Искусство

Слэш
NC-17
Завершён
333
автор
Размер:
103 страницы, 16 частей
Описание:
Богатство клана Цинхэ Не уже невозможно скрыть и всё больше появляется желающих узнать о его истоках. Как "Незнайка" смог не только удержать власть в своих нежных ладонях, но и преумножить величие своего ордена, будучи для всех остальных кланов ни на что не годным главой? Действительно ли из Черного ветра при провале операции просто изгоняют или Кай не всё рассказал своему любимому?
Посвящение:
Посвящается Не Хуайсану. Ты исключительно талантлив и прекрасен. И заслуживаешь искренней любви и нежности. Я дарю ее тебе в своей истории.
Примечания автора:
Экстра 2 к фанфику "Зимний сон". Повествует о развитии отношений Хуайсана и его возлюбленного Кая Ли.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
333 Нравится 160 Отзывы 128 В сборник Скачать

9.

Настройки текста
      Все события последних нескольких дней крайне негативно отразились на физическом и душевном состоянии Кая. Долгое пребывание на холоде и непродолжительное вынужденное купание в ледяной воде повлекли за собой сильнейшую лихорадку, продлившуюся очень долго.       Его сознание и сны будоражили видения о пережитом наказании, о днях, проведенных на дне башни искупления. Эта беспомощность, невозможность защитить даже самого себя терзали разум, вгоняя его в пылающий туман бреда. Вслед за этими мыслями приходили те, в которых он вновь и вновь ощущал себя наивным глупцом, свято верящим во вложенные еще в детстве правила клана, что привели к его к такому итогу.       В редкие моменты, когда он приходил в себя на несколько минут, видел рядом с собой необычайно красивого мужчину. Его облик казался Каю смутно знакомым, а ощущение любви, которое исходило от него, было столь приятным, что хотелось дотянуться до этого человека, прикоснуться к нему, испробовать эту любовь… столь желанную и столь недоступную. Каждый раз, когда он уже почти касался этого мужчины, тот вдруг истаивал во тьме очередного витка забытья и с очередным пробуждением Ли решил, что он видит не живого человека, а небожителя, что пришел сопроводить его по ту сторону жизни и просто ждет, когда же его душа наконец-то покинет тело. Его печальную улыбку и глубокую боль в глазах, которые Кай видел в моменты пробуждения, он воспринимал, как скорбь по очередной ускользающей жизни. По его, Кая Ли, истаивающей жизни.       Но душа отказывалась уходить из тела и день ото дня лишь крепче держалась за него, а прекрасный небожитель не торопился исчезать в лучах света, возносясь на недостижимые для простых смертных небеса. Это удивляло, но вместе с тем каждое новое пробуждение приносило новые воспоминания, разительно отличающиеся по своему наполнению от его жизни в Черном ветре. Они казались скорее прекрасным сном, чем настоящими событиями, случившиеся с ним.       В очередное морозное утро Кай проснулся и осознал, что он находится в их с Хуайсаном комнате в Нечистой Юдоли, а башня искупления осталась где-то позади, исчезнув в прошедших днях. Все воспоминания о наказании, о спасении и мыслях, возникавших во время полубессознательного бодрствования, нахлынули на него единой волной, заставив нервно задрожать. Тело оказалось невероятно слабым, и сил на то, чтобы даже сесть в кровати, у него не имелось, поэтому Кай просто поднес к лицу дрожащие ладони и прикрыл ими глаза, что наполнились слезами, ставшими итогом всех его метаний и переживаний. Он жив и это удивительно, а кого благодарить за это, Ли тоже знает. Хуайсан вновь спас его жизнь, причем в этот раз вытащил из такой передряги, где сам факт спасения является чудом.       – Кай, ты пришел в себя? – раздалось со стороны, и, повернув голову в сторону голоса, Ли увидел А-Сана. Мужчина стоял у открытого окна, и рассеянный свет зимнего солнца нежно освещал его бледное лицо. Хуайсан еще не подошел, а Кай уже увидел, что тот явно похудел и под его глазами залегли глубокие тени, выдавая сильную степень усталости.       – Д-да… вроде бы… – хрипло ответил Ли. Он не узнал собственного голоса, произнесенные слова резали слух своей неприятной тональностью. Кай понял, что нестерпимо хочет пить.       – Сейчас я дам тебе воды, – сразу догадался А-Сан и подошел к столику возле кровати, на котором стояли кувшин и пиала.       Кай в ответ лишь благодарно кивнул и вновь попытался сесть в кровати. С трудом, но в этот раз у него получилось. Облокотившись на спинку постели, он устало выдохнул, а Хуайсан, напоив Кая водой, положил ему под спину подушку.       – Не перетруждайся, ты слишком долго болел, – произнес А-Сан.       – Сколько?       – Три недели, – ответил Хуайсан, присаживаясь на край кровати рядом с ним. Он взял запястье Кая в свою ладонь и начал делать диагностику состояния здоровья, занявшую несколько минут времени. – Как и сказал наш старший целитель, опасность миновала. Теперь тебе нужно лишь хорошенько спать здоровым сном, не пропускать приемы пищи, не беспокоиться, и совсем скоро ты вновь будешь полон сил, – с мягкой улыбкой проговорил А-Сан. Ладонь Кая он так и не отпустил.       – А-Сан, к-как ты меня нашел и спас? – спросил Кай.       – Давай ты вначале поешь, а после я расскажу тебе всё? – ответил Хуайсан.       – Хорошо, – согласился с ним Ли. После того, как он утолил жажду, действительно захотелось есть. Вряд ли эти три недели он мог нормально употреблять пищу.       После легкого куриного бульона и горького лечебного зелья на десерт, Кай уснул, так и не дождавшись рассказа А-Сана о том, как его вытащили из Черного ветра. Засыпая, Ли надеялся, что всё это не окажется очередным видением сгорающего от болезни сознания.       В этот раз он не увидел ни одного сна. Лишь уютная тьма укутывала его разум, позволяя ему отдохнуть, и когда Кай проснулся в очередной раз, то ощутил, что более-менее бодр, голова ясная, а мысли текут плавно и ничего лишнего в них нет.       В это раз кроме него в комнате никого не оказалось.       – А-Сан! – негромко позвал Ли, и тут же из соседней комнаты раздались шорохи одежды и, мягко ступая по ковру, в спальню зашел Хуайсан.       – Выспался? – спросил он, подходя к кровати и, как в прошлый раз, присел на ее край.       – Да, – с легкой улыбкой ответил Кай. – Который сейчас час? – спросил он. Когда засыпал, утро едва начиналось и комнату наполнял свежий воздух, проникающий сквозь открытые окна, а сейчас все ставни были плотно закрыты, несколько свечей освещали помещение, а в жаровне, стоящей недалеко от кровати, тлели прогоревшие поленья, наполняя комнату приятным теплом.       – Колокол недавно отзвонил семь вечера, – ответил Хуайсан, – еще рано. Я бы в первую очередь хотел тебе предложить искупаться и поужинать, но ты ведь явно хочешь услышать историю твоего спасения?       – Да, – с кивком ответил Ли. В это мгновение постучали во входную дверь, и Хуайсан был вынужден ненадолго уйти.       – Джи приходила узнать распоряжения на вечер. Через час ванну наполнят горячей водой, мы искупаемся и после поужинаем, а Джи в это время заменит постельное белье, – проговорил Хуайсан, вернувшись обратно в спальню.       – А-Сан, а где ты спал, пока я болел? – неожиданно спросил Кай.       – Рядом с тобой. Так я мог постоянно отслеживать твое состояние и подпитывать энергией, когда это было нужно. Да и спокойнее мне так было, – пожав плечами, ответил А-Сан, вновь присаживаясь рядом с Ли. Кай в этот раз сам взял ладонь Хуайсана в свою и переплел пальцы, а тот выдохнул облегченно, словно его наконец-то отпустило то, что долго терзало душу. – Я так счастлив, что ты пришел в себя… – прошептал А-Сан, – хотя мне понравилось, когда ты называл меня прекрасным небожителем, – проговорил он уже громче, – ладно, больше не буду терзать тебя неизвестностью и вкратце расскажу, как мы смогли тебя вытащить. Начну с того, что я кинулся тебя искать в вечер того же дня, когда ты пропал. Мы смогли найти место, где сработали талисманы перемещения и отследили по энергетическому следу точку их привязки. После мы проникли на территорию Черного ветра, сумев обойти все их сигналки и патрули. В этом плане всё там устроено неплохо, почти как у нас, но… Черный ветер очень сильно полагается на удаленность своих земель и их труднопроходимость, а зря… Когда-нибудь эти территории завоюют те, кто привык к подобному климату, а они не смогут им противостоять из-за подобной наивной веры в то, что никому эти промороженные земли не нужны, потому что там крайне сложно выжить. Будь те горы поближе к нам, я бы занялся этим вопросом, но… Так, я ушел от темы, – с улыбкой проговорил Хуайсан. – Продолжу. Под заклинаниями невидимости мы сумели пробраться за стены резиденции Черного ветра и собрать необходимую информацию, но путь туда и разработка плана проникновения занял продолжительное время, и мы опоздали… тебя уже сбросили в ту яму… – Хуайсан на несколько мгновений умолк, – потом мы увидели, как один мальчишка сбросил тебе теплую накидку, но нам самим приблизиться к яме не удалось, так как там стоит какая-то хитрая система пропуска…       – Подойти могут только те, кто владеет специальным жетоном-пропуском, выданным лично главой за заслуги перед кланом. На территории Черного ветра таких мест много. Извини, что перебил, продолжай, – произнес Кай, сразу поясняя А-Сану непонятный момент.       – Ничего страшного, это любопытная информация, позже расскажешь мне подробнее об этом, – спокойно проговорил Хуайсан. – Пока мы отлавливали того мальчишку, очень красивая девушка запустила в тебя блокирующее использование ци заклинание. Мне очень и очень сильно захотелось удавить ее собственными руками, но времени на это не было. Тот парень по имени Тао даже без какого-либо воздействия на сознание согласился нам помочь. Так что, могу тебя заверить – не все члены Черного ветра довольны политикой Главы и Старейшин.       – Что он попросил за свою помощь? – настороженно спросил Кай.       – Сущие пустяки для клана Не. Он попросил талисман перемещения, ведущий как можно дальше от земель Черного ветра, талисман иллюзий для изменения внешности, и немного золота. Когда тебя вытащили, я добавил сверху оговоренного еще золота и серебра.       – Тао, значит… Он меня удивил, ведь этот парень всегда так рьяно радел за клан, за идеалы Черного ветра…– удивленно произнес Кай.       – А меня нисколько это не удивляет. Ты ведь знаешь, что почти все называют меня Незнайкой, и дано такое прозвище неспроста, как и репутация бесполезного главы, который полагается лишь на помощь других глав, тоже сформировалась не из пустого звука. Но как видишь сам – я отнюдь не Незнайка и однозначно не бесполезный глава, – ответил А-Сан. – Всё это восприятие меня именно в таком образе для других людей вне клана Цинхэ Не создавалось годами для того, чтобы скрыть мои истинные намерения и возможности. Если от тебя ничего не ожидают, то никто даже не подумает на тебя, пока ты плетешь вокруг них свои интриги, преследуя собственные цели. Возможно, это подло, но после смерти брата во мне многое поменялось.       – Я понял тебя, – серьезно ответил Кай. – А-Сан, что сделали с моей спиной? Она совсем не болит, а ведь я получил десять ударов кнутом.       – Тебя били обычным кнутом, а раны от него легко заживают при нанесении на них мазей, сделанных с применением духовной энергии. Хочешь взглянуть на спину? – спросил Хуайсан.       – Да, но если получится встать и дойти до зеркала. Хотя лучше завтра, сейчас при свете свечей особо ничего и не разглядишь, – произнес Ли.       – В соседней комнате света побольше, – ответил А-Сан и, откинув одеяло с Кая в сторону, аккуратно поднял его на руки, бережно прижимая к себе.       – Хуайсан?! – воскликнул Кай.       – Всё хорошо, я же заклинатель, да и ты сейчас весишь совсем немного. Исхудал за время болезни, – с грустной улыбкой проговорил Хуайсан и направился в соседнюю комнату.       Он остановился около зеркала и осторожно опустил Кая на пол, придерживая его за плечи. В этой комнате действительно было больше света и подробно рассмотреть себя в отражении не составляло труда. Ли покачнулся, но Хуайсан приобнял его и не позволил упасть. Собрав все силы, Кай сделал шаг вперед, уходя из объятий А-Сана, и приблизился к зеркальной поверхности, вглядываясь в почти незнакомый облик. Он исхудал до неузнаваемости. Худое лицо было крайне бледным, а впалые щеки и темные круги под глазами могли испугать даже лютого мертвеца, не говоря уже о живых людях. Кай уже отметил ранее, что его руки стали тоньше, но то, что он теперь выглядит настолько ужасно, даже не предполагал.       – Главное, что живой… – пробормотал Ли еле слышно, – А-Сан, помоги мне снять халат, всё же хочу взглянуть на спину, – попросил он, а Хуайсан помог скинуть с него темно-зеленый халат, который заменил на сегодня Каю одежду для сна. В отражении они увидели до крайности исхудавшего молодого мужчину. – Ужасно… – прошептал Кай, а Хуайсан печальным взглядом окинул отражение. Его любимый пришел в такое состояние у него на глазах. А-Сан каждый день видел, как тот худеет и почти ничем не мог помочь, полагаясь на целителей и их мастерство. В один из дней он уже хотел отправить бабочку-вестницу Сичэню с просьбой отпустить Лань Цин для оказания помощи, но как раз в тот момент кризис миновал и Кай пошел на поправку. Возможно, следовало сразу обратиться к семейству Лань, но целители Цинхэ Не заверили, что они справятся сами, и действительно, они спасли Кая.       – Вес наберешь, тренировками вновь отшлифуешь свое тело, а мастерство и талант никуда не делись, – произнес Хуайсан, успокаивая Кая.       – Ты прав, – согласился с ним Ли и, поддерживаемый А-Саном, не торопясь повернулся спиной к зеркалу. Он ожидал увидеть рубцы, оставшиеся от залеченных ран, но его взору предстали аккуратные красные полосы на месте ударов от кнута. – Ого! Целители Нечистой Юдоли поистине мастера своего дела! Удивительно, что раны зажили так быстро, да еще и следов почти не осталось! – восторженно произнес он.       – Я передам им твои восторги, они будут довольны такой похвалой, – проговорил Хуайсан, – а что до этих следов, то и они скоро исчезнут, если продолжить некоторое время пить один не очень приятный отвар, но его эффект, как ты видишь сам, очень впечатляющий, и в конце приема даже эти полосы исчезнут.       – Однозначно, я согласен пить его, – сразу же произнес Кай.       – Хорошо, для тебя в любом случае еще долго будут готовить несколько настоев и отваров, так что и этот будут делать, – ответил А-Сан.       В этот момент во входную дверь постучали, Хуайсан помог Каю одеться и усадил его на диван, имеющийся комнате, попутно позволяя войти пришедшим. Ими оказались слуги, принесшие горячую воду для ванны. В три захода они наполнили большую бочку за расписной ширмой и откланялись, оставив Кая и А-Сана вновь вдвоем.       ***       Через пару недель, когда Кай наконец-то более-менее вернулся в строй, он стал свидетелем того, как Хуайсану принесли донесение, в котором говорилось о том, что из одной горной долины толпами идут мертвецы, выглядящие очень странно. Уничтожать их было несложно, но их было до странного много, и всем заклинателям Нечистой Юдоли спешно пришлось заняться этим вопросом, направленным на уничтожение необычных мертвецов.       Спустя несколько дней Хуайсан принял решение обратиться за помощью к другим кланам, ибо эти твари перетягивали на себя всё время заклинателей Цинхэ Не и заниматься другими территориями, где появлялись привычные всем монстры, времени просто не оставалось. Что больше всего настораживало, так то, что количество этих необычных мертвецов не уменьшалось, сколько бы они их ни уничтожали. Удалось даже обнаружить точку, из которой они выходят, но, проведя в той долине продолжительное время, они так и не смогли найти того, кто их создает, как и место, в котором они по идее должны пребывать до того момента, пока их не выпустят. Всё было слишком странно, и лично себе на помощь глава Не пригласил своего друга Вэй Усяня и его возлюбленного Лань Ванцзи. Пока все остальные помощники из других кланов будут заняты уничтожением обычных мертвецов в разных уголках территорий подконтрольных Цинхэ Не, они займутся решением этого вопроса. * история про этих мертвецов описана в первой экстре «Неделимое»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты