Потерянный Рай

Джен
R
В процессе
15
«Горячие работы» 16
автор
interesting бета
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 27 частей
Описание:
"Лучшее путешествие за последние 300 млн. лет"

В руки группы предприимчивых друзей попадет загадочная записная книжка, благодаря которой они отыскивают затерянный мир, не отмеченный ни на одной карте.

Современный человек против доисторической природы. Выживут ли они в затерянном мире, оказавшимся правдой, или же секреты острова, что таятся со Второй Мировой сломит их...

Роман представляет читателю увлекательную картину жизни Земли, какой она была на протяжении всего её существования.
Посвящение:
Благодарность моим родителям, без которых я бы не смог написать книгу и делиться ею с замечательными людьми!
Примечания автора:
Жил да был один маленький мальчик, который очень любил придуманные миры. Особенно сильно этого маленького мальчика интересовали затерянные миры и неизведанные части планеты. В какой-то момент мальчик даже думал стать путешественником, который откроет все секреты мира и нарисует самую подробную карту мира.

Но, тогда этот маленький мальчик, пересматривая в 10-й раз кассету с Парком Юрского периода и перечитывая в 5-й раз таинственный остров Жюль Верна, не знал, сколько всего уже было открыто.

Годы шли, а энтузиазм об открытии миров спадал. Маленький мальчик становился взрослее и зачем-то убирал свои детские мечты на полку. Пока, в один из вечеров 2011 года ему на глаза не попалась зачитанная до дыр книга Майкла Крайтона «Парк Юрского Периода». В тот момент маленький мальчик внутри понял, что если ему не суждено открыть что-то в этом мире, то он придумает собственный увлекательный мир, который захочется открывать каждому заинтересовавшемуся.

Тогда в голове нарисовался целый собственный затерянный мир. Мир, который можно было изобразить таким, каким виделся в фантазии повзрослевшего, но всё еще мечтающего о приключениях, юноши.

Тогда этот юноша осознал, что после прочтения множества романов на палео тематику и другие темы, он может предложить нечто новое. То, где будут учтены некоторые недочеты писателей, на чьих плечах стоял такой жанр. То, что расширит жанр научной фантастики и палео тематики.

Вот так и зародилась у меня идея написать свою книгу!)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 16 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 24. Горькая свобода

Настройки текста
      Генри сосредоточенно вглядывался вперёд, в глубину джунглей, которые тянулись нескончаемой стеной по обе стороны дороги. Машина продолжала скрипеть и трястись на неровностях. Солнце слабо пробивалось сквозь густые зеленые верхушки, с которых слетали необычные и красочные птицы. Порой над нашими головами прыгали доисторические приматы, сопровождая какое-то время в дороге, и, словно неспособные пробить невидимый барьер, резко останавливалась.       Было интересно вновь наблюдать эту удивительную смену эпох по пути. Это поистине интересное явление, как на таком клочке земли выстроилась такая микросреда с практически всеми земными историческими эпохами, в которых обитали поистине поразительные создания.       То тут, то там на деревьях показывались эуархонты и их, как считается, предки — эуархонтоглиры. Они все являлись дальними родственниками современных грызунов и приматов, при этом представляли собой нечто среднее между ними. В них можно было заметить очертания как приматов, которые отлично скакали с ветки на ветку и имели выраженные длинные лапы. Так и виднелись черты грызунов с пушистыми яркими хвостами. Предполагалось, что некоторые из них запасали разные фрукты и орехи, словно белки, коих можно встретить чуть ли не в каждом крупном парке Москвы.       В какой-то момент даже хотелось остановиться и проверить эти догадки на деле, найдя где-нибудь дупло или другое место, которое они использовали для складирования запасов. Но, посчитав, что это не будет таким уж большим упущением, не стал говорить остальным. В конце концов, у меня было куча интересной информации об остальной фауне острова.       Автомобиль, словно машина времени продолжал прорываться вперёд сквозь временные кольца, обвивавшие остров один за другим. Правда, не всё шло столь гладко, как могло показаться. На некоторых участках пути нам приходилось останавливаться, чтобы расчистить дорогу от поваленных деревьев и проросших кустарников. Конечно, мы подвергали себя большой опасности, находясь в непосредственной близости от лаборатории, но ничего другого не оставалось.       Также интересным было встретить еще один мост, пересекавший достаточно бурную реку, судя по всему, бравшую начало из озера в центре острова. Причем потом я понял, что её устье находилось там же, где и устье реки, что разлилась на равнине.       Что же касается этой переправы, то в отличие от того большого моста, она сохранилась куда хуже, да и не была столь же живописной. Но свое дело, ради чего и была возведена, она делала до сих пор.       Еще одним запоминающимся отрезком пути была длинная часть дороги, которая проходила прямо на равнине, нарисованной в правом верхнем углу карты Генри Уоллиса. Там мы мчались среди групп брахиозавров, чудом не раздробивших бетонку в крошку, хотя проблемных участков всё же хватало. Встретили мы и крупное стадо паразауролофов, поглядывавших с интересом на мчавшуюся мимо них причудливую жестяную коробку на колесах. Порой что-то кричали нам вдогонку.       Также нам повстречалась пара крупных стегозавров, словно упертые ослы, коих порой можно встретить на дорогах в горах Грузии, преградивших нам путь. Их даже не смутили наши крики и один выстрел в воздух. Медленно разжевывая траву во рту, они продолжали с глупым выражением лица поглядывать в нашу сторону, не придавая незваным гостям сколь-нибудь особого значения.       — Ну, поехали в объезд, — я сказал Генри, толкая его в плечо и не понимая, чего он так уперся продолжать дорогу именно на бетонке. — Не будь таким же ослом, как эти двое.       — А то получится, как тот стих про двух баранов, что не уступали друг другу дорогу и утонули оба, — добавил Виктор.       — Скажите спасибо, что эти самые бараны вперёд не пустили в ход свои тагомайзеры. Иначе утонули бы только мы. Ладно, поехали, хватит стоять.       После чего Генри вырулил с бетонного покрытия на траву.       Травоядные гиганты, и правда, совсем не видели в нас угрозу, раз даже после выстрела не встали в защитную стойку. И я не мог предположить почему. С одной стороны, думал о том, что если бы данные создания были бы знакомы с людьми, то они должны убегать от нас, понимая какая опасность от стреляющих железных «палок». С другой стороны, дикие животные, не зная, что за угроза исходит от нового существа, не будут пугаться его. Правда последнее действует для тех животных, что по натуре проявляют интерес к чему-то незнакомому. Например, такими были стеллеровы коровы, истребленные человеком в конце восемнадцатого века. Тут же могло объясняться лишь тем, что они были уверены в своих размерах. То есть, понимали, что они нам не по зубам.       Обогнув этих неуклюжих рептилий, вскоре к нам присоединились небольшие страусообразные динозавры, принявшиеся сопровождать нас в пути. Причем, даже когда Генри поднажал газу, эти ящеры вовсе не думали от нас отставать, и это даже на скорости в пятьдесят-шестьдесят километров в час.       — Удивительные создания, — восхищался Стив, словно ребенок, не отводя от них глаз.       — А сколь большой выносливостью они обладают, — добавил я, — этакие газели томсона доисторического мира.       — Лучше насладитесь открываемой сбоку красотой, — проговорила Сьюзи, вглядываясь через стекло Генри на участок равнины, где паслись древние гиганты.       — Кто ж отрицает, что тут красиво… — пыхтел Виктор, высунув руку в окно.       И в самом деле, я даже не заметил, как моя футболка значительно намокла от пота, вызванного духотой, что установилась на этом открытом участке. Да и толстая сталь корпуса джипа, нагретая на солнце, добавляла жары в салон.       — Представьте, сколько готовы отдать богатейшие люди планеты, чтобы прокатиться по этой разбитой дороге, — как бы находясь в своих мыслях, проговорил Генри.       — Не хотел бы, чтобы это всё стало аттракционом для богатеев, — фыркнул я в его сторону, весьма опечаленный мыслью о том, что такое тут вполне может быть. И, не желая продолжать спор на эту тему, уткнулся взглядом в сторону, лицезреть за происходящим рядом с нами.       Весь этот открытый участок буквально дышал жизнью, как на земле, так и в воздухе, где небольшими группами кружили небольшие птерозавры, гоняющиеся за стрекозами. Вдали, на самой окраине у леса виднелась стая гиенодонов, преследовавшая довольно крупного дейнотерия. Хотя эти хищники и были каждый размером с современного носорога, но на фоне доисторического гигантского слона они смотрелись, как домашние собаки вокруг буйвола.       Заезжая обратно в лес, я в последний момент заметил, как хоботное нанесло пару мощных ударов по одному из преследователей, который, по всей видимости, был уже не в состоянии подняться на ноги.       Оказавшись вновь в джунглях, дорога под нами медленно стала идти в подъем, переходя затем в серпантин. Причем вскоре стал куда более крутым, чем тот, что вел к порту. Да и само полотно оказалось более разбитым. Но, джип, порой с пробуксовкой, мало-помалу всё же двигался вперёд.       Солнце в это время уже давно перевалило через свой дневной пик и начало клонить к горизонту, когда мы, наконец-то, достигли верхушки этого перевала. Остановившись наверху, перед нашими взорами предстал восхитительный панорамный вид на густые зеленые джунгли, расстилавшиеся внизу густым протяжным полотном.       Лучше приглядевшись, я заметил заросшее зеленью серое строение, которое стояло, как казалось на первый взгляд, не так далеко от нас. Хотя я прекрасно понимал, что с верхушки холмов и гор расстояния лишь кажутся небольшими. На деле же путь до этого строение может занять и полчаса, и час, а то и все два.       Над самим строением виднелся высокий, по меньшей мере, метров пятьдесят в высоту, шпиль, по которому вверх росли всякого рода растения-сорняки, что обвивают стволы деревьев в джунглях.       — Похоже, мы добрались до радиолокационной станции, — произнес Генри, внимательно всматриваясь вперёд.       — Вот это то, что я и хотел здесь увидеть! — порадовался я. — Вскоре уже будем слать сигнал SOS ближайшим кораблям.       — Гио, и все же не понимаю, откуда в тебе такая уверенность. Ведь электричества тут уже давно нет, и черт его знает, как запустить местную электростанцию.       Я лишь пожал плечами и продолжил глядеть на строение.       — Или ты о чём-то не договариваешь? — взглянул на меня Виктор такими глазами, словно у меня был секрет эликсира бессмертия, и я не желал делиться им с друзьями. — И по всей видимости о чём-то, что дает тебе уверенность в работоспособности того, что требует электричество…       — Ну, как бы это сказать… — я слегка призадумался, выдержав небольшую паузу, прежде чем сказать что-то, — в общем, в сороковые годы немцы экспериментировали с волновыми электростанциями, которые преобразуют силу волн в электричество. И одно из таких вот изобретений я заметил на пляже, близ скал у порта. Так вот, мне кажется, что все здания здесь должны быть хоть как-то автономны и не нуждаться в электричестве с электростанции, работающей на природном топливе. Тем более, что таковые тут вряд ли бы были размещены в силу больших затрат. Хотя небольшие генераторы вполне могут быть. Не суть. Так вот разработанная ими станция, которая сейчас набрала большую популярность в мире, могла быть одним из решений в вопросе поддержания автономности здешних сооружений. К тому же не стоит сбрасывать со счетов термальные станции, не требующие какой-либо подзарядки. О чём-то таком также говорилось в документах из лаборатории.       — Очень надеюсь, что твои догадки верны, — Генри обратился ко мне, повернувшись лицом, после чего вновь устремил свой взгляд вперёд.       — Ты не представляешь сколь сильно я сам надеюсь, чтобы оказаться правым, дружище. По крайней мере, нам остается только проверить это на деле…       Мой друг молча завел двигатель и направил машину на дорогу, что уходила вниз. Джип вновь нырнул в лес, скрывающий от наших взоров антенну центра коммуникаций. Мы же, сидевшие в ожидании дальнейших событий, в пути не проронили и слова. Лишь грохот кузова, трясущегося на ухабах, разбавлял установившуюся тишину.       Через сорок минут джип медленно подъезжал к тому самому сооружению, окруженному покосившимся железным забором. Въехав внутрь двора, в котором произрастала густая и высокая трава, мы поставили машину сбоку, при этом хорошенько прикрыв её листвой, дабы она не выдавала о нашем присутствии.       Взяв оружие в руки, мы направились ко входу. Остановившись у стен, Виктор заглянул в разбитое окно. Всё было тихо.       — Ничего, — шепнул он остальным.       Я аккуратно отодвинул покосившуюся дверь. После чего один за другим, вся наша группа вошла в помещение. На передней стене висела запылившаяся табличка с каким-то текстом на немецком.       В этой тишине, в который мы неожиданно оказались, когда ступили за дверь, было слышно, как жалобно заурчали наши животы. Конечно, нельзя было начинать обедать, не убедившись до конца в том, что мы здесь одни. Ну или, по крайней мере, необходимо было удостовериться, что тут нет существ, которые могли бы угрожать нашей безопасности.       Проверяли мы единой группой, не разделяясь, как это бывает в глупых фильмах ужасов. Всё же группа из пяти человек куда сильнее и легче заметит врага, чем если бы принялись бродить вдвоем или поодиночке.       Данная радиолокационная станция имела два этажа. Внутри были довольно широкие коридоры, облицованные мрамором, слегка потемневшим от времени. Или быть может это был просто толстый слой пыли. Я не проверял.       Рядом со зданием стояла та самая радиоантенна, которая была выше, чем я оценил её ранее с холма. Оно и понятно, ведь радиосигнал отсюда должен был бить на большие расстояния для связи с поддержкой вне острова. Проржавевшие опоры, видневшиеся из разбитых окон, обвивались огромным количеством лиан и прочих растений-паразитов, вздымавшихся по этой конструкции на многие десятки метров вверх.       — Вроде всё чисто, — прошептал Виктор, когда заканчивали осматривать последнюю комнату на втором этаже. По всему помещению были разбросаны пожелтевшие от времени бумаги, от которых исходил запах плесени.       Я даже подумал ознакомиться с ними, но собрав несколько, понял, что пытаться получить какую-то информацию было бесполезно. Чернила выцвели, а плесень уничтожила большую часть бумаг.       — Раз тут никого кроме нас нет, то предлагаю немного перекусить, — Стив выступил с дельным предложением. Ведь единственное, что мы клали в рот — это был наш утренний завтрак. Даже не подумали поесть в машине по дороге.       Мы не стали спускаться на первый этаж и разложили всё необходимое в соседней комнате, где стоял массивный деревянный стол, на треть съеденный термитами. По крайней мере всю ту еду, что мы выложили на него, и пару ранцев он выдерживал.       Единственными неприятными гостями на нашем позднем обеде были мелкие насекомые, которые порой залетали к нам через разбитые окна и надоедливо жужжали над ухом, не давая нормально поесть. Поэтому, быстро закинув в себя еду, мы спустились на первый этаж, где за двойными дверями находилась та самая комната радиорубки. Ради неё мы сюда ведь и прибыли.       Но прежде, чем что-то предпринимать, необходимо было убедиться в работоспособности этой установки. А еще важнее — было ли тут вообще питание. И если оно есть, то как же его включить…       — Судя по размеру всего этого радиооборудования и антенны, то где-то здесь должен быть энергоблок, трансформатор, в общем, что-то, что позволяло бы сохранять энергию в случае непредвиденной ситуации, — обдумывал я свои предположения вслух. После чего развернулся к Стиву и Виктору и попросил их осмотреть участок сзади строения. Ну, а сам вместе с Генри и Сьюзи начал пытаться приводить в нормальное состояние стоящую тут аппаратуру, а также понять вместе с ними, что к чему.       — Так, это, похоже, микрофон, — окликнул нас Генри, доставая продолговатый предмет на длинной уже поржавевшей железной трубке и находившийся весь в пыли и паутине.       — Видишь там вход, около настройки частоты, — указал я пальцем, — скорее всего он как раз для микрофона. Отчисть от пыли, немного отшлифуй и попробуй подключить, — попросил я Сьюзи, при этом подсоединяя разные провода в отверстия, что были наиболее подходящими для них.       Естественно, меня волновал не только вопрос о работоспособности этой радиорубки. Даже если каким-то чудом она в рабочем состоянии, то непонятным и странным для меня оставался тот факт, что ею когда-то могли пользоваться, в то время как современные радиоприборы на нашем судне сходили с ума. Можно было предположить, что в почве содержалось большое количество железа, что было бы не удивительно благодаря вулкану. И быть может содержание этого элемента было особенно высоким в почве рядом с нашим судном и ближайшим озером.       «Как же жаль, что у нас нет переносных раций, — прокрутилось у меня в голове, — ведь если бы они здесь работали, то это бы могло подтвердить мою теорию».       Да и, быть может, нашим приборам попросту могло не хватать мощи проводника, а точнее антенны, которая должна была бы возвышаться на десятки метров над землей. Но почему не работала спутниковая связь…       Тут как раз к нам вошли Стив с Виктором:       — Нам удалось найти энергоблок, к которому идут бетонные участки, под которыми явно зарыты провода.       — Отличная новость. И далеко ли он?       — Нет, прям около этого строения, в небольшом бетонном сарае, если можно так назвать.       — Тогда надо пробовать включить рубильники, — произнес я в их сторону, всё еще возясь с проводами на полу. — Только осторожнее, не хватало, чтобы вас ударило током.       — А как мы поймем, что верно ли всё повернули?       — Виктор, ну подумай хорошенько головой. Здесь, что-нибудь, да и заработает, скорее всего. Ну или будет гудение какое-нибудь, — провожал я их взглядом, продолжая и дальше распутывать, и перевязывать клубок проводов. И мне следовало поторапливаться, дабы опередить ребят и самому не получить разряд тока.       Работая слаженной командой, нам удалось быстро закончить с основной частью. Главное, что толстый шнур питания был цел и после чистки вновь находился на своем месте. Вскоре все замерли в ожидании чуда. Секунды тянулись словно часы, и неожиданно в здание ворвался Стив и со вздохом выкрикнул:       — Ну что?! Что-нибудь заработало?!       — Вроде ничего не замигало. Никакой активности, — ответила Сьюзи, вглядываясь в каждый уголок радиорубки в надежде на то, что что-нибудь засветиться, затрещит или загудит. Но в ответ была лишь тишина, нарушаемая порывами ветра, врывающимся в открытую заднюю дверь и со свистом завывая далее в коридоре.       — Ладно, сейчас вернем рубильники в обратное положение, быть может этим перезагрузим систему. Что-то такое порой устанавливали на старых энергоблоках… — последнее он пробубнил еле слышно, выходя из помещения.       Он быстро удалился обратно к небольшому серому бетонному прямоугольнику, часть которого я смог разглядеть через разбитое окно.Там уже копошился Виктор, видимо сразу понявший по лицу друга, что ничего не сработало.       И вот, минут десять спустя откуда-то послышался глухой хлопок, за которым последовало монотонное жужжание, становившееся все громче с каждой минутой.       Подняв голову наверх, я понял, что это жужжание уже исходит от уцелевших ламп. В следующее мгновение всё резко вспыхнуло яркими разноцветными цветами, а часть лампочек тут же полопались, осыпав пол стеклянным конфетти.       Но самое главное было перед нами: радиорубка подала сигнал жизни, выражавшийся в легком треске.       — А ну не дышать! — прокричал я остальным, встав на месте, словно замороженный.       Мое дыхание, как и сердцебиение участилось. Ладони от волнения тут же вспотели. Мой взгляд был устремлен лишь вперёд, не способный сейчас отвлечься ни на что другое. Звук, издаваемый техникой, чуть усилился, послышались шумы помех на радиоволнах. Я на мгновение задержал дыхание. И тут за моей спиной послышался радостный выкрик ребят, от которого слегка вздрогнул на месте.       — Ура-а-а! Оно работает!       Эмоции переполняли каждого из нас.Через несколько секунд в помещение буквально влетели и Стив с Виктором.       — Ну что? Есть контакт?!       — Установка заработала! — крикнула Сьюзи счастливейшим голосом.       — Заработала?! — те в ответ воскликнули еще более радостными и звонкими голосами.       — Вот именно!       Хотя на деле мы еще не понимали, работает ли сама радиостанция, как надо. Ведь одно дело — лампочки и слышимый шум, а другое — возможность послать и принять сигнал.       — А получилось связаться с кем-нибудь?       — Пока нет, — быстро ответствовал я, — только загорелось всё и закряхтело.       — Не этого я ожидал под словом заработало…       — В любом случае понять, что к чему, мы можем лишь попробовав.       — Мда, судя по всему, нам все же придется остаться здесь на ночлег, — пробубнил еле слышно Виктор.       — Мы и так это понимали, когда собирались сюда, — тут же парировал Стив. На что тот лишь пожал плечами.       Подойдя к радиостанции, я взял микрофон и принялся осторожно крутить железное колесико регулирования частоты. За столько лет оно весьма серьезно проржавело и лишь при помощи моих друзей его удалось немного расшевелить.       Теперь оставалось надеяться, что на одной из частот все же удастся связаться с кем-нибудь. Нажимая на кнопку микрофона, я принялся говорить в него почти одно и тоже:       — Прием, меня кто-нибудь слышит? С вами говорит потерпевший кораблекрушение человек. Нас прибило к необитаемому берегу. Всего нас пятеро. Необходима ваша помощь. Наши координаты: двадцать шесть градусов тридцать семь минут и сорок пять секунд северной широты, и семьдесят градусов пятьдесят три минуты и одна секунда западной широты.Ответьте, если кто слышит.       После чего я отпускал кнопку и вместе с остальными выжидал минуту. Но, как бы сильно мне не хотелось услышать хотя бы одно короткое слово, в ответ раздавался слабый звук потрескивания и монотонный беспорядочный шум похожий на скрежет металла.       — Ничего. Только начали, — подбадривала меня Сьюзи, стоя за спиной и внимательно наблюдая за каждым моим действием. — Кто-то точно должен откликнуться. Я уверена в этом.       — Спасибо за поддержку, Сью, — после чего я вновь нажал на кнопку и продолжил свою однотипную речь, — прием, меня кто-нибудь слышит, наши координаты…       Но изначальный оптимизм быстро сменился суровыми реализмом. В таком духе проходили минуты, которые вскоре сложились в первый час, за которым быстро проследовал и второй. Время проходило настолько незаметно, что, когда я решил сделать перерыв, чтобы попить воды и немного перекусить, то обнаружил, что снаружи стояла кромешная темнота, воцарившаяся и в здании в целом. Правда в каких-то комнатах на втором и первом этаже всё же светили уцелевшие лампочки, свет от которых падал на дремучие джунгли, где игры теней, дополняемые воображением, создавали силуэты огромных монстров, тянувшихся мерзкими лапами к строению.       — Куда сложили еду? — поинтересовался я у остальных, сидевших в разных частях комнаты и занимавшихся своими делами. — Продолжите кто-то за меня, если можете, а то немного подустал.       Стив тут же вызвался на замену, усевшись на поржавевший стул, что мы нашли в соседнем помещении. Виктор, стоявший на стороже и вглядывавшийся в темный лес, решил присоединиться ко мне.       — Как продвигается дело? — подойдя, спросил он.       — Пока никак, если честно, — ответил я ему, закидывая горсть хлопьев в рот. От мысли, что у меня пока ничего не получилось, даже слегка взгрустнул в душе.       — Думаешь это всё же займет много времени?       — Ну, ты уже сказал, что придется тут переночевать. Я лишь могу подтвердить, что такими темпами это дело точно займет всю оставшуюся ночь. Осталось еще множество частот, которые не проверил. Если ты устал, то ложись спать, — оглядывал я его с ног до головы. — Вон Генри тебя подменит. Не стоит бодрствовать вместе со мной.       — Тогда я и правда пойду прилягу. Разбуди через пару часов, — обратился Виктор к другу.       — Вообще без проблем. Я пока чувствую себя энергично. Можешь спать спокойно, — он вскочил на ноги и окликнув Сьюзи, заступил вместе с ней на дежурство около входной двери.       Я же, после того как закончил свой перекус, вернулся к Стиву, тщетно пытавшегося связаться с кем-нибудь.       — Прием, меня кто-нибудь слышит, — и так далее раздавались из его уст, из раза в раз. Но из динамика продолжало доноситься раздражающее шипение пустоты, которое медленно убаюкивало меня.       Когда же я вновь открыл глаза, то не сразу понял, что вырубился на пару часов. В это время Генри будил Виктора, а Стив, явно уставший, продолжал попытки выйти на связь.       — Ладно, дружище, иди отдохни. Я продолжу, — я качнул его легонько за плечо. После чего уселся на стул. — Черт, неужели прошло уже два часа… — пробормотал я себе под нос, растирая глаза кулаками.       — Еще как прошло, — послышалось сбоку. Это была Сьюзи, решившая проведать меня. — Ну что тут? Есть подвижки?       — Да у Стива вроде никаких. Продолжу пытаться, — после чего развернулся к микрофону и принялся говорить уже заученные фразы, — прием, меня, кто-нибудь слышит? Мы потерпевшие кораблекрушение люди, в количестве пяти человек, находимся на острове, наши координаты…       Но с каждым разом мне казалось, что эти слова произносились с большими нотками отчаяния в голосе. Но вскоре звук из динамика затрещал совсем по-другому, не так как обычно.       Мы сразу же замерли.       — Неужели?! — быстро подскочила ко мне Сьюзи.       — Не уверен… но помехи явно уменьшились. Мне кажется, звук стал чище. Ну-ка, что, если повернуть колесико еще чуть правее… — я аккуратно, насколько только мог, повернул колесико, боясь слететь с этой частоты. Но в ответ ничего дельного не произошло.       Да, помех стало значительно меньше, но в них нельзя было различить сколь-нибудь слабый входящий сигнал. В любом случае на данной частоте я просидел еще минут двадцать, прежде чем крутануть колесико дальше.       Ночь за окном, несмотря на появившуюся луну, становилась все темнее. Порой раздавалось глухое уханье из чащи, дополняемое криками жертв ночных охотников. Духота хотя и спала, но всё еще ощущалась.И под её влиянием, а также накопленной усталости Сьюзи вскоре всё же отдалась в объятия морфея, оставив бодрствовать лишь меня и Виктора, иногда захаживавшего ко мне, чтобы узнать актуальную информацию.       Время шло и утомленность всё больше нарастала и во мне. С каждой минутой становилось все тяжелее перебороть сон. Скучное ожидание и монотонный текст медленно усыпляли меня. Лишь мой друг и редкие рыки из джунглей отрезвляли меня, приводя в чувства.       Вскоре Виктора на дежурстве сменял Стив, хотевший было подменить меня, но собравшись с силами, я всё же убедил его, что еще могу продолжать. Причем, сам того не ожидая, вскоре застал, как на облака упали первые лучи утреннего солнца, под теплом которого зашевелилась и вся округа.       — Ничего себе, как время летит… — пробормотал себе под нос, толком уже не разбирая, что мои уши слышат.       Уже обыденно, я вновь повернул колесико, отвечающее за частоты, как неожиданно раздался щелчок, за которым последовало самое сладкое, что я мог услышать в данную минуту:       — Пшш…прием…пшш…кто это, представьтесь, пшш… — услышав этот вожделенный для ушей голос цивилизации, я буквально онемел, открывая, как дурак рот, и не зная, что ответить. Рука боялась шевельнуться.В какой момент я даже подумал, что мне всё это причудилось, ведь дальше последовало привычное шипение.       Я смотрел на динамик. Голос не был слышен. Затем я взглянул на микрофон. Осмелев, нажал на кнопку микрофона, и, аккуратно наклонившись вперёд, произнес:       — Прием, вы меня слышите? Прием…       Повисла небольшая тишина. Внутри меня появилось чувство волнительного ожидания чего-то важного. И это важное не заставило себя ждать, ответив через двадцать секунд:       — Пшш…кто это…ветьте… — старый динамик обрывал нашего возможного спасителя. Хотя, скорее всего, проблема была в неустойчивости связи.       — Господи, я вас слышу! — закричал я так, что разбудил ребят, улегшихся спать на полу.       — А? Что такое? Что случилось? — с сонными глазами пролопотала Сьюзи, переворачиваясь в мою сторону.       — Получилось! — я воскликнул еще громче. — Я поймал сигнал!       Ребята тут же вскочили на ноги и, слегка шатаясь, подскочили ко мне.       — Прием, вы меня слышите?! Мы потерпевшие кораблекрушение! Ответьте, пожалуйста!       — Пшш…повторите, ч… вы ск…али… — неразборчиво и с трещащим шумом доносилось из старых динамиков.       — Мы потерпели кораблекрушение. Нам необходима помощь.       — … вас слышим…пшш…сколько вас…пшш?       — Нас пятеро! — не веря своим ушам, тараторил я в микрофон, который сжал обеими руками, что было сил. — Наши координаты: двадцать шесть градусов тридцать семь минут и сорок пять секунд северной широты, и семьдесят градусов пятьдесят три минуты и одна секунда западной широты. Повторяю, наши координаты…       Но только я успел повторить заученные слова еще раз, как с улицы послышался какой-то шум. Будто упало что-то тяжелое.       — Что это было?! — насторожился Виктор и прильнул к разбитому окно, поглядывая на небольшую поляну, слегка окутанную утренней дымкой.       — Пшш…повторите, что вы сказали, — продолжало доноситься из динамика, — какие координаты…пшш…вторите?       — Двадцать шесть градусов тридцать семь минут и сорок пять секунд северной широты, и семьдесят градусов пятьдесят три минуты и одна секунда западной широты! — я уже было кричал в микрофон. — Прием, вы услышали?! — но в ответ погасли все лампочки, что горели передо мной и словно заглохли шумы от радиостанции.       — Прием, вы слышите! Прием! Ответьте! Вы приняли наши данные?! Прием!       Тишина и ужас объяли меня изнутри. Уши всё еще слышали тот раздражающие шум, но на деле, по лицам остальных, я понял, что никакого звука из динамика уже не было.       И стоило мне развернуться к проходной, как в стену, что смотрела на бетонный сарай влетел кусок трансформатора, пробивший дыру и чудом не задевшего кого-то из нас.       — Нет-нет, не может быть такого! Так близко же всё это было! — с яростью и отчаянием кричал я в ответ на происходящие события, и чуть было не разбив микрофон об радиостанцию. — Черт побери, как же так…       — Быстро к машине! — скомандовал Виктор, вовремя отпрыгнувший от окна.       Мы оперативно нацепили ранцы и схватили рядом стоявшие автоматы. Виктор, встав спереди, указал, чтобы все следовали за ним. Мы выбежали в коридор и медленно проследовали прямиком к тому входу, рядом с которым и стоял джип.       — Что это могло быть? — прошептал Стив, оглянувшись назад.       — А ты словно не догадываешься, — Генри сразу же ответил ему.       — Мало ли.Вдруг динозавр какой…       — Тсс, хватит болтать, — цокнул я на моих друзей, продолжив идти за Виктором.        Легкий ветерок завывал в длинном мрачном коридоре, разбавляя ту тишину, что образовалась в эти секунды. Лучи солнца, пробивавшиеся через дымок, своим светом освещали все эти грязные стены, от которых отдавало холодом и зябью.       До выхода оставалось совсем чуть-чуть. Сделать последние шаги и оттуда помчаться к машине, которая моментально увезет нас подальше от этого места. Вот о чем я сейчас думал, пока не был отвлечен послышавшимся в стороне рокотом, сменившегося на тихое шипение.       Но, как только Виктор выбил дверь мощным ударом ноги, на крыльцо спрыгнул здоровый мутант, походивший на гигантопитека, но имевший более человеческие очертания тела и лица. Этот монстр, выпрямившийся во весь рост, был не меньше двух с половиной метров в высоту и держал в своей могучей лапе огромную дубину, которую в следующее мгновение взмахнул над головой и что было силы обрушил на нас.       — Аккуратнее! — прокричал я и оттолкнул Виктора в сторону. — Быстрее наверх! За мной!       Мы помчались дальше по коридору, пока монстр вламывался во внутрь. Пол под нами звонко разносил топот наших ног. Но не успели мы подбежать к первому пролету лестницы, как в окна влетели еще пару мутантов. Стив и Генри тут же развернулись и открыли стрельбу, уложив обоих за мгновение. Хотя их кожа и была весьма грубой и толстой, но очередь из современного автомата пробивала её на раз.       — Пошли, пошли, пошли! — поторапливал я остальных.       — Но куда мы бежим? Машина же с той стороны.       — Слезем через дальнюю комнату второго этажа.       Но как оказалось, сделать это было куда сложнее, чем сказать. В окна верхнего этажа вломились еще трое рептилоидов. Создавалось впечатление будто бы они подходили к строению новыми группами из раза в раз. На момент я даже успел призадуматься о том, насколько огромную армию готовили здесь немцы на протяжении десятка лет.       Каждый метр давался нам с огромным трудом.В нашу сторону летело всё что попадалось им под руку. Тут мимо уха пролетел достаточно крупный комод, с треском разбившийся о стену на мелкие щепки. После чего просвистела рама окна, стекло от которого слегка порезало Виктору щеку.       — Сколько же в них силы, черт их побери! — прячась за дверными проемами комнаты и стреляя в монстров, выругался Стив. — Мне кажется, мы тут не пройдем!       Я быстро оглянулся вокруг, пытаясь найти пути отступления, пока не увидел лестницу позади нас, которая, скорее всего, выходила на крышу.       — Бегом на крышу! — прокричал я остальным, в то время как в дальних комнатах послышался рев прибывшего подкрепления мутантов.       Конечно, это была не лучшая идея: дать загнать себя на крышу. Но пройти к дальней комнате было без шансов.       Оказавшись наверху, Генри и Сьюзи встали у выхода, убивая любого, кто пытался подняться по лестнице. Причем проход потихоньку забивался их же трупами. Хотя, учитывая их размер, для этого хватало и трех тел.       Я, Стив и Виктор расставились в треугольник и принялись зачищать весь периметр, снимая врагов, полезших по стенам.       — Их очень много! Необходимо сматываться! — кричал во все горло Стив, перезаряжая автомат.       «Но как отсюда слезть? — проносился у меня в голове столь важный вопрос, — ведь не спрыгнуть, — я вновь глянул через край строения, — точно не спрыгнуть. Не разобьемся, но ноги переломаем себе. Считай, тоже самое, что подать самих себя этим тварям на блюдце».       Оглядываясь по периметру, мне на глаза попалось дерево, располагавшееся позади нас. Оно тянулось ветками сильно выше строения, но часть из них росли в полуметре от края.       «Вот оно спасение!» — воскликнул радостно у себя в мыслях.       Но теперь возникала непростая задача по нашей передислокации. Так, чтобы каждый из нас мог безопасно слезть отсюда. Ведь выход на крышу был огорожен, и он находился прямо рядом с краем крыши, где стояло дерево. Тем самым возникал риск того, что мы попросту не успеем среагировать на врага, что может резко выскочить сюда по лестнице. А оставлять кого-то одного, пока другие слезают, было тоже самое, что сразу отдать его на растерзание.       «Ох, как бы здесь пригодилась еще одна подствольная граната», — расстроено рассуждал я про себя, как можно было бы ею перекрыть хотя бы лестницу на крышу.       Солнце поднималось выше, всё сильнее давя лучами на голову и рассеивая утреннюю дымку. Пот от духоты и волнения струился ручьем. А время уже поджимало. Ведь патроны быстро шли на убыль, а монстры не желали отступать.       Но в один из моментов, когда со стен строения был сброшен последний показавшейся мутант, всё умолкло вокруг. Лишь шелест листвы и легкий предсмертный храп нарушал эту неожиданно воцарившуюся тишину.       — Сейчас или никогда! — скомандовал я остальным.       Мы оперативно выстроились цепочкой и побежали к дереву, где уже стояли Генри и Сьюзи. Продвигаясь к ним, мы уже было прошли середину пути, как вдруг мутанты принялись выскакивать с обеих сторон. Но как говорится — беда не приходит одна.       Когда один из монстров подошел вплотную к Стиву, его автомат заклинило, и он в ужасе стал ожидать своей участи. Не успев ничего понять, над ним взвилась огромная булава. Но через мгновение он ухватился за неё. Монстр же, слегка ошарашенный такой наглостью, мощным ударом откинул друга в сторону, прям в конец нашей цепочки.       — Сти-и-ив! — протяжно прокричал я в его сторону. Опустив автомат, сразу же кинулся его осматривать, пока Виктор укладывал врага. — держись. Куда пришелся удар?!       — Рука-а-а, блин, — жалобно промычал он. — Похоже, фух, она сломана. Ох, как же болит, — его лицо скривилось от боли.       — Не шевели ею.Попробую наложить шину.       Я быстро разобрал его автомат, в мыслях думая о том, как нас учили этому в школе на уроках ОБЖ. После чего отделил ствол, разорвал на нем одежду и оперативно наложил шину на левое предплечье, которое, к счастью, имело закрытый перелом.       -Давайте скорее! Нам надо идти, — подскочил ко мне Виктор, принявшись помогать поднять друга.       Стив, опираясь на меня, поковылял к краю крыши. Натиск мутантов вновь схлынули на нет. И мы смогли спокойно дойти до нужного места. Внизу, в стороне от этого дерева и был припаркован джип.       — Дайте мне хоть пистолет. Как смогу — помогу, — сквозь боль прошипел друг.       — Ты уверен?       — Да. У меня ведь еще одна рука есть. Ах, как же болит…       Пододвинув поближе к себе, казавшимися хрупкими, длинные ветви, мы принялись спускаться по одному, прикрывая друг друга. Причем от того, что врагов не было видно, я напрягался еще сильнее.       «Лучше бы они продолжали выскакивать, — размышлял я, — как-то поспокойнее было бы. Да и черт их дери, интересно сколько же еще осталось мутантов? Не уж то они умеют размножаться? Вдруг среди подопытных были и женщины?»       Но сколь быстро я ушел в раздумья, столь же быстро меня затем возвратили в реальность. Необходимо было помочь Стиву со спуском. Сьюзи и Генри уже были внизу, ожидая спуска нашего друга. С ним же пришлось изрядно повозиться, так как мы с Виктором не понимали с какой стороны подойти. Ведь запрыгнуть и зацепиться за ветви он не мог, да и мутант, что выпрыгнул из окна на втором этаже немного отвлек нас. Благо, что Виктор точным ударом снял его прямо в воздухе.       В конце концов, при помощи Генри, поднявшегося обратно на дерево, Стив всё же оказался на земле.       Сзади нас, где была лестница на крышу, послышались грозные вопли.       — Мы не успеем! — проговорил про себя Виктор, подтягивая к себе ветвь.       Я же, не слушая его, развернулся к выходу на крышу и принялся выжидать, когда выскочит толпа мутантов. Но, кинув быстрый взгляд через край крыши, а следующий миг прокричал другу:       — Прыгаем!       — Что?! — только и успел произнести он в ответ, как через мгновение я схватил его за руку и перетянул через край.       Удар, еще удар, затем болезненные мелкие порезы, но мы все еще были живы. Не в лапах монстров, и не разбились всмятку об землю. Нет. Мы повисли десятью сантиметрами выше земли, в пышном и колючем кустарнике близ дерева. Исцарапаны и с ушибами, зато живы!       — Вы в своем уме?! — к нам подбежала Сьюзи, пытаясь вытащить обоих из кустарника.       — Скорее в машину! — доносился чуть дальше голос Генри, расчищавший джип от маскировки.       — Заводи мотор! — прокричал я ему в ответ, выкатываясь из-под куста. После чего помог другу, знатно так обвитого колючими лианами.       Еле доковыляв, мы нырнули на заднее сиденье. И как раз вовремя! В тот самый момент, когда Генри дал по газам, с крыши спрыгивали наши преследователи, замешкавшиеся на краю перед этим. Но даже оказавшись в машине, нас преследовала иллюзия безопасности. Пару тонн металла, которые кажутся непробиваемыми, порою сминаются словно детские гармошки.       Гул, исходивший от мутантов, словно приближался, вместо того чтобы отдаляться. И убедиться в этом смог, когда я увидел, как эти громоздкие создания принялись прыгать между деревьев, перелетая с ветки на ветку, словно Тарзаны.       Машина буквально была на волоске от того, чтобы не перевернуться в паре резких поворотах и на крупных кочках. Генри с трудом смог удержать руль, когда автомобиль начало заносить на влажном участке дороги. Но о сбавлении скорости не было и речи, поэтому наш друг, продолжая филигранно лавировать между деревьев и кустарников на сложных участках, не убирал ноги с педали газа.       Некоторые из преследователей принялись предпринимать попытки запрыгнуть на крышу автомобиля, но, либо Генри резко уходил с траектории их прыжка, либо же они прямо в воздухе получали очередь пуль, выпущенную Виктором, и с воплем падали позади.       — Жми, дружище! — слегка сорванным голосом вопил Виктор, продолжая снимать снайперскими выстрелами одного монстра за другим.       — Я делаю всё, что могу!       Машина взмыла вверх на небольшой кочке. Мотор заревел словно разъяренный буйвол, и готов был вот-вот взорваться от оборотов. Мы схватились за кресла и ручки деревьев. Мгновение спустя раздался лязг металла.Джип швырнуло пару раз в сторону. Почувствовался сильный удар, но Генри, словно боевой пес, вцепившийся в канат, не убирал руки с руля. И мгновение спустя, выкрутив его до упора, Генри вновь направил машину вперёд.       Весьма быстро мы взобрались на вершину холма, с которого отчетливо виднелась радиорубка. Ну, а вскоре и этот вид остался позади. Вписываясь в опасные повороты серпантина, автомобиль немного погодя вырвался на равнину.       На этом открытом пространстве мутантам пришлось спуститься на землю. Они сильно замедлились из-за этого, и джип начал отрываться с каждой секундой. Вдогонку лишь слышался страшный рев и клич.       — Ух, вроде бы пронесло, — вздохнул с облегчением Виктор, поглядывая назад. — Но не сбавляй. Надо как можно быстрее добраться до берега, — похлопав по плечу, обратился он к Генри, изрядно вспотевшему от переживаний.       Где-то к обеду мы уже выезжали на знакомый берег близ порта, разгоняя перед собой стаю чаек, прилетевших к месту сражения, чтобы полакомиться разлагающимися трупами. Не обращая никакого внимание на док, мы сразу же свернули с дороги. Отсюда уже был прямой путь до яхты.       После того, как попытка связаться с кем-нибудь провалилась, нас уже ничего не держало на этом острове. Пора было как можно скорее уплывать, надеясь на лучшее.       Кинув джип поближе к судну, мы сразу же выскочили из него и оперативно вскарабкались по веревке. Хотя со Стивом пришлось немного повозиться.       — Что теперь? — спросила Сьюзи.       — Немедленно отплываем! — воскликнул я ей в ответ, — пора вырваться из этого плена!       — Ох, как же давно я хотел услышать эти слова! — воодушевлено добавил Виктор.       Сьюзи покивала головой:       — Сейчас же примусь подготавливать судно к отплытию.       — Только, надо бы разрыть немного канал, — обратился к нам Стив, посматривающий куда-то за борт. — Его слегка замыло песком, — и он словно даже направился за инструментами, как бы позабыв о своей ране, пока я не остановил его и не напомнил об этом.       — Ты, давай-ка лучше постоишь на страже и предупредишь, если кого заметишь.       После чего Стив прошагал на нос корабля и принялся вглядываться в зеленые джунгли, от которых веяло приятной прохладой.       Каждый непонятный рык или жалобный вопль, раздававшийся из чащи, заставлял меня и Виктора бросать лопаты и браться за оружие. Еще бы, ведь нервы были напряжены до предела, и вот-вот я был готов сорваться и пустить очередь из автомата в какую-нибудь пустоту, откуда шел шум.       Лишь спустя час удалось всё более-менее подготовить. Правда канал всё равно оставлял желать лучшего, но для прохода судна должно было хватить. Удивительно, что за какой-то день волны намыли в него столь много песка, сведя на нет приличную часть нашей проделанной ранее работы.       Но если канал еще зависел от нас, то на прилив повлиять мы никак не могли. Поэтому были вынуждены ожидать его. И именно в этот момент, когда ты осознаешь, что такое невероятное путешествие подходит к концу, внутри всплывает какая-то нотка грусти. Конечно, радости куда больше, но есть что-то грустное от этого, даже после того, что с нами приключилось. Да и к тому же вновь полезли мысли о том, как нас встретит цивилизованный мир. Как люди воспримут рассказы об этом острове. И что же людская цивилизация сделает с этим местом, если решит подтвердить его существование…       — Ребят, идите сюда, — подозвал к себе Виктор, вновь выцепив меня из потока рассуждений.       — Что такое? — поинтересовался я также шепотом.       — Гляньте туда, — он пальцем указал на деревья, что густо росли ближе к нам, — я что-то заметил между ними.       Но, как я не старался, но ничего не мог разглядеть. Лишь легонько раскачивающиеся ветви, кои обдувал бриз с океана.       — Стая пернатых. Ничего более, — пожал плечами Генри.       — В любом случае, будьте все начеку. До прилива еще немного, — оглянул я остальных.       Пока остальные расходились по палубе, я еще раз поглядел вперёд и, сам того не ожидая, встретился взглядами с кем-то засевшим меж валунов!       В следующую же мгновение оттуда с воплями выбежало около десятка врагов. Я слегка ошеломленный таким развитием событий попятился назад, чуть не споткнувшись об веревку.Остальные кинулись за оружием. Но, пока хоть один из нас успел схватить винтовку, мутанты уже находились под носом судна, принявшись затем лезть наверх!       Но, в тот момент, когда ребята кинулись на нос корабля, чтобы отстреливать врагов, часть из них, смекнув про неладное, обогнула судно по правому борту и через пару мгновений показались на палубе. Еще спустя несколько секунд послышались звуки ломающейся мебели. А через момент, её части полетели прямиком в нас.       Мы оказались в окружении, отбиваясь от натиска противника, как могли. Осыпали одно чудище за другим несколькими автоматными очередями, сваливая одного за другим на пол. Звуки стрельбы схлестнулись с ужасными воплями этих тварей, создавая на корабле атмосферу ужаса и непонимания.       Тут, рядом со мной пронесся темный силуэт, после которого послышался вопль Виктор. Тяжелая лапа приложилась по нему, да так, что тот чуть было не перелетел через борт. Немного оправившись от апперкота, он сделал пару выстрелов и уложил врага, уже было помчавшегося на него.        Я же в это время, пытаясь высмотреть своих друзей, и не заметил, как оказался отрезан двумя мутантами от остальных. Прорыв был тщетен, поэтому принял решение запрятаться в небольшой каюте, прыгнув в неё весьма вовремя, так как рядом просвистела тяжелая рука рептилоида.       Через эту каюту мне удалось перебежать на кухню. Но позади показался один из тех двух рептилоидов, по которому через мгновение прошлась автоматная очередь, знатно так изрешетив его правую руку. Но он, качаясь из стороны в сторону, продолжал надвигаться на меня, и, подойдя поближе, оскалил передо мной свою кровавую улыбку.       Я моментально отпрыгнул в сторону, стукнувшись об деревянную кухонную тумбочку. Что-то блеснуло на свету мимо моей руки и с лязганьем упало на пол. Быстро оглядевшись, я увидел кухонный нож, валявшийся около моих ног. Взяв его в руку, я только и успел выставить кухонный прибор перед собой, перед тем как мутант остановился в паре десятках сантиметров от моего лица.       Один протяжный визг, и теплые капли крови упали мне прямо на макушку, стекая затем на лоб. Я со всей силой надавил на нож, которым разрезал плоть по диагонали. После чего огромная туша безжизненно рухнула на пол.       — Генри! Генри! — пытался я докричаться до друга, ползя на шум выстрелов, которые утихли через пару мгновений. — Генри! Генри!       — Что?! — наконец-то донеслось от него.       — Скорее заводи двигатели. Будем выгрызать себе путь! — продолжал я орать в его сторону, выползая из кухни.       Мой английский друг второпях забрался обратно к капитанскому мостику. Через мгновение послышался шум мотора.Часть же мутантов, как оказалось вовсе не удирали от нас, а всего лишь отбежали обратно в чащу леса, чтобы перегруппироваться. И это было понятно по подтягивающимся к ним свежим силам, что мелькали у верхушек деревьев.       — Полный ход, сваливаем отсюда! — надрывая глотку, кричала Сьюзи.       Но в тот момент, когда судно уже принялось высвобождаться из объятий вырытого нами канала, из леса послышался знакомый гул, сопровождающийся глухим топотом ног. Верхушки деревьев принялись раскачиваться еще сильнее, и дело было вовсе не в ветре или мутантах. Сидевшие на них птицы крупными стаями взмывали вверх, разлетаясь по небу.       Из джунглей раздался протяжный и будоражащий кровь рык. Он эхом разнесся по округе. Через мгновение, буквально втоптав росшие на опушке кустарники, показался и виновник шума. На берегу показался огромных размеров гиганотозавр. Тело его украшали множественные шрамы, придавая ему еще более грозный вид.       Внимание мутантов тут же было перекинуто на показавшегося гиганта. Буквально остановившись на середине пути к нам, они развернулись и кинулись на теропода. Те же, кто замешкался оказались убиты мною и Виктором. Гиганотозавр, громко прорычав, также направился на врагов. Создавалось такое впечатление, словно у этого гиганта были свои счеты с этими созданиями.       Динозавр принялся раскидывать их, как тряпичных кукол. Массивные ноги втаптывали одного мутанта за другим глубоко в землю. Челюсти его клацали без устали, сокрушая без особого труда кости врагов. Округу охватил хаос и ужасающие вопли, распугавшие остаток птиц и другую живность, что ютилась около берега.       Смотря на эту ожесточенную борьбу, меня начало распирать изнутри. Душою я желал помочь динозавру, чей сородич всего день назад был готов проглотить меня со всеми потрохами, и, не устояв, я все же перезарядил автомат, после чего принялся отстреливать мутантов, нескончаемым потоком появлявшихся из-за зарослей.       За какую-то минуту с небольшим берег превратился в кровавое побоище. Желтоватый песок окрасился в багровый цвет и по нему потекли небольшие кровавые ручейки. Судно принялось высвобождаться из песчаного плена.       Гиганотозавр, стоявший в крови, продолжал уничтожать врагов, словно не зная усталости. В какой-то момент из чащи даже полетели копья, впившиеся в тело теропода, которого словно это нисколько не смущало. Глаза его уже толком не видели, особенно после того, как один из рептилоидов залез на него и полоснул своими когтями правый глаз. Мой выстрел в следующее мгновение угодил мутанту прямо в голову и тот, тихо что-то пискнув, тут же грохнулся вниз, где был раздавлен могучей лапой хищника.       Небольшой толчок пошатнул меня, и автомат, звонко стукнувшись об якорь, упал на мягкий песок, близ канала, превратившегося в багровую лужу крови. Берег стал медленно, но уверенно отдаляться. И до меня дошло, что судну удалось всё же выбраться.       — Ну и черт с этим автоматам, — ругнулся я, вставая на ноги.       Хруст ломающихся костей всё еще доносился до ушей. Мощные челюсти продолжали переламывать врагов словно спички. И вот еще немного времени спустя, через минуту или две, из этой природной «дробилки» раздался протяжный рык, провозгласивший безоговорочную победу доисторического хищника.       Еле передвигая ногами, гиганотозавр направился в сторону воды. Но, к счастью, для нас, мы уже находились на безопасном расстоянии от берега. Немного зайдя в воды океана, окровавленный, но не сломленный, могучий хищник опустил свою голову, чтобы смыть кровь с морды. После чего повернулся левой стороной к нам, тем глазом, что еще видел. И, видимо понимая, что мы уже достаточно далеко, ему ничего не оставалось, как протяжно и оглушительно прореветь в нашу сторону.       Этот рык можно было сравнить с шумом сотни водопадов, который громким эхом распылился по округе.       — И всё же он прекрасен… — прошептал я себе под нос, поглядывая на гордо стоявшего хищника.       — Мы выбрались! Да, мы сделали это! — послышались позади меня радостные выкрики Виктора, подпрыгивающего на месте словно дитя.       — Неужели мы вернемся домой… — чуть ли не со слезами на глазах произнесла Сьюзи, которую захлебывали эмоции.       — Нам хотя бы солнце для ориентации в пути, — прервал общую радость Генри.       И вправду, пока мы сражались против мутантов, и проходило побоище с участием гиганотозавра, облака успели затянуть приличную часть неба, и ту, где располагалось светило.       — Плыви прямо, куда-нибудь, да и выберемся ведь, — ответил я ему.       Поставив корабль на слабый ход, чтобы не тратить много топлива, пока ориентир не выйдет из-за облаков, мы принялись убирать с палубы трубы, сбрасывая их за борт. Причем пару тел ребята вынудили оставить, как доказательную базу. Я лишь мог выразить свое недовольство и более ничего.       И когда всё было завершено, у нас выкралась свободная минутка, чтобы посидеть и перекусить.       — Думаю, что уже можно поздравлять друг друга, — проговорил Генри, запихивая себе в рот кусок паштета, — теперь мы сможем добраться до дома, где…       — Где произведем сенсацию! — Стукнув по столу, вырвалось из груди Виктора. — Эта невероятная история о том, как небольшая группа бравых друзей покорила доисторический мир, облетит все страны! Ученые со всего света возвысят нас до небес. Да что там ученые! Мы встанем в один ряд с величайшими первооткрывателями!       — Именно! И, теперь, спустя столько времени, Гио окончательно признает свое поражение в нашем споре.       — Дружище, я его признал еще в первую ночь, проведенную на острове, –ответил я ему с неохотой, так как не желал вступать в конфронтацию по поводу открытия этого острова.Поэтому в данный момент желал лишь того, чтобы поскорее выбраться из прибрежных вод острова и, наконец-то встретить хотя бы одно морское судно. Быть может, даже наткнуться на то, с которого удалось принять сигнал.       Закончив ужинать, часть из нас разошлась по каютам, дабы немного передохнуть. Всё же мы были изрядно измотаны и восполнение сил нам бы не помешало. Да и море казалось спокойным. Из бодрствующих остались лишь Генри и Сьюзи, ведя яхту вперёд и о чём-то вовлечено дискутируя.       Как только моя голова коснулась подушки, мысли тут же улетучились, и сознание погрузилось в необъятную темноту сонного царства.       Точно не знаю сколько времени я проспал, когда оказался разбужен Стивом чем-то встревоженным.       — Гио, вставай скорее! У нас проблемы!       — Что произошло? — сквозь сон промычал я.       — Поднимись наверх и сам увидишь!       Немного протерев глаза, я взглянул в иллюминатор, за которым был один лишь мрак. Мне показалось, что наступила ночь. И это было бы не удивительным, так как по ощущениям мне казалось, что проспал часов семь или более.Выскочив из каюты, я двумя прыжками взмыл по лестнице, выводящая наверх. Оттуда доносились звонкие раскаты грома.       Оказавшись на верхней палубе, сбоку засверкала молния, за которой последовала еще одна вспышка чуть дальше, и так каждые несколько секунд, часть из которых ударяли в какой-то сотне метрах от нашего судна. Волны, вздымавшиеся ввысь и знатно раскачивавшие яхту, переваливались через борта, окатывая меня до сверху донизу.       Тот самый страх перед смертью вновь слегка охватил меня. Но после пережитых событий голова мыслила куда лучше и яснее, не поддаваясь панике.Но всё сменилось, когда судно, подхваченное гигантским валом, взмыло на его гребень, откуда моему взору показался темный, всепоглощающий водоворот. Хотя и был поменьше первого, что явился причиной нашего кораблекрушения, но это всё равно не вселяло ни грамма оптимизма.       — Этого не может быть! Неужели все повторяется… — с испуганным и в тоже время удивленным взглядом я всматривался вперёд, бормоча себе под нос черт знает что.       — Полный назад! — послышался где-то, сквозь раскаты грома, надрывающийся голос Виктора.       Но разве от такого убежишь? Судно начало медленно крениться вниз, прямо в пучину, обнажая крутящиеся ходовые винты на другой стороне волны. Стихия становилась всё мрачнее, а водоворот, словно приготовившийся поглотить очередную жертву, как бы раскрывал свою ужасающую пасть всё шире.       — Нет, этого не может быть… попросту невозможно… — продолжал свое бормотанье, все еще не веря в происходящее. Руки мои крепко вцепились в железную стойку палубы.       — Всем держаться, кто за что может! Идем в гости к Аиду, черт возьми! — прокричал Генри, когда судно заскользило по волне.       В следующее мгновение яхта стремительно помчалась вниз. И в следующий момент последовал хлесткий удар, от которого яхта сильно накренилась на бок. Судно переворачивалось!       Радость, что царила здесь несколькими часами до этого, в одно мгновение сменилась на отчаяние и страх. Наша жизнь должна была вот-вот оборваться. Видимо это была плата за то, что мы смогли увидеть, к чему удалось прикоснуться. Вот что бывает с теми, кто хочет унести тайну, скрытую многие миллионы лет в самом центре бермудского треугольника!       Через секунду мрак поглотил мое сознание. За ним последовала легкая теплота, что охватила мое тело и разум погрузился в сон.       «Что случилось?! Где я? Что я?! Почему все тело ноет? И почему одновременно с этим такая легкость? — вопросы, словно вспышки возникали у меня в сознании, — я умер? Но куда я попал? Почему же столь холодно и тепло в то же время? Я не чувствую конечностей… что с ногами?» — не успокаивался мой рассудок, похоже находясь в предсмертной агонии.       «Но как ответить на эти вопросы, если мне даже ничего не видно? Точно! Надо открыть глаза…ох как же это сложно…а может мать природа лишила меня и возможности смотреть? Нет-нет, я что-то чувствую…» — каждый мускул моего тела и вся энергия будто была направлена на то, чтобы смочь сделать такое пустяковое действие, как поднятие век. Я даже и вообразить себе не мог, что это незаметное для каждого действие, может быть столь сложным.       Словно ребенок, учащийся ходить, я сейчас заново учился открывать глаза.       «Хм, похоже что-то дернулось, какое-то размытое светлое пятно. О, я что-то слышу! — и вправду до моих ушей начали доноситься какие-то звуки, — это птицы! И вода! Она на что-то накатывает, тихо-тихо».       Вот взгляд упал чуть ниже и размытый светящийся диск превратился в однородную голубую массу. Я посмотрел еще ниже, и к голубому цвету прибавился белый оттенок. Небольшой, но он точно присутствовал. И я понял, что глаз должен сфокусироваться на том, что было передо мною. С каждой секундой картина становилась все четче, мозг, перегруженный на события, весьма медленно обрабатывал картинку, поступавшую со зрительного органа, пока, наконец, я не увидел её, как положено. Легкие волны окатывали мое тело, которое наполовину было погружено в воду, а руки кровавой хваткой впились в большой обломок судна.       «Я жив! Какое счастье, что я все же жив!» — радовался я про себя, словно дитя, так как кроме мычания ничего не мог выдавить из себя.       Но тут до уха донеслось еще одно мычание. Сначала было подумал, что это вновь я, но сфокусировавшись на звуке, стало ясно, что он исходил откуда-то позади меня. Осторожно и очень медленно мне удалось уткнуться носом в обломок. После чего, приложив немалые усилия, я перевернул голову на другой бок. Какая же боль сопровождала меня при этом… словно резали ножом каждый раз, когда напрягалась та или иная мышца.       Но теперь у меня появилась возможность посмотреть на другой конец обломка. Сосредоточив взгляд, к моему счастью, я увидел Сьюзи и Виктора. Последний и издавал этот жалобный звук. Я было что-то попытался выкрикнуть, но оставшихся сил хватило на какой-то неразборчивый писк. Мгновение спустя мое сознание вновь погрузилось в темноту.       Было сложно понять, сколь долго я находился в таком состоянии. Но, когда вновь смог открыть глаза, краем я заметил Стива, находившегося на другом обломке. Видимо за время, что находился в отключке, меня развернуло. Мой друг лежал без каких-либо движений, даже не подавая звука. Но это максимум на что меня хватило, так как еще секунду спустя я вновь вырубился.       Мрак через какое-то время дополнился необычным ощущением легкости, словно мое тело парило в воздухе, а до ушей долетали какие-то звуки, похожие на человеческую речь, пропущенные через какую-то пелену.       «Наверное, ребята пришли в себя…» — подумалось у меня в голове. Но я был не в силах открыть глаза.       В следующее мгновение и ощущение легкости ушло. Лишь глухая темнота установилась вокруг.       Какое-то время спустя отдаленно послышался знакомый мне голос:       — Гио, Гио, очнись. Ты слышишь меня? — это явно был Виктор. Его зов сопровождался легкой дрожью в плече. — Гио, подай хоть какой-то сигнал, дабы мы поняли, что ты…       — Не, кхе-кхе, мертв? — выплевывая остатки морской воды, тихо прошептал я. После чего с большим усилием открыл один глаз, чтобы оглядеться вокруг, но тут же оказался закован в дружеских объятиях.       — Слава Богу ты жив! — у него чуть ли не наворачивались слезы от радости.       — Постой…кхе-кхе…ты меня сейчас раздавишь, — пытался я обратиться к нему, жадно хватая воздух ртом, из которого всё еще выплевал воду. Когда он отодвинулся, я смог немного рассмотреть то место, куда я попал. И какого же было мое удивление, когда осознал, что лежал на кровати в какой-то каюте. -Где это мы? — всё еще тяжело дыша, поинтересовался я у друга.       — Как же я рад слышать тебя, дружище! — схватив меня за оба плеча, он было уже хотел вновь обнять меня, но был остановлен мною.       — Давай без этого, и так все кости болят.       — Да, прости-прости.       — Так, где же мы?       — Ну, судя по тому, что я смог понять, мы находимся на круизном корабле.       — Где-где? — переспросил я его быстро, не поверив ушам.       — На круизном корабле. Точнее в одной из кают этого корабля.       — Как мы сюда попали?       — Команда корабля выловила нас из воды.       — Всех?       — Да, всех, кроме…       — Кроме кого?! — вырвалось у меня из груди. Я даже резко присел. Но в следующий же миг, почувствовав сильную боль в пояснице, был вынужден опереться на стену.       — Кроме, Генри, дружище. К сожалению, как сказали члены команды, его не удалось найти среди обломков.       — Надо продолжать поиски! — стукнул я рукой об стенку со злости. — Его могло просто отнести в сторону! — весь возбужденный от эмоций, сам того не заметив, перешел на крик.       — Тихо, побереги силы. Они прочесали довольно большую площадь. Я сам нахожусь в шоке от случившегося… — с грустной нотой в голосе договорил он.       — Не говори пока так! Он, может, дрейфует где-то на обломке. Нельзя сдаваться. Необходимо продолжать искать. Разве не ты меня убеждал в этом на острове?       — Гио, это целый океан. Я даже не знаю, сколько времени прошло с того момента, когда мы угодили в водоворот. Но судя по нашему состоянию, где-то день. Чудо, что мы вообще остались живы.       — Помоги-ка лучше мне встать, — протянул руку в его сторону.       — Ты уверен? — спросил он, внимательно оглядывая меня. В ответ я покачал головой.       Встав на ноги, я слегка потянулся, насколько мне позволяли силы. Все ломило и болело, но вроде без серьезных травм. После чего я получше осмотрел помещение, где мы находились. Оно было похоже на какой-то склад постельного белья, которое лежало на стеллажах вдоль противоположной стены.       Рядом с этим стеллажами стояли две кровати, на которых лежали без движений Сьюзи и Стив. Но, как мне сказал Виктор, они просто крепко спали, так как при подъеме на судно находились в сознании, и врач их уже осмотрел. Поэтому не став будить их, я с моим другом, на которого опирался по дороге, так как чувствовал неприятные ощущения в спине, вышел в коридор. После чего оба поднялись к капитанскому мостику в сопровождении одного из членов команды, что был приставлен следить за нашим состоянием.       Рослый, широкоплечий, с легкой сединой в волосах, часть которых скрывала белая как снег фуражка, вот какой мужчина предстал перед нами на капитанском мостике. И от нашего появления у него на мостике он засиял улыбкой.       — Эге-ге, кого я вижу! Как вы себя чувствуете? Не стоило вам подниматься. Медики рекомендовали длительный отдых после пережитого вами. Позвольте извиниться за помещение, в котором пришлось вас разместить, но у нас полный аншлаг на корабле.       — Кхе, что вы что вы, наоборот, хотел бы вас премного поблагодарить… — начал я, слегка поперхнувшись остатками воды в легких, — в общем, спасибо огромное за то, что спасли нас и не оставили погибать в этих отрытых водах под пеклом солнца. Что касается самочувствия, то бывало и лучше, но самое главное, что живы остались.       — Я очень рад, что так быстро идете на поправку.       — Да, — качнул я головой, — но, честно сказать, мы пришли к вам не только за тем, чтобы отблагодарить. У меня есть просьба!       — Хм. И какая же? — с интересом в глазах он наклонился ко мне.       — Хотел бы попросить от имени всех нас, помочь найти еще одного молодого человека, который был вместе с нами.       — Ваш друг поведал об еще одном члене вашей группы.       — Вот, вы уже в курсе. Отлично же…       — Но, мы предприняли все, что было возможно с нашей стороны. Искали его в течение нескольких часов. Даже под водой, насколько был способен погрузиться наш аквалангист. Но, увы, следов вашего приятеля нами не было обнаружено. Вообще ничего. Даже клочка одежды не было найдено. Чудо вообще, что вы сами уцелели, так как от вашего судна практически ничего не осталось…       — Прошу, его надо найти, — жалобным голосом обратился к нему.       — Простите, но единственное, что мы можем для вас еще сделать, так это напоить, накормить и высадить на берегу. Даже готовы помочь связаться с вашими посольствами или родственниками. В остальном же мы сделали все что смогли. Дальнейшие поиски пропавшего — дело спасателей, с которыми мы уже связались. Поэтому попрошу вас вернуться обратно в каюту и дожидаться обеда.       И от этого ответа меня словно передернуло внутри. Я не мог успокоиться, что мы вот так бросаем нашего друга, сражающимся за жизнь где-то посреди океана. Но, прежде чем сделать глупость, всё же смог успокоиться и в глубине души понять, что эти люди не виноваты в том, что случилось.       «Что ты от них хочешь? — спросил я сам себя в голове, — они явно постарались на славу и ничем не могли больше не помочь. Ведь они не спасатели, и всё что могли, бросили на поиски».       Но, прежде чем мы вышли из рулевой капитана, Виктор задал очень интересный вопрос, который мне даже не пришел в голову:       — Сэр, хотелось бы еще уточнить кое-что: как вы нас нашли? У вас тут проходит морской путь и нам повезло быть вынесенными в эту часть океана?       — А разве не вы послали сигнал вчера ранним утром? — с удивленной гримасой на лице ответил он вопросом на вопрос.       — Неужели сработало! — радостно вырвалось у друга из груди.       — Правда на этой волне был еще кто-то, представились какой-то спецслужбой басила, или как-то так…       — Ну, а я что тебе говорил, — толкнул я моего приятеля, — несмотря на то, что связь резко оборвали мута… — и спохватившись, резко примолк.       — Мута… чего? — с интересом посмотрел на меня капитан.       Я сразу прошептал Виктору, чтобы он молчал. Ведь теперь всё было потеряно. Мы бы сошли за психов, которые слишком долго находились в океане под палящим солнцем.       — Никто.Просто я рад, что мы смогли с вами связаться. А в каких мы сейчас координатах? В тех, что передавали?       — Нет. Мы намного западнее того места. Если честно, из общего сообщения мы только разобрали часть координат.       — Хорошо, что остальную часть почти угадали. А то, немногим в сторону, и кто знает, чем бы всё закончилось, как для вас, так и для нас.       — Но было ли что-то еще, что вы увидели, кроме нас? — спросил Виктор, видимо намекая на остров.       — Больше ничего, — пожал он плечами, — только обломки корабля, да вас, лежавших на них. А теперь очень прошу вас пройти к себе в каюту, — с недоверием он поглядывал в нашу сторону, — если, конечно, вам нечего больше добавить к сказанным словам…       — Нам? Нет, нам больше нечего добавить. Еще раз спасибо вам за наше спасение.       И мы, развернувшись к выходу, поспешно удалились из помещения. Капитан же продолжал стоять и смотреть с некоторым недоверием на наши уходящие спины. Когда мы вновь оказались в каюте, кою нам выделили, то обнаружили, что Сьюзи и Стив уже проснулись. Виктор быстро рассказал им чем нам помогут, и, конечно, про то, что Генри так и не смогли найти. Причем первая реакция Стива была схожа с моей, но и он хорошо понимал, что ничего больше в данный момент сделать нельзя было.       После этого к нам занесли поздний обед. Простая питьевая вода, казалась бальзамом для моего горла после обжигающей гортань морской воды. Причем почти сразу за обедом зашел и медик судна, вызванного для осмотра нашего состояния. Раны обмазали специальными кремами, замотав в бинты, а также дали разных лекарств и антибиотиков. Ведь в морской воде содержится множество бактерий переносчиков вирусов.       В оставшееся время мы, насколько позволяли силы, прогулялись по кораблю, осматривая всю ту роскошь, которой было наделено судно. Метров двести пятьдесят в длину и не меньше семи этажей в высоту, примерно таковы были габариты этого гиганта, обладавшим разнообразными бассейнами и даже двумя кинотеатрами. Тут даже был разбит эдакий внутренний дворик с растительностью для вечерних прогулок.       Этим же днем мы уточнили, где будет совершена следующая остановка. И как оказалось этот корабль следовал к берегам Доминиканской Республики. Это не могло нас не обрадовать, так как в Санто-Доминго находилось, как российское, так и американское посольства.       Экипаж был настолько добр к нам, что даже угостил высококлассным ужином. После него мы отправились спать, так как усталость давала о себе знать. И только моя голова соприкоснулась с мягкой подушкой, как разум тут же погрузился во мрак.       К нашему удивлению мы были разбужены самим капитаном, вокруг которого столпились еще четверо или пятеро матросов из экипажа. И судя по их серьезным выражениям лиц, случилось, что-то серьезное. Это вызвало у меня большое удивление:       — Что-то не так?       — Прошу вас всех пройти с нами!
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты