Малолетняя наркоманка

Фемслэш
NC-17
Заморожен
95
автор
Размер:
52 страницы, 6 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
95 Нравится 52 Отзывы 11 В сборник Скачать

Алкоголь и марихуана залечат наши душевные раны

Настройки текста
      — Кто вообще бухает в понедельник, ты ебнулась? — Петрова усаживается на скамейку, потерев запястье. Как же у нее кипит башка! Естественно, после часа дополнительных исправительных занятий не только голова кипеть будет. Жукова даже тут её смогла подставить. Исподлобья взглянув на Алину, она достает пачку сигарет, чиркая зажигалкой. — Ты меня за этим ждала около двух часов? Серьезно, а смс-ку кинуть не судьба?       — Понедельник – бывшее воскресенье, — Петрова ухмыляется, делая первую затяжку. Алина всегда найдет повод, чтобы хорошенько побухать. И всегда отлично уговаривает Петрову побухать с ней. Хотя, если ты можешь бухать, просто пальчиком помани, и Петрова пойдет. Главное скажи, что будет алкоголь, и ей уже интересно.       — Я в магаз сгонять успела, че думаешь я совсем ебанутая, чтобы тут два часа сидеть и ждать, когда закончится урок, и когда закончатся твои пиздострадания с училкой русского? Я минуты две назад вернулась сюда.       Возможность выпить всегда была использована Настей. Честно говоря, она и сама не помнит, с какого времени она начала посещать клубы и напиваться в стельку. Вроде у нее и не было больших проблем, что же она пыталась утопить на дне своего стакана — она наверное и сама не знает. Но перестать делать это вряд ли получится. Ее организм уже привык к частым похождениям в клуб, и, когда эти похождения прекратятся, вряд ли Настя будет спокойно жить. Может быть, когда у нее в жизни будет переломный момент, она перестанет упиваться алкоголем. А рано или поздно этот момент настанет, не так ли? Она и сама это понимает, поэтому, пока есть время, силы и возможность, почему бы и не воспользоваться этим.       — Так, что ты там предлагала? — очередная затяжка и никотиновый дым постепенно успокаивает нервишки. Конечно, лёгкие ей спасибо за это не скажут, но нервная система наконец успокоится. — Я прослушала.       А слушала ли она вообще? Нет, однозначно.       — Не пизди, ты даже не слушала, — Алина принимает сигарету из Настиных рук, подставляя ее под зажигалку. — Туса у Лазутиной, которая девятиклашка, помнишь? Мы на прошлых выходных у нее бухали.       — А потом, обдолбанные бегали по детской площадке, около клуба ее родителей. Откуда, нахуй, около клуба детская площадка, я так и не поняла прикола. Это какая-то слишком умная шутка, для которой я слишком тупая? Не надо мне все это напоминать. У меня склероза нет.       — Ну а вдруг, так что, забились? — Алина видит лёгкий кивок и улыбается. Конечно Петрова пойдет, ты что думаешь. Петрова пойдет и оторвется, тем более, на этот раз там не будет вшивой Ники. — Сегодня в половине десятого зайду за тобой, по пути алкашки прикупим.       — Приходить к Лазутиной в ее клуб со своим алкоголем – верх неуважения. — Настя кидает сигарету на землю, туша ее ногой. Немного успокоилась, вроде жить может.— На тусовках Пингвина всегда море алкоголя, зачем тебе ещё, мало алкашки что-ли?       — Она никогда не покупает вискарь. Да и тем более ты выпиваешь большую часть алкоголя, — Алина хмурится, докуривая сигарету. Блять, Настя по-любому спалит, нахуя ей вискарь. Петрова же не безмозглая.       — А я смотрю, тебя до сегодняшнего дня это как-то не ебало, да и вискарь ты особо не пила. — Настя пропускает мимо ушей вторую фразу и прищуривается, вспоминая, кто из ее знакомых предпочитает виски. Митронина? Точняк. — Погоди, ты для Митрониной что ли?       — Да, для нее. — Петрова улыбается, наконец-то радуясь тому, что Алина забивает на Нику. Не в прямом смысле, но и пусть. Скоро и в прямом смысле будет забивать на Нику. По крайней мере, Настя надеется на это. — Для кого ещё, Насть? Для тебя, что ли?       — Трахаться в туалете ночного клуба – не комильфо, Алин. Там слишком много лишних людей. — У Насти в голове всплывают картинки, как она пьяная заходила в туалет и видела все, что можно и нельзя. Господи, лишь бы этого секса ей не увидеть, иначе ей точно станет плохо. Может, после этого она и перестанет бухать. Хотя...       — Во-первых, кто сказал, что мы будем трахаться в туалете ночного клуба? А во-вторых, тебе-то откуда знать, Петрова? Из личного опыта?       — Алин, ты только что сама проебалась. Я думала, ты спросишь, «а кто сказал, что мы будем трахаться?» Ну все, Алина, пиздец. Скажи пока-пока холостяцкой жизни. А про личный опыт — такого опыта у меня ещё не было, но завтра тебе и скажу, если вечером повезет.       — Все, пока-пока, я с тобой больше не бухаю. — Алина поднимается со скамейки и бежит к перекрёстку. Вот сука.       — Эй, ты ахуела?

***

       Бэлла прыгает на кровать, скидывая тапочки с ног. Потерев шею, она подкладывает подушку под голову, поудобнее укладываясь на кровати. Достав из кармана телефон, Бэлла заходит в телеграмм, проверяя сообщения. Где-то в ногах лежит помотанный жизнью, или Бэллой, рюкзак, который не даёт свободно положить ноги. Скинув рюкзак на пол, она удобно укладывает свои ноги, даруя возможность отдохнуть.        — Опана, так, — заметив новое сообщение от Лазутиной, она открывает чат, замечая приглашение на тусовку. Понеслась. — Блять.        Все будет как в прошлый раз, и Бэлла это знает точно. Она уверена на все сто процентов из ста, что опять набухается и уснёт под забором, а бабушке в который раз скажет, что переночевала у Лики. Даже если Бэлла даст себе слово, что пить не будет — напиздит. Но блять, отказываться от приглашения Лазутиной, что зовет тебя на свою же вечеринку — хуево. У нее самые лучшие тусовки в городе! Интересно, это из-за того, что самый классный клуб города принадлежит ее родителям, или из-за того, что на ее тусу всегда приходят только лучшие? А может, и два в одном. Но, какая разница, главное, что там можно ахуенно оторваться, а на остальное плевать она хотела.       Бэлле вообще подфартило иметь хорошие отношения с Лазутиной, ведь сейчас, благодаря этому, Бэлла всегда в кругу самых ахуенных людей города, пьет самый дорогой и качественный алкоголь, что только есть в Питере. Кто ж знал, что когда Кузнецова три года назад по чистой случайности защитит Пингвина от шайки пидарасов, та сполна отблагодарит ее. А потом и вовсе запишется в приятели. Сначала Бэлла не видела пользы в общении с Викой, но продолжалась шататься рядом с ней, ведь делать то особо нечего было, а уже потом через года два ее родители открыли клуб, и понеслась. Бэлла, благодаря, скажем так, «важным связям» познакомилась сначала с Буниной и бесплатно проводила ту в клуб, за что получала халявную дозу. Потом познакомилась и с Купер, работающей тату-мастером. Так и появилось первое тату на пояснице. В общем, повезло ей тогда, три года назад. И продолжает вести по сей день.       Бэлла ещё раз все обдумывает, и приняв решение, быстро печатает сообщение, дабы не передумать и отправляет его, сразу же замечая, что Лазутина уже прочитала. Передумать на этот раз уже точно не получится. Ну, ладно, попробуешь в следующий раз отказаться, если сможешь. А сегодня, Кузнецова, готовься в очередной раз уснуть под забором. Ну, блять.

***

      Митронина закрывает глаза, расслабляясь под напором горячей воды. Она проводит рукой по волосам, размыливая шампунь. Наконец-то она нормально отдохнёт, наконец, за две недели она кайфанет. Для начала отлежится в ванне, потом покурит в халате на балконе и в конце концов закажет пиццу, довольствуясь сериалами от Нетфликс. В прошлый раз этот план не воплотился в реальность, а так хотелось. Но Бунина решила по-другому и не дала ей спокойно отдохнуть, уводя Асю на вечеринку, где та чуток выпила и уставшая пришла домой, не получив долгожданного отдыха. Шумные клубы — не ее.       Ее больше привлекает мысль понежиться в теплой кровати, попить кофе и посмотреть комедийную мелодраму, чем тусить в шумном и холодном клубе под мощные биты и свет софитов, ярко слепящих глаза. Ее совершенно не привлекает мысль о том, что ей придется пролезать сквозь пьяный сброд людишек, еле стоящих на ногах, чтобы дойти до бара и заказать стакан виски, а потом узнать, что, оказывается, ее любимого алкоголя нет. А может, никогда и не было.       Окончательно расслабившись, она кладет на лицо тканевую маску, выключая воду. Полная, горячая ванна, бокал сухого полусладкого вина и тихий французский мотив неизвестной ей песни. Вечер пах успехом и нормальным отдыхом в объятиях кровати. До поры до времени.       Услышав трель телефона, лежащего в джинсах, Ася ставит бокал на бортик ванны и достает телефон, видя входящий звонок от Насти, мысленно молясь, чтобы та снова не потащила ее на вечеринку. Ее молитвам не суждено сбываться.       — Алло, Ася, — прокуренный голос Буниной вызывает огромное желание хорошенько прокашляться. Фу, как она не любит людей с прокуренным голосом. — Ты сегодня идёшь со мной на тусу у Лазутиной.       — Нет. — Митронина хмурит брови, и возмущённо шипит в трубку. Они что, издеваются надо мной? Вселенная опять решила пошутить над тобой, Митронина. Только, в каком моменте ей надо было смеяться. — Иди и туси сама блять, мне там делать нечего, смотреть на это пьяное сборище алкашей? Не, спасибо. Я и так каждый раз хожу с тобой в этот грёбаный клуб, как верная собачонка. Я не девочка на побегушках.       — Ася, ты слишком много болтаешь. Я тебя просто поставила в известность, что ты сегодня занята. — Ну, повезло, конечно же, Буниной подружиться с Петровой, но под чем была Бунина, когда стала лучшей подругой Митрониной?       — Я зачем туда иду? Смотреть, как все бухают? Ты без меня не сможешь справиться? Раньше это у тебя отлично получалось. — Ася делает глоток вина, возмущённо надувая губы. Её возмущению нет предела. На кой черт она ей там сдалась? Наш Лев Толстой, он же Анастасия Бунина, при первой же возможности сливается, оставляя блондинку одну в кругу неадекватных людей.       — Я-то и без тебя справлюсь. Лазутина сказала, что Бэллка тоже припрется, но тебя я зову не по своей воле.       — Ага, Иисус тебе нашептал, когда ты под кайфом была? — Бунина выдыхает, пытаясь сдержать смех. Какая же Ася упертая. Буквально как коза.       — Романова. — Ася на секунду замерла, пытаясь понять, прикалывается ли Настя-синяк над ней, или говорит на полном серьёзе. Но ведь Бунина не ебнутая, чтобы так шутить. — Можешь дышать и кричать, я знаю, что ты в восторге.       — Блять. Настя, ты серьезно? — Сука. Хорошо, раз ее зовёт Алина – она обязательно пойдет. А почему бы и нет? Алина считается одной из популярных учениц школы, так почему бы не выпить пару бокальчиков?       — Я конечно, ебанутая моментами, но, чтобы шутить о подобном – надо быть наглухо отбитым. Во сколько за тобой зайти?       — В девять, дорогая, не опаздывай, нам долго добираться.

***

      Настя вглядывается в зеркало, внимательно осматривая свое лицо. Вроде все идеально. Черт, нахуя она это делает? Она на некоторое время почувствовала себя Гончаровой, которая могла часами стоять перед зеркалом, разглядывая себя. Мотнув головой, она смотрит на время, замечая, что опаздывает. Загляделась.       Она застывает на месте, задумываясь о том, что она сейчас делает. Вроде бы, она никогда в жизни не была склонна к тому, чтобы часами разглядывать свое великолепное лицо в зеркале. Неожиданный порыв.       Наспех она обувается, пытаясь влезть в кеды. Где она вообще их отрыла и когда она носила их в последний раз? Похуй. Может потом разберётся и выкинет их, а сейчас ей не до этого. Она чувствует лёгкую вибрацию в заднем кармане телефона, понимая, что это звонит Алина. Походу, Петрова, ты сильно проебалась. Настя быстро выходит из квартиры, закрывая ее и спускается вниз.       — Бляяять, ну наконец-то, — Алина со злостью пинает скамейку, около подъезда. — А где же твоя чрезмерная пунктуальность? Я думала, я приеду, а ты орать на меня будешь, почему я так поздно приехала. Пошли, блять.       — Иди нахуй, Алина. Я даже из подъезда выйти не успела, ты мне уже все мозги выебала. — Петрова достает сигареты, подходя к Алине. Курить каждый раз при встрече Настины сигареты – их неоглашенная традиция. — Сначала за дополнительным алкоголем ради Митрониной Анастасии?       Алина на секунду останавливается, непонимающим взглядом смотря на Петрову. Всмысле, Митронина Анастасия? Это она имя Буниной и фамилию Аси скрестила что ли? Может, это какая-то шутка, для которой коротко стриженная слишком тупая. Или Анастасия — это имя Аси. А, нет, она не тупая. Просто забывчивая. Алина хмыкает, удивляясь собственной памяти. И удивляется тому, как она могла забыть, что Ася — это всего лишь псевдоним, ставший вторым (а может и первым) именем для блондинки. Ася — ее духовное имя.       — Спасибо, что напомнила ее имя, — проверив телефон, она видит сообщение от Буниной, что они скоро придут и вновь улыбается. — Они уже давно вышли.       — А они какого хуя так рано вышли?       — Не все же, Анастасия Егоровна, живут в двадцати минутах ходьбы от клуба. Им около сорока минут придется хуярить. Мне даже их жаль стало.       — Ой, блять. Кстати, мне только что Прокофьева писала, что она на работу в этот клуб устроилась, теперь она там помощник. — Настя ухмыляется. Помощник из Прокофьевой? Она даже себе помочь не может, и никогда не сможет.       — Ставлю сотку, она туда ради бухла пошла работать. — Настя кивает, доставая вторую сигарету.

***

      Бэлла заглядывает в просторный, темный кабинет, освещаемый лишь тусклым светом старой лампы. Господи, как она скучала по этому кабинету и самому клубу. Окна открыты нараспашку, впускают в комнату холодный вечерний ветер. Увидев подругу, уснувшую за столом, она усмехается, думая о том, как ее разбудить. Лазутина если уснет, то ближайшие четыре часа она не проснется, так что, Кузнецова, тебе придется постараться.       В принципе, если Лазутина проспит всю тусовку — даже лучше. Бэлле больше алкоголя достанется. Бэлла подходит к окну, вдыхая свежий весенний воздух. По телу пробегают мурашки, когда ветер пробирается под просторную футболку. Было бы классно в сегодняшний вечер погулять по городу. Такая теплая и уютная атмосфера.        Атмосфера, которая вызывает желание пройтись по вечернему городу, теплее кутаясь в куртку, которую тебе вручат из-за сильного ветра. Вдыхать запах дорогого одеколона, плотнее кутаясь в мужскую кожаную куртку. Ощущать чужие объятья, сквозь тонкую ткань летней одежды. Обойти рельсы, посидеть у гаражей, а потом подняться на крышу многоэтажного дома и делить одну пачку сигарет на двоих. На рассвете скурить последнюю сигарету и разойтись по домам. Лежать в прохладной кровати, изучая потолок, а потом возмущаться по поводу того, что, ебаный в рот, у тебя опять не получается уснуть и ты придёшь в школу с огромными синяками на глазах, тщательно пытаясь скрыться на последних партах, чтобы хоть чуть-чуть поспать. И получить под зад, если ты вдруг спалишься. Но блять, ты будешь такой счастливой.        Но увы, это всего лишь детская мечта и игра фантазии. А пока, ты, Бэлла, просто стоишь и смотришь на многоэтажные дома, на крыше которых мечтала выкуривать сигареты со своим парнем. Сейчас ей не хочется такого, она лишь желает залить свои проблемы алкоголем, закинуться марихуаной в туалете и ловить кайф. Знатно оторваться, а на следующий день не прийти в школу. Какая романтика, вы вообще о чем.       — Эй, Лазутина, тут проблемка возникла! — Бэлла слегка дёргается, выходя из собственных мыслей и оборачивается, видя в дверях незнакомую девушку. Хотя, кого-то она напоминает. Бэлла где-то видела ее, правда где – прямо так сразу и не вспомнит.       — А где Лазутина?       — За столом.       Незнакомка смотрит на стол, вскидывая брови вверх. Как, блять, можно уснуть в шумном клубе: — Что случилось?       — Там люди скоро начнут подходить, их надо принять, это во-первых, а во-вторых, у нас ещё не распакован алкаголь, дела идут полным ходом, а эта дрыхнет. — Бэлла докуривает сигарету, выкидывая окурок в кусты и закрывает окно. Она поворачивается к девушке, пристально осматривая ее.       — Встретим, без б. — Уснуть на своей вечеринке? Лазутина знает, она умеет и активно практикует. Ну что ж, проспит все веселье – ее проблемы. — Погнали.       Девушки выходят из кабинета, попутно перекидываясь пару фразами ради элементарного знакомства. Прокофьева Ксения. Знакомое имя, правда откуда Бэлла его знает, все так и не может вспомнить. Прокофьева новенькая, но это не первый рабочий день, ну, или вечер. Ладно, это ее первая ночная смена. Пока, нормальный и здоровый сон, да здравствует веселая пьянка! Плюс к этому — огромные мешки под глазами, но это уже как бонус.       В половине десятого клуб Лазутиной уже полностью готов встречать гостей, а через полчаса люди начинают постепенно съезжаться. Просторный клуб заполняют люди, входящие один за другим. Блять, скольких ты пригласила Лазутина, ебанный в рот. Оранжевый закат плавно перетекает в темный вечер. Город засыпает, просыпается мафия молодежь.       Встречая каждого, Бэлла проводит около дверей примерно час. Ноги уже затекли, хочется сесть, лечь, что угодно, но не продолжать стоять. Она ещё не притронулась к алкоголю, хотя ей только этого и хотелось, но выкурила полпачки сигарет. К концу вечеринки она либо останется без ног, либо без сигарет. А может, вообще не останется.       — Не подскажешь, где Лазутина? — Бэлла дёргается, медленно оборачиваясь. Какого хуя к ней всегда подходят со спины? Осмотрев девушку, Бэлла пожимает плечами, снова разворачиваясь к выходу. У нее нет настроения заводить с кем-то светскую беседу или крепкую закадычную дружбу. У нее есть только два желания: сесть и побухать. Ни одно, ни другое не исполнено, к сожалению. — Хорошо, раз Лазутиной нет, где Прокофьева?       — Не ебу, — Бэлла снова тянется за сигаретами, в последний момент одергивая руку от кармана. Скорее всего, она лишится лёгких рано или поздно. Незнакомка хмурится, но все равно разворачивается и уходит.

***

      Бунина усаживается за барный стул, заказывая себе бренди. Она кидает насмешливый взгляд на Митронину, в очередной раз загрустившую из-за отсутствия виски. Господи, она же ещё ребенок, зачем Бунина ее сюда таскает постоянно. Ася права, ей здесь не место. Ее место в теплой кровати за просмотром любимого сериала. Это последний раз, когда Бунина ее сюда притащила. Ну, не притащит Бунина, она либо придет сама, что маловероятно, либо её кто-то будет приводить.       — Ася, не грусти, — Бунина кидает взгляд назад, замечая Петрову. Ну и конечно, Алину рядом. Где Петрова, там Алина. Где Алина, там и Петрова. Общая ненависть к Жуковой сделала из них хороших друзей. А ещё люди говорят, что на чужом горе счастья не построишь.— А вот и Петрова.       — Привет, — Романова усаживается рядом, легонько постукивая пальцами о барную стойку. Так, и что ей нужно сделать? Сразу пригласить уйти? Но, Митронина может глупая и местами наивная, но не тупая. Конечно же, она откажется.       — Вискаря нет, нет и у Митрониной настроения, — Петрова кидает взгляд на сумку Алины, загадочно улыбаясь. Алина уже и забыла про купленный ею алкоголь. Петрова – святая женщина. Надо потом в церковь сходить, перекреститься за нее.       — Но вискарь есть. — Ася отрывается от разглядывания уже пьяной толпы, приковывая свое внимание к Романовой, что так любезно предоставила ей алкоголь. — Все ради вас, мадмуазель.       — Туда не подмешан яд или снотворное? Вдруг ты меня убить захотела. — Ну, идея неплохая, может быть, но ненависти к Митрониной у нее не было. Алина усмехается, продвигаясь ближе, говоря тише, чтобы ее услышала только Ася.       — Единственное, что я хочу, так это сбежать с тобой отсюда и пойти к ближайшей многоэтажке, дожидаясь рассвета. Вечер романтики, как тебе?       Митронина хмурит брови и глядит вслед Буниной, что уже съебалась вместе с Петровой. Смотрит на пьяную толпу, весело танцующих под песни Моргенштерна и улыбается, переводя взгляд на Алину с бутылкой виски в руках. Выбор не велик, но выбор ясен. Конечно, она тут не останется, учитывая, что ее опять все кинули. И если учитывать то, что она пришла сюда ради Алины, то можно сделать логический вывод, что она уйдет с ней.       — С тобой хоть на край света, пока у тебя есть мой любимый напиток. — Алина подаёт руку новой подруге, и та сразу обхватывает ее, поспешно двигаясь к выходу. Глупые, пьяные, молодые.       — Так говоришь, будто я тебе чай принесла, а не крепкий алкоголь.

***

      Бэлла заходит в туалет, доставая из карманов джинсовки пакетик с весёлыми таблетками. По пути она прихватила стопку водки, которую уже выпила, а разбитая ёмкость лежит где-то в углу. Она оборачивается, осматривая туалет, но когда замечает девушку, курящую у окна, кладет таблетки обратно. Если Бэлла спалится – ей пиздец. И ей похуй, что почти все пришедшие в клуб люди, так же как и она, закидываются веселящими таблетками в кабинках туалета.       — Стрельнешь сигарету? По-братски. У меня кончились, — Лазутина теперь должна Бэллке заплатить за работу и вручить дополнительно пачку сигарет.       — Конечно, — девушка протягивает Бэлле сигарету, попрявляя волосы. Она пытается с ней заигрывать? Только этого ей не хватало. — Я тебя впервые тут вижу, новенькая?       — Я тут не работаю. — Если упустить из вида руководство над распоковкой алкоголя, встречу гостей, мотивацию для персонала, то нет, она определенно здесь не работает.       — Тогда почему встречала гостей вместо Пингвина? — девушка достает небольшую визитку из сумки, протягивая ее. — Мой номер.       — Зачем он мне?       — Когда-нибудь он тебе понадобится. Кстати, я Даяна, не забудь мое имя. — Она машет рукой, покидая помещение. Теперь, Кузнецова, ты одна в туалете и один на один со своими мыслями. Что-то тревожит ее, но она не может понять, что именно. Последний час ее не покидает предчувствие.       Достав из зиппера одну таблетку, Бэлла достает телефон. Сейчас будет долгожданная доза. Может хоть напряжение снимет. Ребром телефона она давит таблетку, а после чертит дороги. Зажав одну ноздрю она наклоняется к подоконнику, вдыхая порошок. Одна скурена. Вторая тоже.       Она закрывает глаза, облокачиваясь на окно. Надо подождать и начнется настоящий отдых. Проходит десять минут, пятнадцать минут и тело Бэллы начинает понемногу расслабляться и Бэлла решает встать с подоконника и выйти к людям, чтобы начать веселиться. Но как только Кузнецова встаёт на ноги — сразу же падает. Блять.       В глазах постепенно начинает темнеть, и Бэлла на секунду даже пугается. Она не помнит, в какой момент ее поднимают и толкают в кабинку. Чужие руки грубой хваткой как можно крепче удерживают девушку от падения. Джинсовка летит куда-то в сторону, и Бэлла чувствует, как по телу ползут мурашки из-за холодного ветра, а ещё Бэлла чувствует тепло чужого тела, крепко держащего её.       — Блять, ещё одна наркоманка, — грубый женский голос раздается над ухом, и именно в этот момент Бэлла радуется. Чему, непонятно. — Рот открой.       — Ты кто? — Бэлла оглядывается, чтобы посмотреть на девушку, но та вновь грубо разворачивает ее голову к унитазу, повторяя ранее сказанные слова. Бэлла, поняв, что ничего она не узнает, послушно открывает рот, сразу же чувствуя там чужие пальцы. Рвотные позывы не заставили себя долго ждать, ее немного вырвало и она обречённо застонала.       — Я Мать Тереза, или просто Настя Петрова, — сквозь смутную пелену слышит Бэлла, перед тем как у нее темнеет в глазах. — Не спать, блять. —Хлесткая пощёчина снова возвращает Бэллу в сознание на короткий промежуток времени. Проблевавшись ещё несколько раз, Бэлла облегчённо падает на спину, смотря снизу вверх на свою спасительницу. Она мельком изучает ее лицо, нахмуренные брови, скривившиеся губы и обеспокоенные глаза. А потом переводит взгляд на тату.       — Спасибо. — Единственное, что говорит Бэлла, прежде чем окончательно вырубиться.
Примечания:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты