Не Пойман - Не Вор

Джен
PG-13
В процессе
2
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 15 частей
Описание:
Бенедетто жил своей обычной жизнью – воровал, иногда выигрывал целые состояния в карты, дрался из-за этих самых состояний, и даже нашел девушку, которая смогла затронуть в его сердце определенные струны. Это все начинает рушиться после бала, на который он пришел с целью ограбить хозяев и на котором он встречает свою полную копию, только не с изуродованным шрамами лицо. И ладно бы просто встретил, эта копия начинает им интересоваться.
Примечания автора:
Время действия: 1903 год.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава третья, в которой в игру вступает новое лицо

Настройки текста
      Несмотря на общепринятые нормы, Дироно в свой двести двадцать один год не имел работы. Родители его настолько любили, что просто не дали ему пойти работать после конца обучения. Впрочем, ему это нравилось. Жизнь без забот, ты окружен любовью и вниманием — ну чем не Рай в Аду? И все этот порядок воспринимали совершенно спокойно, ведь знакомые родителей тоже не спешили отправлять своих детей работать даже на государственные должности.       Хотя, особо умные шутили, что они воспитали себе не сына, а дочку и просто ищут ей подходящего мужа, чтобы он ее всем обеспечивал. Один такой умник даже в шутку сватал его со своим сыном… Лицо отца в этот момент нужно было видеть: оно было настолько злым, насколько и удивленным. Эта гамма эмоций была настолько яркой, что прочно засела в голове юноши и он мог вспомнить его в любой момент. Ну и взбучку же отец тогда устроил, мама не горюй… Родители бедного Райне тогда еще долго не появлялись в их поместье, предпочитая по важным делам отправлять туда их уже тогда самостоятельного сына, который сейчас принял в свои руки их дело, а от приглашений в гости они всячески отказывались.       Вспоминая это, Дироно зажмурился и даже улыбнулся. Тогда наследникам семей было и стыдно, и смешно настолько, что они даже подружились. Он должен присутствовать на сегодняшнем балу, как и Верона, которую он так хотел увидеть, прочитать ей свои стихи и увидеть ее сверкающие золотом глаза… - Юноша, просыпайтесь, - раздался над самым ухом голос матери, которая неожиданно для него самого уже оказалась на краю его постели и аккуратным прикосновением к его плечу пыталась, как она думала, разбудить сына. - Я не сплю, мамуль, - мечтательно протянул Дироно, переворачиваясь на спину и смотря на лицо матери. - Я просто в глубоких мечтах о вечном счастье… - Так уж и о счастье? - Конечно же о счастье! - воскликнул он, резко садясь на кровати. - О чем же еще можно мечтать, если не о счастье? - Ох, о многом, сынок, - глаза его мамы внезапно погруснели, испугав юношу. - Знаешь, давно-давно в детстве я мечтала, что у меня будет большая-большая кошечка, мне тогда лет пять было. А когда я обручилась с твоим отцом, ах! Сколько тогда было мечт, дорогой, ты и сосчитать не можешь! - А какая самая большая? - Конечно же ты, - женщина улыбнулась и растрепала его и так растрепанные волосы, которые торчали во все стороны. - Знаешь, я мечтала о большой-большой семье, что у меня будет несколько детей. - Но ведь… Ты не злишься, что я так испортил твою мечту? - от волнения Дироно сжал одеяло в своих руках. - Конечно же нет! Раз уж я больше не могу родить, то воля Богов. Все же они подарили мне тебя, а это самое главное, голобушек.       Дироно весело рассмеялся. Этого обращения он не слышал уже давно, от него так и возвращало в детство. Мама встала с его кровати и, кивнув, оставила его в комнате одного. Скоро завтрак, а ему нужно поскорее привести себя в нужный вид, иначе его отец будет недоволен. Тем более, настоящий дворянин должен всегда выглядеть подобающе!       Служанка как раз принесла его темно-зеленый камзол, повесила его на вешалку и в поледний раз отряхнула его от пыли, не обращая внимания на внимательный взгляд парня. Она вообще предпочитала делать вид, что его не существует ровно до того момента, пока ему что-то не понадобится и он этого не попросит. Хотя, и в такие моменты она молча делала свое дело и уходила, чем сильно подбешивала Дироно, который так и хотел разговорить ее. Он довольно разговорчив, если подумать… Впрочем, сейчас это не так важно.       Вскочив с места, он подбежал к зеркалу и начал причесывать свои волосы, одновременно с этим корча различные рожицы. Его лицо такое смешное в эти моменты и такого как у него ни у кого нет. Он сомневался даже в том, что есть хоть один человек, что был похож на него довольно сильно, отличающийся от него лишь, к примеру, глазами или ранами на лице. Он ведь уникален, другого его нет и быть не может.       Сменив одежду, он выбежал из комнаты, чуть не сбив направляющегося куда-то сторожа. Видимо, идет узнать о сегодняшнем балу. Боги, лишь бы он состоялся и там была Верона, его муза и единственная любовь! Спустившись с лестницы, он перешел с бега на обычный шаг, хотя в сердце все еще горело нетерпение. Перед дверью в столовую он и вовсе остановился, вдохнул полной грудью и все же зашел внутрь комнаты. Отец уже сидел там и читал свои бумаги, который ему каждый день приносил его секретарь. Что-то ему явно не нравилось, о чем говорили его сложенные домиком брови и то, как широко расширялись нозри его носа при каждом вздохе. Это странно, но их носы Дироно всегда напоминали кошачьи — такие же вздернутые, как и у животных. - Что-то случилось, батюшка? - спросил юноша, садясь напротив. - Врачи негодуют от того, что мы не пускаем их за травами в лес, а там сейчас опасно. Мы же он них заботимся, а они! Похоже начали нарушать наши просьбы — один стражник вчера видел какого-то мужчину, он перелез стену со стороны леса и скрылся где-то в городе. - Но это же не обязательно от врачей или травниц, может это просто демон?       Отец лишь недовольно хмыкнул, видимо усомнившись в уме сына, и вновь погрузился в свои бумаги. Дироно прикусил внутреннюю часть щеки, чувствуя разгорающуюся в груди досаду, и опустил взгляд на стол. Да, может сейчас его идея и была бредовой, но даже когда он предлагал и правда хорошие идеи, папа считал его за дурака и либо делал по своему, либо не признавал, что эту идею ему подал сын, забирая все лавры себе. Впрочем, думать об этом сейчас он не хотел — в столовую зашла мама и села на стул рядом с отцом. - Ну, хотя бы вечером ты отдохнешь от этой бумажной работы, - ласково произнесла она, аккуратно накрыв своей ладонью ладонь мужа и посмотрев в его зеленые глаза, взгляд которых потеплел как только она пришла. - Жду не дождусь этого, - тон отца смягчился и он уже не был таким хмурым, как секунды назад. - Ситоверды обещали приехать… - Верона будет! - счастливо воскликнул Дироно, не обращая внимания ни на что другое. Для него было важным лишь то, что его любовь будет с ним в этот вечер. - Кстати, мам, - он резко переключился на совсем другую тему, - я тут подумал и пришел к выводу, что все мечты так или иначе связаны с достижением счастя. - Думаю, ты прав, - рассмеялась она, взяв в руки поставленную служанкой кружку с блюдца. - О чем это вы? - спросил отец, удивленно вздернув брови. - Мы с мамой говорили о мечтах недавно, вот и закончили мысль.       Отец улыбнулся чему-то своему и тоже принялся пить свой чай. При этом Дироно заметил, что его лицо омрачилось и взгляд стал отрешенным. Внезапно от слов сына на его душе возник еще больший камень чем раньше? И если так, то почему? Задаваясь этими вопросами, юноша и не заметил, как принесли завтрак и родители начали спокойно есть, вновь начав общатся на другие темы: о том, какой сегодня будет прием, кто прибудет и куда стоит сьездить после праздника. И вот, казалось, обычная картина жизни вернулась, но все же это лицо отца, мелькнувшее всего на несколько мгновений… Оно вызвало несколько вопросов. Просто, похожее выражение появлялось на его лице, когда он что-то скрывал от кого-либо.       Решив разобраться с этим позже, Дироно принялся есть, хоть теперь кусок в гороло просто не лез. Чтобы не расстраивать родителей и не давать им повод для беспокойства, он через силу пихал в себя еду, часто запивая водой. Так лучше глоталось…       К отцу внезапно забежал его секретарь и, не отдышавшись, начал тараторить что-то непонятное. Во всем этом потоке слов и сбитого дышания Дироно смог разобрать только «врачи» и «возможность забастовки и обращения». Впрочем, судя по лицу отца, информация была не такой уж страшной, так как старший Прист остался таким же спокойным и лишь пару раз нахмурил брови. Когда секретарь закончил говорить, он лишь усмехнулся и махнул рукой в сторону двери, приказывая выйти. Мать же забеспокоилась, о чем говорили ее испуганные глаза, взглядом которых она так и сверлила супруга. - И ты не боишься? Дойдет до Комитета или, храни нас святая Луна, Главы и у тебя могут быть проблемы! Все же они не считают…. - Все будет хорошо, - спокойно ответил отец и, как ни в чем не бывало, продолжил есть.       В желудке у Дироно что-то свело от неприятного предчувствия и страха за отца. Да, он не знал, чем он занимается, но юноша был уверен, что отец ни в чем не виноват и желает остальным лишь лучшего… ***       От предстоящей встречи внутри все бурлило. Дироно все время ходил по комнате из одного угла в другой, стараясь утихомирить бушующие в нем эмоции и энергию, но это не помогало и лишь усиливало их. Пару раз он даже подходил к зеркалу, проверяя, хорошо ли на нем сидит костюм, поправлял маску, которая уже была на его лице. Интересно, как быстро он найдет Верону в этой пестрящей толпе? Или эта честь достанется ей и уже она найдет его? Ох, для него это будет очень неловко, так что нужно будет искать ее как только он окажется в зале.       Не в силах ждать, он пару раз попрыгал на месте, смотря в зеркало, и выбежал из комнаты. Казалось, что он никогда не остановится и будет только и делать, что бежать, но как только впереди появилось витражное окно, он остановился и подошел к нему уже обычным шагом. Всматриваясь в толпу, он надеялся не только найти в ней свою музу, но и на то, что его не заметят с улицы. - Свет на улице отсвечивает от стекла, - раздался сзади приближающийся голос отца. - Если хочешь, можешь даже пуститься в пляс, но они тебя не заметят.       Подойдя к витражу, отец провел ладонью по краю более темной части, который припадал к более светлой. Для Дироно это был очень смелый поступок, хоть и довольно обычный, да и отец особо не давил на стекло: просто он всегда боялся, что один фрагмент даже от легкого касания вывалится и вся картина рассыпется как карточный домик. Хоть родители и говорили, что этого не может произойти, что стекла скреплены крепко, он все равно верил в это. Он, если подумать, верил в много вещей, которые даже мама называла глупыми. Порой это было обидно, но он все равно верил.       К примеру, он верил, что к Богам все же можно попасть, просто им не хватает на это сил и что все же есть в Нижнем Мире персона, способная попасть к ним, что у нее достаточно маны для этого. В народе часто шептались о Курьере и когда папа называл это глупостью, он верил, что такой демон есть и он живет среди них, просто он не такой уж и особенный и живет своей привычной, совершенно обычной жизнью. Дедушка часто рассказывал о Курьерах, травил байки про то, что лет двести назад он даже жил в Восточном городе и что дедушка лично общался с Курьером. Однажды Дироно хотел написать роман, основываясь на этом слухе, но вдохновение не шло…       Отвернувшись от отца, он вновь продолжил наблюдать за демонами на улице. Они выглядели довольно непринужденно, хоть их и не пускали внутрь уже больше часа. Это было обычной частью любого приема, все в обществе знали, что весной сразу пускать в дом гостей — дурной тон, как и приходить вовремя. Так что они спокойно относились к этому и просто общались с остальными, разделившись на свои группки или, особо неразговорчивые, на пары. В одной из таких групп он сумел разглядеть и Верону. Хотя, стой она подальше, и ему оставалось бы лишь догадываться, она ли это.       Она стояла совсем недалеко от окна, рядом с одним из фонарей, что горел синим светом. Этот свет отражался от прозрачных бусин на ее корсете и пышной юбки серебряного платья, которые были разбросаны так хоатично, что казалось, будто на хозяйку платья выпал снег, ведь и в воласах, заплетенных в замысловатую кичку, он смог разглядеть мелкие бусины. Сейчас она молча стояла рядом с ее отцом, который общался со своими знакомыми. От нетерпения и желания хотя бы дотронутся до нее, сказать ей хоть одно слово, Дироно уже был готов искусать губы в кровь. Если понадобится, он и запястье себе вырвет, лишь бы быть с ней. - Открывайте же двери, чего вы ждете? - Дироно обернулся на голос матери, которая подошла к ним и, так же как и сын, горела от желания уже окунуться в праздник. - Только вас, - ласково ответил ей отец, взяв ее ладонь в свою и аккуратно поцеловав кончики его пальцев.       Была у родителей странная особенность: перед балами и на них, они обращались друг к другу только на «вы». Эту привычку Дироно никогда не понимал, но порой сам замечал за собой, как иногда от волнения, или от наплыва различных эмоций и сам начинал обращатся к Вероне таким же образом. А она на это лишь весело улыбалась или коротко смеялась, закрыв свой рот своей ладонью. При этом ее щеки розовели и она пыталась скрыть это за веером, начиная им обмахиватся и все приговаривая «Тут внезапно стало жарче, не думаешь?». Видимо, ей очень льстило это внезапное обращение…       Отец ушел, оставив их одних. Слуги вновь забегали по коридорам, забыв о скрытности. Их очень пугал приход гостей и они в последний раз проверяли, все ли они сделали и сделали ли они это правильно. Один из чертов даже подбежал к хозяйке и проверил, хорошо ли сидит на ней платье и зашнурован ли корсет нужным образом. После он кивнул самому себе и молча скрылся за углом. - Они такие параноики, - смеясь, произнесла мама. - Видимо боятся, что за малейшую оплошность мы сломаем им рога.       Она произнесла это так легко и с таким счастливым выражением лица, что у Дироно сжалось сердце. По большей части из-за того, что так и было: однажды он видел, как сторожу ударили по рогам за то, что тот закрыл ворота на пять минут позже положеного просто ради того, чтобы вышедшие за покупками слуги сумели зайти внутрь. Видеть, как тот умирал от трещин в роге было страшно… Умер он быстро, как раз за эти пять минут мана успела вытечь из его тела, а отец тогда улыбался и улыбался он широко-широко. Но это было в таком глубоком детсве, что ему говорили, что ему просто приснился кошмар и бедного черта просто уволили.       Сглотнув, он провел по рукавам своего камзола, и продолжил смотреть на гостей, которые уже заходили внутрь. Вероны среди них уже не было — видимо уже внутри. Объектом его наблюдения теперь стали те демоны, которые держались в стороне и просто ждали возможность пройти. В основном это были уже старики, которым спешка на праздник, на котором они и так уже присутствуют, была не нужна, но было и несколько молодых. - А… Те двое просто дружат очень сильно, или… - Хм, я так понимаю, тут или, - ответила мать, проследив за направдением взгляда сына. Он смотрел на пару демонов, которые сейчас обсуждали их цветы, стоя рядом с ними. - Хотя, мы не в праве осуждать их за выбор.       Дироно сжал губы и вновь посмотрел на этих демонов. Было в них что-то странное, из-за чего ему казалось, что это далеко не выбор, а просто маска. Решив не заострять на них особого внимания, юноша отошел от окна, начав вновь ходить из одной стороны в другую. Вновь начало разгораться волнение от будущей встречи с Вероной…. Это прекратил внезапно появившийся отец, который объявил, что уже можно идти к гостям.       Еле держа себя в руках, чтобы не перейти на бег, Дироно шел сзади родителей. Дорогу до залы он уже знал почти наизусть: часто бегал туда до бала, смотря за ее приображением и просто ради того, чтобы изучить ее полностью и найти различные потайные места. Мало ли они вдруг захотят поиграть в прятки? Его ведь тогда не найдут и он останется победителем. Правда, Верона дулась бы, но это будет стоить того, если он увидет злого Райне.       Придя в залу, он сразу же окунулся в гомон гостей, которые так были рады видеть отца, что буквально окружили его, начав обсуждать непонятную для Дироно информацию. Они говорили на различные темы, а один из демонов растренно сообщил отцу о том, что у него по приезду украли ящик с дорогими тканями, которые он планировал пустить на одежду детям. Особо не слушая их, юноша постоял немного в их кругу, а после аккуратно и незаметно ушел от них, начав искать Верону и Райне. Откуда-то он знал, что они будут искать его вместе, как и о том, что его друг здесь.       Вскоре он действительно их нашел: они сидели за столом у стены, общаясь с парой довольно взрослых людей, а Верона одновременно с этим перебирала в руках колоду карт. Сглотнув и подойдя к столу, он произнес: - Прошу прощения, я не помешаю? - Ох, нет, садитесь, -своим мелодичным голосом произнесла Верона, указывая ладонью на стул рядом с ней. -Ему нужно решить пару вопросов с этими достопочтенными господинами, а после мы начнем играть в карты.       Верона не называла имен специально: все же это маскарад и главная его цель — остаться неизвестным как можно дольше. Они просто знали друг друга настолько хорошо, что могли найти другого даже если тот скроет себя мешком в толпе таких же демонах в мешках. Пример пусть и плохой, но до жути правдивый, ведь в детстве Райне спрятался в мешках с побелкой, когда они играли в прятки в их недостроенном поместье в Западном городе. В некотором роде, юный Прист скучал по дому детства, но ради положения отца он не был против и переехать. А через несколько дней после продажи «Западного поместья» родители Вероны и Райнера просто умоляли их приехать в их Восточные деревеньки, раз уж они теперь так близко живут.       Пока друг решал свои дела, которые были, как и обычно, завязанны на торговле, Дироно осматривался, наблюдая за каждым гостем. Через некоторое время он вновь нашел взглядом эту странную парочку демонов, которые тоже смотрели по сторонам и тоже разговаривали о чем-то своем. Странными они юноше не казались ровно до того момента, пока он не понял, что их сумки практически пустые, хотя обычно дворяне наполняли их для придания своему образу реалестичности и правда становится похожими на купцов или банкиров, в которых они и были одеты, да и выглядели эти сумки довольно причудливо: на задней стороне сумок, которая прилегала к телу, были непонятные ремешки, которые по всей видимости были нужны для того, чтобы крепить их к телу поплотнее. Только вот зачем это на маскараде, где нужды для этого не было? Внезапно один из них посмотрел прямо на юношу, из-за чего тот вздрогнул и быстро отвернулся. Райне как раз перестал говорить со своими собеседниками и Верона начала раздавать карты. - С тобой все хорошо? - спросил первый, заметив, как друг резко дернулся на месте. - Да, все хорошо, - уверенно ответил Дироно, вновь посмотрев в сторону двух демонов, которых на месте уже не оказалось. - Просто показалось кое-что странное, вот и все. - Странное, все таки… Или страшное? - Да-да, страшное. Я просто оговорился, ты же меня знаешь.       Райне задумчиво хмыкнул, но ничего не сказал и лишь принял от Вероны карту. Когда раздача закончилась, они взяли в руки свои карты и начали играть. Как на зло, никаких козырей у Дироно не было. Хотя, это только начало игры и он еще их получит. Шанс велик, учитывая, что у друга он лишь один: он всегда перемещал козыри в другой угол «веера», сейчас это была лишь одна. Хотя, неизвестно было, сколько их у Вероны… Но это ничего.       Начилась игра. Начали они с самых мелких значений: Верона походила с двоек, Дироно пошел пятеркой, а Райне пришлось скидывать десятку. Причем делал он это с таким лицом, будто он делает им одолжение, хотя это было далеко не так. Бедняге посчастливилось забрать все хорошие карты в самом начале, а это далеко не самое хорошее начало, ведь приходится скидывать свою возможность выиграть без возможности отложить ее на потом.       Пошел второй круг, во время которого их другу повезло больше и он смог заставить Верону взять себе целый веер из шести карт себе. Та вспыхнула от негодования, но ничего ему не сделала, лишь грозно посмотрела на него. Ее взгляд так и говорил «Скоро я на тебе отыграюсь». Через несколько кругов взятые подругой карты уже были не у нее, а в кучке «битых». - Ты написал еще стихов? - спросила у него Верона. - Жду не дождусь, когда ты их прочтешь, они у тебя такие красивые… Видимо, у тебя прекрасная муза. - А-а, да, ты и не представляешь, насколько эта муза идеальна, - ответил Дироно, смутившись и посмотрев в друшую сторону. - Я прочту после игры и… - Она под тебя походила, - прервал его речь Райне, усмехнувшись. - Ну ты и злодейка.       Верона лишь хихикнула и скрыла свое лицо за веером карт, в то время как Дироно удивленно смотрел на карту, лежащую рядом с той, которой он совсем недавно сделал ход. Да уж, друг прав, она была такой злодейкой, но какой! Прекрасной, изумительной и милой злодейкой! Впрочем, он не отчаялся и перевел. - Эй, я думала, мы в обычного! - возмутилась демонесса, надув щеки. - Два злодея, - улыбнулся Райне, перебирая в руках карты. - В конце вы обязаны поцеловатся. - Эй! - воскликнули Дироно и Верона, в то время как их друг просто улыбался и хитро смотрел на них. - Ходи уже, злодейка.       Верона и Райне в шутку начали ссорится, в то время как Дироно вновь окинул взглядом залу. Сейчас было видно всех, так как некоторые уже давно танцевали, а остальные тоже либо расселись за столы, начав обсуждать что-то свое, либо разошлись к краям комнаты, давая танцующим больше места. И во всей этой толпе он сумел заметить, как что-то мелькнуло в двери коридора, который ведет к их комнатам. Окинув залу еще одним взглядом, он не заметил тех двух демонов, которые казались ему странными. Внутри все затрепетало от неприятного предчувствия. - Ребята, я пойду и принесу свои стихи, а вы пока доиграйте, хорошо? - сказал он, складывая свои карты и кладя их в середину стопки еще не разыгранных карт. - Эй, почему ты… - начал Райне, но был прерван другом: - Ну, не будете же вы ждать меня после конца игры. А так доиграйте спокойно и я как раз приду!       Под вопросительные взгляды друзей, он вышел из залы. ***       Стараясь не оставлять особых следов, Бенедетто подошел к шкафу и стал искать нужную ему книгу. Он все еще не понимал, как эти вещи могут быть тайниками и зачем хранить их в комнате сына, который легко может найти, по крайней мере, один из них. Впрочем, думать об этом сейчас довольно глупо, да и задавать лишних вопросов в таком деле никогда не нужно, все должно быть коротко и по существу. Найдя ее, он быстро взял ее, заменив одной из тех, которая лежала на верхней полке на других книгах. Лучше сделать это, чтобы пропажу не сразу заметили. Так как шкаф стоял «лицом» к двери, пропавшую из ряда книгу заметят с большей вероятностью, чем ту, что лежала на остальных. - К-кто вы такой? - запинаясь, спросил голос за спиной. Пусть его хозяин и старался выглядеть мужественно, у него это не получилось.       Вздохнув, Бенедетто положил книгу в сумку и обернулся. У входа стоял мальчик, который дрожащими руками держал маску, более острый конец которой направил на него. Решил, что это будет хорошим оружием? Тогда он довольно глупый — сзади него стоит чертов канделябр на четыре свечи, и он лучше будет, чем эта маска.       Вглядевшись получше в лицо мальчика, Бенедетто усмехнулся. Вот ведь радость, похоже он забрел в «родной дом». Мальчик был полной копией его двадцатилетнего, только лицо было не в шрамах и выглядел тот более здоровым и менее сильным. Даже на девчонку похож, ей Богам. Спасибо, что хоть он остановился в возрасте двадцати шести лет, а не перестал расти в двадцать, как этот мальчик. Он слышал, что близнецы останавливаются в росте в разное время и он эту латерею явно выиграл. - Кто вы такой? - более уверено спросил мальчик, медленно подходя к нему. - Тебя это не касается, - спокойно ответил Бенедетто, закрепляя маленький ремень сумки на поясе. - Вы крадете мои вещи. Это недопустимо для дворянина! Откройте лицо, если вам дорога ваша честь. - Нет.       Понятие чести для Бенедетто было ничем, так что он просто подошел к столу мальчишки, на котором помимо нужной ему статуэтки было еще несколько довольно тяжелых вещей. Вот только как только он взял в руки подсвечник из стали, паренек быстро повалил его на пол. Он был таким юрким, что вор даже не заметил, как тот сбил его с ног, но быстро среагировал и, оттолкнув того, встал с пола. Мальчик ударился спиной о кровать, но не побоялся его и вновь набросился на него, вцепившись в голову. Он был слабее вора в несколько раз, так что тот с легкостью отбросил его назад, ударив еще и по шее. Демон застонал от боли и все же прекратил попытки спасти свое имущество. Его смелость закончилась там, где началась боль… Вот только маску этот трус снять успел. - Вот черт, - протянул Бенедетто, поднимая ее с пола, в то время как мальчишка просто сверлил его лицо удивленным взглядом. - В-вы…. Как вы? Почему вы как я? - удивленно лепетал он, даже не боясь того, что вор может с ним что-то сделать.       Бенедетто вздохнул и, взяв в руки упавший подсвечник, подошел к пареньку. Тот видимо понял, что вор все же представляет опасность и попытался сбежать, но тот резко схватил его за воротник и ударил мальчика по затылку. Младший немного пошатался, а после упал без сознания. - Рука у меня, все же, тяжелая, - говорил сам себе Бенедетто, кладя его на кровать, чтобы редкие проходящие мимо слуги просто решили, что их хозяин спит.       Он особо не беспокоился, что мальчишка его выдаст. Родители навряд ли поверят ему, что в их дом пришел демон, на него похожий. Они наверняка уверены, что тот умер, как только того вынесли слуги. А даже если это и не так, то искать его не будут по одной простой причине: им придется объявить на все свое общество, что у них на самом деле было два ребенка. Для дворян будет позором признать, что у них родились близнецы, так что мальчишку быстро заткнут или он сам это сделает. Знает ведь о этой моде.       Быстро надев маску, он положил статуетку в сумку и выпрыгнул из окна на растущее рядом дерево. Возвращаться через залу нельзя — заметят, что он выносит вещи. Так есть хоть один шанс уйти незамеченым. Спустившись на землю, он медленно, крадучась, пошел к воротам в тени, скрываясь от окон за кустами. Хотя, сейчас он наверное напоминал гуся, настолько сильно он согнулся и так низко шел, чтобы его не увидели. Люди у этих самых окон прямо толпились, так что порой приходилось прямо припадать к земле, либо ждать момент, когда они отвернутся. - «Я бедный и несчастный гусь, суки вы такие, дайти пройти!» - раздраженно думал он, уже в который момент резко останавливаясь у очередного окна.       Какие-то дамочки решили посмотреть на цветы, которые на этих кустах и росли, так что ему пришлось замереть в одном очень неудобном положении, лишь бы его не обнаружили. Спасибо Тибальту, что тот выбрал более приглушенные цвета. Иначе его бы увидели уже у первого окна, а сейчас он прошел поместье практически полностью. Окно, у которого он замер, было последним. Вскоре эти дамы отвернулись и он быстро прошел оставшийся путь. У двора он позволил себе идти уже на полусогнутых ногах — тут не было никого из гостей и вскоре он смог выйти из кустов.       Охранник с преспокойной душой выпустил его с территории поместья, видимо решив, что гость уходит по очень важным причинам. Принятый Бенедетто взволнованный вид и звук бега, на который непутевый черт среагировал слишком поздно, чтобы заметить, что тот просто выбегает на дорожку, сыграли свое дело. Добежав до нужного ему переулка, Лилиз вздохнул спокойно и стал менять одежду. По наставлению Тибальта, он оставил одежду в том же ящике, где находилась и его собственная, которая теперь была на нем. Как же он скучал по своей маске с клювом… Она уже была как часть его самого, так что без нее он чувствовал себя неуютно. Исключением была гильдия, в которой он мог спокойно снять маску и ходить без нее, но даже там он практически все время был в ней. Что поделать, привычка… Приятная привычка, без которой он уже не мог обойтись.       Ждя Тибальта, он сидел на ящиках и просто смотрел на соседний дом, прижимая к себе сумку. Он как обычно погрузился в свои мысли, но не прекращал обращать внимания на обстановку вокруг, все еще вслушивался в тишину, готовясь в любой момент вскочить с места и побежать: он уже нашел место, по которому он взберется на крыши в два счета. В случае провала нужно будет отступать по крышам — это хорошая фора для него, как и возможность просто убежать от стражников, которые с большой вероятностью просто устанут преследовать его на этой «земле». Он эту обстановку знает наотлично, знает, как поставить ногу в том или ином случае, когда надо прыгать и знает, где надо бежать, чтобы черепица под тобой вдруг не поехала вниз, как и ты вместе с ней. А стражники об этом не знают, предпочитая землю и тяжелые доспехи. Из-за их тяжелых доспехов он в самом начале отсеет большую часть отряда и за ним побегут только легковооруженные. Встряхнув головой, он вновь начал следить за обстановкой. Сейчас задумываться нельзя. А вот когда он уже побежит, можно будет, но не сейчас. Хотя, когда он побежит, думать он не будет, хоть и будет для этого возможность: адреналин и азарт от возможности быть пойманым и от сильного желания эту возможность разрушить будут блокировать все мысли. По опыту он знает, что мыслей в этот момент практически не будет, что уж говорить о целых размышлениях и монологах.       Чтобы не впасть в раздумья еще раз, он стал ходить туда-сюда и совершать различные действия, например иногда подпрыгивал или поднимал руки вверх. Со стороны могло показаться, что он просто замерз и делает разминку, чтобы согрется, хоть и погода была достаточно теплой. Пару раз он даже подбегал к крыше, на которую планировал запрыгнуть, и цеплялся за ее край, чтобы, когда он побежит, не оплошать и правда запрыгнуть на нее. Будет очень обидно, если в случае опасности он ошибится и не запрыгнет на нее; его поймают даже не ловя. Тогда для него это будет позор. Позор и оскорбление самому себе, своим навыкам, а так же учителю, который их дал.       Когда он подпрыгивал в очереной раз, вдалеке послышались крики. Их была целая гуща, некоторые были взволнованными, а некоторые грозными и из-за всей этой гаммы он не мог разобрать хоть один выкрик, но уже сейчас ему было понятно — скоро он побежит. Недалеко залаяли собаки, в соседних окнах начали зажигать свечи, демоны выглядывали, пытаясь понять причину крика.       Готовясь к бегу, Бенедетто встал в нужную стойку и приготовлися ловить. Как только он сделал это, показался Тибальт. Он быстро пробежал, но успел кинуть другу свою сумку. Быстро сорвавшись с места, Лилиз закинул ее лямку на свое свободное плечо и с разбегу забрался на крышу. Его успели заметить и один особо быстрый чуть не схватил его за ногу. Когда он забрался, сумка Тибальта больно ударила его по ноге, но он не обратил на это внимания и замедлился лишь на мгновение, когда боль от удара растеклась по бедру, в это же время и успокаиваясь. После этого он лишь ускорился. Не собираясь останавливатся, он на бегу попытался приладить сумку к ремню. Это получилось плохо, но уже хоть что-то.       Прыжок. В этот момент все внутри него замерло, но стоило его ногам вновь почувствовать под собой черепицу, как он вновь сорвался. Оглянувшись, он заметил, что за ним бежит лишь два стражника — обычно отряде пять легковооруженных, значит остальные либо не заметили, как Тибальт передал ему сумку, либо решили, что документы все еще у него и это обманный ход. Впрочем, от этого не легче. Он бежал, не разбирая дороги, ноги сами несли его. Вдохнув полной грудью, он попытался ускориться еще сильнее и это хоть и немного, но получилось. Впереди замаячил длинный переход. Под ним улица, он не допрыгнет от одной крыши к другой. Быстро забегав взглядом по пространству, он стал искать канаты. Они всегда были, должны быть!       И такой нашелся, но далеко. Пока он добежит до него, его уже догонят и схватят. Значит, придется перепрыгивать. Вновь вдохнув, он разогнался как можно быстрее и на самом краю оттолкнулся как можно сильнее. И опять внутри все замирает, но теперь к этому ощущению добавляется холод. Холод, вызванный страхом того, что он упадет. До крыш он не допрыгивает. Земля стремительноь приблежается, но рукци цепляются за что-то. От резкой остановки, от рывка по ним растекается боль. Но сейчас не время обращать на боль внимания, поэтому Бенедетто быстро забирается на тот балкон, за который он зацепился, а с него он вновь возвращается на крыши. Стражники уже бегут к канатам, но у него есть время оторватся. Быстро вскочив, он бежит дальше.       В голове пусто. Хотя, нет, у него крутится лишь одно слово и слово это «Беги». Беги так быстро, чтобы не достали. Беги, чтобы спрятатся. Беги чтобы выжить. Неважно для чего, но беги!       Перепрыгнув трубу, из которой шел дым, он кашляет, но все равно бежит. Кажется, что сейчас ноги живут отдельно от всего тела, ведь они уже давно его не слушаются, но иногда повинуются и ускоряют свой бег. Он их и не чувствует даже.       Очередной переход-улица, но теперь канат прямо перед ним. Не думая, он прыгает прямо в середину. Он затрясся, чуть не скинув Лилиза вниз, но тот сумел не только не упасть вниз и перейти на другую сторону, но еще и набрать скорость. В самом конце каната в голове щелкает рычажок. Добежав, он с силой ударяет каблуком ботинка по металлическому креплению. Оно скрипит и небольшая шайба, в которой находился конец каната, с неприятным звуком падает вниз. Это происходит за считаные секунды и Бенедетто вновь разгоняется до прежней скорости. «Никогда не останавливайся, если хочешь, чтобы тебя не поймали» звучат в голове злые слова Ривиса, которыми тот отчитывал маленького Джиро. Вот только он остановился. Остановился и выиграл себе время. Еще один канат настолько далеко, что его и не разглядеть толком. Но даже при этом Бенедетто все еще бежит, ведь если он пойдет обычным шагом, то буквально вручит стражникам шанс поймать его.       Он все еще не понимает, где он, но знает, что гильдия вне опасности. Тибальт тоже побежит в другую сторону. Тибальт вообще не научен бежать в гильдию, если чувствует опасность. Вместо этого он научен искать безопасное место, а так же места, где от погони можно скрытся.       Сам того не понимая, он прыгает в первое попавшееся открытое окно, в котором, мало того, еще и горел свет. - За шкаф прятчесь, он широкий, - раздается знакомый голос, но поздно, ведь он уже за этим самым шкафом.       Он опирается о стену и старается успокоить дыхание. Только сейчас он замечает, как сильно ему недостает воздуха и как громко в висках стучит сердце. Мирисин — а он действительно прибежал к ней, как дурак — закрывает окно и шторы, не давая взглядом с улицы проникнуть в ее дом. На удивление, она совершенно спокойна и относится к неожиданному визиту Бенедетто как к чему-то обыденному. Она будто этого и ждала, потому что не мог он поверить, что в такой поздний час она не спит и держит окно открытым просто так. Может, она только закончила работать, но в это он верил так же сильно, как в то, что где-то в Нижнем Мире есть ангел. - Когда я говорила, что мое окно для вас открыто, я не имела ввиду, что готова скрывать вас от преследования, - непринужденно шутит она и протягивает Лилизу кружку с водой.       Тот выпивает ее практически сразу, все еще часто дыша.       По ногам растекается неприятная боль, от которой он готов заскулить как собака, но он лишь прикусывает губу и сползает вниз по стене. Надо бы снять штаны, которые сейчас буквально сдавливают его ноги, но момент для этого очень неподходящий. Для этого нужно вернутся в гильдию или чтобы Мирисин оставила его одного хотя бы на час… - Да я не за этим… - говорит он и все же успокаивает дыхание. - Не пойдете со мной на праздник через две недели?       Мирисин смеется и кивает, соглашаясь на приглашение.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты