Я не рохля!

Джен
G
Завершён
200
автор
Размер:
33 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
200 Нравится 29 Отзывы 85 В сборник Скачать

5.

Настройки текста
       На летние каникулы мы возвращались не одни. С нами отправился Альбус Дамблдор. По прибытии все друг с другом перездоровались, уселись за стол и начался «военный совет». — Невилл, золотко, расскажи нам всё по порядку, будь так добр, — обманчиво ласковым голосом попросила бабушка, но я то знал, что взбучки мне не избежать. — Помните, когда в три года я потерял сознание после первого выброса? — я дождался кивков с их стороны. — Так вот, с тех пор я вижу обрывки будущего и прошлого, или всё вперемешку, иногда, — за такое враньё меня в Рай не пустят конечно, но куда деваться, не скажу же я им правду — что я не их внук, что он будет заперт в собственном теле, пока я тут. — Значит тогда профессора Квиррелла ты увидел в своём видении? — спросил отец, сверля меня взглядом. — Можно и так сказать, — я согласился. — Мальчик мой, а ты можешь рассказать о крестажах? Сколько их ещё? Или только дневник? — Дамблдора видимо волновало только это, но у меня были иные планы. — Расскажу, но позже. Сейчас есть дело поважнее, — я внимательно посмотрел на Гарри и перевёл взгляд обратно на директора. — Сириус Блэк. Он невиновен, надо вытащить его из Азкабана. — Но, доказательства, — начал мямлить Альбус. — Профессор Дамблдор! Вот вы взрослый человек! Не побоюсь этого слова, великий волшебник! Но неужели горе от потери соратников настолько затуманило ваш разум, что вы не додумались использовать сыворотку правды? Ладно, допустим закончились все запасы на пожирателях (боже, какой бред я несу!), но у вас на службе имеется сильнейший легилимент! Что с вами тогда случилось, что вы на двенадцать лет упекли невинного человека в такое жуткое место! — я уже кричал.       Великий волшебник молчал и смотрел на свои скрещенные пальцы. — А кто такой Сириус Блэк? — спросил Поттер. — Твой магический крёстный, — ответил я. — И да! Кстати, о птичках! Профессор, вы вообще знаете, что такое — Магический крестный отец? — видимо осознание накрыло старика с головой, а на глазах навернулись слёзы. Мне стало не по себе, но жалко его не было, Альбус должен был тогда включить голову и позаботиться о своих людях, а не прорабатывать стратегию по скорейшему уничтожению приспешников Волан-де-Морта и не сажать бездумно своих же в тюрьму. — Кстати, Альбус, вопрос с магловскими родственниками Гарри ещё тоже не закрыт, — жёстко припечатала Августа. — Тебе удалось запудрить мозги министерским крысам, но от меня ты так просто не отделаешься! — Мама, давай потом, ты видишь, что ему и так плохо, — не думал, что мой отец такой жалостливый, и как только аврором то работает. — А я, наоборот, думаю, что надо все вопросы прояснить здесь и сейчас, — а вот от мамы не ожидал. Но она сидела поджав губы и сердито смотрела на Дамблдора. Оно и понятно, мама прикипела к Гарри, как к родному.        Видимо Дамблдор собрался ответить на заданные вопросы и уже набрал в грудь воздуха, как перед прыжком в ледяную воду, но в камине заплясал огонь и в гостиную шагнула гостья. — О! Гермиона! Ты как раз вовремя! Бабушка, мама, папа, это Гермиона Грейнджер — наша с Гарри одноклассница и подруга. А Рон… — Рон слишком впечатлительный в последнее время, — она усмехнулась, — я решила, что не стоит ему знать. — Что знать? — справился с эмоциями директор и теперь с интересом поглядывал на клетку в руках Грейнджер. — То, что его любимица, крыса Короста, на самом деле опасный преступник — Питер Петтигрю, — я думал, что директор прямо на месте кони двинет, так уж он натурально за сердце схватился. — Подождите умирать, профессор Дамблдор, — мама, мама, ты ж его доведёшь окончательно, — вам ещё в суде свидетельствовать. Сначала вытащите Сириуса, а потом можете и за сердце, и за голову хвататься. Дорогая, присаживайся, — она похлопал по стулу рядом с собой, приглашая Гермиону присоединиться.

***

       Общество взволновалось от новостей, когда Альбус подал прошение о пересмотре дела двенадцатилетней давности. Была применена сыворотка правды к Сириусу Блэку, а как финальный аккорд предоставлена клетка с крысой (ну любит Дамблдор красивые жесты, этого у него не отнять). Одно короткое заклинание и перед судом стоит дрожащий человек без пальца на руке. Сириус был оправдан и отправлен в клинику на лечение, годы тюрьмы не прошли для него даром. Гарри был и рад и не рад одновременно. С одной стороны родной человек появится, а с другой он боялся, что крёстный не захочет с ним знаться. Я как мог успокаивал друга, но Сириус справился лучше меня. Когда мы пришли навестить его, Блэк выглядел значительно лучше, уже не был похож на оборванного беспризорника, даже на щеках присутствовал румянец. Он очень обрадовался Гарри, плакал, сожалея, что не мог заботиться о нем все эти годы, обещал привести дела семьи в порядок и предложил Поттеру потом жить с ним.

***

       Рон довольно легко отнёсся к пропаже своей питомицы, подумал, что та просто ушла под какой-нибудь куст умирать — двенадцать лет для крысы долгая жизнь.        С исчезновением Питера Петтигрю в семействе дела потихоньку стали налаживаться, словно спала пелена с глаз. Как я и предполагал, все эти годы Питер накладывал слабенькой проклятие на семейство. Оно должно было приносить несчастья, но не до летального исхода, где бы тогда крыс жил?

***

— Неужели этот год будет спокойным? Без приключений, и я смогу спокойно учиться? — подозрительная тишина в ответ насторожила. — Кто в этот раз будет несчастным преподавателем Защиты? — нарушил тишину Малфой.       Мы сидели за одним столом в Большом Зале и вяло ковыряли завтрак. — Ты когда подсел? — я действительно не увидел, когда он сел к нам за стол. — Недавно. Нев, в каких облаках витаешь? — блондин заглянул мне в глаза. — Ни в каких. Профессор Люпин, — ответил я на его вопрос. — Дамблдор же вчера вечером объявил. — Ой, да у меня только одна мысль была вчера: «СПАТЬ!» — отмахнулся Драко. Остальные согласно покивали. — А я не понимаю, зачем вы все тащитесь в школу на поезде. Трата времени и сил. — Традиция, — пожал он плечами. — Способ завести выгодные знакомства на будущее. — Ну да, ну да. Ладно, пошли на занятия.        Я зашёл в кабинет прорицаний и осмотрелся. Мдаа, Гермиона была права — лавка шарлатана в чистом виде. От благовоний начинала болеть голова. Профессор Трелони доверия не внушала, говоря заунывным голосом и пророча смерть всем, кому не попадя. Я быстро заскучал, но потом появилась Гермиона и дело пошло веселее. Она шёпотом едко комментировала каждую фразу учителя, а я покатывался со смеху, чем и вызвал к себе ненужное внимание Трелони. — Дорогой мальчик, что ты видишь в чашке? Расскажи нам, — как укуреная сова профессор нависла надо мной, сверкая линзами очков. — Я вижу там остатки дешёвого кофе*, профессор, — ответил я. — Что? — не поняла она. — Кофе, говорю, дешёвый! Предсказания только на хорошем кофе получаются! — громче сказал я. Гермиона попыталась замаскировать ржач под кашель. — Я попрошу бабушку прислать вам. А пока я вижу в чашке размазню. — Я сразу поняла, что в вас нет способностей к прорицанию, молодой человек, думаю вам не нужно больше посещать мои уроки, — скорбно похлопала меня по плечу Трелони. — Вам, кстати тоже, юная леди. — Гермиона горячо закивала, схватила меня за руку и потащила из класса. — Ой, не могу, — не могла никах успокоиться девушка, — кофе у него не тот! — Да ладно, скука же смертная. И зачем я записался туда? — Невилл, Гермиона! — по лестнице, подражая шару для боулинга, скатился Поттер. — А ты то чего? — удивилась Грейнджер. — Да она уже десять минут мне смерть предвещает, мучительную. Надоела! Как стрекоза над ухом зудит: «Гримм! Смерть! Бедный мальчик!» — Даа, образование в школе оставляет желать лучшего. — Раз уж у нас образовалось свободное время… Нев, может расскажешь о крестражах? — Гермиона свалила стопку книг на подоконник, запрыгнула рядом и закачала ногой. Я сел слева и похлопал ладонью по месту около себя, приглашая Гарри присоединиться. — Ну что ж… Ещё существует кольцо Марволо Мракса — оно в хибарке этих самых Мраксов, но как его достать без последствий я пока не знаю; чаша Пенелопы Пуффендуй — лежит в хранилище Беллатрикс Лестрейндж; диадема Кандиды Когтевран — это самое лёгкое, она тут в школе; Нагайна — где она ползает, я понятия не имею, и… — я не знал, стоит ли говорить сейчас о последнем крестраже. — И? — поторопил Гарри. — И ты, — я закрыл глаза, боясь смотреть на реакцию друга. — Вау! — неопределённо произнёс Гарри. — Когда он убил твоих родителей и развоплотился, часть его души перешла к тебе, и только твоя смерть может её уничтожить. — Вау! — повторил Гарри. — Мне нужно подумать, ребята, я пойду прогуляюсь, — он спрыгнул с подоконника и направился в сторону ворот. — Что делать будем? — Гермиона смотрела ему в спину и нервно щёлкала пальцами. — Не знаю. — Расскажем Дамблдору? — Придётся, — я подумал, что кроме него, я никем не готов пожертвовать, чтобы достать крестражи.

***

— Кто скажет, что такое боггарт? — Люпин начал занятие в точности как в каноне. Меня не вызвали первым, не было Снейпа в бабушкиной шляпке, но были пауки у Рона и ужас в глазах преподавателя, когда настала очередь Гарри. И когда Люпин собирался кинуться Поттеру наперерез, даже не посмотрев в кого превратится боггарт, я психанул и кинул в него обездвиживающее заклинание. Ну серьезно! Как Поттер мог бояться того, кого ни разу не видел? А боггарт как тогда изобразил бы лорда? Откуда чердачная чувырла знала, как тот выглядит, если сам Поттер не знал?        Дементоров не было и Гарри их никогда не встречал, и непонятно с какого рожна Люпин кинулся закрывать Поттера. Предсказуемо боггарт превратился в луну и исчез в виде воздушного шарика, а занятие было поспешно завершено. — Профессор, могу я с вами поговорить? — Люпин удивлённо на меня посмотрел, но согласился. — Перейду сразу к делу. Я знаю, кто вы. И меня волнует только один вопрос — вы пьёте зелье, которое вам варит профессор Снейп? Если да, то хорошо, в противном же случае я вынужден буду пожаловаться на преподавателя — оборотня, который не может контролировать свою звериную сущность, — по мере того, как я говорил, глаза Люпина округлялись всё больше (какие нервные все). — Откуда ты узнал? — выдавил из себя недозверь. — Вас не это волновать должно, а безопасность студентов. Полнолуние уже послезавтра, и я надеюсь, что не услышу вашего воя близ школы. Я вас предупредил, — я повернулся и вышел из кабинета. Руки слегка тряслись от волнения. Он мне не нравился и я не доверял ему. Я помнил, что по собственной невнимательности в каноне Люпин не выпил зелье и во что это всё вылилось. Я не хотел такого же исхода — мало ли кто окажется поблизости.       Не знаю внял ли моим словам профессор или увидел что-то такое в моих глазах, но полнолуние прошло тихо и спокойно, без происшествий.

***

— Профессор Дамблдор, можно? — я поскребся в директорский кабинет и приоткрыл дверь. — Да, да, Невилл, проходи. О чём ты хотел поговорить? — Вы так сильно доверяете Люпину, что взяли оборотня на должность преподавателя? — Ты и об этом знаешь, — уже не удивлённо произнёс Альбус. — Я уверен в Ремусе, как в самом себе и даже больше. — Вот как? Ну что ж… Я вообще не поэтому пришёл. Мне нужна ваша помощь с крестражами профессор. Мне было видение ещё об одном — кольце Мракса. Но я не смогу его найти самостоятельно, мне не хватит ни знаний, ни умений. — Кольцо? Конечно я помогу, это мой долг! — директор сел на любимого конька. — Ради всеобщего… — Почему вы отправили Гарри к Дурслям? — я перебил его на полуслове. Дамблдор поперхнулся воздухом от неожиданности. — Я…понимаешь, мальчик мой, я искренне верил в кровную защиту Лили. Если бы я знал, что к Гарри так отнесутся, я бы никогда… — И за эти годы вам ни разу не пришло в голову проверить героя магического мира? Вот так, сбагрили и забыли? Вы знали адрес, как знали и то, что Петуния ненавидит волшебство всей душой. Неужели вы думали, что она спокойно примет подброшенного ей на шею сироту-мага? Да, вы защитили Гарри от Лорда под кровной защитой. Только забыли защитить его от этой «родной крови». — Я понимаю, что ошибся и поспешил с выводами. Что обрёк ребенка на несчастную жизнь. И я хочу сейчас только одного — искупить вину перед Гарри, — Дамблдор отвёл взгляд и я понял, что правильно выбрал жертву для кольца. — У вас будет такая возможность. На кольце лежит мощное проклятие, взаимодействие с которым сулит смерть, — я в упор посмотрел на Альбуса. В его глазах плескалось сожаление, страх и обречённость, а так же то, что я хотел там увидеть — безоговорочное согласие. — Если вы его коснётесь, то долго не проживёте, но одним крестражем станет меньше, что увеличит шансы Поттера выжить. — Когда? — спросил директор. — Вам решать.

***

       И чего все так рвались в этот Хогсмид? Ну деревня и деревня. Но друзья были в восторге. Ладно, сменить обстановку мрачного замка на пестрые магазинчики и кафе, было не такой уж плохой идеей, признаю. Но я чувствовал себя нянькой при шаловливых детях, пока таскался с друзьями от витрины к витрине. Гарри встретился с Сириусом, которого отпустили на пару часов из клиники и покинул нашу дружную компашку. — Эй, Малфой! Не тошнит? — мы обернулись на резкий оклик. — Чегоо? — я вот как и Драко тоже не понял наезда. — Не тошнит тебя, спрашиваю, — к нам подходила компания слизеринцев. — С грязнокровкой так близко стоишь, от запаха грязи должно быть блевать тянет? — пока Малфой возмущённо набирал в грудь воздух, чтобы достойно ответить, Гермиона подняла палочку и прошептала парочку заклинаний, делая взмахи кистью. У одного из парней быстро стали расти передние зубы, у второго язык распух и вывалился изо рта, как у собаки и тонкая струйка слюны закапала на землю. А третьему просто молча сломал нос подскочивший Рон. Уизли стал намного уравновешеннее, сосредоточеннее и молчаливее с тех пор, как стало известно, что в его семье жил предатель и убийца. А теперь он решил защитить подругу таким способом и, что говорить, это смотрелось эффектно, особенно когда раздался характерный хруст и брызнула кровь. — Отличный удар, Рон! — восхитился Драко. — Извини, Гермиона, не сразу сообразил, что им ответить, ты тоже была крута. — Да ладно, они просто идиоты, — махнул я рукой, — Гермиона самая сильная ведьма в школе, они просто захлебываются ядом от зависти, вот и злословят. Ни у кого из нас не возникало и мысли так о тебе подумать, Герм. — Да, я знаю, — спокойно пожала плечами девушка. — Спасибо, Рон, удар и впрямь был отличный. — Не за что, — улыбнулся в ответ парень и мы спокойно продолжили путь до школы.

***

       Дамблдор по моей наводке сунулся за кольцом и заработал тёмное проклятие. Снейп варил кучу зелий, чтобы хоть ненадолго замедлить распространение. Но, если судить по виду, самому Альбусу они не были так уж нужны: он смирился со своей участью и думал, что этой жертвой отплатит за страдания Гарри. А я не отговаривал.        Диадему мы нашли с Гермионой и Драко довольно быстро, и с помощью яда василиска уничтожили и её и кольцо. За медальоном отправили Сириуса. Кричер долго сопротивлялся, но потом сдался и притащил заныканный крестраж, который постигла та же участь, что и остальных. С чашей было уже сложнее — Беллатрикс полностью лишилась ума, сидя в застенках Азкабана. Малфои, после ненавязчивого внушения со стороны наученного мной Драко, начали подготовку к оформлению опеки над родственницей. Когда, наконец, после долгой бумажной волокиты и множества взяток нужным людям, опека была оформлена; несчастная Белла была переведена из тюрьмы в психиатрическое отделение Мунго, чаша извлечена из хранилища и уничтожена.        Почему Гарри не участвовал во всех этих махинациях? Да и мы постольку-поскольку? Потому что я считаю, что такими вещами должны заниматься взрослые маги, но никак не дети, пусть они и волшебники.        Поттер вообще ходил очень задумчивый с тех пор, как узнал о наличии в своей голове крестража, и трогать его лишний раз не хотелось — пусть парень всё обдумает.       Год прошёл без приключений, что меня очень радовало. Из крестражей остались только змея и Гарри. Оставалось совсем немного времени до появления Волан-де-Морта в стране. Будет ли он воскрешен пока неизвестно, но мы должны были быть готовы. Ведь впереди нас ждал Турнир Трёх Волшебников.

***

— Нев! — от громкого шёпота Гарри я чуть не подпрыгнул. — Нев! — Да, чего?! — А ты прям уверен, что моё имя кинут в кубок? Прям на сто процентов? — На двести! Замолчи уже! Знал бы, что ты будешь вести себя в засаде, как шило в зад… ладно, проехали. Сиди и молчи! — тишина наконец настала и я сосредоточенно наблюдал за кубком из неприметной ниши позади массивных доспехов. В Большом Зале, освещённом только несколькими магическими факелами, было неуютно находится, но выбора нет.        Грозного Глаза в этом году не приглашали на должность преподавателя, так как Люпин видимо снял проклятие и остался на второй год, что немало удивило всех в школе. Но даже при отсутствии подставного экс аврора, я был уверен, что Крауч младший найдёт способ пробраться к кубку, а посему я решил устроить засаду. Но вот уже прошло несколько часов и жутко хотелось спать, а никто так и не пришёл к кубку. Я уже собрался плюнуть на эту затею и пробраться до родной кровати, как дверь в помещение еле слышно скрипнула. Гарри за моей спиной весь подобрался, как гепард перед прыжком. Мелькнула чья-то тень, но при таком слабом освещении рассмотреть, кто это, не представлялось возможным. Поэтому, когда этот некто подобрался поближе к кубку и занёс руку, чтобы бросить листок с именем, я произнёс заклинание, и Большой Зал осветился тысячами ярких огоньков. Гарри не отставал и бросил заклинание остолбенения.       Мы вышли из своего укрытия и подошли поближе; в нелепой позе у кубка застыл наш вечный завхоз Аргус Филч — я даже удивился, что это он. — Мистер Филч! — возмущённо рявкнул Поттер и вытащил из скрюченный пальцев смятый листок. — Ты был прав, Невилл, тут моё имя! — Гарри предусмотрительно вернул листок обратно в руку старика. — Зовём? — Зовём, — ответил я и с восхищением смотрел, как Гарри вызывает телесного патронуса. Олень был прекрасен. Мне так и не удалось вызвать что-то внятное — какая-то дымка вылетает и всё, как ни бился со мной Люпин, а потом и сам Гарри.       Спустя пару минут в Зал забежали преподаватели. — Ты всем сразу что ли патронуса отправил? — Только Дамблдору. — Ну понятно: без эффектов не умеет человек жить. — Мистер Лонгботтом! Мистер Поттер! Что это всё значит! — в своей любимой манере начала Макгонагалл, выпучив глаза. — Подожди, Минерва! Сейчас нам всё объяснят, — успокаивающе заговорил Альбус и посмотрел на нас взглядом «как вы меня уже задолбали раньше срока в могилу с вами слягу». Я на это только плечами пожал, мол «я-не я, и хата не моя», а Гарри повторил мой жест и состроил невинные глазки. Я уже говорил, что он хороший актёр? — Так что тут происходит? — сквозь зубы процедил, как выплюнул, профессор Снейп. — И может уже стоит расколдовать уважаемого мистера Филча? — Нет! — одновременно заорали мы. — Сначала посмотрите, что у него в руках! — сказал я. Когда Альбус вытащил клочок бумаги с именем Гарри, я продолжил. — Он хотел кинуть имя Гарри в кубок, чтобы тот стал участником турнира. И я бы проверил его с сывороткой правды по поводу его личности, — я выразительно посмотрел на Дамблдора, пытаясь донести свою мысль, но Снейп оказался сообразительнее директора. — Вы считаете, что это не наш завхоз, а кто-то другой, верно? — даже скорее утвердительно сказал профессор. Я кивнул и указал на небольшую фляжку, выглядывающую из кармана потрёпанной мантии. Снейп открыл, понюхал: — Оборотное зелье… Теперь понятно, кто воровал мои личные запасы, — Снейп взмахнул палочкой и веревки скрутили злобно вращающего глазами завхоза. — Не стоит проводить допрос здесь. Давайте его в мой кабинет, — теперь уже собранно произнесла Макгонагалл и пошла вперёд. — А вы — спать! — остановил нас Дамблдор. — Чего! — даже я возмутился, а какого было Поттеру? Его же разорвёт от любопытства! — Того! — совсем не по-профессорски ответил директор. — Без вас справимся уж как-нибудь! И чтобы до конца турнира не отсвечивали, ясно! — даа, довели мы старикана видать.

***

       Турнир проходил откровенно скучно: вперёд вырывались все участники по очереди, Крам пытался покорить нашу Гермиону своим мужественным молчанием и каменным лицом, но пока девушка держалась и тихо ржала в уголке от каждой нелепой попытки подкатить. Рон флегматично не обращал на всю эту кутерьму внимание, и вообще кажется в этой жизни он не питал особых чувств к нашей всезнайке. Драко пытался покорить сердце белокурой вейлы и бегал за Флёр — тут уже ржал и я, и Гарри. Кто нравился Поттеру я не знал, да и не спрашивал, а он сам не говорил. Мне об амурных делах думать было некогда, меня занимали мысли об оставшихся крестражах. Змею мы ещё как-то сможем найти и грохнуть, а вот что делать с осколком в голове Поттера? Неужели придётся отправлять его на встречу с Лордом? Не хотелось бы.        Победил в турнире Крам. Седрик стал вторым, но благодаря поддержке друзей со своего и других факультетов, не сильно этому расстроился. А я подумал, что очень рад, что он остался жив, он не заслуживал такой смерти. Флёр кажется даже внимание не обратила, на свой проигрыш, бегая от назойливого Драко — никогда не подумал бы, что наш змееныш может быть таким прилипчивым. Но стоило карете с крылатыми лошадями подняться в воздух, как слёзы расставания мгновенно высохли на щеках блондина и он с торжествующей миной на лице подошёл к Горлу и Креббу, что-то им сказал, повернулся и сверкая улыбкой подошёл к нам. — И что это было? — спросил я. — Драко поспорил со своими одноклассниками, что вейла падёт от его чар! — просветили нас всех Гермиона. — Какова была цена вопроса? — Триста золотых, — самодовольно ухмыльнулся Драко. — А чему ты улыбаешься? Она же от тебя весь год бегала, как от огня? — не понял я. — Не весь! — заржал Драко и потряс мешочком перед моим носом, в котором звенели монетки. — Вот ты жук! — вот уж от кого, а от Гермионы восхищения я не ожидал. А как же женская солидарность! — Кстати! Что там с Виктором? Ты сдалась? — я честно не понимал, когда эти двое так спелись. — Ага, щаз! Мне мои брови и волосы дороги! — вот теперь вообще ничего не понятно. — Ребят, а давайте для всех и понятным языком! — попросил, практически взмолился, я. Гермиона и Драко переглянулись и заржали, аки те самые улетевшие кони. — Драко поспорил со мной, что я сдамся под напором Виктора и буду с ним встречаться, — девушка закатила глаза к небу, будто глупее в жизни ничего не слышала, — а на кон поставил мои волосы и брови, которые я должна была бы сбрить в случае проигрыша. А так как я не проиграла, давай мне мои триста золотых! — боже, женщины — адские создания! И видимо Малфой был со мной согласен, когда отдавал свой выигрыш.        Как только гости разъехались, к нашей компании подошла Макгонагалл и сообщила, что нас всех ждёт в кабинете директор. Когда мы скопом завалились к Дамблдору, то увидели приинтереснейшую компанию: мой отец; сам директор, добродушно улыбающийся всем сразу; Снейп, с недовольным видом взирающий на Альбуса; Люциус Малфой, поджавший губы и смотрящий на всех с пренебрежением; Молли Уизли, что-то быстро говорившая своему мужу и профессор Макгонагалл, которая зашла следом за нами. Что-то мне не нравится это сборище! Можно я пойду? — Нельзя! — прошипел Снейп. Я и забыл, что он легиллимент. — Итак, господа, — душевно начал Дамблдор. — Теперь, когда наши гости нас покинули, мы можем заняться делами насущными. В самом начале года в школу пробрался опасный преступник — Барти Крауч, попытавшийся подставить Гарри. Он собирался бросить его имя в Кубок огня, тем самым заставив его участвовать в состязаниях, что очень и очень опасно. Благодаря нашим отважным героям Крауч был остановлен вовремя и передан в Аврорат. Мистер Лонгботтом, какова его судьба? — Барти Крауч приговорён к поцелую дементора. Приговор будет приведён в действие через неделю, — отрапортовал отец. — Это всё чудесно, но можно уже к сути дела перейти? — мда, к общению Снейп явно расположен не был. — Дело в том, что мы так и не смогли выяснить, для чего он пытался заставить Гарри участвовать. Когда этот вопрос был задан, Барти откусил свой язык, но не выдал тайну, — развёл руками Альбус. — Я знаю зачем, — раз уж притащили нас сюда, то не затем, чтобы мы просто послушали, верно? — В лабиринте Гарри первым бы добрался до кубка, который был бы портключом. Поттер попал бы прямо в руки Лорда и его приспешников, — я быстро посмотрел на Малфоя. — Так получается Лорд вернулся? — это я страх в голосе Люциуса сейчас услышал или мне показалось? — Точно не знаю, но для возвращения ему пришлось бы провести ритуал, в котором одним из ингредиентов была бы кровь Гарри, — Поттер отлично держал лицо, даже выражение глаз от новостей не поменялось. — Кровь Гарри, а что ещё? — Снейп проявил интерес к беседе, о чудо! — Кость отца и плоть верного слуги, кажется так. Ещё жидкость какая-то была, похожа внешне на кровь единорога и нечто отдалённо напоминающее ребёнка. — Голем. Альбус я отлучусь… — профессор вежливо всем кивнул и выскочил за дверь. — Так выходит ничего не вышло? — поинтересовалась Молли. — Он не вернулся? — Не знаю, миссис Уизли, не знаю. Если не получилось на этот раз, то может получится в другой. Не с этим ритуалом, так с другим. — Мы должны быть готовы, — вскинулась женщина. — Мы должны́ защитить детей! — неужели хоть кто-то вспомнил, что мы всего лишь дети! Мир перевернулся? Или Тёмный Лорд стал ангелом? — Эти дети почти в одиночку нашли информацию о крестражах и помогли их уничтожить, Молли, не говоря уже об всём остальном, — покачал головой Дамблдор, — мы должны научить их сражаться! — я чуть головой о стену не долбанулся от этого заявления. — Директор, вы сошли с ума? — папа сложил руки на груди и недовольно посмотрел в сторону директорского стола. — Какое сражение? Дети, которые кроме экспеллиармуса толком ничего не учили, будут сражаться с магами, которые бросаются непростительными, как рисом в молодожёнов в день свадьбы? Серьезно? А может мы их сразу в аврорат служить отправим? А мы, взрослые, что делать будем? Сидеть, жевать попкорн (я водил родителей в кино на каникулах) и наблюдать со стороны? Хорошее кино получится, только жаль жанр больше на ужасы похож! Дети погибнут, Альбус! Я не готов пойти на эти жертвы! — Но ради… — Даже ради всеобщего блага! — рявкнул отец. — Хочешь воевать? Иди и воюй! А мой сын не выйдет против этой кучи чокнутых! — я аж прослезился. Не ожидал такого. Гарри тоже стоял не дыша и кажется в его взгляде, направленном на отца, мелькали розовые сердечки. — Кхм, кхм! — прокашлялся Малфой. — Я согласен с мистером Лонгботтомом. Пусть Драко и довольно искусен в боевых заклинаниях, но выставлять его против пожирателей я всё же не рискнул бы. У меня только один наследник, так что в этой заварушке на моего сына не надейтесь. Я лично помогу, чем смогу, в силу своих возможностей конечно, но на большее не рассчитывайте. — Да, да. Без Рональда тоже придётся обойтись, Альбус. Пусть у меня и много сыновей, но я ни одного не готова терять, — поддержала остальных миссис Уизли. — А за меня даже и заступиться некому, — подала голос Грейнджер. — И если уж чистокровным волшебникам нечего делать в этой битве, то мне тем более. — Вы ошибаетесь, мисс Грейнджер, — строгим голосом сказала Макгонагалл. — За вас есть кому заступиться и даже умереть при случае, — женщина положила руку на плечо Гермионы. — Вы на моём факультете, а значит вы моя семья, как и все остальные мои студенты. Пусть я этого и не показываю, но за каждого из вас я горло перегрызу. За каждого, слышал Альбус!        Дамблдор сидел на своем директорском троне и взирал на присутствующих нечитаемым взглядом. Сбоку в клетке ютился ранее притихший Фокус. Но тут птица встрепенулась, что-то прощебетала и сгорела. На директора это подействовало, как спусковой механизм: — Верно Фокус… Вы все несомненно правы! Мне не так уж много осталось, — усмехнулся старик. — Так почему бы не окончить свои дни как подобает настоящему волшебнику — в бою с врагом, а не прячась за спинами детей!        Нас ждал ещё один тяжёлый год. И что он нам принесет никто не знал, даже я.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования