Академия Сорелли

Смешанная
NC-17
В процессе
5
Размер:
планируется Макси, написано 77 страниц, 12 частей
Описание:
Николетта - наследная герцогиня обедневшего рода. После смерти отца, ее брат проиграл целое состояние. Что бы спасти семью он предлагает руку сестры императорской семье. Девушка узнает о помолвке только накануне встречи с будущим женихом. Но помолвка срывается из-за покушения на кронпринца и они оба уезжают на учебу в Академию Магии. Однако попав в учебное заведение Николь быстро забывает о предстоящей свадьбе.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Первый раз на первый курс

Настройки текста

Академия Сорелли — А меня зовут Николь, – девушка прошествовала в глубь, и увидела между несколькими стеллажами арку, решив, что именно там будет читальный зал, она уверенной походной прошествовала внутрь. И не ошиблась. Множество диванов, обитых шоколадного цвета плюшем, с высокими спинками из темного резного лакированного дуба. Рядом стоят столы на оттенок светлее, на каждом из которых находился подсвечник, с магическими огоньками. Однако большинство подсвечников сейчас было потушено, видимо в целях экономии сил. Стены обиты тканью цвета карамели. Резной потолок с изображением ночного неба. Светильник в виде луны и маленькие лампы, изображавшие звезда, были так реалистичны, что у Николь перехватило дух. Все было красиво, лаконично и дорого! На акрообразных окнах в пол висели тяжелые портьеры, которые завершали образ библиотеки под стать не то что герцогу, самому императору!

— Да проходи же ты, не стой! –послышался насмешливый голос. Ник вздрогнула и обернулась. Она совершенно забыла, что находиться здесь не одна. На одном из диванов вольготно развалился эльф. Она не помнила его среди тех, что прошли через арку вместе с ней, значит, он учится здесь уже не первый год. – Садись! – похлопал он грациозной ладонью с длинными пальцами и ухоженным маникюром по обивке дивана, предлагая место рядом с ним. Ника пожала плечами и села. Эльф был невероятно красив. Вид не портили даже длинные белые волосы, убранные в замысловатую прическу, освобождая для обзора слегка заостренные ушки. В одном из них красовалась маленькая сережка в форме креста, украшенная черными камнями. Одет он был дорого и солидно. Сразу заметно, что это не та одежда, что достается всем из гардеробных тайников академии. Это значило, что он, а скорее всего его семья, занимала очень высокое положение. Девизом академии всегда, испокон веков, было то, что все равны. Попадая в академию все ученики в глазах преподавателей становились одинаково равными, для этого были созданы все условия. Идентичные комнаты, заселение не по статусу. Общая столовая и умывался. И, соответственно, гардероб, приравнивавший как императрицу, так и пастушку. На его шее красовался шелковый платок насыщенного синего цвета, который выгодно оттенял его глаза. Черная рубашка, на воротнике которой была строчка серебренной нити. Такая же нить обнаружилась на рукавах синего бархатного камзола. Черные обтягивающие штаны, которые подчеркивали его стройное сильное тело, приковывали взгляд. — Виктор дар Дагонский, — наконец представился эльф, довольный произведенным эффектом. — Николетта Сони лу Рево,— в свою очередь представилась девушка. — Слышал, — бросил эльф, — правда сразу ты не назвала полного имени, решил, что ты обычная. — Обычная? — встрепенулась от такой дерзости Николь, — что ты имеешь в виду!? — Не кипятись ты так, красавица, — проговорил он ей прямо в ухо, обдавая жарким дыханием шею, по которой ту же пробежали мурашки, – ты прекрасно поняла, что я имел в виду! – Он притянул ее за талию и прикусил мочку уха. Ник завороженно смотрела в его глубокие, бездонные синие глаза. В них полыхали искорки, которые манили девушку за собой. Он начал медленно расстегивать ее рубаху. Тут-то Николь и проснулась. Резво наступив ему на ногу, она с силой толкнула его локтем в живот. Подпрыгнула, отскочила на безопасное расстояние, и быстро застегнула пуговичку. — Какого черта ты творишь!? – завопила Николь, напуганная вопиюще-безобразным поведением собеседника. — Я думал, ты знаешь, что нельзя смотреть эльфам в глаза, — хитро ухмыльнулся он. Девушке показалось, что улыбка превращается в хищный оскал, – мы умеем своеобразно влиять на людей, — продолжал он мурлыкающе. Николь задыхалась от возмущения. — Да пошел ты, — прошипела она, выскакивая из читального зала и сталкиваясь на пороге с библиотекарем. — Нехорошо юной леди такими-то словами бросаться, — недовольно поцокал языком Ларсо, ставя учебники на стол, за которым сидел довольный, как кот объевшийся сметаны, Виктор. Злобно схватив свои книги, Ника рванула прочь, от наглого эльфа, и уже на выходе из библиотеки услышала: — Можешь звать меня Вик, конфетка, – а затем послышалось шипение господина Борритью, призывавшего к тишине в библиотеке. Дошла она до своей спальни в расстроенных чувствах. Ей действительно было, о чем подумать. Этот странный эльф, с его бестактным поведением. Этот странный кронпринц, с своими непонятными речами. А еще усталость и проснувшийся голод. Идти в столовую сейчас было бесполезно, да и желания, собственно, никакого не было появляться на людях (и не очень). Чтобы не тратить драгоценные силы, она быстро разложила книги на полке, разделась и легла спать. Рядом с ней все еще кружил пульсар, подаренный Беном. Как от него избавиться Ник не знала, но он сильно мешал спать, поэтому нагой девушке пришлось выбраться из-под одеяла. Она закрыла глаза и попыталась вспомнить, что ее собеседник сделал, что бы он появился. Николь щелкнула пальцами, но ничего не получилось. Она злобно запустила в шарик подушкой, но та прошла мимо него, не заметив преграды вовсе. Николь рыкнула и решила ударить шарик рукой. Размахнувшись, она засадила тыльной стороной ладони по шару, но и ее рука прошла мимо. Сгусток магии оказался теплым и приятным на ощупь. Николь осторожно коснулась его кончиком пальца. По телу побежали мурашки. Она сосредоточилась и призвала Воду внутри себя, ледяная корка вмиг покрыла шарик, затем потрескалась и магические остатки рассыпались маленькими искрами, исчезая, не долетая до пола. Николь снова залезла под одеяло и уставилась на балдахин. Вот еще вопросы: почему она чувствует в себе только магию Воды, когда аура ее брата говорит о том, что он стихийник? И почему Вода отвечает ей Льдом вместо того, чтобы выполнить четкие указания? Усталость взяла свое и Николь провалилась в сон, так и не дождавшись возвращения Камиллы. Утром Ника проснулась от звона уже знакомых ей колокольчиков, которые, судя по всему, оповещали о начале того или иного периода дня. Нехотя покинув теплую перину, Николь обнаружила, что прошлым вечером не удосужилась накинуть даже ночное платье, отчего стояла сейчас совершенно обнаженная. Наскоро завернувшись в покрывало, Николь заметила, что ее соседка уже ушла. Видимо, сельская простушка привыкла вставать рано. Ника пожала плечами, глядя на ее аккуратно застланную кровать и проследовала к своему комоду. Вытащив ночнушку, она в скорости надела ее на грязное тело, бросила покрывало на кровать и последовала в умывальню, надеясь найти Камиллу, и узнать, все ли у девушки в порядке. Ведь ее могли здесь спокойно обидеть, например, всякие бесцеремонные эльфы! Николетта постаралась вспомнить, слышала ли она приход Милы вчера, но все попытки напрячь память в такую рань оказались тщетны. Однако никакого шороха Ник не могла припомнить и утром. Спустившись в умывальню, блондинка уже сумела согнать последние нотки сна в организме. Девушки внизу были чрезмерно громкими, так что их было слышно еще в ее крыле. Она увидела, как освободилась одна из ванн и направилась туда. Сняв обувь, она залезла внутрь, сняла ночную комбинацию и повесила ее на крючок. Рядом же появилось белоснежное полотенце. Наскоро помывшись, Николетта вылезла и обтерлась. Она обернулась полотенцем, накинула комбинацию на плечо и принялась сушить волосы. Магия упорно ее не слушалась. На этот раз не было эпичного шоу с метелью и заморозкой волос, однако вода никак не хотела появляться в своей жидкой ипостаси. — Куда ты вчера пропала, Ники? – подбежала к ней сзади Сате и шутливо ущипнула за попку, когда Николь сняла полотенце, намереваясь вновь накинуть ночное платье. — Ой, — пискнула девушка, и выронила и платье, и полотенце, – Мне стало немного дурно и аппетит пропал, – нисколько не глумясь солгала Николь. — Могла бы и предупредить, прежде чем отправляться на прогулку с тем красавчиком, — лукаво улыбнулась кицуне. — Что?! – опешила магиня, – С каким еще красавчиком?! — А у тебя их несколько? — Наигранно посерьезнела Сате. — Давай закроем эту тему? – Резко бросила Ник, и увела диалог в другое русло. – Скажи мне лучше, куда пропала Камилла? — Да никуда она не пропадала, — безучастно пожала плечами Сате, — когда ты исчезла, она пошла с нами, взяла себе крошечную порцию еды и молчала оставшийся вечер, потом прошла со мной и Лу до корпуса и мы разошлись. Нам было в правое крыло, но я точно видела, как она пошла в свое. А что? — Просто я вчера уснула до ее возращения, а сегодня проснулась после ее ухода. Но возможно ты права, девочка просто стесняется. Думаю, мы встретимся с ней в столовой, а если и там разминемся, то на занятиях она уж точно появиться. Мы, кстати, с вами вместе в группе. — Я в курсе, — отозвалась лисичка, и ушла, оставив Николетту наедине со своими страхами и подозрениями. Поднявшись в комнату, Николь грустно заметила, что она все так же пустовала. Погода была солнечная, и девушка решила, что грустить бессмысленно. Столовая откроется только через десять минут. Поэтому магичка решила, что проведет это время с пользой. Наскоро заправив кровать, она приступила к своему внешнему виду. Достав невероятное платье, что добыла в закромах мадам Фрактенвурд, она бережно надела его на себя, ловко застегнув множество маленьких жемчужных пуговичек, и с удовольствием посмотрела на свое отражение. Расплела волосы, которые до этого были завязаны в растрепавшуюся за ночь, косу. Ловко расчесав волосы, она приподняла их в затылке, создавая объем, выпустила в лицо несколько прядок, что были короче остальных, и распустила оставшиеся кудри, которые мягкими волнами посыпались по ее плечам. Дальше прихватила ресницы тушью, надела серьги-капельки и залюбовалась своим отражением. Взяв учебники и надев туфли, Николь отправилась покорять столовую. Быстро добравшись до главного корпуса, она наконец поднялась по витиеватой лестнице и оказалась в просторном помещении. Аромат свежей выпечки защекотал ноздри и голод резко дал о себе знать. Живот скрутило в спазме и Николь сморщилась от боли. — Наконец мы встретились, дорогая сестричка! Тебе придется держать ответ за свой длинный язычок! – Прошипел над ее ухом брат. Николь встрепенулась, вздернула подбородок и гордо зашагала к подносам для еды. Положив книгу по истории, тетрадь и карандаш на одну сторону подноса она проследовала к столам с едой, нарочито игнорируя присутствие братца. Она поставила пиалу с салатом на свободный край и проследовала к булочкам, источавшим невероятный аромат. Взяв румяную витушку с маком, Николь жадно вдохнула дрожжевой запах и водрузила булку на поднос. Затем взяла стакан с чаем и проследовала к свободному столу. Столовая работала каких-то десять минут, так что народа тут было немного. Кроме настырно следующего за ней по пятам Маркуса, была лишь пара-тройка человек. Выбрав место у окна, Ника, с наслаждением, начала поглощать еду. Марк набрал полный поднос еды, и сел напротив сестры. — Ники, что за подставное поведение? Негоже так компрометировать брата! – начал было Марк, но Николь подняла руку, жестом призывая молчать и гневным взглядом впилась в Маркуса. — Негоже, братик, — наигранно ласково пропела Николь, — было заключать мою помолвку без моего же ведома. Ты, мой милый брат, думаешь всегда только о себе. Вместо того, чтобы повесить себе на шею женушку и пропивать, и проигрывать ее приданое, ты решил, что свобода твоей эгоистичной заднице дороже счастья собственной сестры, поэтому ты выдаешь меня замуж, дабы как можно скорее заняться расточительством состояния моего мужа, – голос у девушки был жестким, глаза метали молнии. В ее душе начинался шторм, остановить который было уже невозможно. Марк понял, что виноват сам, затронув сестру. Они не разговаривали с того самого дня, как Ника узнала о помолвке. – Нам бы легко хватило тех денег, что остались в наследство от отца, чтобы прожить безбедную жизнь. Я рано или поздно вышла бы замуж, как и ты женился бы! Тогда у нас был бы еще больший капитал. Но твои порочные увлечения шлюхами, картами и алкоголем привели нашу семью в упадок, ты фактически разорил нас, сделав меня бесприданницей, оставив за плечами лишь титул! – продолжала шипеть на него сестра. Схватив учебник и булочку Николь резко встала со скамейки и быстрым шагом направилась к выходу. Есть хотелось неимоверно, но находиться к компании брата еще дольше она не могла. Мерно постукивая каблучками, она добралась до лестницы и направилась в Главную Башню, где будут проходить уроки истории и физической подготовки. Пройдя через Башню Демонологии и жуя по пути мягкую маковую сдобу, Николетта направилась к длинному коридору, соединявшему Башню Демонологии с Башней Огня, и в котором находился выход в Главную Башню. До занятий оставалось еще добрых полчаса, но возвращаться в столовую не было ни сил, ни желания. Поэтому блондинка выбрала первое направление, повернув в коридор, Ника столкнулась со своим недавним знакомым. Виктор, видимо, тоже не ожидал столкнуться с девушкой, поэтому с разбегу влетел в Николь. Книга и тетрадь выпали на пол, а из уст Вика вырвалось гнусное ругательство: — Смотреть надо, куда бежишь! Носятся тут всякие первоклаш… А, это ты, — на его лице заиграла ехидная усмешка, — здравствуй, здравсту-у-уй, — нараспев протянул ее вынужденный собеседник, — соскучилась по моему интереснейшему обществу и прибежала? – он оперся на косяк, сложил руки на груди, и одарил закипающую от возмущения магиню надменным взглядом. — Боги! Да что ж за день такой! Вы все решили меня добить? – взвыла Николь. — День только начался, милашка! – он поправил выбившийся белокурый локон, девушка замерла, ожидая подвоха, но эльф, вопреки ее ожиданиям, не стал распускать руки. Он наклонился и поднял книги, которые все еще лежали на полу. Николь недоверчиво прищурилась. — Не стоит ждать подвоха, дорогая. Не сегодня, – стершекурсник ослепительно улыбнулся. — Как это мило с твоей стороны! – Ник вложила в голос все свое ехидство. — Кстати, выглядишь ослепительно! – Он ухмыльнулся еще шире. — Ты мне льстишь, — буркнула девушка. Она собиралась было уйти, резво обогнув собеседника, но он уловил маневр, прижал ее к стене, нависая на нее всем своим телом. Дабы избежать последствий он оперся руками о стену, расположив их по обе стороны от ее лица. – Какого демона ты творишь!? Только попробуй притронуться ко мне! Я закричу! — Ты уже начала вопить, — сморщился Вик, — я вообще-то хотел кое о чем тебя спросить, а ты тут из меня насильника сделала, — он фальшиво надул щеки. Зрелище было с таким комичным, что девушка прыснула от смеха. Обстановка немного разрядилась. Виктор убрал руки, понимая, что девушка не убежит, пока не выслушает его. — Так о чем ты там хотел спросить? — Вообще-то мне было интересно, нет ли у такой красавицы, как ты, пары на Осенний Бал? — П-п-пары? –заикаясь переспросила Ник. — Ну конечно, это же танцы. Или ты намерена кружить в вальсе в гордом одиночестве? – на лицо красавчика вернулась надменная улыбочка. — Нет, — промямлила Николетта, — ладно, да, у меня нет пары, – она горделиво вскинула подбородок. — Так вот, я галантно хотел тебе предложить, стать мой дамой на Балу, – он посерьезнел, — Обычно, я не хожу с первогодками, но для тебя сделаю исключение. От ответа адептку спас первый звонок, оповещавший, что двери кабинетов открыты, и студентам можно заходить. Сейчас по коридорам начнут шастать ученики и ей не спрятаться от любопытных взглядов. — Я подумаю, — коротко бросила девушка. Парень явно растерялся и не ожидал, что звонок прозвенит так скоро. Воспользовавшись заминкой, студентка развернулась и, растерянная, потопала в сторону аудитории. — Та знаешь, где меня найти! – послышалось ей в след. Бал – последние, о чем Николь сейчас собиралась думать. Однако поведение надменного эльфа польстило девушке. Она обернулась через плечо, однако парня и след простыл. Николь вошла в аудиторию и села у окна. Забравшись на самый верхний ряд, девушка устремила взгляд на улицу, наматывая белокурый локон на пальчик. Остальные адепты еще не вошли, так что появилась возможность посидеть в тишине и подумать. А думать действительно есть о чем. Во-первых, это идиотское предложение напыщенного эльфа. Нет, конечно Николетта не собиралась идти на бал с высокомерным остроухим выскочкой. У нее все-таки есть жених, пусть и не официальный, но проблема их замужества стоит у нее, как кость в горле! Девушка напрягла память. Бен, насколько она помнила, был в ее группе. Значит, есть возможность встретиться с ним сегодня. Сама она его приглашать не собиралась, но как-нибудь осторожно выведать, с кем он планирует идти, можно. Вдруг он не относится к ней с таким трепетным придыханием и можно на время расслабиться? Тогда станет насущной друга я проблема. С кем же все-таки идти? Прозвенел второй звонок, и Ника решила, что будет решать проблемки по мере их поступления. В кабинет начали заходить студиозы. Магиня оживилась, высматривая Камиллу или, на крайний случай, Бена. Ага, эврика! Какова находка! Герцогиня устремила взгляд на свою пропавшую соседку. Девушка выглядела уставшей, глаза побледнели, взгляд поблек, плечи опущены. Она успела переодеться, вот что заметила Ника, значит, Мила заходила сегодня (или все-таки вчера), чтобы переодеться. На адептке были надеты штаны для верховой езды, насыщенного цвета спелой вишни, и мешковатый свитер с крупной вязкой косичкой, цвета болотной тины. Волосы заплетены в косу и убраны в пучок. Николетта помахала ей рукой, призывая подойти и сесть рядом. Камилла обернулась, одарила Николь пустым невидящим взглядом и ушла в противоположный конец аудитории. Блондинка поникла. Она пыталась помочь этой девчонке, а она посмела ответить неблагодарностью. Хорошо, милочка, на тебя снизойдет весь праведный гнев разъяренной до неистовости герцогини! Мысленно Николь уже потирала ладошки, как взгляд ее пал на Бенедикта. Он остановился в дверях, но заминка была секундной. Он быстро отыскал глазами предмет своего интереса, и прошествовал к дальнему ряду. Ника сразу поняла, что кронпринц направляется к ней. — Ты позволишь? – осведомился Бен, взглядом указывая на место рядом с девушкой. — Конечно, — просто отозвалась Николь и пожала плечами. А что, пусть уж он садится. Тем более, что для них обоих урок пройдет мимо ушей, ведь они оба проходили это на придворных занятиях дома, и не один раз. Так что очередной час внимать созданию мира не хотелось. А вот обсудить предстоящий бал, да еще и сидя на галерке – самое оно! Адепты уже уселись. В класс вошел учитель. Ученики встали. Преподаватель прошел мимо столов первого ряда, остановившись у своего стола. — Мое имя – Сакрат дер Илькупье. Я ваш преподаватель истории Девяти Империй примерно на протяжении первых двух лет обучения в Академии Сорелли! – преподаватель сразу понравился Николь. Это был мужчина средних лет, явно человек, к тому же без магических способностей. Одет он был строго: черная бархатная мантия ниже колена, на правой стороне груди которой красовалась эмблема с изображением змеи, обвивающейся вокруг раскрытой книги. Такой символ был на всех книгах по основной истории Девяти империй. Из под немного растегнутой сверху мантии проступал галстук темно-синего цвета. Волосы его, имеющие темно-коричневый цвет, были слегка тронуты сединой. Добрые глаза, оттенка свежей весенней травы. Нос с небольшой горбинкой и волевой подбородок. «Классный дядька», — по-детски просто подумала Николь. — Доброе утро, учитель! – дружным хором отозвались новоявленные адепты. — Прошу, садитесь! – ученики уселись. Господин Илькупье присел на краешек стола и лукавым взглядом обвел подопечных. – Сегодняшняя тема – «История основания мира», — название темы тут же появилось на черной доске, расположенной за спиной лектора. Николь и Бен переглянулись и дружно, но тихо, застонали. Сколько раз им прошлось отвечать придворным учителям эту тему? Да одни боги, наверное, могут назвать точное число. Николетта хихикнула, ей было несказанно приятно видеться в глазах знакомого понимание. — Моим учителем была Белла аль Донна, — прошептал ей на ухо кронпринц, — старая ворчливая тетка, которая носила огромные круглые очки, от этого создавалось впечатление, что я разговариваю с мухой, – тихо ухмыльнулся собеседник, ловя понимающий взгляд серых глаз Николь, – Она всегда делала слишком высокую прическу и надевала туфли на каблуке, хотя сама была немаленького роста. Однажды ее горничная так подняла ей волосы, что так врезалась ими в дверной проем! – блондинка прыснула от смеха, зажимая рот рукой, чтобы приглушить звук. — Моим преподавателем был Акроль мар Варонский, – продолжила в свою очередь магиня, — он был молод, знатен и очень вреден. Он придирался к каждому моему слову, заставляя заучивать тексты из книг дословно. Однажды он попросил чтобы я принесла ему чая на урок. В тот день он особенно сильно муштровал меня. Когда я несла поднос, я сделала вид, что зацепилась за ковер, и опрокинула на него целый чайный сервиз. Чайник разбился и горячий чай оказался у зазнайки прямо на костюме. Он тогда сам побагровел, словно чайник на огне! – теперь уже от смеха прыснул императорский наследник. — А ты смелая! – восхищённо констатировал он. Николь махнула рукой: — А то ты никогда не подшучивал над учителями? – она лукаво прищурила глаза и пронзила собеседника прожигающим взглядом. Тот расхохотался себе в кулак. — Раскусила, — он картинно закатил глаза, показывая, что якобы не собирался просвещать ее в такие «тайны». Блондинка довольно улыбнулась. Бен вдруг посерьезнел, – Николь, позволь поинтересоваться? – резко переменил он тему. Николетта встрепенулась, и кротко кивнула. – У тебя уже есть кавалер на Осенний бал? – парень уверенно улыбнулся, выставляя на обозрение свои идеально ровные белоснежные зубы. Ни смущения, ни робости не было в этом взгляде. И тут озарение свалилось на девушку, как гром среди ясного неба! Боже правый! Да он же самый настоящий ловелас. Весь такой галантный, сдержанный и учтивый. А это ведь всего-навсего маска, чтобы затащить ее в постель, да еще и до брака. Это не попытка подружить, наладить отношения и стать ей другом. Вот же враль. Девушка дернула плечиком. Ее пробирало отвращение. — Вообще-то есть, — слишком резко бросила Ника. На лице ее собеседника не дрогнул ни один мускул. Он подпер щеку кулаком и все тем же слащавым тоном спросил: — Позволь поинтересоваться, кто же он? – Ник замялась. Если пошлет его куда подальше. Поймет, что идти ей не с кем. А сказать… а что сказать-то? Идти ведь действительно не с кем…или есть? — Виктор дар Дагонский! – ответила Николетта, гордо вздернув подбородок. Разгоряченные беседой они даже не заметили, как преподаватель замолчал, выжидающе сложив руки на груди, и устремил взгляд на сладко перебранивающуюся парочку. — Милые бранятся – только тешатся? – пренебрежительно осведомился господин дер Илькупье. — Простите, учитель, – взял слово Бен, вставая. «П-ф, тоже мне, благоро-о-одство!» — раздраженно подумала Николь. — Осмелюсь предположить, вы слишком много знаете, молодой человек, раз решили, что можете разговаривать на моем уроке. — Нет, учитель, – асе так же коротко отвечал наследник. В его голосе не было ни раскаянья, ни сожаления. Только надменность и превосходство. И как Ника могла сразу этого не разглядеть? Вот и сама девушка задавалась подобным вопросом. — Тогда может быть, вы представитесь, для начала? – ехидно продолжал преподаватель. — Отчего ж нет, — надменно улыбнулся императорский сынишка, — с огромным удовольствием представлюсь, – его губы расплылись в наглой усмешке, – Мое имя Бенедикт ван Аллерский, – а академии не могли не знать, кто такой этот самый Бенедикт. Поперхнувшись воздухом, господин учитель перекинул свой гнев на Николь. Как бы не божилась Академия, что у них все равны, вставлять палки в колеса императорскому наследнику они бы не посмели. Поэтому учитель быстро кивнул, давая дозволение сесть. Пламенный его взгляд, который, казалось, мог метать молнии, устремился на блондинку. Она беспрекословно встала. — Мое имя Николетта Сони лу Рево, – сразу начала девушка. — Приятно, приятно, — саркастично-ласково пропел профессор, — очень приятно, —Николь уже предвкушала, как весь праведный гнев сейчас снизойдет на ее белокурую головушку. Ну что тут сделаешь, ну заслужили, – Может быть, леди Николетта соблаговолит рассказать всем здесь присутствующим о сотворении мира нашего? У вас так хорошо получалось вести дискуссии, сидя на задней парте, – он указал рукой на место около доски. На ней, как оказалось, была уже написана не только тема, но и много различных сносок, понятий и дат. Чтобы еще пуще наказать герцогиню, он щелкнул пальцами, и доска очистилась. Ну и ладно! Николь вышла из-за стола, спустилась по небольшим ступенькам аудитории вниз. Забралась на возвышение у доски, на котором расположился учительский стол. Она развернулась лицом к классу и начала научную тираду. — Давным-давно, на небесах, в облачном замке, жили три сестры-богини. Однажды, одна из них, устала находиться в вечном заточении и решила посмотреть, что находиться под облаками. Тайком, под покровом ночи, она ушла к оракулу и тот раздвинул небесную завесу, что бы очам юной богини предстал наш мир. Тогда наши земли населяли только эльфы. Фария, так звали девушку, уговорила оракула наградить ее амулетом, что спустит ее на землю хотя бы на одну ночь. Старый маг не смог отказать дочери главного Бога, и отпустил девушку. Спустившись к эльфам, Фария повстречала прекрасного мужчину и полюбила его. Она не смогла его оставить, и решила бросить жизнь в облачной тюрьме и остаться с любимым. На следующий день, к ней спустились сестры, и стали умолять вернуться на небеса. Влюбленная богиня напрочь отказалось возвращаться, тогда сестрицы открыли ей правду. Их отец, узнав о произволе, поклялся к вечеру истребить волшебный народ, убив всех, если девушка не вернется. Фария бросилась к ногам сестер, навзрыд прося их о помощи. Девушки не могли видеть сестру страдающей, ровно также, как не могли обречь ее на верные муки. Флория, так звали саму старшую сестру, создала на земле Эльфов волшебные леса, с огромными могучими деревьями, которые могли бы спрятать их. Флафия, так звали среднюю сестру, создала им защитников и покровителей – вампиров и оборотней. А Фария подарила им крепкое здоровье и нечеловеческое долголетие. Так отец-бог не смог добраться да народа эльфов. Он возгордился своими дочерями, за их ум и храбрость. Тогда он сам спустился на землю и создал там моря и океаны, реки и озера. Он наделил вампиров и оборотней – творения своей средней дочки – умом и силой, дав им способности к иллюзии и некромантии, и стали те жить наравне с расой эльфов. Жена его создала расу людей по божественному подобию, некоторых из них наделив магией четырех стихий: Землей, Водой, Огнем и Воздухом. И их она прировняла к эльфам. Шли годы, столетия, тысячилетия. И из сложившихся четырех рас пошли потомки. Люди и нелюди смешивались. Так из оборотней появились чараны, волшебные птицы, способные управлять огнем и жить почти тысячу лет, кицуне – оборотни-лисы, которым так же подвластен огонь, как и оборотням-драконам. Из людей выделились нимфы, когда те смешались с вампирами. Теперь по нашим землям ходят прекрасные девы и мужчины, которые могут управлять Водой, как никто другой. От смешения эльфов и нимф появились фэйри, а от смешения вампиров и оборотней, появились банши – лучшие повелители Воздуха. — Достаточно, — оборвал девушку учитель, когда та закончила рассказывать легенду, известную ей еще с детства, — Итак, ваше домашнее задание, — лорд наконец пересел за стол и открыл учебник. Параграф номер один. А провинившиеся ученики, — он кашлянул и демонстративно вперил взгляд в Нику и Бена, — готовят письменное эссе, на тему «Особенности древнейшей расы»,— как раз после этих слов прозвенел звонок, оглашающий окончание урока. Все ученики дружно встали, – Все свободны, — сказал учитель, поднимаясь. — Спасибо за урок, учитель, — все тем же дружным хором отозвались студиозы и резво начали выходить в коридор. Дальше, в общем и целом, учебный день прошел тихо-мирно. Два урока по Земле провел господин дер Акко, заранее предупредив, что обычно зельеварение и травологию у студентов будут весть другие учителя, которые по вынужденным причинам сегодня отсутствовали. Эльфы, как и предполагала Николь, всех поразили своими знаниями, выходя из аудитории с надменными выражениями своих идеальных лиц. На той же травологии сняли блокирующие браслеты. На самом деле, история этих безделушек проста. Когда у людей или нелюдей открываются магические способности, а происходит это в весьма раннем возрасте, на них надевают такие вот блок-браслеты. У Николь это произошло в возрасте одиннадцати лет. Тогда же отец заказал ей широкий браслет с позолотой. Надевали его на ногу, у основания стопы. В длину он был где-то сантиметров пять. Сутью этого браслета было блокировать непроизвольные всплески силы. Детишки в таком возрасте обычно не додумываются пытаться силу контролировать, и выбросы происходят самостоятельно, в результате сильных эмоций. Вот так они с этим браслетом и обитают, до самой отправки в академию. А потом им его снимают. Проблема браслета в том, что сам по себе он – дешевая безделушка. А вот услуги хорошего мага стоят дорого. Поэтому ребята простых рабочих сословий и попадают в академию раньше. Обычно у них это происходит в четырнадцать – шестнадцать лет, связана такая задержка с неправильным режимом дня, плохим питанием и перегрузками. Затем по плану была боевая подготовка. Девушки проследовали с свою раздевалку, надели боевые костюмы. Николь придирчиво осмотрела себя в зеркале. Одежда сидела на ней как вторая кожа. Ткань пластичная, не сковывающая движений. Цвет серый с голубыми уплотненными вставками на коленях, локтях, у горла, на груди. Они вышли в зал и выстроились в подобие шеренги. В зал вошел мужчина. Ника нахмурилась. За день она не встретила ни одного преподавателя в юбке, так сказать. По мимо директора и надзирательницы, она вообще еще не встречалась с дамами «постарше». — Добрый день, учащиеся, — обратился к адептам учитель. Николетте понравился его голос, а судя по шепоту в женской части ряда, не только ей. Преподаватель был молодым парнем, лет двадцати пяти – двадцати семи. Улыбчивый, с простым добродушным взглядом. Одет в такую же форму, как и адепты, только вместо голубых вставок красные. Судя по шевелюре оборотень, да и вообще: мышастый, крепкий, широкоплечий. В общем, надежный такой мужик, одним словом. Хотя, именно таким наверно и должен быть препод по физ-ре? Он провел разминку, заставив студентов побегать по залу, потом разогрел отдельные группы мышц. Нашлись нерадивые магички, которые не могли сами выполнить то или иное упражнение, тогда учитель, в личине героя, приходил на помощь молодым неумехам, помогая растянуться, наклоняя их пониже, или оттягивая ручки за спину, оказываясь в непосредственной близости. Парни, наблюдая за этим цирком, только насмешливо фыркали. После разминки преподаватель, представившийся господином Кристианом дер Россо, разделил группу на пары и выдал учебные рапиры. Партнером Ники оказался Брайт ле Яронский. Парень оказался милым и вежливым. Про себя Николь прозвала его Рыжим Котиком, больно уж он был милый, к тому же, являлся обладателем огненно-рыжей шевелюры. Поставив партии более-менее опытных партнеров, он отправился к ребятам, видевшим этот вид оружия в живую впервые. Тренер дал короткий знак о начале поединка, лишь предупредив, что в лицо целиться запрещено, так как они без шлемов. Попросил держать удобный для обоих темп, и помнить, что это учеба, а не бой на смерть. Николь поудобнее перехватила рукоятку, выставив клинок. Приняла стойку. После команды он начале сделала первый выпад. Противник выставил блок. Пока Ник возвращала телу удобное положение, оппонент попытался применить диагональный удар по правому боку. Блондинка легко отскочила, перехватив инициативу удара в свои руки, оказавшись на приличном расстоянии от противника, она применила атаку «стрелой», прием опасный, но девушка была уверена, что Рыжик его отведет. И не ошиблась. Выбив сероглазку из стойки, он усмехнулся, глядя на нее исподлобья. Николь стала в позицию: Вооруженная рука поднята вперед; кисть на высоте правой груди, рука слегка согнута в локте; острие клинка на высоте колена. Парень расплылся в еще более широкой и довольной улыбке, Ника гордо вздернула подбородок. Ей нравилось, что однокурсник воспринимает это как игру, не пытаясь навредить ей по-настоящему. Брайт принял свою стойку – вооруженная рука поднята так, что эфес находится на высоте лба, несколько правее головы, локоть слегка согнут, лезвие обращено вверх и вперед, острие клинка чуть выше эфеса. Несколько отвлекающих выпадов, Николь получает удар по руке. Конечность пронзает боль. Металл больно стеганул по кисти, и рапира падает на пол. Боже, лучше бы он уколол ее. Николь начала шипеть, приседая на корточки. — Прости, — послышалось рядом от Брайта, он опустил свою рапиру, подошел к магине и положил руку на плечо. Как бы там ни было, даже в этой игре должен был быть победитель и проигравший, поэтому не стоит винить мальчишку. Тем более, он мог сейчас стоять, возвышаясь над ней скалой, натянув на лицо надменную улыбку победителя, но, судя по голосу, он искренне сожалеет, что не рассчитал силы и удар пришелся девушке по открытой части руки, причем задел он ее довольно сильно и больно. Маг оглянулся по сторонам и приложил руку к месту, где у Николь начал расплываться синяк. Его губы зашевелились, беззвучно нашептывая заклинание, рука Ники налилась свинцовой тяжестью, которая расплылась по руке, от кисти до плеча, а ладонь парня начала отдавать зеленоватым свечением, когда он провел пальцами по ее руке, тяжесть ушла, а вместе с ней и боль. Николетта подняла взгляд на Брайта, а он простодушно улыбнулся и сказал: — Извини, — улыбка стала виноватой. — Ты все исправил, тебе не за что извиняться, — магиня перехватила руку однокласснику и благодарно сжала пальцы. Тренер зычно призвал всех адептов выстроиться и, поблагодарив за урок, отпустил уставших студентов. Отсидев последнюю пару, с тем же господином Иврасивье, Николь поплелась к доске в фойе. Расписание сообщало, что завтра ей снова придется встретиться с преподавателем истории. Значит первым делом ей нужно направиться в библиотеку. Блондинка скривилась от мысли о том, что может столкнуться там с напыщенным эльфом. «Ладно, это все потом. Сейчас бы в комнату попасть», — тяжко вздохнув она поплелась к себе. Там она снова не застала Камиллу, недоумевая, где девушка пропадает. Оставалась только надежда на то, что она сблизилась с Лу и Сате. Попав в спальню, адептка сняла платье, надев белую рубашку, и все те же черные кожаные штаны. Вынула шпильки из волос и заплела их в тугую, и куда более удобную косу. Она быстро преодолела расстояние до ученого корпуса, и перепрыгивая ступеньки, практически влетела внутрь. Библиотека, как и ожидалось, пустовала. Господин Ларсо сидел за столом, и когда Николь молнией ворвалась в обитель тишины, он поднял на нее глаза, выглядывая из-под очков и недовольно поцокал, покачивая головой. — Дамочка, чем могу помочь? – обратился он к торнадо, имя которому Николетта. — Господин Борритью, мне нужны какие-нибудь сборники про эльфов. Интересные факты, и… вообще, все, что хотел бы видеть в моем эссе господин Сакрат дер Илькупье. — А-а-а, — загадочно протянул библиотекарь, — разговаривали значит на уроке, леди? — Было немного, — смущенно потупилась блондинка. — Ладно, ждите меня в читальном зале, – обронил господин Ларсо и собрался уходить, но Николь резко встрепенувшись спросила: — А там кто-нибудь есть? – чуть ли не дрожащим голосом спросила она? — Боже правый, дамочка, в моей скромной обители посетители – редкий дар, – дружелюбно отозвался он. Девушка облегченно выдохнула и проследовала в уже знакомое помещение. Получив нужные книги, магичка не стала задерживаться и поспешила удалиться. Ей еще в столовую идти – ужинать. Не хочется упасть в голодный обморок. Все же на обеде она успела перехватить только пиалу салата, да и до этого сытно не ела. Настроение было наилучшим. Во-первых, она не встретила Виктора, во-вторых, ее нахальный братец больше не совался к ней, а в-третьих, Бен, со своими похабными замашками скрылся с горизонта. Николетта резко остановилась. — В какой момент моей жизни, все проблемы свелись к общению с парнями? – в слух пробубнила Николь. Она и сама не заметила, как проскочила поворот, который ведет к фойе, и прошла дальше по коридору. Неожиданно ее кто-то крепко схватил за локоть и утащил в темную арку. — Так это ты посыльный? – спросил парень дурной наружности. Зубы его начали подгнивать, от чего изо рта его повеяло гнойным запахом. Одежда его была не первой свежести, о чем свидетельствовали многочисленные пятна. — Что? Какой посыльный? Я просто пропустила поворот! – Николь не стала кричать или возмущаться, парень был худым, кажется, вообще состоял из одного скелета. Он явно не мог причинить ей вреда, даже при всем желании. А захочет ударить магией… Вот тут-то блондинка и решила, что пора делать ноги. Все же общество такого вот «красавчика» явно не сулит ничего хорошего. Она резко дернулась, но незнакомец, как оказалось, не ослабил хватку. Он нахмурил брови, явно недовольный самодеятельностью девушки. — Слушай, цветочек, ты будешь брать товар или нет? – он наклонился еще ближе и девушке показалось, что ее сейчас вывернет. Пустой желудок скрутило, а к горлу подступил комок. — Ничего я брать не буду! – адептка уже начала более яркое сопротивление. «И откуда в таком дохляке столько силы?!» — про себя возмущалась она. — Слушай, блондиночка, это нехорошо, о-о-очень нехорошо, — запинаясь повторил он, — мой босс не любит, когда его так жестоко кидают. Его это раздражает. А я бы не советовал тебе его раздражать, – герцогиня уже давно поняла, что влипла. Только вот какие именно неприятности она заработала на свою филейную часть, еще не до конца разобрала. Тут чья-то сильная рука подхватила за шкирку ее мучителя. Одежда начала трескаться, но неожиданный спаситель, а Николь оставалось надеяться, что это спаситель, продолжал вытягивать проходимца из арки. Парень, которого первогодка уже могла рассмотреть, явно был ее старше. Светлые волосы, имеющие медный оттенок, глаза, цвета выдержанного виски, легкая щетина, широкие плечи. Он был высок, явно следил за фигурой. Николь дала ему двадцать два-три, навскидку. Дохляк упал, когда парень его отшвырнул. Он явно был напуган. Быстро сложив руки, обрисовывая в воздухе шар, его ладони покрылись серебристым свечением. Одним ловким движением он выставил их вперед. Николь даже не успела среагировать. Незнакомец резко оттолкнул ее, закрывая собой и выставляя вперед полупрозрачный щит. Девушка широко распахнула глаза, и решила, что это очень полезное умение! Все же здорово обладать такими силами, если не атакующими заклятиями, так хоть защитными. Чисто физически, она за себя постоять умела. А вот когда дело выходило в чародейную среду, тут, увы, она еще бессильна. — Убирайся прочь! – рявкнул на неудавшегося оппонента парень. Тот отполз назад, затем резко поднялся, и через мгновение исчез в бесконечных коридорах Сорелли. — Слуша-а-ай, научи, а? — заныла блондинка. Парень перекинул злобный взгляд уже на нее. — Слушай, отвали, а? — скопировал он ее интонации. Развернулся на пятках и зашагал прочь. — Вот зануда! – крикнула ему вслед обозленная девушка. Он резко затормозил, отвел руки за спину, обернулся через плечо: — Знаешь, могла бы и спасибо сказать. Я ведь тебя спас. — Кстати от чего? И кто был этот прохвост? – спросила девушка, наконец вставая с холодного каменного пола. Она принялась медленно отряхиваться, продолжая ждать ответа. — Не стоит совать свой милый маленький носик туда, куда не следует, — он снова развернулся и подошел к ней вплотную, пальцем коснувшись кончика ее носа, — а то его могут откусить, невзначай. – Незнакомец снова развернулся и теперь ушел уже окончательно, оставив герцогиню наедине со своими размышлениями.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты