Вовсе не похож на чудовище

Джен
R
Завершён
83
Размер:
39 страниц, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
83 Нравится 19 Отзывы 20 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
За большим окном темной гостиной виднелась вся бесконечность мира. Темная и холодная, прямо как подоконник на котором уже пару минут.. или пару часов сидел один Маг. Один такой же холодный Маг, который в эту звездную ночь не смог податься в царство Морфея. Возможно, мягкий диван на самом деле был не таким уж и мягким; возможно, он боялся заснуть; возможно, он просто не мог отвести взгляд от ночного неба, которое на горизонте уже стало принимать яркие оттенки. А возможно, все это вместе. – Привет, я подсяду? – Тихо спрашивает до боли знакомый голос. Данил пропускает смешок, вспоминая историю, на что получает вопросительный взгляд от друга, который уже сидел напротив, кое-как поместив меж длинных ног свои. – Помню так со мной директор поздоровался, мы тогда опять что-то натворили. Я сидел в коридоре и был в своих мыслях. – Пояснил старший и вернулся к разглядыванию неба, вспоминая ту ночь после боя, ту крышу и ту падающую звезду. Но резкий поток приятных воспоминаний не прервал другой поток, и не сгинувшие мурашки по всему телу от холодного воздуха. – Боишься? – Нет. – Соврал Маг и опустил рукава темной ткани чтобы парень не опроверг вранье. – А я вот очень. – И Даня невольно поворачивается и смеряет Антона странным взглядом. – Такая хрень очень сильно пугает, знаешь ли. Но о чем я, ты же постоянная льдина. Старший недовольно хмурится. – Я..я не "льдина"! – Клинок повторяет действие друга и через секунду смотрит в серые глаза. Но молчит. – Просто в отличие от некоторых мне проще держать все в себе. – Тебе будет проще когда ты как раз перестанешь держать в себе все это. Давай попробуем! – Антон вскидывает брови и слегка улыбается. Дане становится не по себе. – Ч-чт.. – Почему ты не спишь? Не лги мне. Маг пару секунд пытается понять связь, но сдается. Понять Черемисина невозможно, и на этом факте он неплохо заработал на спорах ребят. – ..Хорошо. Я запутался, впервые за столько времени и очень сильно. – Парень пропускает тот момент когда запутался в себе и в Антоне, ведь до сих пор не распутал все это. Сначала тщетно принимал для этого многочисленные попытки, но потом проглотил и пытался не вспоминать. Однако плохо пытался. – И да, я соврал, мне безумно страшно. Я не импровизирую на ходу как вы, Тох, а тут.. – Тогда просто подумай о бабочках с цветочками и усни. Мы еще раз откроем книгу и все проясниться, хорошо? Вали спать, чудище. Антон вскакивает и хлопает парня по башке, на что получает улыбку и также устало улыбается в ответ. Мурашки пропадают вслед за силуэтом друга, а диван на сей раз и вправду кажется безумно мягким и уютным.

***

– И почему я не удивлен? – Старший просыпается ближе к обеду и лицезреет только одного полумертвого, но все же бодрствующего, человека – Хелдор сидит на кухне с полной чашкой остывшего кофе и смотрит вперед практически не моргая. Занятия обошли всех стороной.. или они пролежали в стороне от занятий. А Даню вдобавок обошли стороной всякие сны, оставив за собой простое чувство бодрости. – Утра. – Александр не изменяет ни позу, ни взгляд, только шевелит ртом, а хриплый голос добивает криповый образ Защитника. – Я как будто ночью выпил половину всех запасов алкоголя таверны порта. – Я слышал, что у них пойла ровно столько, сколько воды в море, омывающего их берег. – Именно. Не имея явного смысла продолжать разговор, исход которого явно будет сведен к монологу Саши о смысле жизни (Даня уже совершил пару ошибок когда Ренц был в таком состоянии) парень пошел на второй этаж в библиотеку семьи Линды, в углу которой мирно посапывал Дмитрий. Вооружившись книжкой в черно-золотой оправе, парень сел на мягкое кресло напротив камина и попытался полностью уйти в мир страниц и строк, дожидаясь, пока все парни проснутся. А возможно он просто перемещал момент истины куда подальше. Книга являлась путеводителем в мире магии для чайников. Гаврилов, промотав все, что он и так знал с пеленок, остановился на разделе драконов. Изучив характеристики и внешний вид каждого как будто в первый раз, Маг не нашел ни одного упоминания о способностях к гипнозу. Далее шли войны, их краткая биография по которой делали постановки в театрах. Каждый был легендой, народ знал практически все имена и лица героев. Даже тех, кто на своем веку замочил хотя бы одного хилого дракона. Данил не исключение. Чем больше он вчитывался, вглядывался, чем больше он искал и сравнивал, тем больше Маг сомневался в правдивости своих видений. Он знал, что также как и существует запретная магия, о которой даже разговаривать – величайший грех, так и существует список людей которые совершили что-то поистине непростительное. И, вспоминая обрывки чужих воспоминаний где не было ничего кроме друзей, богатств, почета и бесконечных побед над чудовищами, Гаврилов сгорал от осознания, что неизвестный герой за один проступок мог напрочь забыться историей. И этот проступок Гаврилову был интересен. – Дядь, а-ау? – Перед глазами быстро движется чья-то раскрытая пятерня и Маг приходит в себя. – О! Пацаны, Данька жив! – Упырь совсем? Рано мне помирать в кресле Артема. – Медалист щурится, но все же молча отступает и удаляется в соседнюю комнату. Старшему остается лишь следовать за ним. Комната, где уже стоят пять человек, выглядела как место для проведения обрядов Черной крови – секты фанатиков черной магии: окна были закрыты ставнями; сама она была чересчур пуста а в центре стоял.. табурет и книга, которой вокруг были расставлены зажженные свечки; парни же были одеты в свою боевую форму (все кроме Гаврилова, с открытым ртом оценивающего сие место) и расположены замкнутым кругом. – Я так полагаю, что надеяться на хоровод в честь чьих-то именин мне не следует. – Маг медленно проходит через парней в центр и под молчаливый поддерживающий оркестр друзей, осторожно прикасается к замку и вновь открывает его. – Книга только для Магов, кажись. – Шепчет кто-то справа. – Ты гений, Тема. – А этот голос Даня все же распознает – Антон явно на нервах как и он сам. – Не тяни коня за яйца.. кх. Открывай уже эту хрень. Данил все также медленно переворачивает первые страницы, а после чувствует некое покалывание в грудине. Слышится как что-то громко шебуршит со стороны парней. – Так, а вот это не прикольно. – Серега отходит от холодной стены на встревоженный голос Саши. Вмиг его непонимающее выражение лица сменяется на испуганное. Из металлических глаз Мага идет бесконечное количество голубой маны. Такой поток в обычной ситуации должен был продержаться не больше пары секунд и то теоретически, ведь тратить свои силы впустую – идиотская затея. Но сейчас все свечи тушатся и вместо прежнего темно-красного света, комнату освещают яркие голубые линии в воздухе, которые исчезали куда медленнее, чем появлялись. – Д-дань? – Дрожащая рука Черемисина опускается на напряженное плечо парня. Шлейф магии становится тише – Можем зак.. – Нет. – Голос звучит грубо, режет слух и Антон сжимает зубы, отступая назад. Слышится глубокое дыхание, а со стороны Черемисина – нервное постукивание ноги. В этот раз уже на плечо Клинка падает рука, рука близь стоящего, Фишера. В тишине все успокаиваются. – Нил,* Разбойник.. Клинок, да, Клинок. Портрет на второй или третей странице. – Проговаривает Гаврилов абсолютно не своим голосом. Страницы переворачиваются и открывают вид на усталого парня с рыжеватыми волосами и парой шрамов на лице. – Надеюсь вы внимательно слушаете. Иначе.. вы можете что-нибудь упустить. Что-нибудь важное. Я не буду останавливаться, не буду повторяться, а вы не будете меня прерывать. Для вас я прошлое. В книжках меня не найдете, не старайтесь, однако я и остальные немало сделали чтобы вы все до сих пор расхаживали по земле, однако еще недостаточно, чтобы поменять все.. Присаживайтесь, ребят. Итак, где я родился в чем пригодился – нахер вам не нужно, однако запомним, что мой папаша был слегка шибанутым, а мать чересчур недоверчивой. До лет шестнадцати пару раз попадался в розыск и в пять раз больше менял имена и города. Что любил? Скрываться. На остальное времени было не особо много, знаете ли. Потом случилось искушение и я попал в шайку, где меня обучили и из лука стрелять, и хер местным торгашам за повышенную сумму клинком обрезать. А потом шутки кончились и я неожиданно оказался полезен в зачистке территории какого-то королевства. Примерно к восемнадцати годам был нанят в низшие ряды стражи того самого королевства. Выше этого с моим классом попасть было невозможно, но именно из-за этого я познакомился с.. интересными и до безумия хреновыми уродами. Через какое-то время мы узнали о всех проступках нынешнего короля, ну и.. убили его, попутно забрав ценности из его хором. Мы сбежали в ближние горы где, как оказалось, водились не только до одури сильные твари, но и сами драконы. В барахле некогда короля, мы нашли эту книгу которая вывела нас на первый этап путешествия. Мы за пару месяцев завалили около пяти десятков дракош. Только единственный Маг – Эндрю*, мог прочесть книгу. В один день его брат поддался алчности и ушел к народу получив статус героя. Его озолотили, а мы продолжали скитаться. Нас оставалось четверо, и спустя пару лет мы дошли до последних испытаний книги. Магу нужно было приручить дракона. Кажется самого сильного дракона. Ну, типа. Эндрю был настойчив и, собрав все что нужно, мы двинулись в предполагаемое место. Через пару дней добрались до Великого водопада на.. место, дорогие картографы, найдете сами. Итак, мы добрались до водички и эта водичка, конечно же магическим образом раздвинулась пред нашими ногами и мы вошли в скалу. Да, я в жизни об этом не подумал бы. И вот сейчас мы сидим в этой самой скале. Справа двое Вои.. Защитников не могут оторвать глаз от того, что нам открыл какой-то амулет Эндрю. Эта штука, как я понял, одна на миллион и вообще Ники порывается ее продать.. – Эта хрень служит ключом для еще одной хрени. – Слышится голос другого человека. – Нил, перестань так говорить, будто это обычный походик в леске. Нихера это не так, сука. – Я еще не договорил, идиот. – Ты никогда не договариваешь самое важное. – С угла комнаты идет что-то на подобии "кажется, что это и есть тот Эндрю". – Поэтому приходится все делать мне. Из-за Нила мы кажемся идиотами как и он сам, однако мы перешли около полсотни законов парочки стран чтобы просто достать этот ключ.. Хотя да, кажется мы идиоты, но это не главное. Главное то, что скорее всего мы либо умрем и от нас останется лишь эта книга, либо второй вариант, где мы являемся героями мира и вестниками новой эпохи. И уж простите если слышите нас. Итак, к делу. Мы сделали практически все пункты кроме одного, и вам нужно будет открыть Врата этим ключом и каким-то боком засучить.. то есть приручить дракона. Почему у вас это обязательно должно получиться? Во-первых вы все же смогли выкрасть книгу, ведь она должна будет храниться как зеница око – ее невозможно уничтожить, а читать ее ровно тоже самое, что использовать все темные заклятия. – И тут от каждого кроме вестника всей истории раздаются подавленные смешки. Нет, определенно всем было абсолютно все равно на эту вещь. И от этого становится даже грустно. – А второе – у вас есть Маг с такой же манной и кровью как у меня – именно из-за этого книга открылась. – Все, Эндрю, пошли. – Голос прежнего Нила звучит максимально близко, а после все на пару секунд замолкает. После идут шорохи и невнятные слова. – Я ненавижу тебя. – Приглушенно слышится перед тем как Гаврилов в изнеможении подает на пол. Глаза перестают сверкать маной, а парень начинает дышать так, будто целый день бегал от стаи Красных волков. – Ты как, Дань? – В который раз задают ему вопрос, а тот дишь сипло говорит краткое "воды". И вырубается.

***

– Мы просто бродяги, что метят запрыгнуть в вагон уходящего товарника Гаврилов разлепляет глаза и видит перед собой яркий огонь, чувствует его тепло, слышит характерный треск бревен. А еще слышит певший голос Сереги. Из детской кровати все монстры попрятались в долгие ящики И говоря откровенно, каждый новый вагон будто первый И в нем тысячи лиц, что как я, не нашли себе дом, потеряв на безмерной дороге все.. Конец строчки звучит приглушенно, все смотрят как длинная фигура Мага поднимается с мелкого дивана. Сами парни сидели на полу и пили нечто темно-красное. Лишь один Черемисин прибывал в том кресле, где еще сегодня читал Данил, и с еле приоткрытыми глазами устало наблюдал за парнем. – Проснулся. – В действительности пораженно слышится от Медалиста. – Сейчас нальем и тебе, дорогой! – А ты н-не хочешь спросить у.. н..его про самочувстви-ие..? – Данил разворачивается на звук и находит вусмерть пьяного Александра. У того в руках старые детские игрушки Би – деревянный меч и щит. – Зачем? После пару глотков он станет как огурчик! – Настаивает Юрьев. На этот раз Черемисин все же раздраженно зыркает на Защитника. – Ну-у, а может и не надо. Гаврилов молча садится рядом с Сережей и прежняя беседа, разбавленная песнями в исполнении Сереги, возобновляется. – А почему это Тошка трезвенький до сих пор? – Резко предъявляет Би. – От вас голова и так разрывается, обойдусь, спасибо. – Он наотрез отказывался чтобы мы тебя хоть как-то тревожили. Даже завидую. – Шепчет Фишер придвинувшись ближе к Магу, у которого после принятия фразы начинают гореть щеки, и тот подбадривающе хлопает Даню по плечу. Серые глаза Мага встречаются с голубыми, но сил отвести взгляд нету. Пьяное "застолье" у камина на полу затягивается на приличный срок. Когда Артем отрубается, Антон, бокал с элем и Маг выходят из дома, а после поднимаются на скалу около постройки. Если точно сказать – над ней. В былые времена на этом месте творилась полная ахинея. – Что делать будем? – Оба сидят на краю платформы свесив с нее ноги. У Антона в левой руке бокал пойла, во второй – складной клинок, который парень небрежно подкидывал над пропастью. Но ловил. – Мне сон снился. – Сон? Из-за книги что-ль? – Черемисин поворачивает голову и видит утвердительный кивок, парень хмыкает. – Ну просто восхитительно! Так, хорошо, я слушаю. – Тот.. рассказ Нила не был завершен. – Спасибо, что просветил, гений. – Клинок раздраженно пьет до дна и с силой бросает бокал в пропасть. – ..Я возмещу ему. – Сомневаюсь. Ладно, мне снились моменты из памяти Нила. Если кратко: парни по пути к Вратам остановились в большом городе, там пропал Эндрю. Народ каким-то образом узнал о них и всех четверых поставили в розыск как угрозу человечеству. Нилу установили ультиматум, где он выбрал сохранность Эндрю, а сам пошел на демонстрацию к народу, после которой его должны были запытать и казнить. – Это.. жестоко. И это абсолютно не те слова которые Черемисин хотел сказать. Справедливости ради, никакие другие слова так же не были верны. – Хуже, это совершенно несправедливо. – Гаврилов сжимает кулаки и фыркает через зубы. – Нил спас Эндрю не только из-за того, что он необходим в операции, но и из-за собственных чувств. И ровно из-за них остальные парни устраивают для Клинка побег. Парень делает паузу и Антон хмуро косится на него, замечая стеклянные, без единой капли хоть какой-то эмоции глаза. По телу бегут мурашки, мягкие краски делают картину легче, но все же не избавляют его от чувства страха. – Никаких Врат они не находят, лишь пытаются выжить в мире, где на каждом углу можешь наткнуться на листовку их розыска и круглую награду за поимку. И их прижимают, без понятия по какой причине. Их пытали, Антон. А потом прознали слабость Нила и рвали плоть Эндрю его собственной магией у него на глазах. А в конце я на себе почувствовал последний вздох Нила, когда на него надели висельную петлю. И это был вздох полный безграничного облегчения. Амулет сейчас в книге, слышишь меня? Хей? А значит мы не повторим их ошибок. Ни за что.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.