Искусство

Слэш
NC-17
Завершён
312
автор
Размер:
103 страницы, 16 частей
Описание:
Богатство клана Цинхэ Не уже невозможно скрыть и всё больше появляется желающих узнать о его истоках. Как "Незнайка" смог не только удержать власть в своих нежных ладонях, но и преумножить величие своего ордена, будучи для всех остальных кланов ни на что не годным главой? Действительно ли из Черного ветра при провале операции просто изгоняют или Кай не всё рассказал своему любимому?
Посвящение:
Посвящается Не Хуайсану. Ты исключительно талантлив и прекрасен. И заслуживаешь искренней любви и нежности. Я дарю ее тебе в своей истории.
Примечания автора:
Экстра 2 к фанфику "Зимний сон". Повествует о развитии отношений Хуайсана и его возлюбленного Кая Ли.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
312 Нравится 159 Отзывы 111 В сборник Скачать

10.

Настройки текста
      Весна пришла в Цинхэ Не немного позже, чем в земли других кланов. Это было обычным делом для этой местности и никого не удивило, в том числе и Кая, привыкшего к практически круглогодичному присутствию снега вокруг. Эту весну он встретил в статусе полноправного члена клана Не. Хуайсан решил не ждать проведения церемонии бракосочетания и пораньше организовал принятие Ли в Цинхэ Не. Пусть он всё еще носил фамилию Ли, но оставалось совсем немного времени до того момента, как она изменится на Не. Подготовка к их с А-Саном свадьбе шла полным ходом, были уже разосланы приглашения и, едва распустятся первые цветы, украсив своими яркими соцветиями свежую зелень, они трижды приклонят колени в храме предков клана Цинхэ Не и выпьют церемониальное вино. И это ожидание было волнительным.       Сегодня Кай с утра пораньше отправился на охоту в лес. Ему нравилось выслеживать добычу, убивать ее с одного выстрела, и после, вернувшись в крепость, лично готовить из пойманного Хуайсану ужин. Повара Нечистой Юдоли с удовольствием научили его этому и поделились множеством рецептов приготовления дичи в соответствии со вкусами главы. Помимо всего этого, подобные вылазки нравились ему сами по себе. Оставаться один на один с дикой природой, слушать ее мерное дыхание, ощущать течение чистой энергии живого мира – во всём этом Кай видел определенное великолепие, которое раньше он мог лишь отмечать краем сознания, не позволяя себе вдоволь насладиться красотой и силой природы. А ведь Черный ветер практикует магию, основанную именно на использовании ци мира, а не накопленной в золотом ядре, и пренебрежение простым любованием окружающего мира теперь стало для Кая чем-то сродни лицемерия. Они используют силу природы, но не замечают ее красоту – не кощунство ли это? Получив в личное распоряжение всё свое время, помимо помощи А-Сану с делами клана Ли с радостью принялся самосовершенствоваться в соответствии с правилами, определенными практиками использования ци мира, но изменяя их под себя, ориентируясь на отклик природы и собственной души. Спустя всего две недели он понял, что его возможности увеличились, а мастерство управления энергией стало более филигранным. Поделившись с Хуайсаном своими успехами, Кай получил от него совет записывать все свои действия и изменения, происходящие после них. И заодно в очередной раз получил предложение начать самосовершенствоваться, как заклинатель, но Ли не видел себя именно таким заклинателем, какие его окружали. Как бы А-Сан этого ни хотел, но путь формирования золотого ядра не путь Кая.       – Кай, ты ведь понимаешь, что те, кто практикует энергию природы, никогда не обретут бессмертие? – спросил тогда Хуайсан у Ли.       – Да, понимаю. В живой природе всё должно обновляться в круговороте рождения и смерти, и бессмертия в понимании классического пути самосовершенствующихся заклинателей на этой стезе нет. Я смогу оставаться молодым и здоровым до конца своих дней, но будет их ровно столько, сколько было отмерено мне при рождении. На этом пути нельзя переступить эту черту, – ответил Кай.       – Я не могу тебя заставить выбрать иной путь, но позволишь ли ты мне помогать тебе на твоем? – спросил А-Сан. Многие практики, используемые обычными заклинателями, хорошо подойдут и для самосовершенствования Кая, нужно лишь их немного переработать.       – Конечно, – произнес Ли.       И сейчас, стоя у небольшого лесного озера, в окружении темного леса, едва сбросившего с себя зимние снежные покровы, Кай в очередной раз задумался о круговороте рождения и смерти, об устройстве мира в целом. После произошедших зимой событий, связанных с появлением искусственных мертвецов, многие взгляды у него изменились, но итогом всех размышлений стало то, что он пришел к выводу: в их мире возможно всё, и то, что говорят самые умные и мудрые люди, не обязательно является истиной. Каждый сам познает мир, создает собственную картину реальности, и краски, которыми люди раскрашивают полотна своих жизней, зависят только от них самих. И иметь талант видеть дальше серых оттенков, замечать то, что находится выше уровня собственных глаз, да еще и осознавать увиденное во всём его великолепии будет далеко не каждый. Кай неожиданно пришел к выводу, что он и А-Сан относятся к типу людей, которые познают мир в его созерцании. Они видят мир глазами и душой, впускают в себя его красоту, его энергию, пусть и идут разными путями самосовершенствования. Вэй Ин же и Лань Ванцзи, с которыми ему более близко удалось познакомиться после той ситуации с мертвецами, являются людьми познающими себя и мир через чувства и эмоции. Возможно, они это даже и не понимают сами, но именно такими их увидел Кай. Даже холодный и безэмоциональный на вид Ханьгуан-цзюнь Каю перестал таким казаться – Ли увидел всю бездну чувств и эмоций, что скрываются за ледяной маской, и чтобы это понять, стоило лишь заглянуть в его светлые глаза и присмотреться к течению ци мира вокруг его тела. Удивительный человек, как и Вэй Усянь. А их подопечные? Эти четверо познают мир через тактильные ощущения. К чему бы они ни стремились, для познания им в первую очередь необходимо пощупать то, что они изучают, прикоснуться, если не руками, то душой. Мир… весь мир и люди, его населяющие, такие разные… всё разное… исключительное в своей неповторимости и бесподобное в своей схожести. Один и тот же цветок одновременно такой же, как и цветущий рядом, но в тоже время абсолютно уникальный и не имеющий аналогов во всем мире.       Над головой раздался крик гусиной стаи, возвращающейся с севера. Птицы снижались для отдыха на глади лесного озера, и Кай притаился. Их-то он и ждал, пока его сознание занималось размышлениями над вещами, далекими от простой охоты на дичь. А ведь это еще один пример того, как духовное связано с земной материей. В мире всё сосуществует вместе и неотделимо друг от друга. Именно здесь, в этой реальности, ведь ее создали именно такой, где черное и белое расположены по разные стороны, но зависят друг от друга, являясь половинками одного целого, как жизнь и смерть, идущие рядом рука об руку, правят природой этого мира. Основа основой всего сущего – круговорот и взаимосвязь противоположностей, являющихся целым по своей сути.       Прицелился, звенькнула тетива лука, спугнув снижающуюся стаю, и стрела с тихим свистом улетела в небо, сбивая крупного гуся. Птица упала всего в нескольких шагах от Кая. Подобрав добычу, он направился домой, чтобы создать из этой тушки вкуснейшее блюдо для своего любимого. Кто-то сторонний мог бы сказать, что он занимается ерундой, ведь живет на полном обеспечении крепости и может получить в любой момент всё, что угодно из имеющегося в Нечистой Юдоли, но для него самого в этом было нечто особенное… У Хуайсана было всё, что только может пожелать любой человек, и Кай мог подарить ему, помимо себя самого, лишь такие мелочи, как вкусное блюдо, приятная беседа, помощь в решение вопросов из числа тех, с которыми Ли мог разобраться. И А-Сан это ценил. Он с радостью принимал любое проявление любви и заботы Кая, и это не могло не наполнять сердце радостью.       Бодро шагая по слегка подмороженной земле, Кай созерцал окружающий мир и ушел мыслями от тем духовных к более материальным, а именно – ко дню предстоящей свадьбы.       Ему, как и А-Сану, уже шили красные одежды, готовили украшения. Он никогда не был ни на одной свадьбе и лишь со слов других знал о том, как это всё происходит. Было волнительно, но и радостно. Подарок для Хуайсана лежал в хорошо сокрытом месте. Пусть А-Сан уже и знает о том, что именно ему подарит Кай, но само копье он еще не видел, поэтому подарок всё же будет сюрпризом. Приглашения отправлены и приедут именитые гости из разных кланов. Будут и те, кто абсолютно не осведомлен о том, что парой главы Не является мужчина, и вот их реакции Ли немного опасался, как бы ни случился скандал, но Хуайсан заверил его, что подобного не произойдет.       Вдруг в стороне кто-то или что-то пробежало и Кай сразу же метнулся под раскидистую ель, прячась за ее ветками. Ему хватило одного похищения, и во второй раз он не дастся никому в руки. На крайний случай в цянкунь припрятаны талисман перемещения и сигнальный огонь. Рядом раздались еле слышные шаги, но человек явно шел так, чтобы его услышали, ведь даже сам Кай умел ходить по лесу абсолютно бесшумно; если только он не встретился с простым местным охотником, а не с врагом. Обычный человек в любом случае не станет скрывать свое передвижение.       – И где же он спрятался… – раздался знакомый голос с нотками веселья, когда человек подошел ближе к дереву. – Нашел! – и Хуайсан залез под пушистые ветки к Каю, присел рядом на колени и потянулся за поцелуем, тут же получая его.       – Зачем ты здесь? – слегка удивленно спросил Ли.       – Решил посмотреть на то, как ты охотишься.       – Мог бы просто пойти со мной, поохотились бы вместе, – произнес Кай.       – Так интереснее, – с улыбкой ответил А-Сан.       – Любишь же ты тайком наблюдать, – ухмыльнулся Кай, загадочно улыбаясь, снял с пояса убитую птицу, отложил ее в сторону и неожиданно повалил Хуайсана на землю. Здесь, под старой елью на толстом ковре из опавшей хвои им двоим было совсем не холодно валяться, а уж обоюдные поцелуи распаляли в телах жар, что согревает лучше любой теплой одежды. В своей несдержанности Ли распахнул на груди А-Сана теплое ханьфу и принялся выцеловывать ключицы, пытаясь между делом развязать пояс, чтобы добраться до горячего тела. В этот раз его желание вспыхнуло резко и нестерпимо, а сознание будто заволокло туманом страсти. Ему до одури хотелось своего любимого… прикоснуться к нему, почувствовать трепет его тела под своими ладонями, вызывать стоны своими ласками… Здесь, в лесу, на морозном свежем воздухе все эти желания словно обострились, стали ярче, а присутствие объекта желания, что с упоением принимал все поцелуи и ласки, лишь больше разжигало страсть.       – Кай… Кай… – донеслось до Ли, – остановись, – Кай резко замер. Что же это он набросился на Хуайсана, словно дикий зверь.       – А-Сан… извини… – слегка испуганно произнес Кай и сполз с Хуайсана, с беспокойством рассматривая расхристанного возлюбленного. Губы его припухли от поцелуев, а взгляд блуждал по Ли с не меньшей жадностью, чем тот смотрел на А-Сана.       – Нет-нет… Просто ты так настойчив, словно захотел взять меня здесь и сейчас…       – Я… тебя… взять? Но… ведь ведущий всегда ты… как я мог бы… – дрожащим голосом проговорил Ли.       – И это давно надо исправить, – Хуайсан встал на колени и подполз к Каю, что сейчас сидел, опершись спиной о ствол дерева. – Но не так и не в подобном месте, – почти промурлыкал А-Сан. – Секс на природе, конечно, прекрасен… но не всегда… Пошли, я отведу тебя в одно место здесь неподалеку. И птицу свою захвати.       Быстро приведя себя в порядок, Хуайсан повел Кая в одно место, о котором позабыл давно, но сейчас вспомнил.       Немного дальше в лес и чуть выше в горы имелся небольшой горячий источник с маленьким озером. Зимой в нем было бы холодно купаться, а вот сейчас по идее уже можно. Когда-то давно, в далекой юности, он набрел на него случайно, но позже приходил несколько раз, отдохнуть от поучений брата и пожаловаться бегущей воде на его «зверства». Уединенное место, спрятанное за деревьями густого леса и обломками камней, которые теперь показались А-Сану не просто кусками скал, а остатками какого-то здания. Об этом ему подумалось, когда они с Каем подходили к месту источника и на пути стали попадаться эти камни. Серые блоки вразнобой лежали по лесу, одни поросли мхом, другие увили лианы, что под своими тонкими лозами скрыли их истинное рукотворное происхождение. Сам водоем, что раньше виделся юному А-Сану маленьким озером, оказался каменным бассейном, плиты которого поистерлись от времени и воздействия воды, а источник, по сути, лился тонким ручьем не из щели в скале, а из специального проема в стене, созданной из серых блоков. Когда-то над этим местом явно была крыша, а оно само скорее всего представляло из себя купальню, но было разрушено еще задолго до прихода в эти земли клана Цинхэ Не.       – Хуайсан… это место… оно очень отдаленно напоминает дворец на горе Луаньцзан! – воскликнул Кай. – Ты никогда не рассказывал, что на территории Цинхэ Не есть что-то подобное! Это так интересно! – восхищенно проговорил Кая, с интересом рассматривая древние руины.       – Если честно, то я сам только что это понял, а о самом месте я и думать забыл, ведь был здесь в последний раз задолго до гибели брата, – ответил А-Сан, сам с не меньшим интересом рассматривая это место. Он подошел к краю бассейна и опустил руку в воду – температура приятная, как и раньше. Можно купаться и не бояться, что замерзнешь. – Кай, раздеваемся, поплаваем в теплой воде.       – Конечно, – с кивком ответил Ли и принялся снимать с себя одежду. Ему не привыкать к холоду, но купание в теплой воде – это всегда прекрасно, да еще на пару со своим любимым, да в таком большом бассейне. Размером десять на десять метров этот бассейн сложно было назвать озером, но юный Хуайсан в свое время просто не задумывался о том, что в лесу может располагаться нечто, оставшееся от их предков. Тогда в его голове еще не было подобных знаний, и он видел перед собой именно то, что входило в его представление о мире. Водоем с теплой водой посреди леса – просто озеро, образовавшееся возле горячего источника и не более.       Вдоволь наплескавшись в неглубоком бассейне, вода в котором едва доходила им до шеи, они уселись на стертых подводных ступенях, недалеко от своего имущества. Хуайсан в два щелчка и пару слов заклинаний высушил им волосы и, потянувшись к своему цянкунь, достал две шпильки для волос.       – Заколи волосы повыше. Все же слишком прохладно, чтобы сидеть с мокрой головой на открытом воздухе, – и протянул одну из шпилек Каю. Тот молча ее принял и собрал волосы, за ним так же поступил и Хуайсан, а после почти улегся в теплой воде на верхней ступени, оперся спиной о бортик бассейна и приглашающе пару раз хлопнул себя по груди, призывно улыбаясь при этом.       – А-Сан, – спустя несколько минут произнес Кай. Он разместился между разведенных ног Хуайсана, а спиной и головой лег ему на живот и грудь, как тот и приглашал его, – если в этом лесу есть подобные древние руины, то явно можно попробовать найти что-то поцелее и поинтереснее.       – Согласен. Но не думаю, что здесь подобного много. Если бы было, то я бы давно знал, а сильно разрушенные здания интереса у людей не вызывают и на них внимания не обращают, но поискать не помешает. По-хорошему найти бы какую-нибудь древнюю карту этой местности и искать не вслепую, но это из разряда фантазий.       – Можно попробовать медитацию. Узнать у Вэй Усяня, как он с помощью единой магии тогда смог увидеть энергетическую структуру той древней искусственной штуки, – предложил Кай.       – Хорошая идея, но вряд ли он бесплатно захочет делиться своими знаниями, – поговорил А-Сан, – а обычными деньгами его не удивить.       – Но вы же друзья… а если всё же будет упрямиться, то неужели в сокровищницах Цинхэ Не найдется какого-нибудь ценного артефакта, который смог бы его заинтересовать?       – Мы друзья, но у всего есть предел и иногда цена, даже для друзей, – ответил А-Сан. – Но, думаю, мы договоримся. Возможно, он и сам захочет посмотреть на это место.       – Вот видишь… – промурлыкал Кай, прикрывая глаза. В объятиях А-Сана было так хорошо, а теплая вода расслабляла… ее живое тепло проникало в каждую клеточку тела, наполняя его силой. Ци мира приходила и уходила… через воду, через свежий воздух, наполненный запахами весеннего леса, через легкий ветер… она свободно текла через тело Кая, омывая его… Так ярко чувствовать энергию мира он начал совсем недавно, но каждый раз радовался этим ощущениям, как в первый раз. Распахнув глаза, он взглянул в прозрачное голубое небо, обвел взглядом кромку леса – высокие сосны стеной окружали эти руины. Действительно уединенное место. Прекрасное место для них с Хуайсаном. Кай развернулся в кольце рук А-Сана, прижимаясь к его груди своей, потянулся за поцелуем, незамедлительно полученным.       – Ты меня сегодня весь день провоцируешь, – с улыбкой прошептал А-Сан. – Кто бы мог подумать, что этот невинный юноша будет столько жаден до плотских утех, – теперь улыбка Хуайсана стала хищной, а Кай прикусил нижнюю губу и с вызовом взглянул в глаза любимого. – Кто-то доиграется… – прошептал Хуайсан и вновь поцеловал Кая, но теперь жадно, требовательно. Этот поцелуй неуловимо отличался от предыдущих. А-Сан даже замер на мгновение.       – А-Сан? – проговорил Кай вопросительно.       – Энергия… ты через поцелуй передаешь мне до странного восхитительно вкусную ци. Я подобного еще не испытывал, – пораженно произнес Хуайсан.       – Но… я просто ощущаю течение местной ци, здесь она очень хорошая, словно ничто никогда не нарушала покой этого места, либо это было так давно, что следов не осталось, – проговорил Кай.       – Знаешь… сколько бы я всего ни изучил, ни прочитал, но мир продолжает дарить такие удивительные моменты… вещи, что просто поражаешься наличию всего того, что сокрыто в окружающем пространстве, – произнес А-Сан.       – Попробуем здесь как-нибудь совместную, пусть и обычную медитацию? – вдруг предложил Ли.       – Обязательно, – согласился с ним Хуайсан, – это будет интересный опыт.       Погревшись еще немного в теплой воде, они выбрались и, одевшись, хотели было сразу отправиться обратно в Нечистую Юдоль, но А-Сан предложил задержаться.       – Что ты хочешь сделать? – спросил Кай.       – Давай подстреленного тобой гуся зажарим на костре? – произнес Хуайсан и почему-то отвел взгляд.       – Запросто! Давай! – с радостью согласился Ли. – А почему ты смутился?       – Просто… как бы сказать… мне-то всё равно, но кому угодно скажи, что глава великого клана хочет пожарить гуся на костре посреди леса, когда под боком имеется крепость с прекрасными поварами, которые этого бы самого гуся могли приготовить сотней изысканных способов – смеяться все будут, ну, кроме Вэй Усяня и Цзян Чэна… с ними мы не один десяток фазанов и рыб на кострах по лесам пережарили, – даже с легким смущением ответил А-Сан.       –Ааа… – протянул с пониманием Кай, – тогда собираем хворост для костра и потрошим птичку.       – Стоп, слушай, а вот энергия природы этого места не взбунтуется из-за того, что мы здесь, так сказать, ее создание готовить на костре будем? – вдруг спросил Хуайсан.       – Нет. Это же еда, пойманная именно для того, чтобы быть съеденной, а не просто ради забавы, – серьезно ответил Ли.       – Это хорошо… Что ж, тогда займемся делом, – хлопнув в ладоши, радостно произнес А-Сан.       Спустя время над весело трещащим костром они жарили куски птицы. Посыпали готовое мясо специями, неожиданно нашедшимися в цянкунь у Кая. И ели его, делясь самыми сочными кусочками друг с другом. Для Ли такая посиделка у костра стала первой, а Хуайсан окунулся в воспоминания о своей юности, когда он в любой из дней мог совершить подобное, но самые яркие картины памяти были, конечно же, времен обучения в Гусу, когда он вместе с Вэй Ином и А-Чэном ловили фазанов в лесах Облачных Глубин, рыб в их ручьях и готовили добытое на кострах. Как убегали от рассерженного Лань Ванцзи, когда тот их неожиданно находил и который, как теперь понимает Хуайсан, был бы и рад к ним присоединиться, но воспитание не позволяло, да еще ко всему прочему ревновал к ним Вэй Усяня и оттого зверствовал больше, чем обычно.       – Хотелось бы повторить подобное, – проговорил Кай, когда они уже возвращались домой.       – Как только дела будет позволять, обязательно будем повторять. Да и в целом нужно давать себе отдыхать иногда, – ответил А-Сан. – Я сегодня как понял, что мы за последнюю неделю виделись только по вечерам, так даже испугался, – вдруг тихо добавил он.       – Почему испугался? – столь же тихо спросил Ли.       – Я… я вспомнил о том, как отец всё свое время тратил на дела клана, а моей матери, хоть и очень сильно ее любил, совсем мало уделял времени. Она была понимающей женщиной и ценила каждое мгновение, проведенное с ним, но всё же… я так не хочу… Ты мне помогаешь, взяв на себя решение части вопросов по делам клана, но мы работаем по отдельности, и времени друг на друга не прибавилось. Нужно порой останавливаться и быть рядом, просто быть рядом… делать что-то приятное обоим и не имеющее отношения к обычным занятиям… Вот как сегодня – мы провели день вместе, даря свое внимание лишь друг другу… Это было прекрасно.       – Согласен с тобой… Пусть я и не задумывался об этом, но… ты абсолютно прав…       – Угу… В следующий раз, когда соберешься на охоту, возьми меня с собой, – с улыбкой проговорил Хуайсан, – я найду тех, на кого можно переложить свои обязанности на день-другой. Не переломятся.       Кай на эту фразу звонко рассмеялся, ведь у главы Не было полно помощников, которые по большей части справятся с его работой, но, так как он привык всё лично контролировать, ему было сложно переложить на них некоторые обязанности. Кто бы знал, что Незнайка по факту тот еще трудоголик.       – Обязательно возьму тебя с собой, – с яркой улыбкой ответил Кай.              
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты