how to save a life

Слэш
R
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Миди, написано 42 страницы, 5 частей
Метки:
Описание:
В маленьком, скучном городке Лебанон был бар.
Примечания автора:
*альтернативный финал, действия которого происходят примерно после 15х19, который в самом деле закрывает все сюжетные дыры и конец, который персонажи заслуживают.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 6 Отзывы 5 В сборник Скачать

the Romance of Certain Old Clothes

Настройки текста
Эйлин Лейхи умела читать лица. Способность шла побочным эффектом к умению читать по губам. Хотя лично Эйлин считает это не умением, а целым чертовым талантом. Из-за таланта ей, собственно, и запретили играть в некоторых казино Лос-Анжелеса. Но и бывало, что талант давал сбои. Самый большим, самый обширным и безнадежным сбоем были братья Винчестеры. Может, дело было во множественных апокалипсисах, что для них было уже как сезонная простуда, а может все шло с детства, как все эти психотерапевты в круглых очках и строгих костюмах продолжают твердить. Смысл был в том, что этот непробиваемый барьер, эти бесконечные слои защиты были именно тем, что заставило Эйлин заинтересоваться в Сэме Винчестере в первую очередь, и глубоко переживать за его брата после последнего, финального, так и не случившегося конца света. Эйлин вернулась в бункер через два дня после того, как все исчезли. Первый день ее возвращения свелся к смятению, легкой панике и бесконечному обзваниванию всех ее знакомых, друзей и родственников. Не получая ответа, Эйлин начинала ехать, чтобы убедиться своими глазами в том, что все в порядке, подгоняемая страхом и бесконечными «А что, если?..». Но все были в порядке. И тогда, Эйлин осталось только одно и почти невозможное задание. Убедиться, что Винчестеры были в порядке. Или, по крайней мере, живы. Эйлин, сказать честно, не надеялась ни на что. Она вдавливала в пол педаль газа в своем красном форде, и надеялась на лучшее – потому что молиться, по опыту Эйлин и последним событиям, было пустой тратой времени. Но она должна и она может держать себя в руках, ради мальчиков и себя самой. Она не может развалиться на части сейчас – хотя она физически могла чувствовать, как трещины расходятся по ее телу каждый раз, когда дорога встречала очередную яму. Бункер встретил ее мягким, теплым светом, и на пугающую секунду сконфуженный, паникующий мозг Эйлин не мог понять, хорошо это было или плохо. А потом, высокая фигура во фланелевой рубашке с рукой в длинных, спутанных волосах выходит из-за угла, скорее всего из кухни, и все мышцы в теле Эйлин самопроизвольно расслабились. Она протяжно и с дрожью выдохнула, будто вся тревога и напряжение копились в ее легких все это время, и спустилась вниз по лестнице, направляясь к старшему Винчестеру, будто это было самой естественной вещью. Как дыхание. Эйлин видела на его лице растерянность и облегчение в какой-то степени, но она не собиралась разбираться с этим, не до тех пор, пока она не обвила руки вокруг его пояса и не прижалась щекой к груди. От него пахло теплом и свежезаваренным кофе и молоком, и только тогда Эйлин осознала, что понятия не имеет, сколько сейчас времени. Руки Сэма сместились от ее талии к ее лопаткам, и она позволила себе прикрыть глаза, всего на пару секунд. И только под расслабляющим теплом объятий Сэма, Эйлин почувствовала, как глубоко усталость осела в ее костях, и как изматывало это гудение в ее висках. Желание найти любую горизонтальную поверхность и упасть без сознания почти одолело ее, когда Сэм мягко отстранил ее от себя за плечи и взглянул в глаза, теперь больше волнения, чем облегчения. - Где ты была? – прочитала она. – Ты так и не написала. Прошло два дня, сейчас шесть утра, я думал… Она действительно так и не ответила. Почти сразу после того, как Эйлин вернулась, она получила сообщение от Сэма, что-то с оттенком паники и вины, она не могла сейчас точно вспомнить. Эйлин ответила коротким: «Жива. Все хорошо. Приеду как смогу.» Возможно, она действительно оттягивала момент, когда ей придется вернуться в бункер. Эйлин прервала бессвязное бормотание Сэма легким покачиванием головы. - Хотела убедиться, что все в порядке и живы, - она слегка улыбнулась и почти сразу же нахмурилась, когда в голову пришла тревожная мысль. – Как вы? Дин, Джек, Кас? Все живы? Его плечи напряглись, он поджал губы, и Эйлин поняла, что он начал закрываться. - Сэм, - предупреждающе протянула она. - Дин в порядке, - поспешил он ее заверить, уронил взгляд на ботинки и почти сразу снова взглянул на нее, чтобы она могла читать по губам – его знания в языке жестов даже сейчас оставляли желать лучшего. – Ну… относительно. Эйлин дала ему еще один требовательный взгляд, вынуждая Сэма продолжать. Он прочистил горло и окончательно отстранился, опускаясь на один из стульев за столом-картой. Оказавшись ниже уровня глаз Эйлин, он вскинул голову. Эйлин даже в голову не пришло сесть, не до тех пор, пока она не получит ответы. - Джек, он… Сэм с силой протер лицо руками, избавляясь от остатков сонливости и собираясь с силами, чтобы сказать вслух то, что он собирался сказать – а сказать это вслух, значит признать, что это реально, и он не был уверен, что выдержит это достойно. Что выдержит это в целом. - Джек ушел. И следующие слова, объяснения, что произошло – и почему - он произнес на одном дыхании, слова словно бы заученные, и он хотел выкинуть из своей головы в ту же секунду, как они будут озвучены. Что было, сказать по правде, сложно. Джек стал фактическим богом после последней битвы. Джек фактически жив, но он не может вернуться домой, потому что сейчас он везде и нигде одновременно. Для Эйлин Лейхи, простой охотницы за сверхъестественным из Ирландии, это все звучало как полный бред. Несвязный набор случайных слов. Без значения, без возможности этого оказаться чем-то реальным. Но она сделала глубокий вдох. Позволила словам засесть в ее голове, принимая их, как действительность – абсурдную и невозможную и бредовую, но действительность. Она облизнула сухие губы. - И Кас? Вот оно. То самое фирменное Винчестерское каменное лицо, словно кто-то задвинул ставни. - Кас мертв. Повисло молчание. Эйлин медленно моргнула. Одна простая фраза – всего два слова – воспринималась тяжелее, чем страницы разъяснений о том, кем теперь является Джек и почему. - Как? – выдавила она. У охотников и особенно у этих троих, постоянно в центре каждого апокалипсиса, нет никакой гарантии на выживание, даже наоборот. Но по какой-то причине, новость все-равно выбила из нее дыхание, будто она совершенно этого не ожидала. Даже если она два дня избегала бункер в страхе услышать такие новости. Сэм явно затруднялся с тем, чтобы подобрать слова. - Он пожертвовал собой, чтобы спасти Дина. Пустота забрала его. Эйлин выждала минуту, ожидая продолжения, но Сэм остался на месте, неподвижный и буравил взглядом стол, явно не намереваясь вдаваться в подробности. - Увлекательная история, Сэм, ничего не скажешь. - Я хочу рассказать больше, понимаешь! – он всплескивает руками, и из этого Эйлин делает вывод, что он повысил голос, и судя по возмущению на его лице - почти на грани крика. – Хотел бы я сам знать больше! - В каком смысле? – Эйлин хмурится, тон все такой же непробиваемо-холодный. Когда она не получает внятного ответа, Эйлин задает наводящий вопрос, простой и напрашивающийся сам собой: - Это Дин? Сэм медленно кивнул и пожал одним плечом. - Он ничего не говорит. Пытается отшучиваться и сменять тему, так что за два дня я из него так ничего и не вытащил. Ты знаешь его. В этот раз Эйлин кивнула, в какой-то степени понимающе. Дин Винчестер чувствовал глубоко, и реагировал остро – и в этом и состояла проблема, для него и для окружающих его людей, если он хотел выжить и продолжить делать то, что он делает. Спасать людей, охотиться на нечисть и далее и далее. Поэтому, травмы он переплавлял шутки, а боль он закапывал глубоко в подсознание до того, как она проникла под его кожу и поглотила целиком. Эйлин не думала, что это здоровый способ справляться со всем. Но за года, она думала, была в этом какая-то устойчивая система. И если кто и мог сломать эту уже извращенную и нездоровую систему, то это Кас. Что делало ситуацию в сотни раз хуже. Кто знает, что сейчас творится в голове Дина. - Где он? – неожиданно она спросила для самой себя. – Мне нужно с ним поговорить. - Эйлин, ты не должна… - начал протестовать Сэм, но она отрезала: - Где он? Было бы просто предположить, что с тех пор, как они в отношениях, то для Эйлин в приоритете должен быть Сэм, но неожиданно для самой себя она обнаружила, что это не так. По какой-то причине, не ясной для нее самой, Эйлин заботилась обо всех этих четырех идиотах, которым хватало ума постоянно влезать в каждый апокалипсис и все равно оставаться в живых. Это было естественно. Это было фундаментально. Это было словно медленно приобретать семью, которой у нее не было слишком долго. И сейчас Эйлин узнала, что половины ее семьи больше не существует, а та, что осталась… Та, что осталась, была полной катастрофой. Может, когда-то раньше братья и были «вдвоем против всего мира», может раньше им и хватало лишь компании друг друга. Но прошло слишком много времени с тех пор, в их жизни пришло слишком много людей, чтобы все осталось, как раньше. Эйлин – может, это из-за времени, что они провели вместе, а может из-за того, что вес случившегося давит слишком сильно, в этот раз даже для него – она могла видеть, как броня, которой ограждал себя Сэм, начинает исходиться трещинами. Маска фальшивого безразличия начинает показывать острые углы и несовершенные изгибы, когда Сэм отводит глаза, когда не может скрыть дрожь в пальцах и ссутуленные плечи. Обычно, максимум что она может заметить – это легкая отстраненность во взгляде. Но сейчас он потерял сына и лучшего друга. И даже при всем желании, он не сможет сделать глубокий вдох и увидеть лучшее в ситуации, чтобы продолжить двигаться и жить ради тех, кого они потеряли. Это просто не тот случай. «Решать проблемы по мере поступления» - подумала она, потерев большим и указательными пальцами переносицу. - Я… - она покачала головой, снова встречая тяжелый взгляд Сэма. – Мне просто нужно с ним поговорить. Сэм только едва заметно вскинул руки в красноречивом «как пожелаешь» жесте. Эйлин увидела Дина на кухне до того, как он заметил ее. Он сидел за железным кухонным столом, ссутулившись над кружкой чего-то глубокого янтарного – то ли кофе, то ли коньяк – и буравил взглядом что-то в противоположном углу помещения, будто полка с банками выглядела слишком угрожающе на его вкус. И всмотревшись в его лицо, пока у нее был шанс, Эйлин не увидела ничего. Не просто множество ставен и стен, которыми защищают себя Винчестеры. Ничего. Будто она всматривалась в темное мутное озеро, и чем дольше смотришь, тем больше осознаешь, что дна у тенистой воды нет вовсе. Такое же чувство, как когда она смотрела на тело своей приемной матери, впервые ее обнаружив. Лицо мертвеца. И тогда, он вскинул голову и улыбнулся так широко и беззаботно, как никогда. У Эйлин скрутило внутренности от этой улыбки. Потому что, не войди она несколькими секундами раньше, то Эйлин, возможно, поверила бы этой улыбке. «Чтоб этих Винчестеров» - выругалась она мысленно, ступая внутрь кухни. Справедливости ради, он был действительно рад ее видеть. Старший Винчестер встал из-за стола и раскинул руки для объятий, которые она, не сомневаясь, приняла. «Кофе с коньяком» - заключила она по запаху, уже отстраняясь. И легкий запах крови, но Эйлин не была уверена, откуда бы ему появиться, и списала на свою усталость. - Где ты пропадала? – спросил он, отступив на шаг назад, все с той же приклеенной улыбкой, которая почти – почти – касалась глаз. - Нужно было закончить кое-какие дела прежде, - ответила она, полу-правда легко сорвалась с губ. Не говорить же, что она избегала бункера до последнего в страхе, того, что неминуемо случилось. Сэм зашел в кухню едва ли минутой позже. Завтрак с братьями прошел не так неловко, как Эйлин ожидала. Хотя и завтраком это едва ли можно было назвать – пара бутылок пива и разговоры о чем угодно, кроме самого главного. Того, что случилось. Эйлин не давила. Терпение и время, как говорила ее приемная мать, должны сгладить углы. Потом бы они что-то придумали. А потом на пороге бункера заявился Кас, вполне живой, как всегда встрепанный и нервный. И оказалось, что времени у них больше не было. Снова. - Повтори еще раз, только медленней. Они вчетвером собрались вокруг стола с картой. Сэм и Эйлин на стульях, Кас вцепился в край стола словно бы для равновесия – тревожный звонок существовал, казалось, только для Эйлин – и Дин буравил взглядом свои ботинки. Кас прочистил горло, собираясь с мыслями. Или переводя дыхание. Подозрение, закравшееся под кожу Эйлин с момента, как Кас ступил шаг в бункер, начало разрастаться со скоростью лесного пожара. Что-то было не так. Но сформировать мысль четко она не смогла, потому что ее внимание привлекла фраза, которую Кас бросил так буднично, будто упомянул поход в торговый центр. - Пустота проснулась. Повисла тяжелая пауза, Эйлин могла чувствовать ее вес на своих плечах. - То есть… - Сэм запнулся. – Я имею в виду, разве она не просыпалась раннее? - В этот раз все по-другому, - Кас слегка покачал головой. – То, что было раньше, это воплощение Пустоты как сущности, сознательная ее часть. Сейчас, после взрыва, что устроил Джек, после того, как он «сделал все громким»… - Он разбудил всех внутри, - заключил Дин, кажется, впервые подавая голос за всю дискуссию. – Каждого до единого мертвого ангела и демона. - Да, - просто кивнул Кас, уронив взгляд в стол. - Прекрасно, - Сэм потер переносицу. – И как мы будем справляться с этим? - Подожди, - вмешалась Эйлин, опираясь локтями о стол. – Поэтому ты смог вернуться Потому что Пустота проснулась? - Да, - снова кивнул Кас. - Но как именно? – продолжала она, ее тон почти требовательный. – Если мы знаем, как ты выбрался, то может, мы сможем остановить остальных. - Это… - Кас запустил руку в волосы, так несвойственно и так очевидно нервно. – Боюсь, это не тот случай. - Мне нужно кофе, - и с этими словами, Сэм поднялся и направился в предположительном направлении кухни. Эйлин повернулась, только чтобы увидеть, как Дин пытается последовать за братом, но его останавливает звонок. Эйлин понимает это по тому, как вздрогнули его плечи и как он потянулся к карману джинс. Он выудил мобильный из кармана, нахмурился и принял звонок. Хорошо. Эйлин поднялась со своего места и, осторожно ступая, будто боясь спугнуть, обогнула стол. Кас, казалось, и не заметил ее до тех пор, пока она не положила руку ему на плечо. Он вздрогнул. - Ты как? – вопрос почему-то казался неуместным, но Эйлин чувствовала, что он требовал быть озвученным. - В порядке, - соврал он, даже не моргнув. - Ты слишком много времени провел с Винчестерами, - она скрестила руки на груди. – Я вижу, что что-то не так. Рассказывай. Касу, очевидно наученному опытом, хватило одного беглого взгляда на Эйлин, чтобы понять, что так просто она не отвяжется. Не до тех пор, пока не узнает правду. И ему лучше начать говорить сейчас прежде, чем она выскажет свое беспокойство братьям. И этого, она подозревала, он будет избегать любой ценой. И когда она уже хотела сменить тактику, он выдавил: - Моя благодать исчезла. Эйлин моргнула и переспросила, думая, что она неправильно прочитала: - Что? - У этого были предпосылки, - он пояснил, впервые прямо встречая ее взгляд, - Я чувствовал, как она исчезает постепенно, в последнее время все интенсивнее. Но после Пустоты… не знаю, что произошло, но ее больше нет. Совершенно. Эйлин выдохнула, протяжно и неровно. - Ты человек. Кас медленно кивнул, отводя глаза, будто это было чем-то постыдным. А было ли? Эйлин не была экспертом в ангельских системах, но этот случай – явно что-то новое. И тревожное. Вопросы «Как? Почему?» и еще сотни других почти сорвались с языка Эйлин, когда глаза Каса метнулись куда-то за ее спину, в направлении Дина, она поняла, и она повернулась. - Что случилось? – спросила она, когда Дин убрал телефон обратно в карман, выражение крайнего смятения на его лице. - Да, что случилось? – Сэм нес кружку кофе, как и обещал, и вернулся к своему месту за столом. - Это Гарт, - Дин словно бы остановился на полушаге, неуверенный, что делать дальше. – Говорит, что узнал «из источников» о деле. Взрыв в Нью-Йорке, газеты говорят, что теракт, но очевидцы сообщают об огромной трещине посреди авеню, появившейся за минуту до случившегося, и толпе странных людей, появившихся из ниоткуда. - Что за очевидцы? – спросил Сэм, отхлебывая кофе. - Двоюродный брат друга Гарта, который знает его кузена и… в общем ты знаешь Гарта и его источники. Сэм пожал плечами в молчаливом согласии. Эйлин сказала: - Значит, уже началось. - Полагаю, это значит, нам нужно выезжать, - высказался Кас. – Как на обычное дело. - Да, - выдохнул Дин, обращаясь ко всем и ни к кому одновременно. – Чертов Нью-Йорк.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты