Haptophobia

Слэш
NC-17
В процессе
32
автор
_Just_Di_ бета
Размер:
планируется Макси, написано 150 страниц, 22 части
Описание:
Удивительно, как пересекаются людские судьбы, как один человек может изменить другого просто своим существованием. Насколько важно для человека найти того, кто поймет его боль, тем самым найти свое спасение. У Минхо гаптофобия, а родители Хенджина решили, что его жизнь пренадлежит им.
"Я думал, что никто и никогда не коснется моей руки, но ты залез в душу и перевернул весь мой мир"— Ли Минхо.
" Ты открыл мне доступ к кислороду и научил заново дышать " — Хван Хенджин.



Посвящение:
Моей нервной системе, которая чудесным образом успокаивается во время написания этого фф
И всем бродячим детям этого мира
Примечания автора:
Эта работа греет меня в холодные дни. Я хочу чтобы каждый смог найти отклик в одном из персонажей.
Основной пейринг не самый популярный, но я не вижу более подходящих мемберов на роли. Я автор, я так вижу. Приятного прочтения)

Метки будут добавляться по мере написания
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 116 Отзывы 11 В сборник Скачать

18

Настройки текста
       Ничего никогда не происходит просто так. Вселенная посылает нам нужных людей, нужные события и только нужные моменты жизни. Мы даже не задумываемся, сколько совпадений происходит в нашей жизни каждый день и как сильно они влияют на нас! Например, в кафе вы заказываете любимый вишневый пирог, а официант говорит, что он закончился по воле случая. Просто один чрезвычайно толстый гражданин забрал последний, пока вы находили нужную купюру в недрах кошелька, чтобы расплатиться с таксистом, который специально повез длинной дорогой, чтобы запросить больше денег. Вы могли бы успеть выкупить тот заветный пирог, если бы случайно не встали в очередь за высоким молодым человеком, прибывающем в подавленном состоянии, а он в свою очередь мог бы двигаться быстрее, если бы уснул на три часа раньше, а не пытался досмотреть последнюю серию сезона. И эту цепь можно продолжать до бесконечности. Но знали бы вы, что, не произойдя всей этой череды событий, заказали бы этот злосчастный пирог и подавились косточкой, странным образом оказавшейся в десерте, и скончались на полу кофейни, даже не допив свой кофе. Эти случайности оберегают нас и наоборот, подталкивают судьбу к ужасным виткам. Если смотреть на этот момент жизни под таким углом, то все кажется несколько лучше. Главное не путать с розовыми очками, которые всегда бьют стеклами внутрь. Если из вашей жизни ушел человек— значит он больше не нужен в главах жизни, ждите нового... И так по кругу... И так по системе, что задумала для нас судьба.

***

Хенджин стоит на улице уже больше двадцати минут. Руки замерзли и покраснели, пальцы почти не сгибаются. Джинни крепко держит зонт, что норовит вывернуться наизнанку и улететь от мощных ледяных порывов ветра. Он прячет нос в воротник кремового пальто и жмурится от ветра с чем-то мокрым. Машины быстро проезжают по асфальту, разбрызгивая грязную воду из луж, большая часть авто— это такси, видимо, никто не хочет ходить пешком такой погодой и оно понятно. Хенджин ищет взглядом мотоцикл, прислушиваясь к звукам рядом, надеясь услышать уже такой родной рык железного друга Минхо. —Принц, карета подана,— смеется Минхо, подъезжая к Хенджину, что выглядит очень потрепано из-за ветра. —Такой погодой только на мотоцикле ехать,— возмущается Хван, направляясь к Ли, обходя лужи.—Ты вообще когда-нибудь эту кожанку снимаешь? —Хватит обижать мои любимые вещи. Я, кожанка и мотоцикл идем в комплекте,— смеется Ли, протягивая Джинни черный шлем. —Куда мы едем? —На свидание?—неловко проговаривает Минхо, садясь на мотоцикл. —Мне неловко,— говорит Хенджин, пряча лицо в замерзших ладонях. —Тебе неловко, потому что ты идешь со мной?— взгляд Минхо темнеет и выражение лица меняется. Кажется, что одного неосторожного слова будет достаточно для того, чтобы он развернулся и уехал домой. —О, нет, конечно. Скорее потому что это все так ново для меня. Я все еще не могу поверить, что ты нагло украл мой первый поцелуй,— смеется Джинни, наконец надевая шлем. —Вообще-то это ты меня поцеловал, жертва здесь я,— Минхо заботливо застегивает шлем, а затем следит за тем, чтобы Хван удобно уселся. Признаться честно, в этот раз Хенджин как никогда уверенно обнял Ли поперек талии и вплотную прижался к нему. Теперь уже не особо переживая. Минхо все так же дернулся изначально, но быстро настроил себя на другой лад и расслабился, заводя мотор. Мотоцикл плавно подъезжает и тормозит у небольшого здания, возле которого Хенджин еще ни разу не был. Погода становилась все хуже, небо заволокли тучи и посыпался мелкий снег, который летел под углом, гонимый ледяным ветром. —Зачем мы здесь?— интересуется Джинни, не находя на здании никаких вывесок или надписей. —Нужно тебя покормить, ты же с занятий сразу ко мне,— улыбается Минхо и слазит с мотоцикла. —Да, после школы испанский, а потом сразу фортепиано,— бурчит Хван, пытаясь расстегнуть шлем, который не очень хочет поддаваться временному хозяину. Минхо еще какое-то время наблюдает за мучениями уже вроде как своего парня, но не выдерживает и спешит на помощь. Ли ловко расстегивает застежку на подбородке Принца и снимет с него чёрный шлем, открывая обзор на любимые черты лица. Минхо загадочно улыбается своим мыслям и берет подбородок Джинни длинными пальцами, поднимая чуть вверх. —Ты что делаешь?— шепчет Хенджин, не понимая мотивом парня. —Ты говорил, что я украл твой поцелуй, вот собираюсь вернуть тебе его назад,— усмехается Минхо, проводя большим пальцем по мягкой нижней губе. —Ты смущаешь,—лепечет Хенджин, пытаясь отстраниться, но Минхо не дает этого сделать. —Я знаю, в этом и был план. Ли приближается к губам Джинни, но меняет траекторию движения, видя как он в панике зажмурился. Минхо прижимается губами к линии челюсти и ехидно улыбается, замечая, что сам Хенджин ожидал другого, инстинктивно вытягивая губы. —Ты идиот, Ли Минхо,— ворчит Хенджин и направляется зданию. —Я не обещал тебе, что будет просто,— неловко улыбается Минхо, заходя в заведение. —Люблю сложности. —Это ты мне в любви признался?— спрашивает Ли, очевидно, цепляясь к словам. —Не путай, я сказал, что люблю сложности,— смеется Хенджин, снимая пальто. Парни заняли столик в этом небольшом, но очень уютном заведении и Хенджин уже расслабленно сидит на стуле, разморенный теплой атмосферой вокруг. —Вы определились с заказом?—спрашивает подошедшая официантка, полностью повернувшись к Хенджину, и мило улыбаясь. —Да, один "Цезарь", капучино и один американо,— недовольно ворчит Минхо в спину официантке, что явно пытается флиртовать с его парнем, вообще-то. —Хорошо, может что-нибудь еще?—спрашивает девушка, поправляя рубашку. —Нет, пока все. —Она меня бесит,—шипит Минхо, когда девушка ушла к барной стойке. —Да ладно, не обращай внимание,— отмахивается Хенджин, но Минхо, задело сильно. Он сидит и дырявит эту грудастую особу взглядом, разрывая бедную салфетку на маленькие кусочки. —Хо, ты что ревнуешь? —Что за глупости ты говоришь, Принц? И в мыслях не было. Я полностью уверен в своей привлекательности. И пусть у меня нет пышной груди, зато у меня есть кое-что, что может ее заменить,— лицо Минхо меняется и он наконец-то плавно переводит взгляд на покрасневшего Хенджина. —Я еще не готов к подобным разговорам, ледышка,— приговаривает Хенджин, жалея, что в этом заведении не стоит вода на столах. Его щеки пылают огнем и нещадно горят, вот зачем он представил это? —Хорошо, мы вернемся к этому разговору позже,— мило улыбается Минхо, продолжая смотреть на официантку, что пристально смотрит на ЕГО Джинни. Хенджин прячет пунцовое лицо в ладонях и сползает немного под стол. В этот момент подходит официантка с подносом. Она небрежно ставит чашку с американо Минхо и показательно аккуратно чашку Хенджина рядом с тарелкой, в которой на поверхности напитка красовалось кривоватое сердечко из корицы. —С вами все в порядке? Здесь жарко?—заботливо спрашивает дама, кладя руку на плечо Хвана, а Минхо дергается, ударяясь ногой о стол. —Все в порядке, спасибо за беспокойство,—мило улыбается Хенджин. Девушка удаляется, проводя рукой по спине Хвана. —Скажи мне еще, что она с тобой не флиртует и я тебя ударю по голове,— ворчит Ли, отпивая крепкий напиток, что был не так уж и плох. —Заметил я, но что мне сделать, мы отсюда уйдем и на этом все, я же не виноват,— пожимает плечами Хенджин, все же виновато смотря на Минхо. —Ты просто красавчик еще и при деньгах,— грустно улыбается Минхо,—кушай, Принц. Минхо молчит. Он просто молча наблюдает за тем как ест Хенджин. Это звучит максимально странно и как-то некомфортно, но нет. Ли просто наблюдает и не может насмотреться. Эти аристократические длинные пальцы, что кажется идеально созданы для белых и черных клавиш фортепиано, изящно держат вилку, отправляя в рот маленькие кусочки. То как Джинни, учтиво прикрывает рот, как использует салфетки и держит чашку. Даже сидит Хван не как все: с идеально ровной спиной, расправленными плечами, ровной осанкой. За этим всем можно наблюдать целую вечность. Эта смесь аристократической утонченности и вместе с этим мужской привлекательности, заставляют Минхо растечься по стулу розовой влюбленной лужей. —Ты чего так смотришь?— неловко спрашивает Хенджин, когда ему стало как-то некомфортно от пристального внимания к своей персоне. —Мне иногда кажется, что ты реально Принц, словно не из нашего века. Ты бы видел как ест Джисон, иногда кажется, что он и столовые приборы проглотить может,— смеется Минхо. —Я так привык,— лишь пожимает плечами Хван,— Минхо? Можно? Ли сразу понимает просьбу Джинни, видя как тот смотрит на его руку. Минхо улыбается и протягивает ладошку, беря левую ладонь Хенджина, переплетая пальцы. Ли делает это с очень самодовольным лицом. Почему? Потому что официантка до сих пор смотрящая на них, сейчас в культурном шоке. —Я заплачу,— останавливает Хенджина Минхо, когда тот достал телефон для оплаты. —Давай хотя бы пополам?— Джинни очень неловко из-за того, что за него собрались платить. —Я тебя позвал, значит плачу тоже я. И не возражай. —Чувствую себя нахлебником каким-то,— ворчит Хенджин, натягивая пальто. —А ты чувствуй себя моим парнем,—улыбается Минхо и дергается, когда слышит с каким грохотом ему бросили сдачу. —До свидания, —счастливо кричит Минхо в след девушке, гордый собой. —Ревнивец,— улыбается Хенджин. —Конечно, ты себя в зеркало видел? Тебя к себе наручниками пристегнуть нужно,— вздыхает Минхо. —Не нужны никакие наручники,— смеется Хенджин, догоняя Ли и обхватывая его теплую ладонь, которая по привычке вырывается, но вновь находит его руку, крепко сжимая. —Оставим мотоцикл здесь и прогуляемся или хочешь куда-то еще?—заинтересовано спрашивает Минхо, поворачиваясь к Джинни. —На улице прохладно, но думаю, недолго можно погулять, сейчас очень красиво в парке. —Хорошо,— улыбается Ли в воротник куртки. —Так странно видеть тебя таким,—аккуратно проговаривает Хенджин,—таким, спокойным, улыбающимся, говорящим не только колкости. —Знаешь, а в детстве я был очень чувствительным и теплым ребёнком, после смерти матери я закрылся в себе. Смотрю сейчас в зеркало и думаю, о том, что же стало с тем ребенком,— говорит Минхо, а Хенджин ловит изменившееся настроение Ли. —Но почему я? Почему ты принял меня? —Это сложный вопрос, Принц. Сложно объяснить, но ты изначально был немного выделяющимся. А еще ты не сдался, как все,— Хо крепче сжимает ладонь в своей руке. —Это так неожиданно все. Мы кажется, из разных миров были, никто не ожидал,— шепчет Джинни. —Ты ошибаешься, мы очень похожи. Два совершенно потерянных, до глубины души одиноких человека. Вечер плавно перетекает в ночь. Уже кромешная темнота и только яркая луна освещает мрачное небо, несколько затянутое тучами. В сердце Сеула все горит яркими огнями, гирляндами и разноцветными фонариками, людей столько, словно сейчас не ночь дня в середине недели. Новогодняя атмосфера витает вокруг, придает этой атмосфере смысл и снег, что мелкой крошкой сыплется с неба. Хенджин оглядывается вокруг, видя сколько людей рядом и аккуратно вытягивает свою ладошку из холодной руки Минхо. —Стесняешься?— недовольно спрашивает Минхо, громко цокая языком. —Скорее боюсь гомофобных нападок,— пожимает плечами Хенджин,—и еще... Меня все таки все знают, не хочется принести неприятности семье. Минхо задумался об этом, понимая, что Хенджин прав и он должен был быть предусмотрительнее. Он должен был быть осторожнее. Зная, родителей Хвана, а особенно мать, то его и убить за такое могли. Мало того, что наследник компании ходит за руку с парнем, так еще и парень, как видно невооруженным глазом, не из самой именитой семьи. —Не думал, что будешь делать после школы?— резко спрашивает Хенджин, с интересом поворачивая голову в сторону Минхо. —Я не знаю, что буду есть завтра на завтрак, а ты у меня спрашиваешь, что мне делать со своей жизнью?—смеется Минхо.— Это так жестоко, что в таком юном возрасте мы должны принять решение от которого буквально зависит жизнь, мне всего восемнадцать, а я уже должен принять решение сложнее того, что мне купить поесть. Повисла неловкая тишина. —А ты?— в ответ спрашивает Минхо. —Моя мама все решила, тогда, когда я родился. Сначала модельный бизнес, а потом скорее всего пойду работать к отцу в компанию. —Это еще хуже. Почему ты позволяешь им решать все за тебя?— интересуется Минхо. —Потому что мою жизнь распланировали еще до того, как я научился сидеть. Меня и сестру растили без собственного мнения,— грустно говорит Джинни и протягивает руку к ладони Минхо, намереваясь взять ее в свою, но передумывая отдергивает. Минхо улыбается и ловит руку Хвана с надежно цепляя своей. —Я так отвык от чувства чужого тепла, что готов больше вообще тебя никуда не отпускать,— смеется Минхо и треплет Хенджина по длинным пушистым волосам. —Так, не отпускай,— смело отвечает Хенджин и сжимает холодную ладонь Минхо, ощущая как тепло разливается по всему телу.       Минхо и Хенджин стоят чуть поодаль от дома Джинни, без возможности расстаться. Хенджин растворяется в этих горячих объятиях и жадно вдыхает запах мяты, что напрямую создает ассоциацию с Ли Минхо. Сам Минхо придерживает голову Джинни, мягко поглаживая по волосам чуть покачиваясь со стороны в сторону. —Принц, ты бы знал, как я боюсь любить. Ты бы только знал, как я боюсь привязаться. Я так боюсь, что привяжусь и окажусь снова один,— шепчет Минхо в самое ухо Хвана. —Я не могу обещать, что останусь на вечно, но обещаю быть рядом до того момента, пока ты не попросишь меня уйти,— лишь проговаривает Хенджин и выпутывается из манящих объятий. Хван Хенджин— обычно очень размеренный, вдумчивый и серьёзный аристократ, делает, то от чего его мама точно поехали бы в больницу. Джинни огляделся по сторонам и чмокнув Ли в губы, убежал домой с веселым смехом. Минхо стоит какое-то время, обдумывая произошедшее, а потом тепло улыбается. Улыбается так, как не улыбался никому кроме своей мамы. —Мой маленький Принц,— напоследок проговаривает Ли и садится на черный мотоцикл, с одиноко висящим шлемом, который был куплен после того, как Хван ворвался в его жизнь и перевернул все вверх дном.

***

Чанбин и Феликс живут вместе уже вторую неделю. Изначально могло показаться, что у них возникнет много сложностей, но нет, это совсем не так. Разделение обязанностей стало чем-то обыденным в их жизни, парни сработались и научились делать домашние дела в доме намного быстрее вместе. Феликс чувствует себя защищенно и уютно— так как должен ощущать себя человек в доме, а Чанбин ощущает, что Ли заполнил ту пустоту, что царила в его скромной обители слишком долго. Парни словно дополняют друг друга и их теплые объятия по вечерам стали традицией, как и понятие совместной ванны, готовить вкусный ужин вместе и даже убираться они научились вместе, чем приятно удивили горничную, что каждые три дня должна проводить уборку в логове подростка. Первое время Феликс чувствовал себя не очень комфортно, ощущал себя нахлебником,но Чанбин его успокоил, сказав, что Ли на правах его парня может жить здесь сколько захочет, а сам Феликс решил, что будет помогать по дому, чтобы хоть как-то компенсировать свое проживание здесь. Теплые, уютные вечера стали важной частью их жизни и неотъемлемым эпизодом каждого дня. Феликс и Чанбин недавно ездили к Ликсу домой, пока его отца не было, и забрали почти все вещи младшего, что не скрылось от внимания старшего Ли. —Если он приедет сюда, то знай, что моя семья тебя защитит,— спокойно заверяет Чанбин,— ты здесь в полной безопасности, помни об этом. Феликса уже кроет от нервов, потому что совсем непонятно чего можно ожидать от его отца. Что он может выкинуть в этот раз. —У него есть револьвер,— резко вспоминает Ли и лучше бы не вспоминал. Его мозг быстро дорисовать изображения в голове и становится на самом деле не по себе, от одного осознания, что Минхек может заявиться в новую обитель и крепость сына. Чанбин и Феликс нежились на диване в объятиях друг друга, обсуждая какую-то ерунду, когда в дверь настойчиво постучали. —Я же тебе говорил, что он придет на этот раз,— тревожно говорит Феликс, вскакивая с кровати. —Пожалуйста, только не нервничай и помни, что я рядом, хорошо ?— спокойно говорит Чанбин и берет щеки Феликса в руки,— пообещай мне, что не будешь слушать своего отца и будешь стоять у меня за спиной. Феликс уже ничего не может обещать, потому что стук становится настойчивее, крик громче, а колени уже начинают подкашиваться. Если бы не крепкое плечо Со, за которое австралиец хватается, как за последнюю надежду, то Ли оказался бы уже на полу. За дверью слышится неразборчивый крик и каждый из парней подумал только о том, что еще чуть-чуть и дверь может попросту слететь с петель. Чанбин берет холодную потную ладошку Феликса и уверенно направляется к двери, ведя младшего за собой. Хозяин квартиры оставил Ликса поодаль от входной двери, а сам направился проявлять гостеприимство и учтиво открывать дверь. —Здравствуйте, Господин Ли, не хочу вас расстраивать, но вам здесь не очень рады, поэтому прошу, проявите всю лаконичность, на которую вы только способны,— Чанбин проговорил это в напускном пафосе и в вежливой форме, но видимо отцу, сжавшегося Феликса такой отнюдь не радушный прием не понравился. —Отойди, щенок,— выплевывает старший Ли и двинулся вперед за порог квартиры, как только увидел своего непутевого в его глазах сына. —Я не думаю, что вам стоит подходить к Феликсу, потому что он вам не рад еще больше чем я,— учтиво улыбается Чанбин, горой стоя прямо перед своим возлюбленным, практически полностью закрывая его собой. —Этот выродок посмел сбежать из дома к богатенькому хахалю, который и рад постоянной давалке в своем доме,— выплевывает Минхек, смотря прямо в глаза, выглядывающему Феликсу, который тут же вцепился в толстовку Со. —Господин Ли, я настоятельно требую чтобы вы покинули территорию частной собственности семьи Со, пока я не вызвал нужных людей,— все так же спокойно говорит Чанбин, хотя его сердце колотится так, что сложно слышать, что-то кроме ритмичных ударов в ушах. Чанбин должен выглядеть спокойно, чтобы Феликс не запаниковал, смотря на него. —Это я должен вызвать надлежащие органы и подать в суд на семью Со за похищение наследника корпорации, нужно было убить тебя в прошлый раз! Нужно было изначально тебя убить, самая большая ошибка моей жизни,— рычит Ли старший, смотря уже на Чанбина. —Я здесь по своей воле,— хрипло выдавливает Феликс, чувствуя надвигающуюся паническую атаку. В голове проносятся моменты с их последней встречи с отцом и ком невольно подступает к горлу. —Голос прорезался, сынок? Я скажу органам власти, что сын семьи Со совратил моего легкодоступного сына, который прыгает в постель стоит лишь пальцем поманить,— шипит Ли Минхёк,— совратил и похитил, запудрив бедному мальчику мозги. Корея страна гомофобная, они быстро примут меры. А тебе, сынок, я уже нашел невесту,— смеется отец Ли, смотря на Чанбина, который все так же скалой закрывает его сына. Феликс готов потерять сознание прямо сейчас, почва уходит из-под ног. Чанбин резко поворачивается назад и ловит Ли под локоть. Он все еще в сознании, но взгляд пустой, а ноги судя по всему не хотят держать ослабевшее тело. Минхёк воспользовался ситуацией и замахнулся на Со, дабы вытащить своего сына из этого места. Замахнулся, но удара не произошло. —Снято!— кричит отец Чанбина, выходя из комнаты с камерой в руках и довольной улыбкой на лице —здесь как минимум лишение родительских прав. —Господин Ли, вы обвиняетесь в четырех статьях уголовного кодекса Южной Кореи, вы имеете право хранить молчание до допроса и воспользоваться услугами адвоката,— позади Минхёка стоит строгая женщина в полицейской форме, в окружении еще четырех взрослых мужчин. —Ты еще кто?— растерянно шипит отец Ли, понимая, что он попал по-крупному. — Со Хвиин, главный прокурор и по совместительству мать Чанбина, пройдемте в отделение. Не создавайте проблем в виде сопротивления,— спокойно проговаривает женщина и довольно кивает мужу. Когда отца Феликса вывели и опасность наконец-то миновала, Чанбин кинулся к младшему, что сидит на полу бледный и перепуганный, опираясь на стену позади. —Все хорошо, все прошло, так как мы планировали. Обещаю, он больше тебя не увидит,— шепчет Со, поднимая Феликса на руки. —Спасибо, ты какое-то спасение моей души, за что мне это?— лепечет Феликс, как в бреду. —Ты многое пережил, теперь твоя очередь наслаждаться жизнью. Любить и быть любимым. —Я принес какао с зефирками,— слышится добрейший голос неподалеку. Отец Чанбина не придумал ничего лучше, чем сделать теплый напиток, что согреет снаружи и преподнес его так, что согревается все внутри. Насколько же человек должен быть разбитым и растоптанным морально, чтобы он заплакал из-за жеста доброты в свою сторону? Вот и семейство Со не представляет. Не представляет, но обещает склеить этого человека заново. —Тише, маленький, теперь ты дома, со своей семьей,— тепло шепчет Чанбин, вытирая слезы Ли. Вот его спасательный круг, что кинула судьба, чтобы спасти его душу.
Примечания:
Спасибо за прочтение! Вы не представляете какую поддержку оказываете своими комментариями. Честно говоря, изначально я не расчитывала даже на пять человек, что будут читать. Спасибо 💫
Следующая глава в четверг, проверяйте, потому что уведомления приходят через раз😔
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты