Посох Мерлина

Гет
R
В процессе
3
Размер:
74 страницы, 7 частей
Описание:
Демоны Ада во главе с единственным ребёнком великого волшебника Мерлина и хитрой богини-демоницы Астарты ждут своего часа выйти из Преисподнии,для этого осталось лишь найти посох Мерлина,который способен открыть адские врата. Стараясь защитить школу и одноклассников,компания юных волшебников оказывается втянутой в непонятную игру с демоном-магом и его преспешниками,дабы спасти Англию и весь мир. Но знают ли они,что им уготовано судьбой?
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
-Боже, у меня совершенно нет сил делать домашку! -Кит в сердцах откинул от себя тетрадь с волшебной математикой.-Никто в здравом уме не будет задавать столько в первом классе! -Не так много и задали, -не отрывая взгляда от учебника, произнесла его сестра. -Просто ты зубрила. -Просто ты лентяй. Дети сидели, уткнувшись в учебники и тетради, во внутреннем дворе Гринчвилда за каменным столом. Солнце совсем по-летнему грело спины учеников, было невероятно жарко даже несмотря на близкое присутствие холодного моря, бьющегося внизу о скалы. Резкие порывы ветра, насквозь пропитанные морским соленым запахом, переворачивали листки тетрадей, трепали волосы с таким невероятным усердием, что казалось, что дети не знали о таком полезном инструменте, как расческа. Ветер безуважительно залезал под юбки и рубашки, нагло приносил опадающие листья на серые полированные столы, и ребята, раздраженно фыркая, молча стряхивали листья со своих волос и учебников. За такими же столами сидели их одноклассники и представители старших классов. Они все усердно что-то писали в тетрадях, непонимающе пролистывали параграфы учебников, иногда устало постанывая и недовольно обсуждая домашнее задание. Бывало к ним подсаживались менее ответственные ученики, закатвая глаза на возмущения своих одноклассников, и соблазняли отложить задание на потом. Некоторым это удавалось, и двое или несколько человек вставали со своих мест, разминая шею, и отправлялись сидеть под деревья или же гулять по зеленой территории школы. Иногда мальчишки шумно подбегали к знакомым девочкам и, громко смеясь и строив рожицы, закидывали их на плечи или держа за руки, убегали с ними подальше от огромных груд учебников.Другие наоборот подсаживались к ним, гладили по волосам и щекам, целовали в шею, тихо причмокивая, и,собрав своих девочек в охапку, тихо с ними перешептывались. -Ничего я не лентяй, -возмутился Кит.- Просто скажи мне, какой адекватный человек будет использовать математику, если есть волшебные палочки?! -А ты думаешь, как дома и банки строят? Ты в курсе, что чтобы метла получилась хорошей и быстрой, надо правильно построить ее аэроденамически? -А ты в курсе, что ты зануда? Мелани обиженно надула губки на эти слова, и по ее глазам было видно, что она собиралась колко ответить, но внезапно, все это время молчавший Брендон, с шумом закрыл свою тетрадь и с заговорщеским взглядом посмотрел на друзей. -С того дня уже неделя прошла, -тихо сказал он.-Мы совсем не приблизились к разгадке за это время! -Ну знаешь, -пожал плечами Кит, — не так уж и просто разрешить эту загадку, пока ты утопаешь в домашке по истории. Тяжелый ученик истории в толстом переплете издевательски блестел на солнце своей глянцевой обложкой рядом с рукой Брендона. -Если мы поймем, что происходит, то про нас напишут в точно таком же учебнике! -Да, и напишут, что мы были самыми худшими учениками в классе. -Не напишут. О героях и первооткрывателях такого не могут написать. -Уверен, что мистер Конноли позаботся о том, чтобы все знали о наших оценках. Он вообще, кажется, невзлюбил меня. -Нечего на уроках отвлекаться. -Нечего другим лягушек в школу таскать! -Да тише вы, -раздался звонкий голос Алекса, -учиться мешаете. Голдят как гномы. -Гномы ругаются, а не голдят, мне кажется, -тихо заметил Стефан. -Да, Белл, мало того, что у тебя с математикой проблемы, так еще и с английским. -С чего бы у меня проблемы с математикой? -С того, что здесь ответ -7. -Ни разу не -7,здесь определённо 12. Брендон лениво развел руками, заметив, что у Белла будет оценка снижена на балл, а не у него. -Эй, Люси, -на весь двор тогда крикнул раздраженный Алекс, -что у тебя в последнем номере? Никто даже и головы не повернул, когда в воздухе уже растворилось последнее слово. Такие переклички между учащимися были далеко не редкими, как и летающие по небу от стола к столу маленькие бумажные лебеди, исписанные цифрами, буквами, какими-то формулами. В общем, в Гринчвилде взаимовыручка была на высоком уровне: ответы, шпаргалки или объяснения конкретных заданий кочевали между учениками на постоянной основе, поэтому к таким выкрикам все давно уже привыкли. Конечно, были и такие, кто из-за вредности сдавал учеников учителям или заклинанием менял текст в шпаргалке, но таких было очень мало. Некоторые, по большей части мюридхауцы или в более редких случаях драммандовцы, обменивались ответами только среди своих одноклассников и лишь издевательски улыбались, пренебрежительно наклонив голову на бок, когда их просили о помощи. Из-за массивного каменного стола через несколько секунд встала миниатюрная девочка с малость широкими плечами и двинулась к Алексу. Вся ее внешность кричала о том, что она рассержена, и что она была ирландкой, что само ро себе являлось опасным тандемом. У нее был вытянутый нос, усеянный темными веснушками на переносице, длинное лицо со впалыми щеками, тонкие розовенькие губки, которые она вдобавок еще и поджала, и горящая огнем копна волос, заплетенных в толстую косу. Люси грозно метнула взгляд сине-туманных глаз в прескорбно ждущего ее Алекса. Все ее существо говорило о том, насколько взрывной ее характер и как опасно оказаться под ее миниатюрной, но горячей рукой, когда она злая. -Какого черта, Белл? -прошипела она сквозь зубы.Даже в этой короткой фразе четко прослеживался ее акцент. -Какой у тебя ответ в последнем номере, Люси? -спокойно повторил он. -Чикаго, -издевательски ответила девочка.-Не думай, что я стану хоть как-то помогать тебе! Девочка грозно заглянула в бессовестные болотно-зеленые глаза кайндаймхца и резко развернулась на пятках. -Почему она такая бешеная? -смотря в след гордо уходящей ирландке, спросил Кит. Алекс равнодушно махнул рукой, уставившись в пример. -Якобы я ее опозорил перед старшими классами. Девчонки всегда себе на уме и любят искать виновных. -Всё, я устал, у меня нет сил на уроки и мне жарко, -через пять минут тщетных попыток решить этот дурацкий пример выдал Белл.-Кто-нибудь хочет сходить искупаться на речку? -Вроде, Финли вчера ясно дал нам понять, что на речку нельзя. -Да брось, Кит, он переживал больше за пикси, а не за нас.Если мы их обойдем, то они даже и не пискнут. -Ты определенно плох в Магической зоологии, -усмехнулся Брендон, важно воссидая на краю стола.-Территория пикси распространяется вокруг их желища на 100 метров, и единственное место, где можно пройти, не нарываясь на них и всякую прочую живность, затоплено. -Брендон прав, -тихо согласился Стефан, -нам не пройти к реке без шума. -Какого черта учителя не могут поселить пикси в другое место?! -Это сделанно специально, Белл, чтобы такие, как ты, не лезли в реку, особенно в сентябре. Мало того, что вода холодная, так еще и русалки… -Какие еще русалки, Мели? Ты веришь в эти детские сказки о русалках, что заманивают моряков своим чудесным голосом в пучину морскую? -Не путай сирен и русалок, Алекс, и да, я верю, что русалки существуют. -Как они могут существовать, если мы, волшебники, живущие в мире колдовства и магии ни разу не видели никаких девочек с хвостами дельфинов ни в Чеширском море, ни в Атлантическом океане? -90% мирового океана не изучены, Белл, -сказала Мелани таким тоном, что стало ясно, что поддерживать разговор она не намерена. На какое-то время над столом повисла тишина. Был слышен только скрип ручек по бумаге цвета тростникового сахара и возмущенное сопение Алекса, сидящего над тем дурацким примером. Брендон молча осматривал зеленую территорию замка, когда у одного из столов, за которым сидели несколько первоклассниц с Сайлотака, мелькнула голова с чёрной, аккуратно уложенной охапкой волос. Наткнувшись на эту красиво причесанную головку, Картер услышал тонкий голосок интуиции, предостерегающей об опасности, и напряг зрение. Фосети Вермор вальяжно уселся рядом с маленькой, слегка полноватой девочкой с редкими золотистыми волосиками, заплетенными в две косички. Кажется, ее звали Аделаида. Аристократ хищно вглядывался в девочек с натренированной улыбкой восхищения перед собеседником и нескромно игрался с кончиком косы Аделаиды. Мюридхаудец был полностью расслаблен, он несколько раз деланно рассмеялся, что-то написал в тетради одной из девочек, а потом, легко качнув головой, подозвал к себе Реннера и еще какого-то мальчика из своего класса с отвратительно глупым лицом. Брендон же наоборот был чрезвычайно напряжен, он не так хорошо знал своего кузена, но шестое чувство подсказывало ему, что в глубоких глазах Вермора затаилась скрытая угроза. Подлянка со стороны родственника не заставила себя долго ждать. Всего в несколько моментов произошло следующее: грубо дернув Аделаилу за косичку, Фосети притянул ее ухо ближе к своему лицу и что-то шепнул ей, отвратительно ухмылясь, пока его преспешник с тупым наслаждением на лице вырвал у нескольких девочек домашнюю работу. Встремглав вскочив со скамьи, Вермор вскинул палочку, и,на нагретом солнцем столе, внезапно материализовалась большая тыква насыщенного оранжевого цвета, из которой двумя секундами позже, словно лава из жерла вулкана, полезли огромные, страшные пауки с отвратительно мохнатыми черными лапками. Раздался оглушительный девчачий визг и издевательский хохот Вермора и его дружка. Киллиан, сидящий все это время рядом с одной из подружек Алелаиды, медленно поднялся со своего места и с беспристрастым лицом что-то сказал сайлотаковцам и последовал за своим другом. Ученики с соседних столов разом повскакивали со скамей и, вооружившись палочками, атаковывали тыкву и пауков, пока трое мюридхауцев чинно уходили со двора. Кит, уткнувшись в свою уже заляпанную чернилами тетрадь по трансформации, отчаянно пытался успеть законспектировать слова миссис Клиффорд. Ее строгий голос звучал как звук ударов рыцарских мечей и отталкивался от глухих кирпичных стен, как резиновый мяч, и был слышен даже в самом отдаленном углу класса. Тем не менее Брендон умудрялся пропускать все ее слова мимо ушей, чисто на автомате выводя на бумаге правила превращений металлических и чугунных предметов. -Не стоит забывать, -слегка откинув седую голову назад, говорила миссис Клиффорд, -что из стального ножа вы не сможете получить алюминиевую тарелку, иначе каждый бродяга мог бы наколдовать золото из чайных ложек. Так же запишите, что трансформирущийся предмет не может быть больше или меньше, чем его первоначальная форма. Допустим, из листа бумаги вы можете получить карандаш, но если вы хотите длинный карандаш, он будет тонким в обхвате, а если карандаш короткий, то, соответственно, он будет толще в ширине. Если вы начнете точить этот карандаш, то превратив его обратно в бумагу, лист будет уже меньше, чем изначально. Брендон поставил два восклицательных знака у правила о пропорциональности превращения, совсем не вдумываясь в смысл этого правила. Его мозг напряженно придумывал, как бы подбодрить девочек и наказать идиота Вермора, ведь Картер понимал, что никто не пойдет жаловаться на издевательства чистокровного аристократа, чьи родители берут на себя часть расходов школы. Сентябрьское солнце быстро клонилось к закату, пронзая еще золотистыми, как летом, лучами темные воды реки.Теплый ветер игриво поднимал скукоженные листья с дороги, залезал под девчачьи юбки и лохматил всем волосы, в том числе и молодому красивому мужчине и маленькому мальчику. -Знаешь, Брендон, -небрежно сидя на поручне моста и облизывая мороженое, говорил Джереми, поправляя то и дело попадающе в глаза темные волосы, выбившиеся из небрежного пучка, -однажды мы с твоим отцом и Оскаром заколдовали чашки, чтоб они превращались в цветы, когда прикасаешься к ним. Без понятия, что за цветы там были, я плохо в них разбираюсь, но это было эффектно. Знаешь, как девчонки взвизгивали, когда у них в руках вместо бокала гранатового сока оказывался бутон цветка, наполненный до краев их соком. Конечно, они потом хихикали между собой и улыбались, как дурочки, да и мы получили не мало поцелуев от них после заврака. Парни были не так тронуты этим, и слава всем богам, не целовали нас, но когда оказалось, что мы сами вывели это заклинание, нас зауважали еще больше, чем делали это раньше. -А что за заклинание, -вопрошающе подняв брови, спросил Брендон, давно уже покончив с мороженым. -Я тебе потом скажу, когда ты подрастешь и надо будет девчонок впечатлить. -Зачем это мне девочонок впечатлять? Девчонки такие скучные, за ними даже побегать нельзя, они сразу пищать начинают. И вообще я, может, хочу бабушке подарок такой сделать. -Поверь мне, ковбой, -сажая на плечи семилетнего Брендона, ухмыльнулся Джереми, -девчонки могут пищать довольно классно, и тебе обязательно захочется им понравиться, чтобы это проверить лично. А заклинание называется Massalilium manusflorentibus. Или сокращенно liliummanus. Только если хочешь цветок поменять на какой-нибудь подсолнух, то слово лилиум поменяй. И рукой зигзагом веди, думая об этих цветах и цветении. -Дядя Джер, а как заклинания придумывать? -Не знаю, мелкий, оно само так получается. Главное слова для заклинания правильные подобрать. Смотри, какой закат красивый, а там, вдали, большой пароход плывет, видишь? Если папу своего уговоришь, мы на нем завтра покатаемся. -Эй, Кит, -пнул локтем в бок Тернера Брендон, -а что если потолок зачаровать? -О чем ты? -Ну наложить на потолок заклинание, чтобы с него цветы падали. А над столом Мюридхау будут падать не цветы, а пауки, как те, которые из тыквы вылезали. -Зачем тебе это? -Мне тех девочек жалко, я их подбодрить хочу, а заодно отомстить за них мюридхауцам. -Ну и как ты это сделашь? Это звучит довольно сложно, даже слегка нереально для нашего уровня владения магией. -Мне дядя Джер об одном заклинании рассказал, оно не сложное, но мне нужна твоя помощь. -Ну я по-любому в деле. Но я все еще не понимаю как… -Молодые люди, -грозно раздался голос Донеллы Клиффорд где-то за головой Кита, -вы уже готовы начать практиковать заклинание? -Почти, миссис Клиффорд, -с энтузиазмом переписывая последние фразы лекции с тетради Кита, отозвался Брендон. -Отлично, Картер, раз так, то покажите нам на практике, что вы вынесли из моей лекции. И не забывайте, что эта работа специально для вас будет на оценку. Учительница положила на парту Брендона чистую ложку. Солнечный луч, пробившийся сквозь обильную листву плюща у окна, весело отразился от ее поблескивающую поверхность и отправил гулять солнечных зайчиков по высокому потолку. Картер озорно улыбнулся, разглядывая ложку, пока Клиффорд строго глядела на неаккуратный конспект своего ученика, скрестив на груди свои худые руки. -Я могу превратить это во что угодно? -вскинул кудрявую голову мальчик. -Превратите ее хотя бы в вилку, Картер. Брендон легонько пожал плечами и произнес заклинание, четко представив у себя в голове то, что он хочет получить. Спокойно лежащая на столе ложка немного качнулась, когда впитала в себя короткую вспышку заклинания, но через долю секунды начала изгибаться и сжиматься, как раненная змея, пока не сжалась до формы овального блестящего камня. На этом, однако, все превращения многострадальной ложки не закончились. На одном конце овала взудлся маленький круглый шарик, который уже через мгновение вытянулся в аккуратную зайчью мордочку, на голове проклюнулись, словно молодые ростки после дождя, два маленьких серебристых ушка, у тельца появились очертания лапок и малюсенького хвоста. Пока все это происходило, строгое лицо учительницы постепенно удивленно вытягивалось, но последней каплей для миссис Клиффорд стало то, что металлический зайчик кокетливо покрутил хвостом и звонко прыгнул к краю стола, ловя на себе лучи солнца. Из рта Донеллы вырвалось глухое «Ох», а по классу прошелся тихий скрип оттодвигаемых стульев, и то тут, то там, вытягивая шеи, повскакивали ученики. Брендон осторожно коснулся пальцем носа своего металлического зверька, а потом посадил его на ладонь, гордо вглядываясь в лицо учительницы. -Весьма недурно, -наконец отметила та, старательно подавляя улыбку, -только не обязательно было его оживлять, это мы будем проходить позже. А теперь верните ложку в ее первоначальное состояние. Кто следующим хочет попробовать? В воздух поднялось сразу несколько рук, и пока отважные ученики пытались трансформировать ложки, Брендон обдумывал, какое заклинание ему применить для своего грандиозного плана. Мелани сидела в библиотеке, внимательно вчитываясь в текст учебника по древней магии. Мистер Конноли срочно уехал из школы на неделю по семейным обстоятельствам и задал огромную кучу домашней работы. Как у такого тирана могли быть 'семейные обстоятельства' девочка не понимала, ведь кто добровольно станет терпеть человека, который поставил Неудовлетворительно за первую же домашнюю работу только из-за того, что ты расписал характеристику ранга древнейших волшебников не в том порядке! И кому? Ей, Мелани, девочке, которая помнила родословную Мерлина лучше, чем свою собственную. Тернер злобно давила на карандаш, жирно подчеркивая причины исчезновения первых друидов, когда услышала чей-то всхлип."Тоже небось из-за домашки по истории плачет"-пронеслось в голове кайндаймхки, и она опять уткнулась в учебник, усердно стачивая грифель карандаша. Библиотека Гринчвилда привлекала своей интимностью даже самого ленивого ученика. Длинные стеллажи из черного дуба Чеширского леса тянулись правильными рядами и освещались волшебными факелами. В школе говорили, что огонь этих факелов совсем не жжется, и потухнет только когда рухнет замок, а из моря, окрашенным в бордовый цвет, выйдут демоны. Насколько правдоподобна эта легенда никто не знал, но то, что огонь совсем не горячий было доказано многими. Старинные книги в кожанных переплетах, тщательно охраняемые библиотекарьшей, аккуратно стояли на полках, иногда в перемешку с совсем новыми учебниками и томами сказок и романов. Круглые столы, за которыми занимались ученики, геометрично растыканные по всему помещению, освещались большими красивыми люстрами. В центре столов всегда стояли перья и чернильницы, наполненные черными или синими чернилами, несмотря на то, что ими почти никто уже не пользовался. В библиотеке стоял свой особенно вкусный запах пергамента, кожанных диванчиков, стоящих у каменных стен, а еще иногда в комнату из больших окон влетал морской ветер, оставляя на языке соленый привкус воды и унося с собой духоту. Здесь всегда было тихо, даже если за столиками собиралась чуть ли не вся школа, и не потому что кто-то боялся шуструю библиотекаршу.Тут как нигде чувствовалось присутствие великих учеников Мерлина, и каждый глубоко в душе вел интимный диалог с духами основателей школы. Конечно, некоторые из ребят время от времени нарушали уютную тишину библиотеки, и иногда вдоль стеллажей разносились глухие вздохи, негромкие восклицания, смех и другие звуки.Так было и сейчас, когда кто-то опять громко всхлипнул. Мелани отложила сточенный карандаш и двинулась в сторону чьих-то сдавленных рыданий. В конце ряда бесконечных полок с книгами, куда почти не доставал свет факела, сжавшись в комочек, сидела и плакала темноволосая девочка. Она обхватывала свои острые коленки длинными бледными руками, на ее впалых щеках виднелись померцивающие в темноте дорожки слез. Черная грязная юбка совсем не прикрывала темные синяки, хаотично усеянные на ее белых стройных ножках. Растрепанные волосы лежали на девичьих то и дело вздрагивающих плечах, в них торчали клочки засохшей земли и травинки. Мелани прикусила свою щеку и подошла к ней вплотную, не зная радоваться ли ей, что незнакомка не слышала приближающиеся шаги, судорожно продолжая обхватывать свои коленки, или нет. Сделав нервный глубокий вдох, Тернер опустилась на корточки у самых ног девочки. -Я могу чем-то помочь? -Мелани показалось, что ее голос разразился словно гром в каменных стенах библиотеки. Девочка вздрогнула, резко подняв заплаканные глаза на кайндаймхку. Ее красные обкусанные губы дрожали, а темные глаза запуганно уставились на загорелое лицо Тернер. Всего на несколько секунд над ними двумя повисла звенящая тишина, но потом цвет глаз незнакомки будто бы стал на несколько тонов темнее и она с ненавистью стрельнула ими в светлые глаза Мелани, напоминающие воды выскогогорного озера. -Уйди, -хрипло произнесла та.-Это не твое дело. -Я и не спрашиваю, что случилось, а хочу знать могу ли тебе помочь? -Кто ты такая? -Мелани, с Кайндаймха. -Поэтому ты лезешь ко мне? Твоя кайндаймхская сущность не дала тебе пройти мимо обиженной? Мне не нужна твоя помощь. -Раз так, то я пойду, -поджав губы, ответила Тернер, резко вставая с корточек.-Но лучше не сиди на полу, так заболеть можно. -Конечно, мамочка, -раздался язвительный голос позади. -За что с тобой так? -через плечо спросила Мелани, спустя несколько секунд молчания. Ей хотелось стукнуть непонятную девочку своим учебником по истории, но все же что-то заставило ее остановиться в нескольких шагах от конца прохода. За ее спиной послышалось едва заметное елозанье и шмыганье носом. -Я неопределившаяся. Девочка напряженно смотрела куда-то сквозь Мелани, судорожно поглаживая руки. На ее худое, мокрое от слез лицо спадали темные запутанные волосы. -Это значит, что тебя… -Что меня не смогли определить ни в один из классов, да. Я отсутствовала в первый день по семейным обстоятельствам и проходила эту помпезную фигню с определением в один из классов отдельно. Я понятия не имею, кто мог узнать, что ко мне явились сразу три животных. -Такое разве возможно? -Миссис Бредбери утверждает, что такое уже случалось несколько раз и это не так страшно, как может показаться. Такая наивная. -Ты из-за этого плачешь? -Мелани наконец решилась сесть рядом с девочкой, подобрав к груди колени. -Мне все равно, -усмехнулась та, -но моим родителям нет. Несколько поколений моей семьи отучились в Мюридхау и… -Вы-мюридхауцы из покон веков, поэтому твои родители были обескуражены, что ты туда не попала? -Обескуражены? Они до сих пор в бешенстве! Я выбрала пойти туда, хотя могла выбрать любой другой класс, что, конечно же, не понравилось моим теперешним одноклассникам. Я порчу их идеальную чистокровную картинку влиятельных прославленных волшебников и королей мира тем, что не сохранила принципы моей семьи, ведь к ним приползали змеи, едва они вставали на платформу. Думаю, ты слышала, что симпатяга Карл, шведский принц, как и все его семейство учится в Мюридхау, не говоря даже о династии Бурбонов. Моя семья еще более могущественная, чем они, мы стоим на одной ступени с Верморами и другими лордами. -Это они тебя так? -Да, -глубокий взгляд мюридхауки внимательно извучал лицо Мелани.-И ты правильно поняла, что я говорю и о родителях, и об одноклассниках. -О родителях?! -Один из зверей был лев! -девочка состроила наигранно оскорбленную физиономию, выделяя последнее слово. -Это настоящий скандал, все равно, если бы ко мне явилась рысь Сайлотака, только в несколько раз хуже. -Неужели учиться в Кайндаймхе так плохо? -Вы такие наивные и глупые, вечно лезете на рожон и пытаетесь защитить притесненных, что для нас, стратегов, ищущих надёжные связи, а не дружков-собутыльников, сродни проклятию. -Вы настолько ненормальные фанатики чистой крови, что избиваете всех, у кого не царская родословная и имеет другие взгляды на мир? -Почти.Но именно из-за этого наши семьи такие состоятельные и известные в высших кругах…и да, из-за этого меня избили. -Я думала, что это всего лишь слухи, что вы так поступаете друг с другом. -Такое редко происходит на самом деле. Многие Мюридхауцы- выходцы из не самых состоятельных чистокровных семей, и их никто не трогает. Я-Мортемон, и не имею права позорить свой род и свое имя. -Мне очень жаль, что отличаться от других- значит позорить себя и свою семью. -Ты слишком наивна, как я и сказала, -девочка снисходительно улыбнулачь уголками рта, и с затаенной горечью продолжила говорить. -Только благодаря имени и семье у нас появилось все то, что мы имеем сейчас. Мои одноклассники поплатятся за то, что притронулись ко мне, и они знают это. -Какие вы странные, конечно. Если они знали о влиятельности твоей семьи, зачем рисковали? -Это не касается тебя, -девочка встала на ноги, по-мальчишески вытерев нос рукой, и одернула свою юбку. -Ты не можешь помочь мне, -продолжила она наконец, увидя, как Мелани открыла рот для нового вопроса.-Я сказала тебе об этом только потому что уже завтра это станет достоянием школы, а не потому что решила открыться непонятной девчонке. Тернер с непонятной грустью, смешанной со странным раздражением, смотрела, как наследница рода Мортемонов шла меж длинных библиотечных стеллажей с расправленными плечами и гордо поднятой головой, слегка прихрамывая на левую ногу, и как только худой девчачий силуэт пропал из ее поля зрения, решительно пошла искать любую информацию о неопределившихся, отложив историю на потом. Мисс Рейд нетерпеливо вытягивала вперед шею, шепча себе под нос колличество учеников, медленно подходящих к массивному дубу, росшему на окраине жилой части замка. Ее кудрявые рыжие волосы выбивались из нетугого пучка и падали на болотного цвета мантию, складки которой она теребила. Если бы учительница решилась улыбнуться, оголяя несколько кривые нижние зубы, никто не дал бы ей больше сорока, и только неглубокие морщинки вокруг глаз могли бы указать на ее возраст. Но когда она хмурила лоб, прям как сейчас, выглядывая сползающихся к ней со всей территории замка учеников, годы беспощадно выдавали ее с потрохами. Мисс Рейд любила смеяться, хоть у нее было весьма специфичное чувство юмора, которое мало кто понимал, и часто это делала, но только не в присутствии младшеклассников-с ними она пыталась держаться строгой. Конечно, у нее это не получалось, и дети с первых минут урока видели, как женщина нервничает, несмотря на немалый стаж работы, и отчаянно надеется заработать уважение учеников строгостью. Весело щебечущие между собой дети не обращали внимания на псевдо-строгий взгляд своего классного руководителя и активно обсуждали маленьких синих фей. Ветер, дувший со стороны леса, приносил с собой приятный аромат листьев и хвои, соблазняя сорваться и побежать под кроны вкуснопахнувших деревьев и попытаться найти цветущий синий папоротник, в котором жили остроухие зелёные пикси. Ветер холодил тонкие руки учительницы и усердно путал выбившиеся из ее прически рыжие локоны. Когда подтянулись все учащиеся, мисс Рейд последний раз поджала тонкие губы, внимательно осмотрев своих подопечных, а затем раздался ее несколько глухой голос, отдавая команду встать парами. Спустя короткую минуту, наполненную толкотней и чьим-то смехом, от старого дуба, словно утята за мамой-уткой, стройная вереница юных сайлотаковцев потянулась к опушке леса, окутанной серой паутинкой тумана. Кэролайн сидела за обеденным столом, просматривая свои записи по французскому, и изредка подносила ко рту уже четвертую по счёту остывшую творожную плюшку. Девочка то и дело ловила себя на мысли о том, насколько эта плюшка вкусная, и не могла до конца сосредоточиться на спряжении французских глаголов, хотя понимала, что она совершенно не готова к завтрашнему уроку. Еще ее внимание отвлекал сидящий напротив Брендон, который каждые 20 секунд, жестекулируя, взмахивал палочкой, что-то яростно нашептывая нервному Киту. Мальчишки иногда опасливо озирались по сторонам, то и дело кидая взгляды в сторону стола Мюридхау, на что никто не обращал внимания. Кроме Кэролайн. Каждый раз, когда Дан поднимала взгляд на излишне активного одноклассника, она ловила себя на мысли, что Брендон очень сильно напоминал ей Себастиана: они были словно как два брата. От молодого учителя и Картера веяло непосредственностью и озорством, они постоянно размахивали руками и все время играючи удивляли друг друга, демонстрируя такие заклинания, о которых ничего нет в учебнике. Это поражало всех, особенно мюридхауцев, хотя те упорно делали вид, что не впечатлены достижениями неугомонного мальчика. Это было видно только по их колким замечаниям, которые водный класс то и дело пускал в сторону Картера. Дети Мюридхау вообще почти не проявляли положительных эмоций, особенно на публике. Не вот, чтоб они были такими скрытными или чересчур гордыми- для многих эта была вынужденная мера выживания. Большинство учеников этого класса были детьми влиятельных и древних магических семей, и конечно же их родители чаще беспокоились о сохранении пристижа своей фамилии, чем о счастливом детстве наследников рода. Такие как Веромор и Паркер провели большую часть своего детства на светских ужинах среди язвительных и лживых гостей или в классной комнате, где им часами вдалбливали какой вилкой правильно есть спагетти. Они, как и их родители, могли цитировать Абеляра Пьера на французском и фальшиво улыбаться в любой ситуации, но не знали настоящей радости. Так было и сейчас. Пока Кайндаймхцы шумно обсуждали каждый то, что ему интересно, дети из Мюридхау тихо перешептывались, и лишь несколько учеников иногда не выдерживали и начинали говорить во весь голос, вспоминая урок с мистером Эвансом. Несмотря на взаимную антипатию водного и огненного классов и абсолютное нежелание соглашаться даже в самых простых вещах, улыбчивый Себастиан полюбился им одинаково сильно, и даже сейчас некоторые ученики обиженно обсуждали, почему учитель защиты отпустил их с урока раньше. Однако спустя пять минут со всех уголков замка на обед стеклись ученики и их преподаватели. Были слышны недовольные обсуждения сложного материала или новых сплетен, и с каждой минутой за длинными столами становилось все больше и больше детей. Когда поток учащихся наконец стал совсем незначительным и по огромному залу начали разноситься стучание ложками о края тарелок, послышалось чье-то громкое восторженное «ох». Со звездого потолка, освещающего каждый квадратый сантиметр столовой, слово опадающие лепестки цветов, посыпались крупные снежинки. Их было много, но как только они долетели до столов или касались макушек детей, то превращались в нежные бутоны бенгальских роз или же в конфетки белого шоколада, невероятно вкусно пахнущие ванилью. Дети, как и учителя, восторженно наблюлали за этим, раскрывали ладони, чтобы увидеть во что превращается снежинка, а Миранда Брадберри смутно припоминала, когда до этого она видела подобное ззаклинание Ученики, набив рот конфетами, крутили головами, выискивая кого-нибудь, кто был способен на подобное чудо, но для Мелани все разом встало на свои места, как только из-за стола Мюридхау раздался испуганный визг. Внезапно все снежинки, падающие на их стол и волосы, превратились в противных лохматых пауков неестественно молочного цвета. Они ползали по головам, плечам учеников, по эклерам с глазурью и фруктам, лежащих на серябристых тарелках. Ученики повскакивали со своих мест, боязливо стряхивая с себя восьмилапых чудищ, и у многих это успешно получилось, что точно не относилось к Вермору и его компании. Озлобленно и брезгливо вытряхивая пауков из-за шиворота, Вермор приглушенно ругался, Ретт, расстегнул рубашку и судорожно подпрыгивал, надеясь, что с него таким образом спадет вся живность, а Киллиан, Сьюзан и близ сидящие мюридахауцы с криками и закрытыми глазами лупили себя по рукам, шее и волосам. Некоторые ученики с других классов запускали в бедолаг заклинания, помогая избавиться от пауков, а только что восшедший мистер Эванс, растерявшись всего на минуту, стремглав вскинул палочку, грозно стрельнув на учеников Мюридхау глазами, и отправил струю оранжевого цвета в потолок. Снегопад резко прекратился, и вопли детей прекратились, когда оставшиеся пауки были ликвидированы с помощью директрисы. Разгневанная и удивленная Миранда уже открыла рот, чтобы начать разбираться кто устроил этот переполох, как в зал ворвалась растрепанная мисс Рейд, размахивая руками. Она вбежала в замызганной мантии, с грязными рыжими волосами без намека на прежнюю прическу и безумным испуганным взглядом и, остановившись в самом центре зала, схватилась своими длинными пальцами в плечо худощавого старшеклассника с Алэйсдэйра, тщетно пытаясь перевести дыхание. Задыхаясь от бега или же от страха, она наконец крикнула неестественно хриплым голосом: «Лес! Детей похители!» — после чего лишилась чувств.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты