Трое

Смешанная
R
В процессе
9
«Горячие работы» 7
автор
Размер:
35 страниц, 11 частей
Описание:
Когда Стас понял, что Кирилл больше не будет проводить с ним каждую свободную минуту, ему стало настолько больно, что он наговорил лишнего. С чего это вдруг какая-то девка, которую Кирилл знает совсем недолго, стала для него важнее лучшего друга? Была ли между ними вообще дружба, или это всё-таки что-то другое?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 7 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
      Прошло несколько месяцев. Весна уже уверенно вступала в свои права, а Стас так и не изменил своего мнения об Ане, более того — он всё сильнее и сильнее приближался к выполнению своего плана.       Стас, который вообще-то ненавидел ждать, на этот раз проявил чудеса терпения — он много общался с Аней, всячески втирался к ней в доверие, и, несмотря на то, что продолжал испытывать к ней отвращение, ничем не выказывал этого чувства.       А чувство отвращения по отношению к Ане в нём, тем временем, всё росло и росло. Аня, которая искренне поверила в дружеское к ней отношение Стаса и доверяла ему, на поверку оказалась не такой уж и идеальной. Выяснилось, например, что Аня балуется сигаретами. Именно балуется — она могла позволить себе одну сигарету раз в несколько дней; при такой периодичности ни о какой зависимости, конечно, не может быть и речи. Тем ни менее, Стас попытался обратить внимание Кирилла на этот факт, но тот лишь отмахнулся.       Но за это время Стас сумел узнать и куда более полезные для своего дела факты. Так он узнал, что Аня учится в медицинском и мечтает стать хирургом, также интересуется психологией, но только интересуется — связывать с этим всю свою жизнь она не хочет. Аня любит сладости и романтические комедии, во многом она — сущий ребёнок: очень часто в какой-нибудь двусмысленной фразе она видела только один, самый невинный смысл. Когда же ей пытались объяснить суть шутки, она расстраивалась и даже обижалась. Но при всей этой детской непосредственности, Аня оставалась рассудительной и отнюдь не глупой девушкой, которая умела произвести приятное впечатление и всегда вела себя в рамках приличия.       Далеко не все эти факты упрощали работу Стаса, но он чувствовал, что учесть нужно всё. Сначала его план был весьма абстрактен — наверняка он знал только то, чего хочет добиться. Но, чем больше Стас узнавал об Ане, тем лучше он понимал, что именно нужно делать для того, чтобы добиться успеха. Стас считал, что уже достаточно втёрся в доверие к Аня — наверняка и она, и Кирилл уже давно забыли обо всех конфликтах и обидах. Теперь оставалось лишь дождаться подходящего момента. И Стас терпеливо ждал.       В один из дней Стасу показалось, что нужный момент, наконец, настал. Был выходной, Стас точно знал, что у Кирилла есть какие-то дела, и это точно не свидание с Аней. По поводу занятости Ани у Стаса не было информации — вполне возможно, что у неё тоже есть дела. Но Стас придумал достаточно убедительный повод для встречи с ней. А если вдруг она откажется, то Стас не вызовет никаких подозрений. Конечно, ему придётся вновь ждать удобного момента. Но он бы рано или поздно наступил — это лишь вопрос времени.       Стас взял в руки телефон и набрал номер Ани. Она ответила почти сразу:       — Привет, Стас! Что-то случилось?       Стас изобразил самый печальный голос, на какой только был способен:       — Привет, Аня. Ты не занята сегодня?       — Нет, дома сижу. У тебя что-то случилось?       По голосу Ани было понятно, что она забеспокоилась. Стас улыбнулся — рыбка попалась на крючок.       — Я хотел, чтобы ты приехала — у меня сильно болит живот. Не понимаю, в чём дело. Сможешь приехать и посмотреть?       — У меня, в принципе, есть время, но я не вижу в этом смысла. Лучше вызови скорую, если сильно болит.       — Да ну… — Стас предусмотрел, что Аня может предложить такой вариант, и знал, что ответить. — Если вызову скорую, то меня, скорее всего, увезут в больницу. А я не хочу в больницу. Да и вообще — может, мне туда и не надо? Может, надо просто выпить какую-нибудь таблетку и всё пройдёт?       — А если не пройдёт? — продолжала беспокоиться Аня. — Что, если тебе нужно в больницу? Ещё раз — я могу приехать, мне не сложно, но я не вижу в этом смысла — мне кажется, что мы только потеряем время. Кто знает, к чему это приведёт?       — Даже если мне и правда нужно в больницу, — Стасу казалось, что у него просчитаны все ходы. — Мне желательно бы поехать туда с вещами. Ну, знаешь, одежда, постельное бельё, посуда, предметы личной гигиены… Мне нужна будет помощь в том, чтобы собрать сумку.       — Слушай, я бы и рада тебе помочь, но мне будет неловко ковыряться в твоих личных вещах… Да и тебе, я думаю, тоже будет от этого неловко.       — Мне больше некого просить, кроме тебя. Да и вообще — может, тебе и не придётся помогать мне с сумкой. Говорю же — я совсем не настроен ехать в больницу и надеюсь, что ты поможешь мне решить проблему как-то иначе.       — Ну хорошо, — беспокойство Ани сменилось явным раздражением. — Я приеду, но брать на себя ответственность и лечить тебя самостоятельно я не собираюсь! Я просто посмотрю, что с тобой, исключительно для того, чтобы как можно точнее описать ситуацию диспетчеру скорой, и помогу тебе собрать вещи. Всё, на большее не рассчитывай!       Аня бросила трубку. Несмотря на то, что она явно была раздражена, Стаса результат устраивал. Его план мог провалиться лишь в двух случаях: если бы Аня отказалась приехать, но в этой ситуации следовало лишь вновь дождаться удобного момента и, возможно, придумать более убедительный повод, и если бы Аня вызвала скорую на его адрес. И этот вариант был куда опаснее — пришлось бы оправдываться за ложный вызов. Сначала перед врачами, а потом и перед Аней. Возможно, пришлось бы заплатить штраф, но даже это не так страшно, как объяснение с Аней. Как можно объяснить такой поступок? Будет ли она доверять ему в дальнейшем? Стас не знал ответов на эти вопросы, и был рад, что ему не придётся об этом задумываться.       Стас начал готовиться к приезду Ани: приглушил везде свет, а на кухне выставил на стол два фужера и бутылку красного вина — Стас надеялся, что до этого не дойдёт, но понимал, что лучше перестраховаться.       Совсем скоро раздался звонок в дверь. Стас постарался придать лицу измождённое выражение и пошёл открывать. Он знал, что на пороге увидит Аню — никто другой не должен был придти.       И Стас оказался прав — за дверью действительно была Аня. Не поздоровавшись, она вошла в квартиру, захлопнула за собой дверь, быстрым движением стянула с себя лёгкую стёганую курточку и кроссовки.       — Проходи в комнату и ложись. Мне нужно посмотреть твой живот.       Это звучало не как просьба, а как приказ. Но Стаса это совершенно не пугало — конечно, он не ждал от Ани такого напора, но пока что всё шло так, как и было задумано, а это — главное.       Стас прошёл в комнату, снял футболку и лёг на кровать. Тело у него было красивое, спортивное — он в своё время потратил немало сил, чтобы оно стало таким, да и потом продолжал в том же духе, чтобы поддерживать форму. Когда, ещё на младших курсах, Стас снимал футболку на парах по физической культуре, девчонки не могли оторвать от него взгляда — причём как свободные, так и увязшие в пучине отношений. Стас никогда не не сомневался в своей неотразимости, а эти взгляды добавляли ему уверенности.       Стас был уверен, что Аня по достоинству оценит его форму, тем более, что Кирилл не мог похвастаться могучим телосложением. Но Аня зашла в комнату и лишь поморщилась:       — А почему так темно? Совсем же ничего не видно!       — Лампочка перегорела, — солгал Стас.       Аня посмотрела на него с недоверием:       — Что, и в коридоре тоже?       — Да, в коридоре тоже.       — Бедная твоя будущая жена! — усмехнулась Аня. — С таким хозяином, как ты, ей на себе весь дом тащить придётся. Можно, конечно, найти девушку, которая на это согласится, но учти — на роль домашней квочки, как правило, не от большого ума соглашаются. Мало того, что с ней поговорить будет не о чем — интересов, кроме мытья полов, стряпни и твоей зарплаты там, скорее всего, не будет, так она тебя рано или поздно пилить начнёт — у неё-то выходных не будет, там усталость перманентная. Вот оно тебе надо? Я так не думаю. Так что учись по дому хоть что-то делать, а то придётся жить с такой вот вечно недовольной клушей. Но что-то я заболталась.       Стас пропустил мимо ушей абсолютно всё, что говорила Аня. Он был готов поклясться, что она — первая девушка на его жизненном пути, которая не обратила никакого внимания на его превосходное тело. Но как такое вообще возможно?       Для себя Стас решил, что Аня, наверное, просто не разглядела как следует, с чем имеет дело. Наверное, всё-таки стоило оставить чуть-чуть побольше света. Но Стас не сильно переживал из-за этой неудачи — всё было поправимо. Аня собиралась его осматривать, а значит будет трогать живот. Стас предполагал, что, если уж один вид его обнажённого торса способен впечатлить любую девушку, то возможность потрогать его и вовсе должна сводить с ума. По крайней мере, те девушки, которым предоставлялась эта честь, порой уделяли прессу намного больше внимания, чем другим, куда сильнее нуждающиеся в ласке, части тела.       Но Аня трогала живот без вожделения. На её лице читались лишь сосредоточенность и напряжённый мыслительный процесс. Стас напряг мышцы живота, чтобы они стали твёрже, но вместо восторга Аня лишь спросила:       — Что, здесь больно? Ты напрягся.       Стас понял, что выбрал не самый удачный способ впечатлить Аню. Она училась на врача и, видимо, уже научилась мыслить, как врач. Они каждый день видят самые разные вещи, и обнажённое тело, пожалуй, одно из самых безобидных зрелищ. В момент осмотра Аня не была девушкой — она была врачом, профессионалом. Стас понял, что предусмотрел не всё.       Но в то же время Стас был рад тому, что у него завершены все приготовления к запасному плану. Правда, он до последнего надеялся, что ему не придётся им воспользоваться — если из легенды с больным животом он ещё мог выйти победителем, и при этом не испортить отношений с Кириллом, то после того, что Стас собирался сделать, у Кирилла точно возникнут к нему вопросы. Но другого пути Стас не видел и отступать не хотел.       Тем временем Аня окончила осмотр и вынесла вердикт:       — Как по мне, то ничего серьёзного с тобой не происходит — так, гастрит разыгрался, или, в худшем случае, язва желудка. Но скорую всё равно нужно вызвать. В больницу с таким тебя вряд ли повезут, но могут дать обезболивающее и выписать направление к врачу. Так что я звоню. С тобой подождать?       — Не нужно, не звони никуда! — вскочил Стас и театрально схватился за голову, так, будто не мог решиться на что-то. Потом шумно выдохнул и продолжил:       — На самом деле у меня не болит живот. Я хотел увидеть тебя совсем по другому поводу. Но, если бы я сказал тебе об этом сразу, то ты точно отказалась бы приехать.       Аня сердито сложила руки на груди, нахмурилась и хотела было возмутиться, но Стас не дал ей этого сделать:       — Пойдём на кухню — я приготовил там кое-что, из-за чего ты точно согласишься меня выслушать. Я там тебе всё объясню.       Аня, всё так же нахмурившись, кивнула. Стас шустро встал и повёл Аню на кухню.       Там Аня увидела нечто очень романтичное: приглушённый, такой же, как и во всей квартире, свет, на столе — два фужера и бутылка вина. Аня подошла к столу, взяла бутылку в руки, прищурилась в попытке прочесть этикетку — не столько от того, что вся она была исписана мелкими буквами, столько от слабого освещения. Очевидно, то, что Ане удалось разглядеть вполне её удовлетворило, потому что она произнесла:       — Дорогое вино, хорошее. Я такое люблю. Не вижу смысла отказываться, раз уж ты угощаешь. Хотя сыр бы не помешал, конечно. Или любая другая закуска. Но лучше, конечно, сыр. А то возникает ощущение, что ты зачем-то хочешь меня напоить.       Стас почувствовал, что лицо его покрывается красными пятнами, но понадеялся, что из-за недостатка освещения Аня этого не заметит. Он ведь рассчитывал именно на то, что она напьётся и перестанет себя контролировать. Неужели его планы настолько очевидны?       Тем временем Аня уже села за стол, открыла бутылку, налила себе вина и элегантным движением покрутила фужер в руках:       — Ну, говори. Чего хотел?       Стас шумно выдохнул. Он волновался, но ему совсем необязательно было это скрывать, даже наоборот — волнение в голосе могло помочь ему обмануть Аню:       — Аня… — начал Стас. — Наверное, я не должен этого говорить — ты, всё-таки, встречаешься с Кириллом, а я — его лучший друг… Но я не могу молчать. Я чувствую, что должен попробовать. Я не прощу себе, если не попробую. Дело в том, что ты очень мне нравишься. Я бы даже сказал, что я влюблён в тебя. Да, влюблён — влюбился с первого взгляда. В тот день, когда мы с тобой познакомились, я понял, почему Кирилл так за тебя держится. И вопросы всякие каверзные я задавал тебе вовсе не потому, что за Кирилла волновался, а потому, что хотел сам себя убедить в том, что ты — далеко не идеал. Не вышло, как видишь. Конечно, я не надеюсь на то, что ты бросишь Кирилла ради меня. Хотя, если бы это случилось, то я был бы очень счастлив. Но всё же я очень хочу хоть чем-то утолить свои чувства к тебе. Поцелуй — это самое большее, о чём я имею право просить. Но всё же ты должна понимать, что поцелуй лишь сильнее распалит меня, что я захочу большего. Решать, конечно, тебе, но я могу пообещать, что если между нами что-то произойдёт, то я никогда тебе об этом не напомню, да и вообще отстану. Если же ты откажешь… Я, конечно, постараюсь держать себя в руках, но пообещать ничего не смогу.       Стас вновь шумно выдохнул — после такой длинной речи было просто необходимо перевести дух. Теперь ему оставалось лишь ждать ответа Ани и надеяться, что всё его репетиции перед зеркалом не прошли даром.       Но Аня не спешила отвечать. Она только молча смотрела на Стаса. В её взгляде было что-то пугающее, что-то такое, чего Стас никогда раньше не видел. Он даже не мог толком понять, какие чувства она испытывала. Да и чувствовала ли она вообще хоть что-то по этому поводу или же просто… изучала?       Наконец, Аня улыбнулась, но это не была тёплая и дружеская улыбка — она, скорее, означала горькое осознание. За улыбкой последовала и речь:       — Ты лжёшь.       По спине Стаса крупными каплями покатился холодный пот. Как она догадалась? И, что самое главное, — о чём именно? Поняла ли она истинные мотивы поступка Стаса? Он очень хотел узнать ответы на все эти вопросы, поэтому молчал, ожидая. И Аня продолжила:       — Да, ты — лжец. Причём обманываешь ты не столько меня, сколько самого себя. Ты влюблён, но не в меня, Стас. Ты влюблён в Кирилла.       Стас никак не ожидал услышать подобную глупость, поэтому рассмеялся прямо Ане в лицо:       — Совсем рехнулась, да?! Я никак не могу быть влюблён в Кирилла! Мне, вообще-то, девушки нравятся!       — Ну так одно другому не мешает, — усмехнулась Аня. — Живут же на свете бисексуалы, пансексуалы… Да каких только «сексуалов» не существует, на все случаи жизни просто!       Веселье в голосе Аня непомерно взбесило Стаса:       — Пошла вон!       — Да я и приезжать-то не очень хотела, — Аня встала из-за стола и направилась к входной двери.       Пока Аня обувалась, Стас стоял рядом с ней и угрюмо наблюдал за этим процессом. Он ни капли не пожалел о том, что нагрубил ей, но, тем ни менее, ему необходимо было её расположение — просто для того чтобы Аня не отказала ему в просьбе:       — Не рассказывай Кириллу о том, что здесь произошло.       Аня выпрямилась и с презрением посмотрела на Стаса:       — Чего ради я не должна ему рассказывать? Если ты действительно позвал меня по той причине, на которой настаиваешь, то я, как честная девушка, обязана всё рассказать Кириллу. Если всё так, как говорю я, то я предоставлю тебе самому решить этот вопрос и не буду вмешиваться. Если же и ты лжёшь, и я ошибаюсь, то тебе всё-таки придётся рассказать мне об истинных причинах твоего поведения. Тогда я и решу, стоит ли Кириллу об этом знать и от кого именно он должен это узнать.       Стас буквально затрясся от злости. Он, конечно, мог сказать всё, как есть — что он хотел соблазнить Аню, а потом выставить её перед Кириллом как изменщицу, но понимал, что об этом Аня точно захочет рассказать возлюбленному. Тогда у Кирилла будет много вопросов к Стасу, в то время как он планировал выйти сухим из воды. Именно поэтому Стас решил, что куда разумнее будет просто надавить на Аню и заставить её молчать:       — Я не собираюсь с тобой ничего обсуждать. Я просто хочу, чтобы Кирилл не узнал об этом разговоре. Не смей говорить ему!       В ответ Аня лишь усмехнулась:       — Я подумаю.       Потом Аня буквально выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью. Стас остался один.       Конечно же, Стас посчитал все сказанное Аней сущим бредом, но, тем ни менее, где-то в глубине его души неприятно заёрзал червячок сомнения, которого Стас захотел как можно скорее извлечь, выбросить и навсегда забыть. Именно для этого он позвонил по номеру, который был записан в его телефонной книжке как «Не брать». Нетрудно догадаться, что он никогда раньше не принимал звонки от этого абонента, и уж тем более не звонил сам. Но отчаяные времена требуют отчаянных мер. Тем более, что Стас точно знал — человек на том конце провода не откажет.       Стас набрал номер. Почти сразу же ему ответил томный женский голос:       — Стасечка, зайка! Привет!       Стас усмехнулся — как же давно эта девушка ждала его звонка! Но она не должна была услышать насмешку в его голосе, поэтому Стас постарался успокоиться и приветливо произнёс:       — Привет. Как ты смотришь на то, чтобы зайти ко мне на днях? Ну, знаешь, чаю попить, фильм посмотреть…       Девушка на том конце провода восторженно завизжала, а потом не менее восторженно пролепетала что-то о том, что готова приехать прямо сейчас. Стас сдержано дал девушке «добро» на визит и завершил звонок.       Стас усмехнулся — можно было не включать свет и не убирать вино. Любую другую девушку Стас постеснялся бы звать на уже открытую бутылку вина, но он точно знал, что его гостью нисколько это не смутит. Более того — она приехала бы к нему куда угодно и на любых условиях.       Стас был доволен. Несмотря на то, что его план не увенчался успехом, даже наоборот — сокрушительно провалился, его старания не прошли даром. По крайней мере, у него были все шансы приятно провести вечер.       …Жаль только, что не с тем человеком, о котором мечталось…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты