Вы можете выглядеть невероятно похожими, но я никогда не видела более разительно разных людей. Адриан подошёл ближе, опираясь на стол. — Правда? Как так? — Я уверена, что мне не нужно объяснять тебе разницу, Адриан. — Но мне любопытно, что ты думаешь. Пожалуйста? Я принёс тебе еду, — он указал на коробку с печеньем и термос с кофе на её столе. — Разве я не заслуживаю за это награды? Маринетт с трудом подавила смешок. — Ты говоришь так же, как кто-то, кого я знаю. Он также сделает всё для еды. — И что-то не так? — Нет, в этом нет ничего плохого. Просто немного глупо видеть, как взрослый мужчина так по-детски взволнован при виде миски дымящегося рагу. Адриан надулся. — Быть взрослым мужчиной не означает, что я не могу ценить отличную кухню. — Я не имела в виду плохого. Это мило. Очаровательно. Можно даже сказать, вдохновляюще. Он скептически посмотрел в её сторону: — Честно? — Ага, — кивнула она. — Теперь, помимо этого, не мог бы ты объяснить, почему здесь ты, а не Феликс? Адриан выпрямился и прочистил горло. — Разреши представить тебе твоего нового помощника, мадемуазель Дюпен-Чен. Я к твоим услугам. — Что? Где Феликс? — Ему пришлось вернуться в Лондон по срочным делам, и, поскольку подходящей замены сейчас нет, я сделаю всё возможное, чтобы помочь тебе. Она смотрела на него полминуты, прежде чем произнести: — Ты шутишь, да? Адриан покачал головой. — К сожалению, нет. Хотя я должен признать, что не так хорош, как мой двоюродный брат, — по правде говоря, я вообще не умею шить, — но я более чем готов делать всё, что ты мне доверяешь, до тех пор пока ты показываешь мне, как это делать. Мне удаётся управлять домом моды без всякой подготовки, так что я не совсем безнадёжный человек. Я уверен, что могу быть тебе чем-то полезен. Маринетт несколько раз моргнула, прежде чем сдержать смешок. — Адриан, спасибо за предложение, но на данный момент, даже без Феликса, я сама смогу закончить всё к сроку. Я просто не сделаю рано. Лучше скажи мне, что случилось с Феликсом? Надеюсь, ему не пришлось бежать из-за чего-то плохого? Адриан покачал головой. — Нет, ничего подобного. Я не совсем уверен, что там происходит, но он сказал мне, что не о чем беспокоиться. — Зная его, я не чувствую себя лучше, — вздохнула Маринетт. — Я очень надеюсь, что он приедет на шоу. Он практически в одиночку собрал половину этой коллекции. — Я передам приглашение, но ничего не могу обещать. Что ты хочешь, чтобы я сделал? Маринетт приподняла бровь. — Гм… Я думаю, что у тебя, как у генерального директора есть дела поважнее, чем помощь мне. Тем более, что мне больше не нужна помощь. — Это своего рода часть моей работы генерального директора, — ответил Адриан. — Мне нужно изучить не только оформление документов, но и процесс за кулисами. Мужской отдел слишком загружен и перегружен. Так что я бы предпочёл остаться здесь и в то же время быть полезным. Если ты не против, конечно. Я могу быть полезен, клянусь. Из того, что я вижу, осталось немного шитья, так что я могу всё подготовить, пока ты закончишь. Мне придётся уйти около пяти, чтобы заняться своими официальными обязанностями, но я уверен, что у меня будет достаточно времени, чтобы научиться чему-то и одновременно помочь тебе. — Адриан состроил щенячьи глазки изо всех сил. — Пожалуйста? Маринетт вздохнула, садясь на стул. — Адриан… — Если я хочу добиться успеха во всём этом бизнесе, мне действительно нужно это сделать. — Он сложил руки вместе и умоляюще поднял их. — Пожалуйста, Маринетт. Я обещаю, что сделаю всё, что в моих силах. Я сделаю всё, что ты мне скажешь. Я буду твоим мальчиком на побегушках. Я буду убирать и организовывать. Я научусь шить, если тебе нужно, чтобы я сделал это. Всё, что хочешь. Она приподняла бровь. — Ты в таком отчаянии? Адриан лихорадочно кивнул, придвигая коробку с печеньем ближе к Маринетт. — Больше, чем я могу выразить. Взглянув на поднос с едой, Маринетт на секунду вздохнула: — Хорошо. У тебя хорошо получается всё организовывать? — Чрезвычайно, — ухмыльнулся Адриан. — Это одна из вещей, в которых я преуспеваю. — Тогда дай мне несколько минут, чтобы подготовиться, и у меня будет тонна бумаг для тебя. Ты можешь подписать их, пока делаешь это, поскольку я всё равно собиралась принести их тебе. — Спасибо, — просиял Адриан. — Обещаю, ты не пожалеешь об этом. — Надеюсь, — прошептала она, беря кофе, который он ей принёс. Она сделала глоток, дважды взглянув на чашку. — Это хорошо. Где ты это взял? — Я сам сварил, — гордо ухмыльнулся он, едва сдерживая волнение. Маринетт понравился его кофе! Бонусные баллы для него. — В последнее время мой друг вдохновил меня исследовать кулинарию, но, поскольку я плохо в этом разбираюсь, я решил начать с малого. В моем офисе есть хорошая кофеварка. Мне просто пришлось экспериментировать с разными смесями, пока я не нашёл ту, которая мне понравилась. — Ты готов поделиться своим секретным рецептом? — Я не знаю. Мне потребовалось много времени, чтобы придумать эту конкретную смесь. — Не говори мне, что тебе нужен мой первенец, — выпалила Маринетт, придвигая к себе коробку с выпечкой и заглядывая внутрь. — Я подозреваю, что ты не испёк те… — Алый цвет залил её лицо, она бросила взгляд на Адриана. — Подожди — я имею в виду жертву! Ты знаешь поговорку: — Вы должны принести в жертву своего первенца, чтобы получить что-то, бла, бла. Не пойми меня неправильно. Мой первенец в общем контексте, а не с тобой… Адриан не мог больше сдерживаться. Его искренний смех наполнил комнату. Несколько мгновений спустя он вытер слезу с глаза и глупо усмехнулся Маринетт. — Извини. Я не понимал, как сильно я скучал по твоим словам. Маринетт закрыла лицо руками. — Я рада, что моё унижение тебе показалось забавным. — Эй, я в восторге от еды, как ребёнок. Ты случайно говоришь вещи с двойным значением ассистенту. Большая сделка. Я понял, так что не беспокойся об этом. Посмотрев на него сквозь пальцы, Маринетт глубоко вздохнула, прежде чем заговорить. — Хорошо. Но этого никогда не было, и, если кто-нибудь узнает, ты мёртв, Агрест. Подняв руки, Адриан ухмыльнулся. — Я воплощение тишины. Никто никогда не узнает. Она сузила глаза на него. — Я наблюдаю, слежу за тобой. Адриан усмехнулся. — Я бы не хотел этого по-другому.

***

В течение нескольких дней всё шло гладко. Маринетт медленно заканчивала наряды, в основном в последнюю минуту поправляя модели. Тем временем Адриан организовал всю документацию, связанную с линией, составил график примерки и доставил все наряды в соответствующие места. К пятнице большая часть коллекции была упакована и готова к отправке, и лишь несколько предметов нуждались в незначительных изменениях, прежде чем их можно было упаковать. Что касается его плана «Заставить Маринетт влюбиться в меня», Адриан тоже не терял времени зря. Он начал с того, что был как можно более милым, внимательным и полезным. Он продолжал приносить Маринетт кофе и угощения по утрам, как и «Феликс», чтобы они могли разделить их. То же самое касалось их обедов: Адриан всегда напоминал Маринетт, что пора поесть. По пути он, возможно, немного флиртовал, стараясь не пересекать черту, но в то же время изо всех сил старался, чтобы Маринетт не поняла его намерения неправильно. Судя по розовым щекам Маринетт и её неловкой реакции на его намеренно плохо завуалированные попытки, это казалось эффективным. Она медленно расслаблялась рядом с ним, не только отшучиваясь в ответ, но и, осмелившись сказать, подшучивая над ним. К пятнице Адриан больше не мог обнаруживать какие-либо из предыдущих оговорок Маринетт в её отношении к нему. Всё из-за его потрясающего чувства юмора, конечно. Адриан не зря родился с таким талантом. Несомненно, именно его шутки и каламбуры пробили последнюю трещину в стене между ними. Прошло немного времени, и Адриан был уверен, что попадёт в зону «потенциального парня». Возможно, даже к гала-концерту After-Show в следующую среду. Вот почему он уже придумывал план забить последний гвоздь в гроб, возвращаясь в студию после обеда в пятницу. Маринетт направилась в дамскую комнату, поэтому, как только Адриан закрыл за собой дверь, он позвал Плагга. — Твоё шоколадное молоко. — Адриан поставил картонную коробку на стол. — Попробуй закончить это до того, как вернётся Маринетт. Плагг открыл картонную коробку и, вставив соломинку, сделал большой глоток. — Она ещё не влюблена в тебя? — Я так не думаю. Пока нет, но мы определённо находимся в гораздо лучшем состоянии, чем неделю назад. Ещё неделя? Я думаю… Гала после шоу? Мне нужно придумать что-то экстраординарное, чтобы ухаживать за ней. — Всё, что тебе нужно, это показать ей товар, — усмехнулся Плагг. — Я всё время говорю тебе — соблазни её. Покажи ей, что она упустила. — Мы говорили об этом, — застонал Адриан. — Никто никого не соблазняет, Плагг. Мы делаем это должным образом. — А что? Мой путь не правильный? — фыркнул Плагг. — Это не только правильно, но и быстро. Она мгновенно накроет тебя. — Плагг, нет. — Ты видел, насколько эффективны все эти брачные танцы? В животном царстве всё правильно — иди и покажи ей всё. — Плагг, мы, люди, предпочитаем делать это по-другому. По крайней мере, я так делаю. Так что, пожалуйста, перестань. — Хорошо, — проворчал Плагг, возвращая внимание своей выпивке. Адриан подошёл к окну, чтобы собраться с мыслями. Он действительно должен стремиться к тому, чтобы на After-Show Gala было что-то выдающееся. Это была бы прекрасная возможность. — Хэй, пацан? Адриан обернулся только для того, чтобы струя холодной жидкости ударила ему в грудь. Его рубашка пропиталась коричневым пятном, и он наклонился вперёд как раз вовремя, чтобы молоко не пролилось ниже пояса. Однако ущерб уже был нанесён. — Плагг, какого чёрта?! — Упс! Неуклюжий я, — невинно моргнул глазами Плагг. — Хорошо, что я положил тебе в сумку лишнюю рубашку. Поторопись переоденься, пока твоя девушка не вернулась. Адриан злобно посмотрел на своего квами, карабкаясь к сумке. — Я буду кормить тебя в течение месяца только этими грубыми обработанными полосками американского сыра, мерзавец. Это не было случайностью. Плагг фыркнул в ответ и улетел. Адриан поспешил проверить свою сумку и, к счастью, как и сказал Плагг, черная футболка действительно была спрятана в углу. Адриан должен был как можно быстрее расстегнуть рубашку, молясь, чтобы Маринетт не вернулась, прежде чем он переоденется. Сняв рубашку, он быстро натянул майку через голову и увидел, что Маринетт смотрит на него из-за двери. Её глаза расширились, лицо было багровым, и она мгновенно отвернулась. — Мне очень жаль, — поспешил извиниться Адриан. — Я пролил молоко на рубашку и не думал, что ты успеешь вернуться, поэтому решил переодеться здесь, вместо того чтобы идти в уборную в грязной одежде. — Просто… — Она взглянула в его сторону, сразу же отворачиваясь. — Просто надень что-нибудь и протри пол. — Ну конечно; естественно! — Адриан поспешил натянуть футболку, которую Плагг так любезно упаковал для него, через голову и разгладил её. Замечатльно! Это была одна из тех футболок без рукавов для тренировок, которые Адриан нигде не носил, кроме спортзала, из-за того, насколько облегающей она была. Это оставляло воображению даже меньше, чем его костюм Кота Нуара. Адриан выругался себе под нос и, послав ещё один взгляд в сторону Плагга, застегнул молнию на сумке. Это дерьмо заплатит за это! Адриан позаботится об этом!

***

Если от первого обеда Адриан не ожидал многого, то теперь он не мог не надеяться, что он и Нино смогут отложить в сторону свою историю и помириться. Проводя время с Маринетт в эти последние дни, Адриан обнаружил, что тоскует по прошлым временам сильнее, чем он думал. Нино был огромной частью этого. Он всё ещё много значил для Адриана. И, судя по настойчивости Нино, Адриан тоже кое-что значил для него. Верный своему характеру, Нино снова пришёл на десять минут раньше. Адриан отложил телефон в сторону и поднял руку, чтобы привлечь внимание Нино, как только он мельком увидел его. Нино помахал в ответ и присоединился к Адриану за столом. Они быстро закончили светскую беседу, разместили свои заказы и погрузились в неловкое молчание на несколько минут, прежде чем Адриан пробормотал: — Итак… — Ага, — пробормотал Нино, почёсывая затылок. — Последний раз… — Не всё прошло хорошо. — Не всё. — Я был нечувствителен, — вздохнул Нино. — Мне жаль. — Нет, всё в порядке, — возмутился Адриан. — Я тоже был не в лучшей форме. — Тогда что ты скажешь, если мы забываем прошлое и снова пробуем эту дружбу? Адриан никогда не видел, чтобы Нино так жаждал и так боялся услышать ответ одновременно. Он улыбнулся. Он действительно любил своего друга. — Я в деле, если ты. — Это единственная причина, по которой я здесь. С одинаковыми улыбками на лицах двое мужчин некоторое время смотрели друг на друга, прежде чем Нино встал и подошёл к Адриану. Протянув руку Адриану, Нино приподнял его и крепко обнял, похлопав по спине. — Я скучал по тебе, бро. Адриан усмехнулся в ответ на этот жест: — Я скучал по тебе тоже.
Примечания:
Доброго времени суток!
Я благодарна каждому читателю, который поддерживает мой перевод. Мы уже на финишной прямой. Может быть, мы успеем закончить до выхода четвёртого сезона.

Заранее спасибо за ваши комментарии и лайки ❤️
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты