Иногда они возвращаются

Слэш
NC-17
В процессе
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 203 страницы, 14 частей
Описание:
После завершения войны с Шепчущимися Ниган отправляется в поездку по стране и случайно встречает старого знакомого, которого все считали погибшим.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится 64 Отзывы 32 В сборник Скачать

Хороший плохой лжец

Настройки текста
Когда Ниган и Карл вышли из фургона, перед воротами их уже ждали постовые. Один из солдат звенел ключами, открывая замок и разматывая цепь, соединявшую створки ворот, а другой с хмурым видом стоял рядом с автоматом наперевес. – Убери пушку, – приказал он, сверля Карла враждебным взглядом, пока его напарник боялся даже поднять на Карла глаза. – Черная Мария велела пропустить тебя, но была б моя воля, ты со своим подручным уже гнил бы в тюрьме. – Тогда хорошо, что здесь правит не твоя воля, Мигель, – спокойно отозвался Карл снисходительным тоном. Он не убрал пистолет, но поставил его на предохранитель. – Иначе Клан Теночтитлана давно сровняли бы с землей. Но ты и так это знаешь, верно? Так что не трать мое время и просто делай свою работу. Мигель приготовился возразить, но в этот момент другой солдат закончил возиться с замком, и ответ Мигеля прервал громкий скрежет открывающихся ворот. – Вот Эл точно знает, что надо делать, – Карл наставил на второго парня указательный палец, по-прежнему обращаясь к Мигелю. Тот смотрел на Карла с нескрываемой настороженностью, и, глядя на мрачное выражение его лица, Ниган подавил идиотский порыв спросить, не является ли Мигель родственником Алекса. – Готов поставить свой единственный глаз на то, что Эл скоро получит повышение, а ты – нет. Эй, Эл! – Карл приветственно поднял свободную от пистолета руку, но это движение заставило Эла отскочить от Карла почти на фут. – Алый Билл, – пробормотал он, тут же отвернувшись. Карл развел руки в стороны, будто хотел обнять его, но Мигель встал у него на пути и толкнул его прикладом в грудь. – Ну хватит уже этого дерьма. Ты его еще в обе щеки поцелуй. Или, – тут Мигель ухмыльнулся, – лучше поцелуй меня в задницу. – Сам себя поцелуй, если дотянешься, – улыбнулся Карл и бросился на Мигеля, пытаясь взять его в захват. Ниган с изумлением наблюдал за их борьбой, напоминавшей скорее братскую возню, чем драку двух представителей разных общин. У обоих было оружие, но они, кажется, намеренно его не использовали. Ниган перевел растерянный взгляд на Эла, который с мученическим видом откашлялся и срывающимся голосом произнес: – Черная Мария ждет. Мигель и Карл тут же отскочили друг от друга, но постовой успел напоследок взъерошить Карлу волосы своей широкой ладонью, отчего Ниган моментально его невзлюбил. Карл повернулся к Нигану и кивком указал на ворота, через которые Мигель повел их к дворцу, оставив Эла у вышки. Ниган почувствовал странный укол ревности от того, что Мигель и Карл ушли немного вперед, болтая о чем-то своем и не обращая никакого внимания на третьего в их компании. Он прислушивался к их разговору, ощущая разочарование от того, что им с Карлом не пришлось брать въезд во дворец штурмом, на что он втайне рассчитывал, потому что ему очень хотелось увидеть Карла в действии. – Как идут поставки? – поинтересовался Мигель, понизив голос. – Нормально, – пожал плечами Карл. – Аншель оттягивает продажу плантации, но в целом все неплохо. – Аншель просто жмот, – презрительно фыркнул Мигель. – Этот жлоб отгрохал себе лабораторию посреди пустыни и еще смеет торговаться из-за какого-то гребаного поля, которое сгодится лишь на то, чтобы в нем посрать. – Эй! – Карл несильно пихнул его кулаком под ребра. – Это отличная плантация, иначе Мария не пыталась бы вмешаться и выкупить ее для себя. – Ну так, – Мигель усмехнулся, – я просто тебя обрабатываю, чтобы ты передумал и отдал плантацию нам. – Из тебя хуевый дипломат, – по голосу Карла Ниган понял, что тот улыбается, и неуместная ревность снова дала о себе знать. Из услышанного Ниган сделал два вывода: во-первых, на плантации, скорее всего, выращивается марихуана, а во-вторых, Карл улыбался парню из враждующей общины. Второе волновало Нигана намного больше, чем первое, но он не собирался это показывать. – Алекс сказал, что «речная зона» – это не наркокартель, – вмешался Ниган, поравнявшись с ними на широкой мраморной лестнице, взбегающей вверх ко входу в огромное здание в стиле барокко. Он пытался говорить тихо, обращаясь только к Карлу, но Мигель, как назло, все равно услышал. – И ты поверил? – постовой закатил глаза, будто потешался над такой наивностью. – В Мексике каждая община немного наркокартель. Людям, у которых есть все или почти все, нужен уход от реальности, чтобы не видеть того дерьма, которое происходит вокруг. Есть спрос – будет и предложение. – На самом-то деле нам просто не повезло в том, что один из наших лучших врачей в свободное время предпочитает выращивание дури какому-нибудь вязанию, – поправил Карл. – Всем бы так не везло, – съязвил Мигель, когда они вошли в вестибюль, и его голос эхом отразился от стен. Оставшийся путь до третьего этажа и кабинета Черной Марии они проделали молча. Мигель поджал губы, всем своим видом показывая, как его раздражает присутствие Нигана, но тот не мог этому радоваться, потому что его тоже бесило присутствие Мигеля, да и в целом происходящее казалось ему какой-то нелепостью: мир разрывал на части апокалипсис, а они находились во дворце, где пол был натерт до блеска, лестницы покрывали ковровые дорожки, а с потолка свисали многоярусные люстры, стоившие в былые времена целое состояние. Неожиданно Карл дернул Нигана за рукав и указал на двустворчатую дверь в конце коридора: – Нам сюда, – прошептал он, но Ниган и так догадался об этом, поскольку по обе стороны от двери стояла охрана в лице широкоплечих девушек, которые, по мнению Нигана, сильно смахивали на амазонок. На этот раз Карл не стал здороваться с солдатами, как сделал это с постовыми, а от его напускного дружелюбия не осталось и следа. Он заметно помрачнел, нахмурился и сжал челюсти, положив ладонь на дверную ручку. Карл подождал несколько секунд, мысленно проговаривая свою мантру, а затем распахнул двери таким резким движением, что Ниган вздрогнул от неожиданности. В противовес пустому вестибюлю и коридорам, кабинет оказался тесно заставлен мебелью. Ниган огляделся поверх плеча Карла и решил, что у Черной Марии все же есть вкус, несмотря на любовь к излишествам. На стене напротив двери находился стеллаж со старинными ружьями и револьверами, слева от него стоял книжный шкаф, а справа – высокие часы с маятником. Вместо ковра на полу лежала шкура медведя, на которой было расставлено столько кресел, кушеток и пуфиков, что на них могла уместиться целая делегация послов из соседних общин. За столом у окна сидела женщина в простой черной майке, обтягивающей грудь, потертых джинсах и солдатских ботинках. Она чистила револьвер, закинув ноги на стол, на котором патроны и клинки разных размеров соседствовали с совершенно безобидными побрякушками вроде украшений и серебряных чайных ложек. Пока она не подняла голову, заметив присутствие Карла, Ниган чувствовал, что хоть немного держит ситуацию под контролем, но затем все пошло под откос. Черная Мария окинула Карла взглядом, расплываясь в острозубой ухмылке, и Ниган сразу же вспомнил слова Роуз: «Этот амулет сделала для меня моя дочь. Она живет в Теночтитлане» Если глядя на язвительную улыбку Роуз, Ниган чувствовал, будто смотрит на свое отражение, то Черная Мария с ее маниакальным оскалом показалась ему подлинником, с которого бог срисовал его самого в качестве резервной копии. Он даже на расстоянии ощущал, что с ней что-то не так, а затем внимательнее посмотрел на ее светящееся злорадным весельем лицо и понял, что именно насторожило его: Черную Марию откровенно забавляло все происходящее, хотя в сложившейся ситуации не было ничего смешного. – О светозарный мальчик мой! – она раскинула руки в приветственном жесте, но не выпустила из ладони револьвер. – Ебаный свет, – прошептал Ниган, когда Мария повернулась в анфас. Он тут же заработал от Карла тычок под ребра, но было поздно, потому что Мария услышала его слова и вопросительно приподняла бровь, сфокусировав взгляд на Нигане. – У вас в Мексике чтобы занять пост лидера, обязательно иметь всего один глаз? Черная Мария во многом выглядела как обычная мексиканка средних лет с едва заметной проседью в длинных черных волосах и обветренной смуглой кожей. Во многом, но не во всем. На месте ее левого глаза оказалось студенистое бельмо в обрамлении длинных, пушистых ресниц. Несколько секунд Черная Мария молчала, разглядывая Нигана в упор хмурым взглядом, придающим ей сходство с разъяренным быком, а затем обратилась к Карлу, указывая на Нигана стволом револьвера: – Это еще что за клоун? В ее интонации не было гнева, пылавшего секунду назад во взгляде, только искренний интерес и любопытство, но зато в нарочито спокойном голосе Карла тихого бешенства было хоть отбавляй: – Это мой напарник, – повторил он слова Троя, выразительно посмотрев на Нигана. – Он моя правая рука. – Я думала, Алекс твоя правая рука, – Черная Мария трижды встряхнула кулаком в воздухе вверх-вниз, подтверждая худшие опасения Нигана. – Та, которой ты делаешь столько интересных вещей. – Алекс остался дома, – сдержанно отозвался Карл, теперь наоборот избегая взгляда Нигана и едва заметно покраснев то ли от смущения, то ли от гнева. – Ну и правильно, – кивнула Мария, приглашающим жестом указав на кресла напротив стола, показывая, что приветствия окончены и гостям можно перестать маяться в дверях. – Один папаша приглядывает за цыплятами как наседка, а другой, – Мария резко защелкнула барабан револьвера, – лезет без спроса в чужую кормушку. Мария замерла с пистолетом в руке, едва Карл сделал шаг вглубь комнаты. Ниган, стоявший позади него, заметил, как напряглись плечи Карла под тонкой рубашкой, и потянулся к своему «глоку», надеясь, что Мария не заметит его маневр. Но та неожиданно бросила револьвер на стол и рассмеялась: – Не бойся, я не собираюсь убивать тебя при твоем дедуле. – Ты тоже, знаешь ли, не оправдала моих ожиданий, – не удержался Ниган, потому что Карл, видимо, не собирался ей возражать. – Я не представлял на твоем месте красотку с огромными сиськами, но все равно остался разочарован. На этот раз Карл, опустившийся в соседнее кресло, не смог дотянуться до Нигана, чтобы толкнуть его локтем или сразу вцепиться ему в горло, но удостоил его озлобленным взглядом. Мария же как ни в чем не бывало вытащила из ящика стола флягу и отсалютовала ей Нигану: – Мне нравится этот уебок. – Она сделала внушительный глоток и слегка поморщилась, отчего Ниган решил, что внутри фляги плещется виски или текила, а затем снова обратилась к Карлу: – Но Алекс все равно лучше. По крайней мере, он не пиздит, пока его не спросишь. Передай ему привет, когда вернешься. – Она спрятала флягу и снова взяла в ладонь револьвер, задумчиво вертя его в руке. – Если вообще вернешься, – подмигнула она, заставив Нигана напрячься в который раз за вечер. – Сама передашь, когда приедешь, – пожал плечами Карл, не удостоив вниманием ее угрозу. – Нам есть что обсудить. Речь пойдет о Сандерсе. – Этот старый пидор еще дышит? – протянула Мария, расслабленно откидываясь на спинку кресла. – Даже слишком активно, – усмехнулся Карл. – В последнее время он перетягивает одеяло на себя, так что я подумал, почему бы нам не объединиться и… – А почему бы тебе не трахнуть слету луну? – Мария закатила глаз. – Мой храброславленный герой, ты сейчас в открытую говоришь мне о том, что твоя община слишком слаба, чтобы противостоять Сандерсу, и серьезно думаешь, что я не приму это к сведению, используя против тебя? – Да, думаю, что так, – не колеблясь, подтвердил Карл. – Ты сама знаешь, что тебе ни хрена не достанется, если ты пойдешь против нас, потому что Сандерс не любит делиться. – Допустим, – устало вздохнула Мария, поглядывая на револьвер с таким видом, будто жалела, что не может пустить его в ход. – Давай, договаривай. Ты же не свалишь к себе в родное стойло, пока не выебешь мне весь мозг. – Как ты знаешь, у меня есть сын… – начал Карл, но Черная Мария перебила его хриплым смехом. – Маленькая Угроза, как мы его здесь называем. Позволь заметить, Билл, ты слишком очеловечился из-за этого парня. Он – твое слабое место. – Вообще-то он уже Большая Угроза, – поправил Карл. – Не помню, когда ты в последний раз видела его, но за это время многое изменилось. Он прошел военную подготовку на снайпера, и, должен признать, за ним водится такая неприятная черта, что он сначала делает, а уж потом думает. Понятия не имею, от кого он этому научился. Черная Мария склонила голову на подлокотник, не переставая улыбаться, пока Карл продолжал говорить. – Я не знаю, что станет со мной или с Сандерсом, но я даже к врагам отношусь лучше, чем к бывшим друзьям, которые в нужный момент повернулись ко мне задницей, – Карл тоже улыбнулся, и Ниган, которому был виден только профиль Карла с его здоровым глазом, ощутил, как по спине пробежал холодок. Карл совсем не походил на самого себя, и Ниган готов был поспорить, что он не притворяется, потому что этот голодный блеск во взгляде невозможно было подделать. Карл скалил зубы, улыбаясь одними губами, пока его глаз не выражал никаких эмоций, кроме желания что-нибудь разрушить, и Ниган понял, что на самом деле Карл не просит Марию объединиться с ним против Сандерса. Он просит дать ему повод оставить на месте Теночтитлана пепелище в случае ее отказа от сотрудничества. – Ясно, – фыркнула Мария, и Ниган мысленно похвалил ее выдержку. – Пытаешься сдать назад и разыграть карту крутого. Сапфироглазый мальчик мой, я знаю, что в тебе есть благородство, как бы ты ни пыжился доказать обратное. – Это шутка такая? – Карл, казалось, был искренне оскорблен. – Я должен смеяться? – Это ты зря, – вмешался Ниган, наставив на Марию указательный палец подобно тому, как она наставляла на него револьвер. – Я более отбитого парня, чем он, никогда в жизни не видел, даже когда смотрелся в зеркало. Карл бросил на Нигана рассерженный взгляд и пнул его под столом в голень. – Теночтитлан такой красивый город, – нараспев протянул Карл, наблюдая, как улыбка Марии наконец начинает таять. – Будет жаль, если с ним что-то случится. Ниган не был уверен, что он блефует, но его неожиданно посетило воспоминание о том, как они с Карлом проезжали дворец изящных искусств, и Карл сказал, что там находится картинная галерея, а затем начал фразу, которую не успел закончить: «Если ты хочешь, мы можем…» Это прозвучало как предложение, но Карл, казалось, боялся, что ему откажут, и только теперь до Нигана дошло, что он имел в виду. Карл приглашал его в картинную галерею. Как будто у них было время осматривать местные достопримечательности, притворяясь обычными людьми и делая вид, что апокалипсиса никогда не существовало, а искусство еще имело какую-то ценность. Ниган никогда особо не жаловал музеи и выставки. Он знал, что все равно смотрел бы только на Карла, даже если бы тот силой затащил его в галерею, которую теперь угрожал уничтожить вместе с остальным городом. – Допустим, – повторила Мария, мрачно поджав губы. – Допустим, моя армия поддержит тебя в войне против Сандерса. Что получит от этого Клан Теночтитлана? – Половину припасов и недвижимости, которые останутся от его общины, – Карл пожал плечами с напускной небрежностью. – По-моему, все честно, не так ли? – Честно. Но этого мало. Карл молчал несколько секунд, пока Мария изучала его лицо пристальным взглядом. Карл нахмурился, а затем тяжело вздохнул: – Я отдам тебе плантацию Аншеля, которую собираюсь купить. Мария резко перегнулась через стол навстречу Карлу, отчего Ниган отпрянул назад вместе со своим креслом и снова схватился за «глок», но Мария не обратила на него ни малейшего внимания и лишь протянула Карлу ладонь: – По рукам. – И еще кое-что, – добавил Карл, когда Мария пожала ему руку и вытерла ее о штаны, брезгливо поморщившись. – Можно нам переночевать у тебя в общине? – Здесь вам не гостиница, – отрезала Мария. – Но тебе бы не повредил хороший душ, – она окинула Карла придирчивым взглядом. – Ты воняешь, как разлагающийся на солнцепеке труп, и на ощупь скользкий, как угорь. – Да, мы встретили ходячих по дороге сюда, – Карл нарочно кашлянул, чтобы дать Нигану понять, кто в этом виноват. Мария пошарила в ящиках стола и вытащила оттуда связку ключей, к каждому из которых крепилась бирка с номером. Отделив один от остальных, она швырнула его на стол перед Карлом: – Пиздуйте в западное крыло. Но через час чтоб духу вашего здесь не было, иначе вас вышвырнут отсюда ногами вперед. Она снова занялась полировкой оружия, потеряв к гостям всякий интерес, а Карл без благодарностей и прощаний молча поднялся с места и махнул Нигану, призывая его следовать за ним. Они вышли в коридор, и Карл, подбрасывая ключ на ладони, повел Нигана по закоулкам дворца так уверенно, будто знал план здания наизусть. Ниган не сомневался, что так оно и было. На этот раз их не сопровождала охрана, и Ниган не упустил возможность начать разговор. – Классное шоу. Больше похоже на цирковое. – Высказался Ниган, когда дверь кабинета Марии захлопнулась за их спинами. – А сам-то? – Карл метнул на Нигана сердитый взгляд. – Я специально просил тебя помолчать, но ты, видимо, не можешь заткнуться ни на минуту. Что, так сложно было хоть раз не привлекать лишнего внимания к своей персоне? – Я всего лишь пытался помочь! – Помочь приблизить нас к расстрелу? – огрызнулся Карл. – Не сомневаюсь, у тебя был запасной план, – Ниган вовсе не пытался польстить, он точно знал, что Карл даже при своем взрывном характере больше не позволит себе действовать наобум, как в тот день, когда он вторгся в Святилище. Карл криво усмехнулся: – У меня был запасной план на случай, если Мария прикажет охране нас повязать, а не на тот случай, если мой напарник окажется идиотом. – Ну спасибо, что повысил меня до своего напарника, – закатил глаза Ниган. – Мне от этой должности что-нибудь причитается, кроме профилактических пиздюлей? – Сначала заслужи, – Карл бросил на Нигана лукавый взгляд, закусив губу, чтобы сдержать ухмылку. Ниган за несколько секунд мог не только разозлить его, но и успокоить. – Нам сюда, – Карл взмахом руки указал на боковой коридор, прежде чем Ниган успел спросить, что именно он должен заслужить от Карла. – Я схожу к фургону за сумками с чистыми вещами, а ты пока прими душ, чтобы не терять время, – распорядился он, отпирая тяжелую дверь. – Ни хуя себе хоромы, – присвистнул Ниган, когда дверь наконец повернулась на петлях, открывая обзор на дворцовую душевую. – Надолго мы не задержимся, – заметил Карл, пока Ниган, застыв на пороге, осматривал выложенное кафелем помещение с огромной ванной на львиных лапах, стоящей по центру. – Если ты заберешь фургон и бросишь меня в общине этой пизды с ушами, тебе не жить, – машинально предупредил Ниган. Карл только усмехнулся в ответ и направился прочь по коридору, не забыв показать Нигану средний палец. Как только его шаги стихли вдали, а Ниган достаточно расслабился, чтобы снять куртку, за его спиной раздался хриплый оклик: – У этой пизды очень большие уши, чтобы лучше тебя слышать. Ниган вздрогнул и, обернувшись, увидел, что Мария ухмыляется ему улыбкой Чеширского кота, привалившись плечом к стене. – Твою мать, какого хрена? – возмутился Ниган, на всякий случай пытаясь незаметно достать «глок». – Если хочешь увидеть меня голым, то так и скажи, для этого не обязательно подглядывать, как я моюсь. – Убери пушку, – скучающим тоном протянула Мария. – Не заставляй меня произносить эту бородатую шутку в стиле «это-пистолет-или-ты-рад-меня-видеть», – она закатила глаз, а затем резко посерьезнела и посмотрела на Нигана в упор. – Просто хотела узнать, кто ты, на хер, такой. Я никогда раньше не видела тебя среди людей Билла. – Ты не можешь знать всех в лицо, – заметил Ниган, пытаясь игнорировать неожиданно вспыхнувшее в груди чувство гордости от того, что его назвали одним из «людей Билла». – Но я знаю, – заявила Мария с твердолобой уверенностью. – А теперь отвечай на вопрос. – Слушай, какого черта ты до меня доебалась? – устало вздохнул Ниган, мысленно умоляя Карла поторопиться. Ему было странно ощущать, насколько сильно поменялось положение дел, когда он стал зависим от помощи Карла, а не наоборот, но он ничего не имел против, только бы Карл вернулся до того, как Мария решит устроить мексиканскую дуэль. – Я ничего не сделал, даже не пялился на твои сиськи, пока вы с Биллом базарили, так какого хрена тебе от меня надо? – Мне надо знать, кто пересек городскую границу Теночтитлана, – Мария скрестила руки на груди. – Хоть ты и человек Билла, я могу приказать арестовать тебя, и мне почему-то не кажется, что Билл будет сильно против. Ниган сжал челюсти, встретившись взглядом с ее глазами, один из которых смотрел на него с мрачной решимостью, а другой притягивал внимание своей жуткой загробной белизной. – Я просто один из испытуемых, – наконец сдался Ниган. Он должен был признать себе, что ему неприятно отвечать на ее вопрос, поскольку он сам не знает, кто они с Карлом друг другу и что их связывает. – Ложь, – отчеканила Мария. – Вторая попытка. – Нет, правда, – он почувствовал себя увереннее, когда понял, что ему особо нечего ей сказать, и испытал прилив истерического веселья при мысли о том, что она запросто может пристрелить его на месте, даже если он будет с ней предельно честен. – Тестирование вакцины. Номер шестьдесят первый, – добавил он с таким ощущением, будто произносит свой армейский позывной. – Тогда почему ты здесь? Почему он подпустил тебя так близко? – допытывалась Мария с настороженностью и недоверием. – Ты что, спас ему жизнь? – уточнила она таким осуждающим тоном, будто речь шла о чем-то постыдном. – Нет. Да. – Поправил себя Ниган, вспомнив битву с мародерами на пути в Энсенаду. – Не знаю. – Он облизнул пересохшие губы и постарался унять бешено колотящееся сердце. – Мы бывшие враги, только и всего, – он услышал, как его собственный голос эхом отражается от кафельных стен, наконец выражая то, что он так боялся признать. – Я случайно вышел на его общину. – У Билла нет бывших врагов, – усмехнулась Мария. – Только мертвые. – Тогда, может, уберешься отсюда к чертовой матери и дашь мне спокойно помыться, чтобы он не убил меня за то, что я слишком долго торчу в душе? – съязвил Ниган, бросив куртку и пистолет на скамейку рядом с ванной и начав расстегивать ремень. – Я серьезно, – Мария неожиданно схватила Нигана за запястье, и тот мысленно взмолился, чтобы Карл не застал их в таком положении. – У него нет бывших врагов. Если не веришь мне, спроси его, что такое «Сто дней террора». Спроси его, почему он убил Камиллу. – Хорошо, сумасшедшая женщина, – Ниган вырвал руку из ее хватки, – только дай, сука, уединиться. – Прими это предостережение, – настояла Мария, проигнорировав раздраженность Нигана, – и будь осторожен с ним, – добавила она, прежде чем оставить его одного. Когда она ушла, Ниган вздохнул и мысленно закатил глаза. Будто он без ее напоминаний не знал, что с Карлом надо быть максимально осторожным, чтобы не раздразнить его или не напомнить о тех событиях, о которых лучше молчать. Но, судя по словам Марии, таких событий было больше, чем Ниган считал раньше. Он торопливо разделся и залез в ванну, раздумывая над тем, хочет ли Мария настроить его против Карла или просто пытается его запугать. Вода в душе плохо переключалась с ледяной до умеренно-холодной и летела во все стороны на мозаичный пол, так что, когда Ниган закончил, в пору было пускать в ход Ноев ковчег, чтобы доплыть до двери. Пытаясь не поскользнуться, Ниган переступил через бортик ванны и едва успел схватить с крючка полотенце, прежде чем в ванную ввалился Карл. – Ты в трамвае родился? – поинтересовался Ниган, быстро оборачивая полотенце вокруг бедер с несвойственным ему смущением, неожиданным даже для него самого. – Что? – Карл застыл на пороге с искренним изумлением на лице. По его виду было сложно судить, что именно обескуражило его больше – заданный Ниганом вопрос или то, что он застал Нигана почти голым. – Стучать тебя не учили? – уточнил Ниган, переступая с ноги на ногу. Перед одетым Карлом с его пристальным взглядом, скользящим по его груди, Нигану стало не по себе, и он должен был признать, что несмотря на его недавние фантазии, ситуация оказалась лишена всякого эротизма. – Квиты, – мстительно отозвался Карл, явно намекая на то, как Ниган вломился в его дом. Ниган хотел ему возразить, но Карл бросил сумки на наиболее сухую часть пола рядом со скамейкой, где была свалена в кучу грязная одежда Нигана, и вдруг начал расстегивать рубашку, смотря на Нигана в упор и будто провоцируя его произнести какую-нибудь глупую шутку или первым отвести взгляд. Ниган не собирался ему уступать. По крайней мере, пока. Они стояли друг напротив друга, Ниган придерживал одной рукой полотенце, надеясь, что неуместная эрекция не выдаст то, что и так можно было понять по его голодному взгляду, которым он жадно вцепился в Карла, ловя каждое его движение. Карл медленно расстегивал пуговицы с хитрой улыбкой, и несколько секунд в ванной было слышно только их совместное неровное дыхание, пока Карл не нарушил тишину, сдавшись первым: – Хватит пялиться, – между губ мелькнул и тут же исчез розовый язык. – Стриптизер из тебя так себе, – хмыкнул Ниган, отворачиваясь с демонстративным равнодушием. Он знал, что это совсем не то, чего ожидал Карл, и надеялся распалить его еще сильнее. – За такое зрелище нужно доплачивать. – Чья бы корова мычала, – Ниган повернулся к Карлу спиной, делая вид, что занят поиском чистых вещей в своем рюкзаке, но замер, когда мимо него пролетела рубашка Карла. Следом последовала повязка, а затем раздался звук расстегиваемой ширинки. – У тебя такие мудацкие татуировки, будто до апокалипсиса ты был не тренером, а каким-нибудь барыгой. – Зато ты решил все компенсировать и стать барыгой сейчас, – Ниган мысленно ухмыльнулся, вспоминая Лири с его амбарами, полными марихуаны, и подумал, что давно должен был обо всем догадаться. – Дополнительный доход никогда не повредит, – Карл швырнул на скамейку джинсы вместе с нижним бельем. Ниган не смог усмирить зародившееся в груди мальчишеское волнение при мысли о том, что Карл стоял за его спиной абсолютно голым. – Если ты сейчас обернешься назад, я прикончу тебя на месте. – Все твое оружие сейчас лежит передо мной, – напомнил Ниган. Неожиданно он услышал, как босые ступни шлепают по влажному полу, а затем губы Карла оказались практически у него над ухом, заставляя волосы на затылке встать дыбом. – Значит, задушу тебя собственными руками, – вкрадчиво произнес Карл. – Давай лучше бедрами, – Ниган прикусил губу и слегка наклонил голову набок, чтобы встретиться с Карлом взглядами, но не более того. Карл усмехнулся и отступил на шаг, направившись к ванной. Ниган не понял, что это означало. То ли Карл сдавался на милость победителя, добровольно упустив возможность поставить Нигана на место, то ли сомневался в том, что Ниган не просто подшучивает над ним, как в Святилище. Ему бы чуть больше уверенности в своем превосходстве, и Ниган упал бы перед ним на колени, целуя его тазовые косточки и глубоко насаживаясь ртом на его член. Но вместо этого Нигану оставалось только сидеть на скамейке спиной к Карлу, зашнуровывая ботинки и бросая нескромные взгляды на зеркало, в котором частично отражалось бледное тело Карла, его покрытые веснушками плечи, острые лопатки и подтянутые ягодицы. Ниган знал, что будет дрочить на это воспоминание не один раз. – Не пялься, – Карл резко повернулся и плеснул холодной водой в успевшего полностью одеться Нигана. В его голосе было слышно улыбку. – Значит, ты не шутил, – добавил он с довольным вздохом, и Ниган не сразу понял, что он имеет в виду их разговор в фургоне, когда Ниган признался в том, почему он ушел с вечеринки на День Независимости. – Похоже, что так, – съязвил Ниган. Он без стеснения повернулся к Карлу и начал разглядывать его спину. Чем дольше он смотрел, тем сильней крепло в нем навязчивое желание прикоснуться к Карлу. Провести ладонью вниз по линии его позвоночника, огладить его спину, смять в руке ягодицу так, чтобы остался след. Сделать что угодно, только бы не стоять и не таращиться на него с беспомощно восхищенным видом, с каким одержимый художник смотрит на совершенство скульптуры. – Я всегда был честен, в отличие от тебя. Из тебя херовый стриптизер и еще более херовый лжец. – И где это я солгал? – Карл запустил пальцы в мокрые волосы, прочесывая каштановые пряди и подставляясь под струи воды. Нигану показалось, что это движение было сделано специально для него. – Когда угрожал Марии расправой. Ты ни за что не уничтожишь город, в котором шляешься по галереям в свободное от убийств время, – Ниган думал о том, как пустая болтовня много раз помогала ему сделать ситуацию менее напряженной, и о том, что именно сейчас ему в последнюю очередь хочется болтать, но наитие уже несло его по инерции, заставляя прояснять те моменты, которые повисли между ними в воздухе, рискуя остаться недосказанными. – Ты пригласил меня в ебаную галерею. Да или нет? – Да, – Карл посмотрел на Нигана через плечо, но на этот раз от его смущения не осталось и следа. Его самодовольный вид придавал ему сходство с завоевателем, который только что взял приступом город. – Ты бы согласился. Да или нет? – Да, – решился Ниган, и Карл удовлетворенно кивнул сам себе. Ниган не мог понять, как Карлу удается сохранять спокойствие, когда он сам едва не воспламеняется. Возможно, ответ заключался в том, что Карл стоял под холодным душем. Ниган на всякий случай отошел подальше. Его бесило то, что они болтают с такой непринужденностью и беспечностью, будто Карл не стоит перед ним голым, и будто в голове Нигана не мелькают с космической скоростью мысли о том, что он хотел бы сделать с Карлом. – Я подожду снаружи, – хрипло произнес Ниган и вышел из ванной, не дожидаясь ответа. Оказавшись в коридоре, Ниган привалился спиной к стене, слегка ударяясь затылком о холодный камень, чтобы стряхнуть с себя остатки наваждения. Не помогло. Перед глазами все еще стоял силуэт Карла, его манящие бедра и покрытый шрамами плоский живот, который Ниган увидел еще в «речной зоне». Ниган почувствовал, как внутри него болезненным образом смешиваются желание уважать личные границы и желание нарушить их одним отчаянным действием. Грубо схватить Карла за мокрые волосы и развернуть его к себе, вжимаясь в его губы своими. Он знал, что после этого не только лишится доверия Карла, но и потеряет самоуважение, когда Карл не ответит на поцелуй. Надежнее было держаться на расстоянии и надеяться, что Карл сам сделает шаг навстречу, если испытывает то же самое, что и Ниган. Шум воды прекратился, а еще через три минуты в дверях появился Карл, готовый к отъезду. Его повязка была неаккуратно сложена в карман джинсов, а мокрые волосы липли к щекам, впрочем, не помогая скрыть изувеченную глазницу. Нигану показалось, что теперь Карл даже не пытается спрятать ее, доверяя ему видеть его таким. – Валим отсюда, пока Черная Мария не подослала по наши души охрану, – приказал Карл, проглотив ком в горле, и у Нигана не нашлось никаких причин ему возражать.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты