Огни Камелота

Джен
PG-13
Закончен
33
автор
Размер:
Макси, 968 страниц, 110 частей
Описание:
Почему цвета Гриффиндора - алый и золотой? Где находится меч все то время, пока его не потянут из шляпы? Почему Пуффендуй покровительствует трудолюбию? Почему на гербе Когтеврана орел, и он всегда на стороне Гриффиндора? Почему Слизерин так не любил маглов и маглорожденных? Откуда этот смешной лозунг Хогвартса? Почему замок так странно назван? А все началось с того, как однажды, тысячу лет назад, в средневековый Камелот пришли два молодых идиота, по имени Годрик и Салазар.
Посвящение:
Всем, кто так или иначе нашел отражение в этой истории.
Примечания автора:
На самом деле во всем этом безобразии участвуют все персонажи "Мерлина", которые остались живы после 4-го сезона, а не только те, что указаны в шапке.
Я правда не понимаю, как уместить в шапку предупреждения всего, что есть в огромном макси, да так, чтобы это создавало правильное впечатление. Так что если кто осилит сей шедевр и доберется до конца - буду рада совету.
Работа также размещена мной на Wattpad.
Ну и да - очень люблю, когда в комментариях обсуждают моих персонажей))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
33 Нравится 10 Отзывы 21 В сборник Скачать

Глава 70. Можно ведь просто не смотреть в зеркала.

Настройки текста
- Мерлин! Черт его дери, ведь он же знает, что в любой момент могут появиться саксы, так где он шляется?! Вариант того, что Мерлин лежит где-нибудь обугленной кочережкой, Артур отметал уже на стадии образования. Потому что этот идиот должен быть жив. Обязан. И он его найдет, даже если криком сейчас навлечет на себя всех саксов в крепости. - Мерлин! - Спасибо, что избавил меня от хлопот по твоим розыскам. Этот голос он не слышал уже три года, но, кажется, узнал бы из тысячи. Как узнаешь страшный ночной кошмар, который снился глубоко в детстве, а потом лишь в старости. Как узнаешь узнаешь взгляд давнего друга, даже если сейчас тот пылает от ярости. Он тут же полез рукой к бедру, но ведь меч он отдал Персивалю. Чччерт. - Какой ты небрежный, - холодно съехидничала Моргана. - С твоей храбростью сравнима только твоя глупость. Что ты планировал здесь достигнуть? Он обернулся к ней. А она изменилась. Еще более бледное лицо...если было куда. В детстве он дразнил ее бледной поганкой за эту кожу. А потом таскал с кухни пирожки, когда она вновь плакала по ночам о своем отце. Волосы у нее теперь стояли колтунами, словно она совершенно не собиралась больше за ними следить. А раньше они струились у нее по плечам блестящей волной. И это было так красиво, что бывали смельчаки, что просили у Утера ее руки. Они вместе смеялись над этими глупцами, наблюдая, как король выпроваживает их со двора. А глаза...глаза были теперь слишком похожи на глаза их отца. Интересно, как это он не замечал этого все года юности, что они провели вместе? И ее холодный тон. И ее умение переходить грань. Они оба, и Утер, и Моргана, шутя танцевали на этой грани. А Артур...он просто хотел назад свою сестренку. - Я пришел освободить своих людей, - просто ответил он. Моргана усмехнулась, словно в этом и правда было что-то смешное. А потом взвила магией нож. Артур не успел дернуться, как этот нож уже пронзил его плечо, свалив наземь, и снова выскользнул, наверняка зависнув где-то сзади, как коршун. Боль прошила грудь, и он даже не услышал ее следующие слова, стараясь отдышаться и прийти в себя. - Мне жаль, что наш отец так с тобой поступил, - выдавил он, хватаясь за каменную стену, чтобы подняться. - Утер никогда не был моим отцом! - огрызнулась Моргана. Ее так злит сравнение с Утером? Но ведь они почти как две капли воды. Артур всегда старался походить на отца или хотя бы впечатлить его, как пока тот был жив, так и после его смерти. Но никогда он не мог быть так похож на него, как была похожа Моргана. - Но мы же правда брат и сестра, - выдохнул Артур, выпрямляясь. - Забавно, что ты решил вспомнить об этом, когда я приставила к твоей спине нож, - съязвила сестра, и ему захотелось просто взять и встряхнуть ее. Спросить: "Ну что за чушь ты несешь? Неужели ты правда веришь в то, что говоришь? Отчего ты так слепа, сестренка? Почему ты не видишь, что стоит тебе убрать клинок, как я сделаю шаг навстречу?" Первые мгновения прошли, боль стала знакомой, а потому терпимой. Он обернулся. - Что с тобой случилось, Моргана? В детстве ты была такой доброй и сострадательной... Ему было плевать на нож, висевший у его груди, ему просто хотелось, чтобы сестра пришла в себя. Чтобы она перестала сходить с ума, нести всю эту чушь и ненавидеть тех, кто желал ей добра. Если бы был способ вырвать из нее магию, которая сделала с ней все это, он бы добыл этот способ из-под земли. - Я выросла, - ответила Моргана. - Моргана, очнись! За что ты ненавидишь меня? Мы же семья. - Как долго ты еще будешь повторять это, будто это что-то значит? - раздраженно воскликнула сестра. - У нас война, если ты не заметил, братец. Почему ты все еще ведешь себя, словно это не так? Почему?.. *** - Хахахах, сдаешься?! Волосы Морганы сделали кульбит и упали ей на плечо, когда она приставила меч к его горлу. И Артур честно не понимал, как ей удается сражаться с этими волосами. Они же должны закрывать весь обзор! А она их даже не собирает. Но были и более важные моменты для возмущения и эмоций - он только что свалился мешком на траву, поверженный девушкой! - Нетушки, - буркнул он, глядя снизу вверх на торжествующую Моргану. - Это уже второй раз! - наслаждалась она. В глазах ее сверкал живой азарт, и Артур бы никогда не подумал, что девчонки могут так любить фехтование. Это доказывало, что Моргана не девушка. И почему на нее все приезжие принцы засматриваются? Что в ней такого? Ну да, она симпатичная, но вреднющая же, хуже их поварихи, а это, знаете ли, показатель. Да прийти к королю на разбор полетов было порой не так страшно, как случайно столкнуться с Морганой в темном коридоре. Хотя, конечно, Артур никогда никому в этом не признается. - В первый раз ты напала без предупреждения! - возмутился он. - Я не успел среагировать! - Значит, учись хорошей реакции, рыцарь, - самодовольно улыбнулась девушка. - Моргана! Я наследный принц Камелота, его первый рыцарь, я должен всех побеждать, значит ты должна мне проигрывать. - Да, и именно это ты скажешь врагу? - Моргана смешно понизила голос, передразнивая его: - "Я наследный принц Камелота, вы должны мне проиграть, или моя репутация грозного и крутого мишки рухнет." Так, да? - Нет. Одним движением Артур подсек отвлекшейся Моргане ногу, и она свалилась на траву. Он вскочил на ноги, чтобы приставить меч к ее груди. Это было приятно. Это восстанавливало гордость. - Я заставлю его болтать, чтобы переиграть. Хах, ты этого не ожидала, да? - Реванш! - разозлившись, потребовала девушка, поднимаясь на ноги. - Сколько угодно! - милостиво и весело согласился он. *** - Артур, ну пожалуйста! - Нет. - Ну... - Я сказал нет. - Да что тебе стоит? Моргана не постеснялась зайти за ним в его покои. Ее не смутило присутствие слуги. Впрочем, его тоже, этот недоумок все равно не понимал бОльшую часть того, что ему говорили. Но это доказывало, что от Морганы нигде не было спасения. Особенно когда ей что-то от него было нужно. Обычно ей это сходило с рук. Она делала невинное личико, нагоняла на глаза влаги, и он соглашался на что угодно, лишь бы она не разревелась. В конце концов Артур решил, что так больше продолжаться не может. Он же будущий король! Об этом ему даже отец уже напомнил. "Как ты собираешься быть строгим с подданными, если даже Моргана умудряется тебя разжалобить? - попенял король в последний раз, когда Моргана уговорила Артура купить ей зеленый бархат, несмотря на то, что в этом месяце швея и так ей сшила целый новый гардероб. - А если тебе преступники начнут глазки строить?" Артур решил, что отец прав. Надо быть жестче. И начинать нужно с Морганы. Вот только как?! - Очень много! - взорвался он, кидая перчатки на кровать. - Ты понимаешь, как много значит для воина репутация? А если этот воин еще и лицо государства? - Ничего с вашим лицом не случится, если ты проиграешь один бой, - закатила глаза Моргана. - Это даже на пользу. - Это ж каким же образом? - искренне заинтересовался Артур. Ему правда было любопытно, как можно вывернуть эту ситуацию так, чтобы она принесла пользу. Девушка пожала плечами. - Твои подданные не станут тебя считать богом. А то если ты будешь выигрывать каждый бой, они подумают, что ты вообще какое-то божество, и когда ты все-таки действительно проиграешь, все решат, что ты это не ты, что тебя подменили, и сожгут на костре как неведомое чудовище, укравшее их принца. - О господи, - выдохнул Артур, закрывая лицо руками. Это было невозможно. С Морганой ни один разговор не мог быть конструктивным. - Моргана, ну пожалуйста. Ну пожалей меня. Какого черта я должен проиграть какому-то фанфарону просто потому, что ты в него влюбилась? - Во-первых, еще раз назовешь Дерека фанфароном, и я сама выйду на ристалище и уложу тебя на лопатки, - язвительно пообещала девушка. - А я это могу, ты же помнишь. Во-вторых, я, конечно, понимаю, что ты бесчувственное существо, не способное любить, но давай подумаем логически: если Дерек выиграет турнир, то король согласится отдать меня за него замуж, а значит, я больше не буду превращать твою жизнь в ад. Честная сделка? Артур уставился на нее. Ну почему она выворачивает все так, чтобы ему хотелось согласиться?! Так, он же собирался быть с ней жестким. Ага. Ну-ну. - Ну пожалуйста, - еще раз протянула Моргана, состроив тот самый взгляд, и он не выдержал. - Ладно. Сразу после боя Утер подозвал к себе сына. - Ты же понимаешь, что сегодня будешь всю ночь бегать по полю не потому, что недостаточно тренировался? - Да, отец. - Отлично. Может, после пары дополнительных дозоров и тренировок у тебя получится быть жестче. И ради бога, в следующий раз пусть Моргана выберет кого-то более презентабельного. Этому пустозвону я все равно ее не отдам, у него за душой ни гроша, вот он ей и наплел про любовь. Раз она меня не слушает, может, ты ей это объяснишь? Артур только усмехнулся. А вечером, после горячей ванны, когда жутко хотелось спать, но нужно было собираться в дозор, дверь приоткрылась, и зашла Моргана. В руках ее была чашка с гранатами, и она неловко сжимала плечи. Артур отправил слугу спать и со вздохом упал на постель. - Что там твой Дерек? - спросил он. - Утер его развернул, - проворчала Моргана, садясь рядом. - А он взял награду за победу и уехал. Даже не попрощался. Артур почему-то улыбнулся. Моргана усмехнулась, глядя на него. - У меня тут сердце разбито, а ты смеешься? - Упаси боже, Моргана, у тебя есть сердце? - Иди к черту! Она шутливо ткнула его в бок, и они засмеялись. - В следующий раз, - поучительным тоном заявил Артур, - выбирай кого-нибудь, кто умеет нормально фехтовать. Серьезно, ты видела его? Даже ты смогла бы его побить. - "Даже"? - А еще по его физиономии сразу было видно, что он за золотом пришел. - Ой, можно подумать, это не ты с ним выпивал в первый день турнира, - передразнила девушка. - Я налаживал контакты. Это была разведка. А то вдруг он не деньги, а тебя украсть хотел. - Меня? - Ага. Ну мало ли. Он же тебя еще тогда не знал, вот бедный и планировал. А потом уже решил, что деньги безопаснее. - Ненавижу тебя. - Я знаю. Он поднялся, поправляя кольчугу. Усмехнулся, увидев гранаты. Моргана знала, что он их любил, хотя совершенно не умел есть. Каждый раз, когда он садился есть гранаты, все вокруг приходилось стирать и отмывать. - Хочешь, я поговорю с Утером? - предложила Моргана, протягивая ему чашку, чтобы он взял один гранат. - Я же эту кашу заварила. - Да нет, - хмыкнул Артур. - Это не из-за тебя. Мне просто надо кое-что выветрить из головы. И, пожалуйста, Моргана, можно после всего этого я сначала отосплюсь, а уже потом ты займешься своими аферами, а? А то я просто не успеваю ловить наказания за то, что тебе приспичило провернуть какую-нибудь каверзу! *** - Моргана? - шепотом позвал Артур, засовывая нос в приоткрытую дверь. - Уходи! - сдавленно донеслось с кровати. Он вздохнул и пробрался в комнату. Свечи не горели, потому что была середина ночи. Потому что двенадцатилетние девочки в такой час должны уже спать. Но эта девочка не спала. Она плакала. Он знал, что она будет плакать. Сегодня привезли гобелены из замка Горлуа, и Моргана была очень бледна. Она убежала к себе еще перед обедом, и ее целый день не было. Артур ждал, что отец пойдет к ней, поговорит, все-таки это же он привез ее к ним во дворец. Он думал, что это именно так и работает, но, наверное, нет, потому что король даже не подавал виду, что что-то происходит. - Она должна с этим сама справиться, - сказал он, когда сын спросил его об этом. - Она сильная. Такое горе нужно переносить одному. Наверное, отец был прав. Но Артуру все равно было жалко Моргану. Поэтому когда она не появилась даже после ужина, он стащил с кухни пирожки и пролез к ней в комнату. Моргана уже не раз плакала со своего приезда во дворец, но никогда так долго. К тому же, слезы когда-нибудь должны заканчиваться, а у нее почему-то не заканчивались. Разве это не причина, по которой нельзя ее оставлять одну? - Я сказала уйди! - всхлипнула Моргана, и в него полетела подушка. Это не имело смысла, потому что он ее поймал, но только чуть не уронил тарелку с пирожками. Вот это было уже серьезно. Артур нахмурился и поставил тарелку на кровать. - Моргана? Ты там живая? - Уйди! - повторила девочка, словно это был весь ее словарный запас. Но он знал, что это не так. Моргана могла быть даже слишком красноречивой, особенно когда хотела кого-то обидеть. Поэтому он просто сел на кровать недалеко от нее. - Будешь пирожки? Моргана вытащила один глаз из-под подушек. Глаз был зареванный и в обрамлении черных колтунов казался страшным. В темноте комнаты такая Моргана была похожа на тех ведьм, которых Утер казнил на площади. - Зачем ты пришел? - обиженно спросила девочка. Артур пожал плечами. - Тебя на ужине не было. Подумал, ты хочешь есть. Теперь Моргана просто легла на кровати, не прячась в подушки, а просто смотря на тарелку, стоявшую на постели, как плот на волнах. Она часто прерывисто дышала, и слезы продолжали катиться по ее лицу. Она подложила ладони под щеку и о чем-то задумалась. - Твой папа был очень храбрым, - вдруг сказал Артур. Моргана удивленно вскинула на него глаза. - Я видел его, когда он к нам приезжал. Он с моим отцом много спорил. А на это только храбрый человек решится. - Он был очень умным, - жалобно добавила девочка. Шмыгнула носом. - А еще очень веселым. Он очень много смеялся. И очень красиво рисовал. Он пытался меня научить, но я не хотела. У меня не получалось, и я бросала. А теперь...мне так стыдно, что я не взяла и не научилась! Он ведь так старался мне помочь, он был таким хорошим папой... - А какой была твоя мама? Моргана снова удивилась. Даже проморгалась. - Мама? Да я...не помню. Мне год был, когда она умерла. - Ты по ней тоже скучаешь? - Нет, конечно. А как я могу по ней скучать? - В смысле, как? Двое детей уставились друг на друга в искреннем недоумении. - Ну, я же ее не помню, - растерянно ответила Моргана. - Как я могу скучать? Ну то есть...мне жаль, что у меня нет мамы, мне бы хотелось, чтобы она была. Но как я могу любить того, кого не было? - Как это не было? - в шоке переспросил Артур. - Она же тебя родила. - И что? Я же не помню, как у нее внутри жила. - Но... - А ты, что ли, скучаешь по своей маме? Артур замолк на минуту. Странно было разговаривать о маме. О ней просто не с кем было говорить. Он вообще рос в ощущении, будто его матери не было, а если она и была, то о ней нельзя было говорить. Ее имя было табу, его нельзя было произносить, словно это было запретное заклинание. На стенах не висели ее гобелены, никто не говорил ему при встрече, как он похож на мать, и вообще все вели себя так, будто королевы Игрейн никогда не было в Камелоте. А поговорить хотелось. Узнать, кем она была, какой, как выглядела, что любила. Он хотел знать женщину, которую убил... - Вообще-то да... - неуверенно ответил он наконец. - Но как? - искренне не поняла Моргана. Слезы уже перестали литься из ее глаз, и она устроилась рядом сидя. - Она же умерла при родах. Как ты можешь по ней скучать? - Но она же моя мама. Она меня любила, пока носила под сердцем. Она хотела, чтобы я родился. Она, наверное, мечтала о нас, она, может быть, хотела увидеть, как я учусь сражаться или просто ходить... Она же, наверное, хотела хоть раз меня обнять и все такое... - Наверное, мы с тобой по-разному это воспринимаем, - серьезно рассудила Моргана. - Мне жаль твоего папу, - искренне сказал Артур. - И мне жаль твою маму, - ответила девочка. Пару минут они помолчали, почему-то чувствуя, как становится легче. Как будто у них за плечами стояли их умершие родители. Будто они были здесь и никуда никогда не уходили. Потом Артур взял тарелку и протянул Моргане, взяв один пирожок себе. Моргана усмехнулась, взяла другой и, подумав, со смаком откусила. В ту же секунду ее голодный желудок издал громогласный возмущенный вопль. Дети уставились друг на друга. И дружно прыснули. *** - Почему? - переспросил Артур. - Даже не знаю. Может, потому что когда-то не так давно ты была мне очень близким человеком? Может, потому что ты все еще нужна нам? - Сожалею, - издевательски протянула Моргана. - Потому что вы мне не нужны. Я хочу только твою голову, насаженную на кол, и твои глаза, вытекающие из глазниц. А еще твой трон. Вернее...мой. Нож взвился еще раз, и новая боль пронзила уже бедро. В голове завыли колокола. Нельзя терять сознание, нельзя терять сознание, нельзя терять сознание!.. Это же просто раны, черт с ними, не первые дыры... Когда нож снова отлетел, Артур не удержался и рухнул на каменный пол. Голова закружилась, но он разглядел, как за фигурой Морганы появился силуэт Мордреда. - Ты не зря дрожишь передо мной, - усмехнулась сестра. - У меня больше силы, чем ты можешь представить. - И со всей этой силой ты решила не творить ничего, кроме ненависти, - выдохнул он. Моргана почему-то засмеялась. - Утер хорошо меня воспитал. Она стояла перед ним, лохматая, грязная, бледная. Все та же девочка, которая выслушала его тоску по маме. Все та же девушка, которой так хорошо удавалось задевать его гордость на ристалище с мечом в руках. Все та же несносная девчонка, которой он позволял вить из себя веревки, какие бы наказания за это ни грозили. Та самая ведьма, которая дважды разоряла его королевство и убивала его друзей. Как можно к одному и тому же человеку испытывать так много ярости и так много любви? - Прощай, Артур Пендрагон, - произнесла она, и ее губы отвратительно искривила ненависть. - Артур! - раздался голос Мерлина, появившегося как обычно не вовремя. Нет, этот идиот не мог выбрать время хуже... - Нет... Сестра магией отправила Мерлина в полет, и тот упал, ударившись о каменную стену. Артур не знал, осталось ли в нем дыхание, или они оба сейчас умрут. - Моргана... - произнес он. - Пожалуйста... *** Мерлин едва видел, что происходит, голова гудела, в ней гремело все, что только можно, но сердце, не останавливаясь, мчалось вперед. Успеть, добежать, закрыть, защитить... - Молчи, дорогой брат, - сказала Моргана, магией вырубив Артура. - Слишком поздно. Мерлин напряг все тело, оглушенное ударом, а всю магию направил в вытянутую руку. Волшебство хаотично металось, не поддаваясь его хватке, он паниковал, потому что вот-вот, прямо сейчас... Моргана начала произносить заклинание... И задохнулась, пронзенная сзади клинком Мордреда. Мерлин в шоке уставился на происходящее, он ни черта не понимал. В голове все путалось, он не мог понять, зачем Мордреду спасать Артура. Может, он хотел убить его сам? Но зачем тогда убивать Моргану? Это не имело смысла... Моргана осела на каменный пол и жалобно взглянула на предателя. Видимо, она верила ему. Но почему тогда... - Мордред... Друид отпустил ее, и она упала кучей мехов на пол. В следующую секунду Мерлин увидел, как Мордред поднял Артура и потащил навстречу приближавшемуся по тоннелю топоту и крикам рыцарей. Раз так, значит сейчас он его убивать не собирается... Хорошо... Порой его привязанность к королю могла играть с ним злую шутку. Например, сейчас. Поняв, что друг в безопасности, он настолько расслабился, что уступил оглушительному гулу в голове и потерялся где-то в темноте. И проснулся только от голубого сияния, искрившегося совсем рядом. - Эмрис, - произнесло то самое странное существо, склонившись над ним. Голос его был очень хриплым, словно ему едва хватало дыхания. - Лежи спокойно. Сегодня было пролито много крови... И все это ради того...чего пожелали бы немногие мудрецы. - Ты про Диамайр? - выдохнул Мерлин. Существо кивнуло. - Моргана его не нашла? - И никогда не найдет, - улыбнулось чудо. Тут Мерлин понял. - Потому что это ты? - прошептал он. - Это ты ключ ко всему знанию? - Существо снова кивнуло, и все стало понятно. Его затопило сочувствие. - Временами мне кажется, что моя ноша невыносима, но...по сравнению с твоей, она ничто. - Это и дар...и проклятие, - прохрипел Диамайр. - Ты не желаешь меня о чем-нибудь спросить? Мерлин подумал обо всех случаях, когда заглядывал в будущее. С помощью кристаллов, с помощью слов Килгарры. Подумал о видениях Морганы, будивших ее посреди ночи, но все равно непредотвратимых. - Нет, - ответил он. - Это было бы не к добру. Диамайр загадочно улыбнулся. - Ты мудр, Эмрис. Твоя мудрость будет долго жить в умах людей. Существо мягко поднялось, странно грациозно двигая своим нескладным телом. Сияние отступило от Мерлина, когда он вспомнил про ватеса. - Стой... - попросил он. - Есть один вопрос. Если погибель Артура не Мордред...то кто? Диамайр пронзительно посмотрел ему в глаза, и в этих странных бездонных колодцах отразилась вечность. - Он сам. За Мерлином вернулись рыцари, и скоро они уже были на свежем морозном воздухе. Бывшие пленники позволили себе несколько мгновений просто поглазеть на иссиня-черное бескрайнее небо, окутавшее северные просторы. А потом снова засуетились, быстро выводя в ночь лошадей и прикрепляя к одним из них повозку. На Мордреда, молча пристроившегося помогать, никто не обращал внимания, кроме Мерлина, продолжавшего не спускать с него глаз. Впрочем, как только голова перестала гудеть, маг рванул к королю. А тот, очнувшись, решительно вознамерился ехать верхом. - Незачем возиться, я вполне смогу ехать в седле, - заявил он спорившим с ним рыцарям. Однако в том и была прелесть Круглого Стола: рыцари подчинялись королю на поле боя и в государственных делах, но когда речь зашла о здоровье их командира, они смело перечили ему с ехидными улыбками на губах. - Сир, не мне вам объяснять, что мороз делает с ранами, - невозмутимо ответил сэр Сафир, пока Мелиот и Мадор поднимали короля на повозку. - Двинемся на юг, и вам станет хуже. Лучше сейчас потеряем время, чем нам потом королева отрубит головы за то, что мы вас не довезли. - А повозку вы откуда раздобыли, скажите на милость? - Позаимствовали у вашей сестры. Не думаю, что она была сильно против. Артур сощурился, сдаваясь. - Я припомню вам акт грабежа, сэр Сафир. - Непременно, Ваше Величество, - широко улыбнулся рыцарь. Мерлин молча запрыгнул на повозку, прихватив фляги с водой и все пригодное для лечения, что только нашел в седельных сумках ишмирских лошадей. Первым делом он дал другу флягу и сам приложился ко второй, ведь они не пили уже...четыре дня? Видимо, только постоянная опасность и стресс не давали полностью ощутить чудовищную жажду. Проходивший мимо Персиваль без слов положил на повозку небольшой сверток, в котором Мерлин обнаружил мясо. Но пока он чисто механически устраивался на месте, Артур выглянул из повозки и нашел взглядом Мордреда. И позвал. Друид до того стоял неприкаянный, будто не знал, приткнуться ли ему к каравану или вернуться в крепость. Услышав зов, он неуверенно шагнул к повозке. Мерлин с удивлением смотрел, как здорово ему удается изобразить робкого и потерянного ребенка. - Куда ты теперь? - спросил Артур. Мордред неуверенно помолчал. - Не знаю... - Что ты делал среди саксов? Юноша сглотнул. - Я не...я не хотел быть среди них. Мне не нравилось то, чем они занимались. Я не понимал... Просто только они могли дать приют...такому, как я. А друиду в наши времена выбирать не приходится. Король приподнялся, чтобы посмотреть собеседнику в глаза. Мерлин молча подложил ему под спину соломы, ничем не показывая той бури, что кипела внутри. - Мне жаль, что твоя жизнь так сложилась, - сказал Артур. - Но теперь в Камелоте народу друидов ничего не угрожает. Ты можешь пойти с нами. Тебе все равно нельзя возвращаться в Ишмир, ты ранил Моргану, тебя там убьют. Мордред уставился на него так, словно тот вдруг показал ему магический фокус. - Пойти с вами в Камелот?.. А...а разве я могу?.. - Конечно, можешь. Ты спас мне жизнь, Мордред. Чем я могу тебя отблагодарить? Друид замялся. Кинул порывистый взгляд на караван, первые лошади которого уже двинулись в путь. Голубые глаза загорелись чем-то, юноша еще раз сглотнул и с надеждой и застенчивым восторгом поднял глаза на короля. - Милорд, могу я...могу я просить о чести...стать вашим рыцарем? Артур согласно склонил голову. - По прибытии в Камелот я посвящу тебя в орден Круглого Стола. Ты сможешь жить без страха быть гонимым, жить среди равных, я тебе обещаю это. - Сир, я... - Мордред чуть не задохнулся от восторга и радости. Широченная улыбка засияла на его лице, что еще больше оттолкнуло от него Мерлина. Может, потому что улыбки маленького Мордреда он, собственно, никогда и не видел? - Я клянусь, я оправдаю доверие, я буду служить Камелоту до последнего вздоха, спасибо... - Не сомневаюсь в этом, Мордред. Сейчас возьми лошадь и едь с нами. Друид порывисто кивнул, не переставая улыбаться, чем слегка напомнил Годрика. И поспешил занять лошадь и пристроиться к двинувшемуся каравану. А Мерлин безмолвно горел, натягивая в руках самодельный бинт. Только что на его глазах произошла катастрофа. Только что он понял слова Диамайра. Артур был творцом собственной гибели. Его наивность и доверчивость приведет его историю к концу. Его вера в друзей, его доброта погубят его. Он доверял своему убийце. И Мерлин уже видел, что ничем не сможет поколебать это доверие. Он даже не сможет сказать другу, что Мордред владеет магией, потому что тот в ответ выложит его собственную тайну. Он ничего не сможет сделать, кроме как наблюдать за тем, как друг радостно шагает навстречу своей смерти. *** Отряд из Ишмира вернулся в ночь, поэтому Гриффиндор только издали увидел въезжающую в город процессию. Он всю ночь в патруле сгорал от нетерпения узнать о приключениях друзей и о том, все ли живы. Как только Леон сменил патрули, маг помчался домой, но Пенелопа еще спала. Он улыбнулся, увидев, как она разворочала постель, пытаясь улечься удобнее с растущим животом. Так как писать письма Годрику всегда было лень, ему пришла в голову идея: он взял небольшой клочок пергамента и заколдовал его. Теперь, как только Пуффендуй возьмет его в руки, он оживет и расскажет ей, что ее муж отправился во дворец узнать новости. Правда, от этого заклинания пергамент почему-то стал красным, но в остальном все вроде работало, поэтому Годрик закрыл дверь в дом и умчался в замок. Прямо с порога его решила подвести его неуклюжесть, потому что он столкнулся с парой служанок, которым потом помог поднять подносы, а затем умудрился произвести еще более громкое столкновение. На пол свалились доспехи и кольчуга, меч и портупея, кровавой лужицей осела мантия. Рядом пытался отдышаться юноша лет восемнадцати с голубыми глазами и смешной шапкой черных кудрей. - Простите, - пробормотал он, спеша все поднять. - Спокойно, малец, это я тут с головой не дружу, - усмехнулся Гриффиндор, поднимая ему портупею и меч. - Слушай, а где все? Я ни одного рыцаря в коридорах не встретил... Юнец поспешно скручивал в руках мантию, словно засмущавшись. - Они...наверное, уже в Тронном Зале... - В Тронном? - удивился маг. - По какому случаю? - Меня...вроде как...в рыцари посвящают. - Прямо сегодня? Прямо после похода? - Я вместе с ними из Ишмира пришел. - А, ясно, то-то я тебя в оруженосцах не видел, - кивнул Годрик и внимательней посмотрел на ношу новобранца. - Эй, парень. А зачем тебе доспехи на посвящение? Юнец растерянно посмотрел на груду вещей в руках, а потом на рыцаря. Волосы смешно колыхнулись у его глаз. - А что, их не надо? Гриффиндор хохотнул. - Нет, не надо. Пошли, я помогу, - хлопнув по плечу молодца, он пошел чуть впереди в Оружейную. - Заодно ты и расскажешь мне, что там в Ишмире было. В Оружейной сияло солнце, прямо как в день посвящения самого Годрика, так что он почувствовал наплыв ностальгии. Принявшись командовать, он сказал Мордреду, имя которого узнал по дороге, положить доспехи и меч. Недоуменные глаза новобранца при этом его посмешили и умилили. А еще заинтересовали. Ведь Мордреду было восемнадцать, а не двадцать один, он не в том возрасте, когда посвящают в орден, а еще он явно не был знаком с рыцарским делом и не знал таких деталей, как обычаи посвящения. Почему же его собирались принять? - Меч тебе должна подать королева, - объяснял Гриффиндор, пока парень надевал кольчугу. - Сначала ты подходишь к тронам, встаешь на колени и произносишь клятву. - Это которая... - пропыхтел Мордред, разбираясь в волне стали, - которая "моя жизнь принадлежит...", да? - Да, она. Потом тебе дают оплеуху. - За что?! - За...хахах, ты бы видел свои совиные глаза, - смеясь, ответил Годрик. Мордред улыбнулся, поправил кольчугу и взял портупею. - Это обычай. Что-то вроде единственного удара, который рыцарь должен оставить без ответа. (1) Потом король касается твоих плеч Экскалибуром и говорит тебе встать. Ты встаешь, королева подает тебе меч, ты его берешь - не забудь поклониться! - суешь в ножны и все. Ты рыцарь. - То есть...мой меч сейчас у королевы, а я должен прийти с пустыми ножнами? - Точно, - Гриффиндор встряхнул мантию и подал младшему товарищу. - Так что было после того, как в крепости появился дракон? Мордред завязал портупею, пристегнул к ней ножны и принялся возиться с креплением мантии. - Дракон их загнал в угол. Я не видел, но, видимо, они разделились, потому что потом король пошел звать Мерлина. По его крикам Моргана его и нашла. Они поговорили, она успела его ранить, а потом успел я... Я ранил Моргану. - Ты - Моргану?! - присвистнул старший рыцарь. - Вот это ты даешь, малец! Как ты умудрился? Она же великая жрица или как ее там. Мордред пожал плечами. - Так она и не умерла. Просто упала без сознания, а я вытащил Артура к рыцарям. И мы выбрались. - Слушай, ну ты молодец, - искренне произнес Годрик, поднимаясь. - Спасибо, что вернул нам его живым. Тогда я понимаю, почему Артур решил тебя посвятить. Благородство и верность - законы в Камелоте. Став рыцарем, ты станешь частью великой дружбы. Так что ты найдешь здесь дом, поверь мне. Ему нравилась неприкрытая радость в глазах мальчишки, нравились его еще детские черты. Мордред был немного похож на него самого полтора года назад, хоть он и был тогда на семь лет старше. Тут в Оружейную зашли Элиан и Мелиот. - Ну что, ты готов? - с улыбками спросили они у будущего брата по оружию. - Да, и не благодаря вам, - хмыкнул Гриффиндор. - Оставили бедного пацана одного, он даже обряда посвящения толком не знал! - Как будто кто-то бы от него это требовал, - состроил ему рожицу Мелиот. - Да и все отлеживались. Ну, раз научил, тогда все по правилам будет. Пошлите, все уже готово. Тронный Зал был залит светом еще больше, позднее октябрьское солнце искрилось на кольчугах и мечах, стелило блики по алым стягам и оседало на украшениях придворных дам. Старшие рыцари влились в толпу, оставив новобранца на дорожке, а тот пошел к тронам. Годрик с облегчением и удовольствием увидел, что король твердо стоит на ногах и улыбается своему будущему рыцарю. Мерлин был хмур за спиной друга, но маг не нашел на нем видимых увечий, так что решил разобраться с этим позже. - Моя душа принадлежит богу, - с еле сдерживаемой гордостью произнес коленопреклоненный Мордред, - жизнь - королю, а честь - мне. (2) Клянусь быть верным Камелоту до последнего вздоха и поднимать меч только в защиту его законов. Артур с улыбкой слегка шлепнул юнца по затылку. Рыцари вокруг добродушно засмеялись, вспоминая собственное посвящение. Мордред тоже улыбнулся. Затем Экскалибур, сверкая в лучах солнца, опустился на плечи юноши. - Встаньте,...сэр Мордред. Рыцарь Камелота. Годрик с гордостью смотрел, как Мордред поднимается с колен и с поклоном принимает меч от Гвиневры. Секундный лязг - и клинок исчез в ножнах. Парень повернулся. И двор зааплодировал новому рыцарю. 1 - реальная деталь обряда посвящения в рыцари. 2 - реальная рыцарская клятва.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты