The boy

Слэш
PG-13
В процессе
214
автор
ErisW бета
Размер:
планируется Макси, написано 127 страниц, 15 частей
Описание:
Дамблдор играет роль судьбы и с треском проваливается, Волдеморт ищет своего героя, Невилл совершает подвиги, а Гарри пытается пережить тяжелые учебные будни. Пророчество никто не понимает.
Примечания автора:
Кто-то на тамблере сказал, что история бы только выиграла от попадания Гарри на Слизерин, и с тех пор я так и не прекратила об этом думать
У фика теперь есть плейлист с песнями, которые я использовала для построения сюжета
https://open.spotify.com/playlist/29AILjkujQhdJwwIRV2lec?si=U_PaVKvUTNqlXY201fSlZA
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
214 Нравится 110 Отзывы 118 В сборник Скачать

6. Masquerade

Настройки текста
Приближалось Рождество. Солнце опускалось раньше и поднималось позже, снег покрыл дорожки и крыши башен толстым пушистым слоем, а градусник больше не поднимался выше нуля. Он плотнее закутался в мантию. Ему было тяжело отслеживать проходящие дни: большую часть времени он проводил в тумане, будто погруженный в толщу густой недвижимой жидкости, лишь изредка разбивающейся яркими вспышками электричества. Поэтому такие дни, как сегодня — яркие, полные ощущений и мыслей, — он ценил как ничто другое. Том тихо пренебрежительно фыркнул. Как мало человеку надо для счастья. Еще недавно он мечтал о господстве, победе над смертью, а сегодня едва ли не мурлыкал, подставляя лицо негреющим лучам опускающегося солнца. Лучи преломлялись, встречаясь с огромной, кристально-чистой сосулькой, висящей над его окном, пуская на противоположную стену цветные блики и длинные тени. Он сбил ее одним ленивым движением палочки, отвлеченно надеясь, что она упадет кому-нибудь на голову. Зиму Том не любил. За его спиной раздался громкий грохот, отвлекая от сладких-сладких мыслей о том, как хорошо было бы, реши Дамблдор пройтись сейчас под его окнами. Одна только воображаемая картина недвижимого тела и ярко-красного пятна размозженной головы на свежем снегу подняла ему настроение, и к своему маленькому ученику Том повернулся уже весьма довольный. Гарри стоял над остатками разломанной парты и разглядывал веревку в руках. Ему хватило совести натянуть на мордашку виноватое выражение и попытаться спрятать орудие разрушения за спиной, но Том на это только поднял бровь, и ребенок мгновенно сдулся. Гриндилоу, на котором он и отрабатывал Инкарцеро последний час, недвижимо лежал, плотно связанный с головы до ног, и больше не пытался освободиться. Гарри поспешил объяснить: — Он больше не бегает. — Немного замялся и продолжил чуть более нервно и, как следствие, в разы невинней: — Мне стало скучно. — И поэтому ты решил развалить стол? — Том поднял бровь еще выше, подходя ближе и оценивая нанесенный ущерб. Мальчик покраснел. — Я хотел проверить, что случится. — Он надулся и уткнулся взглядом в пол. — Продолжай. — Том легкими движениями палочки отделял веревки от дерева, готовясь восстановить парту, и небрежно кивнул ему, поощряя. Это хорошо, когда ученики думают. Даже если думают полные глупости. Это его, кажется, взбодрило. Он снова немного замялся, но теперь в голос вернулся привычный энтузиазм и любопытство. — Ну, я просто подумал… Типа, оно ведь связывает, да? Вот я и подумал, что раз оно может связывать, то может и привязывать, верно? Ну я так подумал. — Гарри замер, придирчивая оглядывая следы своих трудов. — Не привязывает, похоже. Том покачал головой. Это с какой силой надо было бросать заклинание, чтобы оно парту пополам расщепило? Он вздохнул, возвращая обломки к жизни простым Репаро. Часть него, не занятая восстановительными работами, гадала, можно ли превратить это в оригинальный способ убийства. Том не был фанатом особенной жестокости и предпочитал не разбрызгивать кровь вокруг, но зато был фанатом драматичности и предпочитал наводить ужас действиями, а не словами. Дальше в дело шла простая арифметика. Одна-две показательных казни имели тенденцию оставлять большее впечатление, чем сотня быстро брошенных Убивающих. Последняя щепка встала на место, и он повернулся к ребенку, надевая выражение легкого неодобрения. — Я ценю твое стремление к знаниям, Гарри, но этого можно было избежать, спроси ты меня об этом изначально. Гарри снова смущенно уставился в пол, в этот раз — настоящая вина на его лице. Том дал себе секунду, наслаждаясь зрелищем, а затем продолжил: — Такие заклинания есть. Лигоморум, — он направил палочку на восстановленную парту, и крепкие тросы обязали ее со всех сторон, оставив свободный конец лежать перед ней, — используют для передвижения больших предметов те волшебники, чьи обстоятельства не позволяют использовать левитацию. Лигиументум, с другой стороны, — в этот раз веревка обвязалась вокруг полумертвого гриндилоу, оставив свободный конец на палочке, что позволило Тому подтянуть создание одним быстрым движением и отправить его в аквариум, по пути отзывая путы, — используется фермерами для перевода скота. Веревка образует некоторое подобие поводка, оставляя один из концов в руках произносящего заклинание. Но ты, — он покосился на ребенка, — я полагаю, не был настолько уж заинтересован в поводках. Гарри, надо отдать ему должное, слушал внимательно, не пропуская новую информацию мимо ушей, но стоило профессору завершить свою импровизированную лекцию, он тут же довольно расцвел. — Я отработал то заклинание, которое вы просили! «Даже слишком хорошо отработал», — отвлеченно подумал Том, краем глаза отслеживая то, как медленно и безжизненно чудовище опускалось на дно аквариума. — И время отработки еще не закончилось. Вы можете научить меня еще чему-нибудь, профессор? Он задумчиво хмыкнул. Квиринус учил ребенка, чуть опережая школьную программу, демонстрируя чуть более сложные заклинания и давая чуть больше информации о существах, запертых в клетках. Ничего более. Квиринуса здесь и сейчас, впрочем, не было. С каждым новым днем ясности промежуток между ними уменьшался, а Том получал все больше и больше контроля над своим новым телом. Квиринус слабел, это было очевидно. И хотя быть полноценно живым очень приятно, это были очень-очень плохие новости. Бесполезная грязнокровка умирает, медленно, но верно. И Том медленно умирает вместе с ним. Он едва заметно нахмурился. Следовало придумать способ поддержания его жизни — и как можно скорее. Иначе долго это тело не протянет. — Профессор? Гарри нетерпеливо покачивался на носочках, не отводя от него горящего взгляда. Том усмехнулся. Квиринус Квиррелл не протянет долго, но это не значит, что Том не может использовать оставшееся ему время с пользой. За прошедший месяц грязнокровка не научил Гарри ничему действительно интересному. Ужасное упущение с его стороны. И это с учетом того, что ребенок сейчас в том благословенном возрасте, когда любая информация воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Совершенно никакого критического мышления. И так бездарно это тратить. — Пожалуй, я и правда мог бы показать тебе что-нибудь еще. Но это должно остаться нашим секретом, хорошо? — Гарри восторженно подался вперед. — Это заклинание не входит в общую учебную программу, и, если директор узнает, что я показал тебе его, у меня будут большие проблемы. Думаешь, можешь сохранить все в тайне? Ребенок быстро-быстро закивал головой, и Том улыбнулся еще шире. Совершенно никакого критического мышления. Просто отлично. Может, он и не мог знать наверняка, какой из детей фигурировал в пророчестве, и может, прямо сейчас он и не мог разобраться ни с одним из них, но это не значит, что он беспомощен. Дамблдор даже не догадывается, насколько близко Том подобрался к его золотому мальчику. А раз он не знает, ничто не помешает Лорду Волдеморту немного сбить с ребенка позолоту. Полукровка на Слизерине, еще и с таким неоспоримым талантом к Защите от Темных Искусств. Достаточно одного толчка в нужную сторону, и у Тома будет на одного врага меньше. — Смотри внимательно, — сказал он. — Фрактототарум. Хватило одного движения палочкой. Буквально только что собранная парта опустилась обратно на пол тонким слоем серой пыли. Гарри шокировано открыл рот. — У тебя не выйдет расщепить до пыли. У тебя и не должно получаться — в таком виде на предмете нельзя использовать Репаро, что, на мой взгляд, как минимум неудобно. — Нельзя использовать Репаро? Почему? Потому что оно такое мелкое, да? Гермиона, ну в смысле Грейнджер, с Когтеврана, говорила, что чинить можно только крупные осколки. Нам поэтому нельзя это заклинание учить? — Ребенок практически светился восторгом, забрасывая его вопросами. Том только согласно кивнул. Уточнять последствия применения такого заклинания на человеке он не стал. Меньше знаешь — крепче спишь, верно? Крепче спишь — больше внимания уделяешь в классной комнате. Засыпающий на занятиях ребенок ему был совершенно не нужен. Он тратил на него свое личное время не для того, чтобы мальчишка потом клевал носом на уроках. Том не учил кого попало. Его ученики должны быть лучшими во всем. Пусть даже Гарри, технически, ученик Квиринуса. Время-то на него сейчас тратил Том. — Помни, что никто не должен видеть, тебя за тренировками. Расщепляй предметы на два-три осколка, не больше, и тут же собирай их назад. Заодно отработаешь свои Восстанавливающие чары. Гарри отвлеченно согласился, все еще с интересом рассматривая горстку пыли. Лорд со вздохом смел ее в дальний угол, одаривая его осуждающим взглядом. Куча опилок интереснее его объяснений. Дожили. Солнце начинало заходить, и они потратили еще немного времени, разучивая движения палочкой и запоминая нужные слова, позволяя кабинету медленно погрузиться в темноту. Только когда последние лучи надежно спрятались за горизонтом, Том подвел итог их маленькой «отработки». — Я жду тебя на следующей неделе, в это же время. — Он бросил на все еще машущего палочкой Гарри грозный взгляд. — С отработанными Восстанавливающими. Если ты снова будешь сращивать предметы только наполовину, мне придется вернуть тебя к азам. И под азами я имею в виду чистку клеток. Гарри вздрогнул, с отвращением морща нос. Клетки были сущим наказанием. Неизменно вонючим и чем-то загаженным наказанием. Которое профессор мог с легкостью убрать парой заклинаний и на которое сам Гарри тратил часы, отдраивая до блеска. — Так точно, профессор. — Он небрежно отсалютовал ему уже у самого выхода, повернувшись к дверям спиной ради того, чтобы бросить ему последнюю довольную улыбку. Сегодняшняя отработка была просто отличная. И тут же налетел спиной на невидимую преграду. — Осторожнее, мистер Поттер, — над его головой раздался отвратительно знакомый голос, — вы же не хотите упасть, верно? Гарри мгновенно поник, медленно поворачиваясь к источнику звука. — Добрый вечер, профессор Снейп, — мрачно поприветствовал он и едва заметно повернулся назад, бросая Тому лукавую усмешку. На этом моменте ребенок на всей скорости вылетел из кабинета, явно не собираясь проводить с собственным деканом ни единой лишней секунды. Том едва успел подавить ответную ухмылку, когда Северус, еще более раздраженный чем обычно, вернул свое внимание ему. Вместо этого он дружелюбно сказал: — Здравствуй, Северус, — прилежно озаботившись достаточным количеством гостеприимства в голосе для того, чтобы зельевар сразу понял: ему тут не рады. — Ты что-то хотел? С того самого момента, как Квиррелл убедил его отдать часы отработок ему (не без помощи Тома, подкинувшего магглокровке парочку воспоминаний, послуживших хорошим материалом для шантажа), Северус явно задался целью узнать, чем же они тут занимаются, заглядывая в самые неожиданные моменты под самыми неожиданными предлогами. — Один из моих учеников не присутствовал на ужине. Зная мистера Поттера и его любовь к различного рода неприятностям, я посчитал себя обязанным проверить, что он натворил на этот раз. — И затем, не давая Тому ответить, поднял бровь, осматриваясь по сторонам: — Вы всегда устраиваете отработки в темноте? Том только фыркнул, очаровательно ему улыбаясь: — Время летит незаметно за интересным разговором. — Интересный разговор не слишком-то походит на мое понимание наказания, — сухо отозвался Северус. Том улыбнулся еще шире, добавляя в голос чуть слышную угрозу: — В таком случае, мистер Поттер, должно быть, весьма рад отрабатывать свое наказание у меня, а не… — тут он сделал паузу, одаривая зельевара насмешливым взглядом, — в любом другом месте. — Верно. — Его снабдили очередным сухим ответом и недовольно поджатыми губами. Северус медленно (и очень внимательно) осматривал темную комнату, будто надеясь найти в ней что-то, что ответит сразу на все его вопросы. Его взгляд задержался на сметенной в угол горстке пыли. Том грациозно поднялся, отвлекая на себя внимание, отвлеченно раздумывая над тем, может ли Северус чувствовать остатки темной магии в кабинете. Должно быть, нет. Наверное, нет, чуть менее уверенно подумал он, натыкаясь на чужой подозрительный взгляд. Неважно. Не то чтобы Северус мог что-нибудь доказать. — Уже поздно. Если это все, мне пора готовить кабинет к закрытию. В конце концов, мои подопечные славятся своей активностью в темное время суток. — Он бросил шпильку, прекрасно зная, как сильно его маленький Пожиратель хотел себе эту должность, и приглашающе открыл дверь, которую Гарри не так давно за собой захлопнул. Северус огляделся в последний раз. В последний раз бросил долгий внимательный взгляд на высокую фигуру в темноте кабинета. И, не найдя слов, вылетел прочь. Том проводил его насмешливым взглядом, педантично записывая еще одну победу на свой счет. Пожиратели — 0, Лорд — 112. *** Гарри довольно плюхнулся в постель, зарываясь носом в теплые складки одеяла. Джереми на соседней постели громко хныкнул: — Все боли-и-ит! — Прозвучало гнусаво, и он потянулся к огромному платку в изголовье своей кровати. — Все болит, а еще в горле першит, и я натер нос, и все ужасно. — Он драматично завершил речь громким протяжным сморканием. Гарри высунул нос из-под одеяла: — Почему не сходишь в Больничное крыло? Разве у волшебников нет лекарств? Он почти уверен, что видел у волшебников лекарства. Джереми хныкнул громче: — У меня аллергия! У меня аллергия на двурогов! — На всех двурогов? — с легким сомнением поинтересовался Дэмиен. — На всех. И на мясо, и на копыта. И на рога тоже! — Он хлюпнул носом. — И на какашки. Вообще на все! Гейб, до этого сосредоточенно раскладывающий на своей кровати таро, мигом встрепенулся, заслышав слово «какашки». — Не думаю, что мадам Помфри добавляет в свои зелья чьи-то какашки, Гамп. — Ну вообще-то, — начал Дэмиен, но тут же оказался прерван Тео, восставшим со своей кучи подушек ради того, чтобы в очередной раз поругаться с Гейбом. — Вау, Селвин. Профессор Снейп не обрадуется, когда узнает, что ты даже ингредиенты Бодроперцового вспомнить не можешь. Гарри попытался припомнить, что он видел о нем в учебнике. — Бодроперцовое это же то зелье от простуды, да? С рогом двурога которое? Тео кивнул, а Джереми мгновенно спросил: — Что такое простуда? — Чего? — Что такое простуда, Поттер? Маггловское проклятье какое-то или что? Гарри задохнулся от возмущения. И эти люди считают магглов отсталыми?! — Простуда это простуда! — раздраженно заявил он. — Это когда горло болит и из носа течет. А вы это как тогда называете? Гамп издал какой-то звук, отдаленно напоминающий подавленный хрюк, и Гарри начал догадываться, что что-то тут не так. — Мы зовем это «недомогание», Поттер, — заявил он таким высокомерным тоном, что Гарри тут же отмел все мысли о розыгрыше. У людей, которые зовут простуду «недомогание» мозгов на шутки точно не хватит. — Ну хватит, — устало вздохнул Тео, посылая начавшему громко смеяться Джереми неодобрительный взгляд. — Мы тоже зовем это «простуда». Очевидно. Гарри в свою очередь послал в придурка подушку. Дэмиен недоуменно нахмурился. — Я, вообще-то, зову это «недомогание»?.. Джереми засмеялся еще громче, а Гарри переключился на Гейба, надеясь увести внимание соседей к другой теме: — Ты гадаешь? Я думал для такого нужны специальные маги-прорицатели. Нотт, явно вошедший в режим ментора, пояснил: — У прорицателей результаты точнее. И иногда получаются предсказания. Но и простые маги могут гадать, просто не так хорошо. — Вообще-то, — отозвался Гейб, не отводя взгляда от расклада, нехарактерно тихий, — у меня в семье было два поколения прорицателей. С нужным оборудованием, — он взмахом руки обозначил карты, лежащие только в ему одному понятном порядке, — я и пророчество выдать могу. Тео только с сомнением хмыкнул: — Ну и как прорицается? Гейб промолчал, продолжая внимательно смотреть на потрепанные карты. Мальчики молчали тоже, внимательно смотря на Гейба. Наконец он раздраженно вздохнул и с ожесточением зарылся руками в волосы. — Глупости какие-то. — Он осторожно поднял самую верхнюю, ближайшую к Гарри карту, с красивой большой луной на ней. — Спрятанный враг. И… Он еще немного погипнотизировал картинку взглядом и неуверенно спросил: — Кого-нибудь из вас недавно грабили? Они все переглянулись, отрицательно качая головами. Джереми, больше не смеющийся, тихо заметил: — Гринготтс грабили. — Он замялся под сразу четырьмя взглядами. — Летом. Гейб сглотнул. Снова посмотрел на расклад. И твердо повторил: — Глупости, — одним быстрым движением скидывая карты в мешочек, плотно связывая его истрепанные узелки. Больше они не стали говорить о пророчествах, и совсем скоро Гарри уснул, вспоминая прелестную луну на большой старой карте.
Примечания:
Peter Gundry - The Vampire Masquerade
Я, конечно, знаю, что Лорд Волдеморт - нечеловечный, ужасающий и бесчувственный, но Том Реддл - маленькая сучка, и ничто меня в этом не разубедит
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты