Наследница

Джен
NC-17
В процессе
4
Размер:
планируется Макси, написано 209 страниц, 45 частей
Описание:
Паладия - волшебный мир, над которым нависли тени. Есть легенда, что рожденный от тьмы человек уничтожит его, хотя Ризу волнуют совершенно другие вопросы. Ее отец король долины Ив, он то войну устроит, то в дипломатию уйдет, а последствия приходится разгребать его поданным.
Примечания автора:
Эту книгу я пишу для себя, точнее, чтобы упорядочить все в моей голове. Заходите, поглядите, не пропадать же добру.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 29

Настройки текста
       — Миледи, вас все устраивает?        — Нету ничего ближе?       Этим утром Дагарон выпроводил ее из покоев как только Седига ушел по делам. Ему было приказано отыскать девушке новую комнату, Риза согласилась, не стала устраивать скандалов. Было бы глупо пытаться овладеть морем не умея даже плавать.        — В том коридоре живут только советники, поскольку их могут позвать в любое время по срочным поручениям. Раздавать комнаты в главной части замка… всем подряд нет нужды.        Слово любовница вертелось на языке почти у всех, кто обладал хоть какими-то эмоциями. К счастью скелет держал себя в руках, все-таки годы службы давали о себе знать. Помещение оказалось достойным принцессы, а учитывая тот факт, что она и наследницей уже не являлась, чудесными. Здесь не было балкона, зато имелась небольшая комната, скорее всего коморка. Дочь короля притащила туда письменный стол и два шкафа — пусть лучше будет место для документов и работы.       Балдахин был убран. Дети считают, что от врага лучше прятаться, взрослые знают — ему нельзя позволить скрыться. Камин здесь отличался от имперского аналога, как и большая часть убранства замков нежити он служил для дела. Раньше свет пламени отгонял теней, один источник освещения был надежнее кучи маленьких, теперь разве что кровь из магических сосудов подогревать или пытать кого.       Днем к новообращенной прислали двух слуг, они показали замок и его окрестности. Между несколькими частями, построенными в разные эпохи, проходили мостики без перил, внизу — острые шипы, казалось, они торчали со дна пропасти. На самом деле выход к тому месту был, ведь сброшенных гостей подымали и не раз. От туда уже мосты казались чем-то недостижимым.       За ужином вампирша повстречала Разака, а вместе с ним еще нескольких некромантов. Вспоминая свой опыт жизни в похожем замке воительница старалась не обращать на них внимания, если бы и они ее просто игнорировали.        — Риза Конзекрейт?        — Принцесса Риза Конзекрейт. — Исправила гнилого трупа собеседница. — Я всегда буду оставаться дочерью короля, так что привыкай.        — Здесь эти титулы не имеют значения. Вы ученица нашего лидера, ничего боле нас не интересует. — От имени остальных сказал призрак. — Разве что один маленький нюанс, подробности вашего обращения.        — Вам что ли никогда не приходилось обращать людей? Так уж случилось, что оставаться в родном доме я больше не могла, а здесь живым не место. Это была вынужденная мера.       И тут произошло то, чего соперница советника никак не ожидала. Его глаза округлились от ужаса, а лицо искривилось в такой гримасе, что даже измученные веками стенаний души могли позавидовать. Слева от зомби стоял вампир, до этих пор он даже не смотрел в сторону новоиспеченной сородички, теперь же улыбнулся.        — Свободна, не то что ты. Погляди, Разак, девчонке и века нет, а она тебя обскакала.        — Заткнись, или ты забыл, кто перед тобой стоит?!        — Раб без хозяина.       В тот день Дагарон рассказал новообращенной об одной очень важной вещи. В ряды некромантов можно было вступить тремя путями. Если ты сам восставал после смерти, считался рядовым солдатом, если тебя подняли — рабом, если же добровольно переступал грань, никто и никогда не смел подчинять тебя, заставлять прислуживать. Проявлять уважение, но не более того — ставшие нежитью по своей воле не служили.

***

       Зима девятьсот тридцать второго года выдалась холодной, одной из самых жестоких в истории Паладии. Не иначе как Мороз — дух гномьих земель — разозлился. Легенды гласили: его гнев могла унять лишь жертва, большая кровавая жатва.        В назначенный день представители шести королевств прибыли в долину Ив. Взрослые обменялись приветствиями, после чего Юриана отправили в постель. Темнело рано, даже камин не защищал от ужасного холода, да и самому принцу не очень-то хотелось бегать или играть.       Этого дня не должно было быть, происходящее напоминало ночной кошмар. Ужасный холод, мать постоянно пропадает за закрытыми дверями, шепчется о чем-то с дядюшкой, отец почти не выходит из покоев. В его комнате поселился странный запах, похожий на смесь шишек и мяты. А сестра? Его единственная сестренка просто-напросто пропала.        — Ведь ты обещала помочь мне с чистописанием, Риза, тем вечером говорила, что придешь и поможешь. — Уткнувшись в подушку шепчет мальчик.        — Никогда не любила этот предмет.       Холод преодолевает толстые стены, пламя костра, теплое одеяло и одежду. Внутри кричит какой-то старый страх, принц и сам не знает, отчего тот появился и как от него избавиться. Пацаненок открывает глаза и обнаруживает, что его ладошки сжимают руки со знакомым кольцом.        — Риза, ты тут? Это точно сон…        — Нет, просто удачная возможность. Всего на один день, мой дорогой, а тогда придется уйти.        — Здесь так холодно, а ты без меховой одежды, заболеешь ведь! — Не желая слышать о скором расставании заметил маленький воин. — Или уже заболела, у тебя холодные руки.        — А твои горячие. — Пожав плечами ответила девушка. — Я не болею, просто с недавних пор все изменилось. К слову, у кого-то тут был день Рождения, верно?        — Так точно, семь лет исполнилось. Еще три таких зимы и у меня будет сабля, настоящая, из стали!       Юриан вылез из-под одеяла, залез на край кровати и взмахнул своим мечем — пока что просто деревяшкой. Тут же в щели подул холодный ветер, и как обычно это бывает пробрал до костей. Смелость испарилась, ребенок свалился обратно, старшая укутала его и вручила огромную коробку с бантом.        — Не торопись взрослеть, лучше посмотри, это твой подарок.       Под пожелтевшим пергаментом пряталась книга. На ее обложке были нарисованы травы, а внутри — о чудо — не рисунки, а настоящее растения, засушенные и бережно приклеенные. Некоторые страницы сохранили запах дальних лесов. Тут были и фосфорные травы из Сумеречного леса, и эльфийские с острова Жизни, редкие экземпляры, пережившее холода, даже маслянистые с острова стимов.        — Тут больше страниц, чем я прочитал за жизнь. Думаешь, все это можно запомнить и выучить? — Не в силах сдержать удивления прошептал брат.        — Если каждый день читать по чуть-чуть успеешь как раз ко вручению сабли. Будешь в травах разбираться лучше всяких лекарей.        — Звучит невозможно, но тебе поверю.       Принцесса подкинула дров в огонь, достала из шкафа еще один плед. Она не понаслышке знала, что такое холод, хоть и привыкла уже к этому чувству. Принц хотел еще о чем-то поболтать, но как только его укрыли начал засыпать. Воительница посидела с ним так долго, как позволяло время, после чего направилась к гостевому крылу.       Девушка пообещала вернуться к концу собрания. Возможность увидеть брата была ничтожной, однако и за нее пришлось бороться. Каждый шаг в некогда родном месте давался с трудом, каждый шорох и шепот вызывал ужас. Воительница успокоилась лишь тогда, когда миновала коридор прислуги и оказалась у лестницы. Всего один пролет и она вернется в карету, спустя пару часов придет Седига. Они не будут ночевать в замке и ждать, как остальные, поедут вместе со стимами и до того, как разминуться на дороге, уже договорятся обо всем.        — Риза, ты вернулась? — Все внутри замерло от этого голоса. И куда подевалась строгость, где былое величие? Лишь усталость и нотка безумия.       Желание бежать усилилось, однако гордость не позволяла сорваться с места. Накидка укрывала от холода, посторонних глаз, только король мог видеть ее насквозь.        — Отец, — по привычке откланявшись ответила дочь, — не беспокойся, я лишь брата хотела повидать.        — Да как ты смеешь смотреть ему в глаза после предательства?!        — Предательства? — Обернувшись переспросила Конзекрейт. — Вот это называется предательством?! Всю жизнь прослужить народу, который чуть не линчевал тебя, и один-единственный раз сделать выбор в свою пользу нельзя?        — Нельзя. Лики наших предков увековечивают в истории, потому что они являют собой народ. Каждого крестьянина, графа, лорда, рыцаря, воина. У правителей нет собственного лица, от того люди и слушают нас беспрекословно. Ты должна понимать…        — Не должна, я больше не наследница, и не дочь тебе! — Неожиданно эти слова прозвучали со злобой — ненавистью к самому родному человеку. — Ты знал, что я сбежала с любимым, и приказал убить всех пособников, договор с соседями тебе дороже собственной крови.        — Я лишь хотел уберечь тебя. Средь живых никому не ведомо, как трудно править королевством в одиночку.       Тон старика смягчился. Он разрывался между чувством долга и отцовства. В глубине души король надеялся, что девушка наигралась своим любовником, будь он крестьянином или даже каким-то рыцарем, и теперь вернется. С годами причины менялись: от разбитой чашки до срыва свадьбы — дети взрослеют. В конце концов их ссоры всегда сводились к простому решению: семья воссоединялась, оба извинялись, забывали обо всем.        — Миледи, время…       Откуда ни возьмись позади его любимой кровинки вырос огромный зомби. Ту грязную тварь манерам не учили, так что труп не стал кланяться перед Георгом, стал между ними как скала.        — Уже иду. Как и говорила, я приезжала лишь брата повидать.        — Погоди, куда же ты? — Ухватив за накидку спросил правитель.        — К своему учителю в Запретный лес. — Холодно ответила девушка.       Капюшон спал с лица, Риза быстро натянула его обратно и проследовала к карете. Больше всего она боялась, что отец прикажет стражникам броситься вдогонку, хотя стал бы он так рисковать, когда все лидеры Паладии собрались под одной крышей? Конечно нет, такой поступок поставил бы под угрозу империю, а она всегда оставалась главной госпожой в сердце потомков Люксилины.

***

      Небо вспыхнуло яркими красками. Едва заметив мать, перепуганная девочка вылезла из-под одеяла и кинулась в объятия. Время было ранее — солнце только начало восходить, пушечная пальба разбудила всю столицу.        — На нас напали? — Спрашивает малышка, шагая к балкону. Когда ее держат за руку покидать укрытие не так страшно.        — Это не военные, парадные. — Придерживая дочь отвечает Галия. — Раз уж ты проснулась, одевайся, нам надо явиться в тронный зал.        — Что? Зачем?        — Отец твой Георг Конзекрейт будет коронован, мы должны поздравить его раньше всех, верно?        — Папа теперь королем станет? Но дедушка говорил, ему еще рано, что править будет плохо и людей насмешит. А он тоже поздравит?        — Нет, дорогая, дедушка… не придет.       Салют продолжался. На улицах уже кричали люди. Толи от радости, толи от горя — разобрать было невозможно. Как обычно говорят в день коронации «король умер, да здравствует король»!

***

       Едва услышав шум за дверью принц проснулся и сладкий сон снова превратился в кошмар. Целители не пускали мальчика, но их запреты не особо помогли. Не сдержала и мать, которая требовала, чтобы сын оставался в комнате.       Вот стража отошла за какими-то советниками, по крайней мере один из них сказал слово «заместитель». Пользуясь случаем сын заскочил в покои отца, лекарь попытался остановить мальчишку, однако король потребовал пропустить.        — Папа, ты тоже заболел? — Он помнит, какая кожа была у сестры, отец сейчас почти так же бледен. Ему тяжело дышать.        — Я давно уже болею, главное чтобы ты был здоров. — Договорив, правитель сделал глубокий вдох и закрыл глаза, так было легче.        — Почему Люксилина допустила это?        — Маленький мой, никогда не клеветай на нашу хранительницу, это грех. Она решила, что мне пора на покой.        Юриан залез на кровать, только на край, хотя раньше мог на ноги запрыгнуть. От правителя исходила слабость, ее можно было почувствовать, даже не владея магией. Принц обнял его, словно мог отдать частичку себя родителю. Отцовское сердце почти не билось.        — А что она решила насчет Ризы? Мы с ней встретимся еще?        — Ризе причестейшая уготовила судьбу королевы, только вот сама она выбрала другой путь. Берегись ее, храбрый воин, однажды вам придется сразиться, вампирам не место в Паладии… А я не в силах поднять меч на дочь, даже если бы мог, архангелы ведают это, от того и решили…       В покои вбежал тот человек, что всегда записывал за королем. В коридоре вопила королева, требовала, чтобы ее пустили. Слуга поклонился, подошел к Георгу, принц отодвинулся — не любил он советников.        — Ваше величество, мы проводили гостей в их комнаты, если вы не возражаете, леди Азеркина будет с ними завтра. Если только вам не полегчает…        — Не за тем тебя позвал. Стража, уведите Юриана и его мать.       Появились откуда не возьмись и тут же вынесли мальчонку за дверь, как игрушку. Хорошо хоть мама на них накричала — потребовала поставить на землю и попросить прощения. Выслушав взрослых, эльфийка кивнула, истерика прекратилась. Женщина взяла сына и повела в его комнату, приказала постелить ей там же.        — Вы все болеете, убегаете куда-то, выгоняете меня, и ты тоже уйдешь, когда я усну.        — Запомни, мальчик мой, мамочка никогда тебя не бросит. Я — твоя защита и опора, только мне можно доверять.       Принц поверил, и мать сдержала свое слово. Она была рядом все время, много-много лет, тогда это казалось спасением. Но от монстров нельзя прятаться, с ними надо бороться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты