Au-dessus des nuages (le ciel est toujours bleu)

Гет
Перевод
PG-13
Закончен
7
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/6921970
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 10 страниц, 3 части
Описание:
Внутри резервуара с бактой безмолвно дрейфует Финн с закрытыми глазами и расслабленным под дыхательной маской лицом
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Chapter 2

Настройки текста
      Празднование победы над Старкиллером начинается всего через час после посадки первых кораблей; наземные команды и пилоты смешиваются с остальными присутствующими на базе повстанцами. Кто-то нашёл и открыл ящик родианского пива; кто-то взломал динамики, чтобы подключить к ним свою акустическую систему и транслировать последние хиты Сахиры Дэар и неоднородную смесь корускейнского транса с техно-кеем, возраст которого не менее десяти лет. Из рук в руки на базе циркулируют бочонки очищенного пойла. Позже будет официальная церемония, но этой ночью каждый празднует факт того, что ещё жив, оплакивает тех, кого уже нет, и делает вид, что следующий день не наступит.

***

      Третья луна Ди'Куара находится в фазе убывания, указывая на приближение рассвета, а у По в висках знакомая давящая мигрень из-за слишком большого количества адреналина и слишком малого — сна.       Отголоски праздника, всегда доносящиеся неразличимой кашей, слышатся как отдалённая вибрация; как присутствие, которое орошает базу, но не имеет никакой силы против тяжелого чувства в глубине его живота, против лихорадочности в основании затылка. Он смешивался с толпой, принимал поздравительные поцелуи и траурные объятия, рассказывал заново о битве каждый раз, когда его просили, и даже подносил к губам половину бокалов, которые ему предлагали, прежде чем передать их дальше. Но, несмотря на тепло улыбок, окружающее облегчение, он вырвался из зыби и гомона тел, как только смог.       Он успел выцепить лишь несколько часов отдыха — слишком мало, чтобы справиться с ужасными днями бодрствования, которые им предшествовали, — прежде чем кошмар вырвал его с койки, дрожащего и обливающегося холодным потом, от чего он изо всех сил попытался избавиться под обжигающей водой своего душа.       Пять главных миров Новой Республики были стерты с космической карты в одно мгновение. Пять планет из самых густонаселенных в квадранте, и все их обитатели... Из двух эскадрилий, поднявшихся в воздух, чтобы сразиться со Старкиллером, выживших пересчитали по пальцам человеческой руки: он потерял больше чем три четверти своих пилотов. Генерал Соло мёртв, и Финн, штурмовик-дезертир, с которым он общался всего несколько часов, но который, однако, кажется ему таким странно важным, вернулся со своей спасательной миссии на носилках…       Он мог бы вернуться, чтобы смешаться с гуляками, которые все ещё там, или постучать в дверь комнаты Павы, но он знает по опыту, что алкоголь только ухудшает это особое настроение, и лучше уж умереть, чем вырвать своих выживших пилотов из солдатской передышки, которая в любом случае будет слишком короткой…       Поэтому вместо этого он шагал по пустынной дюрабетонной взлётной полосе на краю джунглей, стараясь не думать о Кайло Рене в его разуме и обо всех людях, которых знал на Хосниан Прайме... пока BB-8 не потерял терпение и не стал путаться в ногах, бесхитростно направляя его шаги то к базе, то в сторону лазарета по затемнённым коридорам. — Я знаю, что ты творишь, BB, — замечает он с полуулыбкой, в ответ на что получает двоичную тираду, усеянную творческими оскорблениями по поводу его сомнительного жизненного выбора и того факта, что одиночество удавалось ему не лучше, чем пьянство... Память BB-8 не стиралась с тех пор, как По назначили на опеку над маленьким прототипом астромеха, когда тот был ещё пилотом Республики и удвоенный срок действия его экспериментального ИИ дает результаты, мягко говоря... необычные.       В конечном счёте первоначальная цель проекта была в обеспечении идеального компаньона для военных, страдающих от посттравматического стресса, и поскольку он понимал двоичный язык и имел дело с дроидами, ему был поручен BB-8 - свеженький экземпляр из флотской лаборатории R&D, чтобы оценить возможности адаптации своего обогащенного психологическим модулем ИИ и проверить его способности к обучению... Он никогда не жалел ни секунды, что взял его с собой, когда дезертировал, но в эти дни он просто пытается не слишком упиваться неполноценностью, давясь чудовищной иронией, которая теперь делает его идеальным образцом, для которого был разработан BB-8.

***

      Рей — загорелая и слишком худая девушка, чьи покрасневшие глаза следят за ним с явным подозрением, когда По входит в комнату с резервуарами бакты.       В смутной усталости он почти забыл о существовании юной мусорщицы, ради которой Финн рисковал жизнью на Старкиллере... но, как ни странно, он не очень удивился, обнаружив, что она держит одинокий караул рядом с бессознательным дезертиром. Преданность, на которую она вдохновляет Финна, явно не одностороннее чувство.       На мгновение он забыл усталость и боль, наблюдая, как девушка взаимодействует с BB-8, подыскивая нужные слова, чтобы ослабить её колючую недоверчивость. Возможно, он не единственный, кто волочит свою бессонницу на все ещё дремлющую базу, но по крайней мере он находится в знакомом месте, а не в световых годах от своего дома; в месте, где из трёх единственных людей, которых он знает, один — дроид, второй скорбит и говорит только на вуки, а третий погружен в искусственную кому в баке с бактой.       Живот подаёт звук только после того, как Рей уверяется в безопасности Финна, и он наблюдает, как она забирает тощую котомку и посох, которые, вероятно, и составляют все её земное имущество, прежде чем начать двигаться в сторону столовой. — В меню нет ничего особенного, но всё же оно получше военных пайков, — комментирует он, когда они входят в череду комнат с низким потолком, составляющих из себя столовую. — Здравствуй, Эзия, — добавляет он, обращаясь к тви'леку с мутным взглядом, который находится в процессе установок контейнеров на стойку. Уже встал? — Ещё не ложился, коммандер Дэмерон. Если хотите, у меня есть верное средство от похмелья. Я почти уверен, что оно и для людей работает... Или, по крайней мере, нет риска отравления, — честно отвечает он. — Нет необходимости, — отвечает По, — но я это ценю. Эзия, познакомься с Рей, она приехала издалека, и по приказу генерала она — почётная гостья. Что ты нам предложишь сегодня утром?       Светло-зелёные лекку у кулинара на плечах подёргиваются в удовлетворительном спазме. — Что и обычно, но с небольшим дополнением! Чтобы отпраздновать победу, генерал разрешила нам задействовать запасы риа'тана, а Мьер из интендантов сумел раздобыть достаточно сырья для шестидесяти порций домашнего шоколадного торта! Ну, конечно, это синтетическое нео-какао из Бастиона, тут выбирать не из чего, но нам удалось найти настоящие свежие яйца вместо обычного сублимированного порошка... вот увидите, это все меняет, вы мне скажете о новых. И вам будет меньше чего эвакуировать, тем более если съесть его сейчас... но он не слишком горячий. Вы можете сделать себе каф — я принесу вам всё, когда все будет готово, коммандер. — Отлично, ещё раз спасибо. — Это самое малое. Мадемуазель Рей, располагайтесь.       Краем глаза По мог видеть, как явно не привыкшая к таким знакам уважения девушка старается оставаться невозмутимой, когда благодарит тви'лека, и старательно игнорирует её смущение, пока он ставит две чашки на поднос и направляет её к столику в одном из углов первой комнаты. Когда есть выбор, По предпочитает иметь стену за спиной и глаза на двери... и он готов поспорить на свой X-винг, что и Рей тоже.       Когда они садятся лицом к лицу, мусорщица вновь обретает самообладание и вежливо принимает чашку, которую он к ней пододвигает. — Почему он сказал, что вы собираетесь эвакуироваться? — Потому что так оно и есть. Первый Орден знает, что мы находимся на Ди'Куаре, и что имеющийся у нас флот был почти уничтожен во время штурма Старкиллера, в то время как их флот по большей части нетронут…       В ответ на широко распахнутые глаза Рей он спешит уточнить, что указанный флот дислоцирован по другую сторону Ядра, как минимум в недельном путешествии со скоростью света. — У нас куча времени, чтобы предусмотреть эвакуацию во всех формах, даже с небольшим отрывом. — Но я думала, мы победили? — В битве, но к сожалению не в войне, — отвечает он, отмечая переход от «вы» к «мы». — Уничтожение Старкиллера — это огромный удар по их ресурсам и способностям досаждать, но у Снука все ещё много сил, и Новая Республика очень сильно пострадала... (Какой эвфемизм, думает он, наблюдая, как девушка впитывает информацию.) — Разрушение Хоснианской системы сплотит вокруг дела Сопротивления многие миры, но потребуется время и много труда, чтобы превратить эту помощь в силу, пригодную к использованию против Первого Ордена. — Понятно. — Но пока что хватит об этом. Расскажи лучше, как ты познакомилась с Финном? Потому что у меня была версия BB-8, но ты должна понимать, что у него, как правило, очень личный взгляд на события, и мне было бы интересно знать твой... Кстати, я не поблагодарил тебя за заботу о нём, он мне сказал, что ты спас его от мусорщиков?       Девушка отвлекается и, направляемая хорошо поставленными вопросами и некоторыми стратегическими изменениями в рассказе BB-8, которые заставляют её вмешаться, чтобы поправить их, начинает размеренно рассказывать, как нашла астромеха в пустыне... и как маленький дроид настоял на том, чтобы остаться с ней. — Он отлично разбирается в характерах, — подтверждает По с нарочито обаятельной полуулыбкой, которая заставляет девушку закатить глаза.       Разговор прерван прибытием завтрака на подносе и полуиспуганным-полуизумлённым выражением лица Рей. По требуется несколько секунд, чтобы понять, что порции разумного размера должны казаться в её глазах чудовищными. Он провёл на Джакку не так уж много времени, но вполне достаточно, чтобы осознать скудость снабжения и дороговизну продовольствия. — Ешь, что хочешь, ты наша гостья, — подбадривает он.       После первого колебания Рей не заставляет себя дважды об этом просить и накидывается на свою тарелку с энтузиазмом и аппетитом, которые могли бы составить конкуренцию голодному детёнышу ранкора. Повествование иссякает на мгновение, и только два риа'танса, столько же кусочков бекона и немного чуть позже доступных гарниров замедляют её темп достаточно, чтобы Рей могла возобновить ход рассказа. — И тут мы поняли, что куча металлолома, которую мы стащили, была Тысячелетним Соколом… — В детстве я мечтал полетать на нём, — признался По. — Это тот корабль, который делал дугу Кесселя менее чем за двенадцать парсеков! Я не верила в это. — Какое странное совпадение, что он оказался на Джакку. Должно быть, с вами была Сила... — Так сказал и капитан Соло, — бормочет Рей, отводя взгляд, и По чувствует, как его захлёстывает новая волна скорби. Он узнал о смерти супруга генерала при посадке Сокола, одновременно с известием о ране Финна. — Рей, я уверен, что ты ничего не смогла бы сделать. — После того, как Финн был ранен, когда Кайло Рен догнал нас, он был в моих руках. Может быть, раньше я могла бы… — Послушай меня, Рей, — прерывает он её с горячностью, удивившей его самого. — Рен — невероятно опасный человек. Он тренировался десятки лет; просто чудо, что ты сумела выбраться из всего этого... поверь мне, нет смысла переписывать прошлое, гадать, что бы произошло, если бы мы выстрелили быстрее, выстрелили раньше… — Я знаю, — вздыхает она с несчастным видом. — Но я все равно не перестаю думать об этом... я не знала его долго, но капитан был хорошим человеком. Это может показаться эгоистичным, но он верил в меня, он был готов дать мне шанс, он предложил мне место на борту "Сокола", чтобы работать с ним и Чуи... — Знаешь, если он предложил тебе работу, это значит, что ты произвела на него впечатление.… — Просто... незадолго до этого я слышала их разговор. Это правда? Что Рен был его сыном? Он убил собственного отца?       По серьёзно кивает. — Настоящее имя Кайло Рена — Бен Органа-Соло, сын Хана Соло и Генерала Леи Органа. Это не публичная информация, но и не секрет... Но это не я должен рассказывать. Если хочешь узнать больше, надо спросить у генерала. — Странно, когда я увидела её в первый раз, я сразу поняла, кто она такая... — произносит Рей, уткнувшись взглядом в стол. — И мне не нужно было говорить ей про капитана. Она просто знала.       По нечего больше сказать на это. С тех пор он только и делал, что разглядывал генерала, черты её лица осунулись и словно был окружены почти осязаемыми путами боли, но оставались всё такими же решительными и активными. Он не может себе представить, чем это должно было дня неё быть. У него есть свои претензии к Рену, но это... — Финн сказал мне, что ты был пленником Первого Ордена, а он освободил тебя... — начинает Рей. — Рен... он тебя пытал, да? — спрашивает она, прямой взгляд и её откровенность настолько обезоруживает, что “да” вылетело изо рта По ещё до того, как он смог рассмотреть возможность отказа или уклонения. — Я... Да, — повторяет он уже тише.       Вокруг них началась суматоха: первые смены и гуляки, разглагольствующие о торжестве, но шум далеко, ближайшие столики пусты, и никто не обращает на них внимания. — Меня мучили допросные дроиды, — говорит По, и слова ускользают от него, как движения при развороте: настолько естественные, что даже не нужно дважды об этом думать. — Но это было не самое худшее, с дроидами я мог терпеть и предпочел промолчать. Кайло Рен... он вошёл в мой разум, просто... — ему не хватает слов, и руки изображают перед собой что-то похожее на взрыв или распад. — Как в масло.       И вот он, его постыдный секрет перед девушкой, которую он едва знает, его нервы на пределе. Генерал Органа должен подозревать, потому что она была там на его разборе полётов, и она, вероятно, единственная, кто может точно знать, что означает фраза “Кайло Рен взял в моем сознании информацию о том, что карта Люка Скайуокера был с BB-8 на Джакку”. Дело не в том, что По намеренно решил проигнорировать её рекомендацию поговорить об этом с доктором Калонией... Но раньше не было времени, а теперь... он знает, что первым ответом медиков на психическую агрессию, скорее всего, будет целая куча лекарств, способных довести его статус полета до красного цвета. Это не то, что они могут себе позволить при нынешнем состоянии своих ресурсов. — Меня тоже, — говорит Рей после тяжелого молчания между ними. — Без дроидов, но... это был самый страшный момент в моей жизни, я могла чувствовать его своим разумом, как пальцы, которые впиваются и копаются, поднимаются изогнутыми, словно чтобы просеять песок.       Описание леденит воспоминаниями. Дыхание По делается коротким и отрывистым, п девушка обхватила на столе свой сжатый кулак, прижав ладонь к побелевшим костяшкам. Он даже не помышляет о том, чтобы ускользнуть. — Не знаю, как мне удавалось оттолкнуть, закопаться в ответ. Но вдруг я поняла, что он тоже испугался, и настала моя очередь искать в песке. Я увидела... кое-что. Я не хотела Силы, всё, чего я хотела — это вернуться на Джакку. Но... Я не могу. Не потому, что это невозможно, а потому, что он боялся провалиться, и что Скайуокер будет найден, и что я могу явиться, и ещё много чего отвратительного... Но это было ясно. Тогда я не могу вернуться домой, — она поднимает глаза, пересекается с По взглядами. — Прости, — бормочет она, внезапно смутившись. — Я не хотела усложнять ситуацию. — Нет, я ... мне приятно знать, что кто-то смог постоять за себя, хоть я и не смог, — говорит он и с удивлением обнаруживает, что это правда, глубокое и бурное удовлетворение, неподдельное облегчение от того, что этой одичалой девушке не пришлось испытать собственное бессилие. — Мне приятно знать, что он боится.       Они сидят молча друг напротив друга, пока вокруг них колеблется база. Слова, кажется, внезапно истощились, несмотря на краткость обмена ими, и По сейчас нечем было их заменить, пока Рей не давит лёгкий зевок. — Прости... — робко спрашивает она. — Но ты говорил о душе? По сигналу коммлинка от руководства чуть позже он отыскал тесную комнату, отведённую Рей, взял смену одежды, второй коммлинк для девушки и объяснил концепцию общих душевых — к счастью, довольно близко от комнаты, и пока относительно пустых. Сложнее убедить её немного отдохнуть. — Я уже поспал, могу побыть с Финном пару часов, — сказал он. — Я тебя предупрежу, если нужно будет подменить. И ещё: ты можешь запереть свою комнату, если захочешь, — что, очевидно, является аргументом, который склоняет чашу весов.

***

      Вернувшись к резервуару с бактой, По кладёт руку на стекло, как только BB заканчивает нарезать концентрический круг, бибикая список всех посетителей в его отсутствие — Привет, Финн. Я встретил Рей, — говорит он. — Я вижу, что ты в ней находишь. Но тебе лучше поскорее проснуться, потому что ей понадобится вся помощь, которую она сможет найти.       Он почти уверен, что у Кайло Рена есть причины бояться, и это, вероятно, самое утешительное из всего остального.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты