Под сенью разрушенного мира 3: раскол

Гет
NC-17
Завершён
477
«Горячие работы» 843
Ярозор бета
Kaze_dono гамма
-Stelk- гамма
Размер:
228 страниц, 35 частей
Описание:
Старый мир расползается сильнее. Трагедий нельзя допустить вновь! Безымянный исследователь готовит новый проект, который поможет создать зоны, где еще можно жить. Получится ли, или секта вновь спутает все планы?
Посвящение:
Моим любимым читателям и очаровательной бете!

Спасибо за постоянную обратную связь и неизменную поддержку!
Примечания автора:
Это третья арка цикла «Под сенью разрушенного мира» (сложно читать в отрыве от предыдущих)

Первая арка: https://ficbook.net/readfic/9570632
Вторая арка: https://ficbook.net/readfic/9860832
Другие работы по вселенной Эрвилессина можно найти в этом сборнике: https://ficbook.net/collections/16360839

Иллюстрации от Марины Ветер (https://vk.com/kaze_dono, https://vk.com/tattoo_sketches_original, https://www.instagram.com/marina_veter_art) и других художников (указаны в описании к фото)
https://vk.com/album602951280_276193707

Озвучка от Лавки Stelk'a (https://vk.com/stelkoff):
https://vk.com/music/playlist/602951280_4
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
477 Нравится 843 Отзывы 84 В сборник Скачать

28. Долгожданный отпуск

Настройки текста
      Гай примчался в убежище со всей скоростью, на какую был способен, и ворвался на террасу штаба. Сердце рвалось из груди. В горле проступила кровь. Глава мирно покачивался в кресле и кормил новый выводок утят. Гай, едва дыша, опустился на колени перед креслом-качалкой.       — Глава, все сектанты из логова выползли, никого нет. Девчонок увели с собой.       — Прорвет, значит, скоро, — кивнул старичок.       — Глава, нужно спасаться!       — Уже эвакуировали всех, селить только некуда. Думаю вот, чем занять. Разведывать уже без толку, строить могут не все. Одно занятие осталось — защищать выходы в междумирье, но об этом еще договориться надо с общинами… — Глава оттряхнул руки и задумался. — Девчонок можно шпионить отправить, тем и прокормятся. Проходчиков на стройку. О стариках дети позаботятся. Бестолковые воевать пойдут, Гай, тебе доверю.       — Перевод? Дай отпуск. Я… убил девчонок-то. Мне бы успокоиться немного. С женой побыть, да сестру проведать, Глава. А от отца слышно что-то? — рассеянно пробормотал Гай, не в силах сосредоточиться.       — Учись думать, малыш. Не всегда чутье помогает, и не все ошибки можно исправить. Отец строит пути, связи нет.       — Понятно…       — Отдохни пару дней, подумай. А там посмотрим.       — Благодарю, Глава!       Гай низко поклонился и побрел домой, словно пьяный. Крики девушек не выходили из головы. В этот раз он стал тем самым сектантом, которых мечтал уничтожить. Спаситель Истов! Когда он уже научится думать?       Добротная дверь открылась легко и беззвучно. Дом встретил уютным полумраком от тяжелых штор и запахом трав и кож. Как же хорошо!       Сапоги остались у двери, грязное отправилось в корзину у входа. Гай подхватил ее и отправился стирать к ширме. Ми дома не оказалось — видимо, ушла в обменный пункт. Успеет и постирать, и привести себя в порядок.       Он замочил сектантскую форму, намылил и тщательно сбрил щетину. «Вот ведь хорошо Критийре! Всегда гладкий, никакой возни…» Гай умылся и привычно принялся за форму, следом и за себя.       Ми никак не шла. Гай почесал нос. Ну нет и нет. Он распечатал утку, травами натер, пожарил, пол помыл…       Все готово. Вот только Ми нет что-то.       Гай сел на кровать, достал ножи и начал жонглировать ими. Теперь, когда дела кончились, снова лезли в голову несчастные девчонки. И когда он научится думать? Ладно бы сам голову потерял, но он ведь убил доверившихся ему девушек!       Он мрачнел все сильнее. Но тут дверь приоткрылась, впуская вечерний свет. Гай, ловко поймал ножи и бросился навстречу горе шкур, кож и еще Ловы только знают чего, скрывавшей Ми.       Ми сложила все это у входа, и Гай наконец-то увидел ее, чуть встрепанную, разрумянившуюся и бесконечно милую.       — Ми, у меня отпуск! — он прижал ее к себе.       — Как здорово! М-м-м, вкусно пахнет! Помираю с голоду. Давай ужинать.       Гай с улыбкой снял чары времени с аппетитной уточки и сел за стол. Ми поцеловала в щеку, провела по гладко выбритой коже и опустилась рядом.       — Да благословят Ловы того, кто придумал разводить уток!       — Ага! — рассмеялся Гай, наблюдая, как Ми уплетает мясо за обе щеки.       Такая милая. Пусть работа ужасная, пусть ошибается, пусть рискует, но это стоит того, чтобы защитить таких, как Ми. Хочется, чтобы у нее все было хорошо.       Гай тепло улыбнулся и вдруг вспомнил о сестре. Похоже, он скоро останется один с отцом. «Как так получилось, что она с Истом спуталась? Почему она ничего не рассказывает? Надо поговорить с ней».       — Гай, что-то случилось? — Ми мягко тронула его кисть прохладной рукой.       — Ой, много всего. Не волнуйся. У нас с тобой все будет хорошо, — он улыбнулся и взял руку Ми в свои.       — Из-за сестры? Или работа?       — И то, и то. Но я разберусь.       — С Истом, что ли?       — Нет, конечно. Поговорю с Главой, может, спрячем Ни.       Ми кивнула.       — Ловам мы не противники. Ты настоящий герой, Гай.       Он смутился и принялся собирать посуду и мусор.       — Герой, как же, ага…       — У меня есть кое-что для тебя. Примерь, — Ми достала из сундука и протянула Гаю кожаный доспех, явно гордясь работой.       — Ой, спасибо! Я такое не люблю, движения стесняет. Продай лучше, дорогой, наверное… — растерялся Гай.       — Померь, — нахмурилась Ми.       Гай неловко затянул ремни, попробовал наклониться и так, и по-другому, но в итоге смущенно покачал головой.       — Хорош, но не ношу… Я осторожен, Ми, меня не ловят.       — Да ты весь в шрамах! Я же беспокоюсь, понимаешь! Подумай хотя бы обо мне!       Гай обнял Ми.       — Мне будет легче без него. Я всегда спрячусь, предчувствую, когда и что не так. Без доспеха вернее убегу и уклонюсь. А тут ни ногу поднять, ни руку, все сковано… Нет, он хороший, самый удобный из того, что примерял! Просто вот…       Ми вывернулась из объятий, молча выхватила мусор и вышла. Гай выглянул вслед, провожая виноватым взглядом, но доспех все-таки снял. Он помыл посуду и тихо вздохнул. С собой такое не утащишь. Надевать неудобно. А Ми расстроилась.

      ***

      Ми вернулась и принялась разбирать свои материалы, стараясь не смотреть в сторону виновато наблюдающего мужа. Когда он делает такое лицо, злиться невозможно! Но ведь опять уйдет в простой одежде!.. А если не вернется?       — Ми, давай я помогу.       — Я уже закончила. Пойду освежусь.       Она порывисто пронеслась к ширме, и Гай последовал за ней. Ми бросила гневный взгляд, но увидела виновато-несчастное выражение лица, как у верного пса. И как злиться? Да и зачем? Совсем скоро он уйдет, а пока…       — Потри мне спину. И плечи помни, устала.       Гай растерянно моргнул и кивнул.       Платье соскользнуло с узких плеч, открывая стройную спину, и мозолистая рука провела по коже там, где был шрам от когтей.       «Попался!» От руки любимого сердце забилось чаще и громче. Гай обнял сзади, обдав ароматом утенка со специями и мыла. Такой домашний! Такой уютный! Голова закружилась. Захотелось остаться в этих надежных объятиях навечно.       Как же хорошо!       Гай поцеловал шею и ухо, и дыхание перехватило. Такие мягкие и теплые губы, и так нежно, и так ждала...       — Хозяйка, я хочу помять не только спину, — прошептал он, скользя пальцами по бокам.       — А что еще? — хитро уточнила Ми, едва дыша, и провела ноготками по щеке и шее мужа.       — От усталости лучше всего помассировать внутри, — он обвел гладкий лобок и нетерпеливо скользнул между бедер.       — А мне нравятся твои подходы к лечению! — переливчато рассмеялась Ми.       С этим парнем страсть вспыхивала мгновенно. Кровь кипела, внутри горело от нетерпения. Сзади упиралась истосковавшаеся налитая плоть. Ми ловко развязала штаны и потерлась о горячую кожу.       Хотелось поймать Гая, играть в самые грязные игры, сливаться, но больше всего — принять его прямо сейчас, без лишних прелюдий.       Но разве дело торопиться? Ми провела по бедрам Гая и, пристав на цыпочки, потерлась промежностью о член.       Грубоватые руки прижали к себе, поглаживая между ног.       — Хозяйка…       Ми сдавленно ахнула, уперлась в бортик ванной и, легко двинув бедрами, все-таки пропустила член в себя. «О Арна!»       — Покажи мне… Как ты скучал… — выдохнула Ми, ритмично двигаясь.       — Да-а… хозяйка… — хитро протянул Гай, и перехватил инициативу.       Быстро, до темноты в глазах.       Ми прогнула спину и схватилась за бортик крепче, растворяясь в животном напоре Гая.       — Хороший мальчик, — выдохнула она.       — М, — легко согласился он и ускорился.       Ми оцарапала ванную. По ноге стекла струйка сока. И еще.       — Гай…       Он извлек член и, толкнувшись в руку, излился.       Ми погладила его ослабевшей рукой по ноге и вяло забралась в ванную.       Гай сполоснул руку, член и сел рядом с ванной, откинув голову на бортик. Ми не удержалась и запустила пальцы в рыжие пряди.       — Очень хороший мальчик…       — М, — улыбнулся Гай вымученно и счастливо, и Ми улыбнулась в ответ. Такой славный!       А уж волосы… Мягкие, гладкие, и такого цвета милого! Зачем он их красит?       И в постели они на одной волне. Когда игрив, когда нежен, а когда и растворяет в такой спонтанной и стремительной страсти, как сегодня.       Она перегнулась через бортик и поцеловала в мягкие губы. Гай нежно ответил и углубил поцелуй. Тело пронзила новая вспышка страсти. Ми, даже не вытеревшись, проворно перебралась на колени и впилась в губы снова. Руки влюбленных беспорядочно и страстно гладили друг друга.       Разгоряченная Ми сползла ниже и поцеловала Гая между ног. Струйка слюны спустилась на блестящую головку. Ми размазала рукой, глядя в лукавые заинтересованные глаза, и поцеловала член снова. Гай подался вперед, и Ми неглубоко приняла его, смакуя. Растянуть удовольствие. Медленно...       Густой аромат Гая пьянил. Ми истекала слюной и смазкой, скользила по напряженной плоти и зарывалась носом в жесткие рыжие волосы. Тело горело, отзываясь на малейшие прикосновения.       Гай собрал волосы и легко надавил на затылок. Ми пропустила его глубже, сохраняя темп. Гай подался навстречу. Ми, хитро щурясь, соскользнула, пуская побольше слюны, и приняла до основания.       — Хозяйка, — прошептал Гай, бережно поглаживая чувствительные уши.       Ми терлась промежностью о ногу и становилась все более жадной. Напряжение ее и Гая, нежность ласк и сбитое дыхание, пульсирующий во рту член и жажда разрядки, все смешалось. Вздохи, стук крови в ушах, дурманящий запах любимого мужчины…       Ощутив семя во рту, Ми припала губами жаднее и вжалась в совершенно скользкую ногу. Гай погладил по голове, и Ми, чуть потеревшись промежностью, брызнула соком и легла, тяжело дыша.       — Метишь меня? — пробормотал Гай, ложась рядом и поглаживая по спине.       — Угу. Мой зверь, — Ми прижалась к волосатой мокрой ноге и погладила, устало улыбаясь.       — Твой, твой, — усмехнулся Гай и сладко потянулся.

      ***

      С излечением желудка жизнь стала налаживаться. Питательные плоды заходили хорошо, особенно с зельем, чай еще лучше. Главное глотать поскорее. Ни облизнула пальцы и подлила чай себе и Тану, мурлыча под нос.       — Жизнь наладилась?       — Вроде того, — бодро отозвалась Ни и улыбнулась.       — Больше не тоскуешь, смотрю.       — Я все равно еще пока не готова. Не хочу, чтобы он меня такой видел.       — А губы для кого накрасила?       — А, ну это на всякий случай. Вдруг придет, — Ни пожала плечами.       Тан хмыкнул и уткнулся в книги. Руна на посохе вспыхнула и Ни торопливо прикоснулась к ней.       — Учитель!       — Не, эт я. У меня выходной, принести тебе что-нибудь, Ни? — брат широко улыбался.       — Гай! — Ни обняла проекцию.       — Книг по списку, — шепнул Тан.       — Книги из библиотеки. Список отправлю, только проводник при себе держи. И еще питательных плодов из сада, — улыбнулась Ни.       — Тогда я до дома Критийре мигом и к тебе. До встречи, сестрен.       Изображение потухло и Ни обняла посох, едва не мурлыча. Тан торопливо листал каталог.       — Пиши, крольчонок. Вот эту, эту и эту, и эту…       — Постой-постой, помедленнее, — спохватилась Ни и поспешно принялась строчить.       Список вышел необычайно длинным. «Интересно, Гай столько унесет?» — задумалась Ни, но все же отправила.       — Заживе-ем, — протянул Тан, откинул капюшон и пригубил чай.       Ни удивленно уставилась на него. Бритый наголо или, скорее, лысый, на коже странные заплатки, шрамы, уха нет, вместо глаза темный кристалл…       — Эй…       — Красавчик, да? — расхохотался Тан.       — Что с тобой? — удивилась Ни.       — Что и обычно, — проворчал Тан.       — На тебе что, опыты ставили? — тихо спросила она.       — Ага. Но давно. Забудь, просто не подумал, настроение хорошее, захотелось на солнышке погреться, — Тан накинул капюшон обратно.       — Да грейся, я ж уже видела, — пожала плечами Ни.       Тан откинул капюшон и сощурился от удовольствия.       — Ну что, крольчонок, теперь у меня будет все! Я скопирую, ты не против?       — Конечно, только не говори никому, — улыбнулась Ни.       — Я и тебе могу помочь, если согласишься, — великодушно предложил Тан.       — Смотря на что, — осторожно уточнила Ни.       — Зелье могу достать и сосуд для души, вылечишься.       — Зелье? Сосуд? — растерялась Ни.       — Ну да. Вытащим дыхание, запечатаем в сосуде, душу зельем залатаем.       — Так просто? — удивилась Ни.       — Побочные эффекты могут быть — потеря памяти, некоторых чувств, почти что угодно. Но по идее должно или восстановиться полностью, или утратиться незначительно. А еще зелье и сосуд дорогие очень. Но нужен только сосуд, в принципе, я его смогу раздобыть.       — Кстати, о зелье… — нахмурилась Ни. — Я видела один чудовищный рецепт из душ, это оно?       — Скорее всего, да. Рецептов таких зелий не очень много, и во все входят чужие души, — пожал плечами Тан.       — Тогда нет, — покачала головой Ни и погрустнела.       — Как знаешь, крольчонок.       — Тан, а есть какой-нибудь другой способ?       — В теории, наверное, есть. Но чтобы его найти, придется рисковать. Если ты настолько заботишься о душах других, лучше уж зелье, меньше жертв.       — И как я буду жить с этим? Знать, что ради моей жизни кого-то зверски убили и разобрали на части, — поежилась Ни.       — Это сделали не ради твоей жизни, а ради денег. Все имеет свою цену, и твоя жизнь — не исключение.       — Я не хочу жить, если это столько стоит.       — Странная ты. Я вот хочу.        Тан помолчал, а потом указал на искаженных.       — Смотри, вот такого можно использовать. Все равно никогда полноценно жить не сможет. Усыпить, разобрать, занести в статистику тех, кто не пережил очистку.       Ни посмотрела на искаженного, корчащегося в схеме, но промолчала. Тан рассуждал так убедительно! Не все искаженные переживают очистку. Не все возвращают разум. Они даже на элькринов-то уже не слишком похожи! Но так нельзя-нельзя-нельзя, это же… Нельзя и все!       Ни вцепилась в посох и через силу отвернулась от искаженных. Тан хмыкнул и накинул капюшон.

      ***

      К вечеру Гай притащил все, матерясь на чем свет стоит. Он согласился, не прочитав список, и немало удивился вкусам своей сестренки. Большая часть книг была из запретной части библиотеки, к тому же посвящена проклятиям, работе с душой и ядами. Интерес к ядам он еще мог понять, но к остальному… Это никак не укладывалось в его понимание своей сестры. А еще список оказался внушительным, еле дотащил.       Зона Изоляции выглядела кошмарно — кругом густой смог из скверны, вопли искаженных, откровенно неблагополучные ребята, запретные вещи, крепкие словечки…       Гай встревожился и отложил связки с книгами, ища глазами Ни. Та нашлась быстро — выбежала навстречу и бросилась на шею. Хотя и бодрая, но исхудала жутко, на скелет похожа. Дыханием Иста от нее разило похлеще, чем от закоренелого сектанта, и руна на посохе, которую та даже не пыталась скрыть, неприятно цепляла взгляд. Это тревожило настолько, что даже мысли о дурных литературных пристрастиях Ни отошли на второй план.       Она выдала ему защитную повязку, но он не стал задавать вопросов, отшутившись близостью к искаженным.       Разговор не клеился. Ни налила чаю, но в ее комнате стояла такая вонь, что кусок в горло не лез. Гай с тревогой вглядывался в лицо сестры, а та болтала обо всем и ни о чем. В основном спрашивала о том, о чем Гай не знал. Например, где Критийре. До зоны Изоляции новости о проекте безопасных зон почти не доходили, община не отвечала, Ни волновалась. Но Гай тоже не знал, где искать друга отца. В Гнилом лесу Критийре не было, а больше Гай нигде и не появлялся толком. Темы кончились быстро, и Ни притихла.       Хотелось спросить ее, что она вообще делает в этом месте, как планирует жить дальше, как связана с Истом. Но разве можно, да и ответит ли честно? Остальное волновало мало, и Гай молчал.       Он погладил ее по голове, вздохнув про себя. Ни сильно выросла, уже руководит пунктом в ее-то возрасте. Главное, что она в порядке, только скучает по Критийре, но в целом бодрая. Вот только на сектантку слишком похожа. Как же спросить ее? Надо бы все-таки, как брат, он должен знать.       — Ни, ходят слухи о твоей помолвке с Истом.       — М-м… Просто он один раз меня публично назвал невестой. Похоже, я ему нравлюсь. Но никаких помолвок не было, да и не может быть: есть же правила о невмешательстве, — рассмеялась она, легонько щелкнув его по лбу.       — Точно, — смущенно почесал нос Гай.       Похоже, она действительно не беспокоится, и ему не стоит. От дыхания они с Критийре точно найдут способ избавиться, как только появится время, умные. Нашли же способ как-то до сих пор выжить с ним.       Именно так он и хотел думать, но глаза говорили ему: перед тобой настоящая сектантка, ты что, ослеп? Нормальные девушки с Истом не путаются! Чутье опасности молчало — сестра, очевидно, не несла в себе никакой угрозы, тем более в повязке. Но все нутро противилось, и Гая разрывало противоречиями.       Какой же он дурень! Не верит собственной сестре и пытается размышлять о том, в чем ничего не понимает! Вот Ни умная и образованная. Не то что он.       Вот бы рассказать сестренке, что отец жив и нашел подходящий для переселения огромный мир. Но нельзя раскрывать тайны общины. Хорошо, что Ни не спрашивает о нем. Видимо, понимает, что он рассказал бы, если бы знал и мог.       Неудобное молчание прервал вызов Главы. Опять что-то срочное разнюхать! Этот хитрый лис его эксплуатирует, как только может!       Впрочем, и с сестрой, и с зоной Изоляции Гай попрощался с явным облегчением. Хуже Гнилого леса! Там хотя бы не так густо скверна, а мертвяки явно посговорчивее мутных типов и воняют поменьше искаженных. Он ума не прилагал, как сестра здесь живет и даже сохраняет бодрое расположение духа. Из этого места хотелось сбежать как можно скорее.
Примечания:
Глава общины Эйрола с уточками от Марины Ветер
https://vk.com/photo602951280_457241897
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты