Игра Судьбы

Джен
PG-13
В процессе
8
автор
Размер:
планируется Миди, написано 47 страниц, 9 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 10 Отзывы 1 В сборник Скачать

У всего есть цена

Настройки текста
      Мне снился один и тот же сон.       Многие говорят, что сновидения — это отражение внутренних переживаний человека, которые во время сна становятся более гротескными, нереалистичными. Редко кто способен не то что описать, запомнить свои сновидения. Но это не относится ко мне. Я в последнее время начал довольно часто видеть этот сон, что мне удалось запомнить наизусть его детали.       Тёмный коридор; тесный настолько, что достаточно вытянуть руки в стороны, чтобы дотронуться до обеих противоположных стен сразу. Из-за темноты чувство направления просто сходит с ума, пытаясь определить, где верх, где низ, где зад, где перед. Абсолютная тишина царит в этом коридоре, стены которого покрыты железом с заметными выемками ржавчины на ней. Вестибулярный аппарат начинает сходить с ума, сердце бешено колотится в груди, ноги подкашиваются. Кажется, что падение на твёрдый и непонятный на ощупь пол неизбежно, как вдруг…       Впереди загорается свет. Искристый прямоугольник света распахивается передо мной, ослепляя своими лучами. Я, как умалишённый, срываюсь с места и начинаю бежать вперёд. Кажется, будто этот коридор бесконечен, и сколько бы я не бежал, добраться до выхода у меня не получалось, но я продолжал упрямо бежать, потому что это было единственным, что я мог сделать.       Не знаю, сколько я провёл времени в этом бесконечном коридоре. Могли пройти часы, недели, года. Спустя длительный промежуток времени я внезапно начинаю слышать голос. Лёгкая реверберация отдаётся в ушах, дополняя всё это эхом коридора: «Продолжай бежать». Не могу сказать, женский это голос или мужской, разницы почти нет: он довольно сильно искажён. Он действует на меня как дополнительная мотивация для того, чтобы бежать с удвоенной силой. Но это ничего не давало. Я как будто бежал на одной длинной беговой дорожке, которая мешала мне продвинуться хотя бы на метр. Тогда я просто садился у стены и принимал поражение. После чего начиналось утро.       Данное видение после поступления в Пик Надежды стало посещать меня всё чаще и чаще. Вновь длинный и тёмный коридор, дверь бесконечно далеко, словно радуга во время дождя. В ирландском фольклоре говорится, что на краю радуги Лепрекон хранит свой горшочек с волшебным золотом. Но сколько бы мы не бежали к краю радуги, до неё никак не доберёшься, ведь радуга — это всего лишь дисперсия света. Проще говоря иллюзия. То же самое можно сказать и об этой двери.       Однажды, когда этот сон повторился в последний раз, я решил не слушаться голоса и не бежать. Вместо этого я решил замедлить темп до шага. Но это ничего не давало: сколько бы я не шёл, дверь всё равно была очень далеко от того места, где я был. В конце концов, я остановился. Голос продолжал мне шептать мотивационные фразы, но я не стал слушать его. Какая-то необычная сила начала тянуть меня назад. Я обернулся назад, на тёмную сторону коридора и после минутного колебания…       Я направился в неизвестность, в темноту.       Голос неожиданно пропал, а дверь с громким стуком закрылась. Я снова оказался в темноте. Как и в первый раз, я вытянул руки в стороны. И после этого я направился вперёд, в темноту. Пару раз я терял равновесие, едва не упав на пол, но всё равно продолжал идти. Время всё так же медленно текло. Хотя, что такое «время» в таком тесном помещении да и в самом сне такого понятия как такового нет.       Пройдя метры пешком (а может, и километры), на меня неожиданно начинает дуть сквозняк. Ноги, как и грудь, внезапно начали подрагивать, словно… я вот-вот во что-то уткнусь. Я вытягиваю руки вперёд. Передо мной стоит дверь, которая, на удивление, сделана из дерева. Я прижался к ней поближе и начал искать ручку, благо на это ушло всего несколько секунд. Но только после того, как я дотронулся до неё, я осознал, что эта дверь абсолютно не пропускала свет. Она выглядела незапертой, если так же учесть, что на ней не было замочной скважины. Что меня там ждало — невозможно было предугадать, но другого выбора у меня как такового и не было, поэтому я просто надавил на ручку. Дверь поддалась, после чего я отвёл её в сторону.       Сразу после этого в меня блеснул яркий ослепляющий белый свет. Пришлось ненадолго прикрыть глаза, чтобы не ослепнуть полностью. Как только глаза более-менее привыкли к освещению, я вышел наружу и осмотрелся. Я оказался… в пустоте. Под ногами не было пола, но я точно стоял на какой-то твёрдой поверхности. Или не стоял? На мгновение у меня закружилась голова, я потерял чувство направления и забыл, где верх, а где низ. Оглянувшись, я понял, что дверь полностью исчезла. Я оказался Нигде, в бесконечном пустом пространстве. Как будто всё, что меня окружало, было пустым холстом для написания картины.       И сразу после такой небольшой, можно сказать, секундной мысли я прикрыл глаза и попытался представить что-то невообразимое: буйство красок на небе и на земле, мифические и выдуманные звери, деревья с необычайными формами кроны и строением стволов; облака, состоящие из газа, которого нет в периодической таблице. Я прикрыл глаза, пытаясь представить всё это. Когда чёткий образ нарисовался в моём воображении, я открыл глаза…       И именно тогда я проснулся, преисполненный новыми чувствами. Я чувствовал себя необычайно легко и расслаблено. Что-то заставило меня повернуться налево. Вижу, рядом со мной напротив лежит одно из этих самых прекрасных созданий. Она крепко обняла меня обеими руками, мирно посапывая, золотистые локоны плавно расплылись по всей постели. Я не смог сдержать умилительной улыбки, погладил её по голове, после чего обнял в ответ. Сон снова настиг меня своей железной рукой, но на сей раз я чувствовал, что беспокоиться не о чем: пока мы есть друг у друга, нам не страшны никакие преграды.

***

      «Вы снова отвлеклись от темы», — сказала учительница, оглядывая класс и устремляя свой взор на меня. Было ещё утро. Урок литературы. Совершенно обычный урок литературы в обычном кабинете литературы, который оформлен так же, как и любой другой класс из совершенно обычной школы. Казалось, ещё несколько минут, и я просто провалюсь в сон. Но эта женщина всё чаще и чаще возвращала меня обратно в реальный мир: линзы на её прямоугольных очках отражали свет, от чего нельзя было чётко разглядеть её глаз, но я знаю, что она смотрела на меня тем самым тяжёлым, изничтожающим взглядом. Родинка на её левой щеке изредко подрагивала — признак того, что она начинает злиться. Я это поняла ещё в тот момент, когда уроки начали вестись.       Я вышла из-за парты, сложила руки в замок перед собой и извинительно поклонилась.       «Простите меня», — выдавила я из себя, после чего села обратно. Женщина чуть-чуть приспустила очки. Тогда можно было чётко рассмотреть её глаза: зелёно-голубые, как у кошки. Могло показаться, что зрачки у неё были вертикальными, но это только на первый взгляд. Здание резервного курса было построено возле леса, от чего свет с востока плохо проникал в окна. Складывалось ощущение, что пока на улице царит день, во всём здании повелевает ночь. И из-за этого полумрака могло показаться такое искажение.       «В таком случаи, я продолжу. Сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье». Уверена, многие из вас слушали эту сказку от своих родителей перед сном. Могу с уверенностью сказать, вам всем кажется, что это всего лишь детская сказка и что она не достойна внимания в высшем учебном заведении, как это».       Чего скрывать-то? Многие в этом классе как раз так и думали. Она, как бы это комично не звучало, читала всех учеников, как книгу: знала об их мыслях.       «Вынуждена вас разочаровать. Сказки про Алису намного взрослее, чем могут показаться на первый взгляд. Вы сейчас сидите и думаете, что в ней нет никакой пищи для размышления, как в любом произведении периода Эдо. Мисс Нагасаки», — неожиданно выпалила она, обращаясь к девушке с длинными серебристыми волнистыми волосами. Нагасаки Рико, которую в шутку все называли «Серой мышкой» из-за её причёски. Сама она была ниже всех в классе, едва ли достигала роста в 160 сантиметров, да и характер у неё был достаточно тихий. Мышка вышла из-за своей парты и осмотрела своих одноклассников, бросив мимолётный взгляд на мою парту, после чего посмотрела на учительницу, ожидая от неё вопросов.       «Объясните фразу Чеширского кота: «Мы тут все сумасшедшие: и я, и ты». В чём её смысл?»       Какой необычный вопрос. Я изначально предполагала, что она спросит что-то по типу: «Почему Алиса упала в кроличью нору, а не заячью?» Что же, этого я точно не смогла предвидеть. Видимо, я начинаю терять хватку.       «Это означает… что у каждого человека есть свои странности. Мы все разные, поэтому если кому-то нравится что-то одно, другие реагируют на это не всегда благосклонно, называя этого человека странным. Иначе говоря, каждый человек сумасшедший по-своему».       Учительница удовлетворительно кивнула головой, после чего жестом попросила Рико сесть на своё место.       «Вы всё сами прекрасно слышали. В сказках Льюиса Кэрролла «сумасшествие» — это не болезнь, не психологический диагноз. Сумасшествие — это отличительные черты каждого человека: кто-то интересуется рисованием, кто-то кинематографом, кому-то интересно работать с механизмами, а кому-то — с электроникой. Все люди разные, у каждого свои индивидуальные черты. И это не единственная премудрость в его произведениях».       Когда фраза подошла к концу, как раз прозвенел школьный звонок. Учительница открыла журнал и начала заполнять его.       «Ваше домашнее задание: сделать подробный анализ метафор в произведениях Кэрролла. Увидимся в следующий четверг».       Все, как один, собрали свои вещи в сумки и вышли из класса. Однако я не стала слишком торопиться. Мне нужно было кое о чём поговорить с учительницей. Я вижу в ней мудрую женщину, она наверняка может дать дельный совет.       «Мисс Сонозаки!» — обратилась я к ней, пока она вытирала доску. Она неспешно и плавно оглянулась на меня, смерила меня суровым взглядом. «Я хочу поговорить с Вами. Не по теме, а просто так, как девушка с девушкой».       «Я намного старше Вас, мисс Масуити, поэтому проявите капельку уважения», — сказала она требовательным тоном.       «Да, простите мою дерзость. Я просто решила, что мне понадобится услышать от Вас совет. Мне иногда кажется, что наша жизнь… предопределена заранее. Возможно, всеми нами движет некая могущественная сила извне. Словно нами управляет какое-то божество. Мы все как будто фигуры на шахматной доске или вымышленные персонажи в игре DnD».       Мисс Сонозаки всё время смотрела на меня, не отводя взгляд в сторону. Можно было предположить, что ход моих мыслей заинтересовал её, хотя я ещё не раскрыла всей сути дела.       «Скажите, а Вы верите в предзнаменование?» — неожиданно спросила я. Учительница некоторое время смотрела на меня с лёгким удивлением. Спустя несколько секунд она нервно усмехнулась, что было ей несвойственно.       «Должна признать, Вы сумели меня рассмешить, мисс Масуити, — усмехнулась она, снимая очки и протирая их специальной салфеткой. — Предзнаменование? Жизнь человека определена заранее? Не это ли Вы имели в виду? Боже, Вы просто подняли мне настроение. В такую чепуху я не верю. Видишь ли, дорогая моя, до того как стать учителем литературы, я собиралась пойти учиться на психолога. Я верила, что поведение человека можно вычислить систематически: действия, характер, поведение, повадки. Я считала, что всё это можно вычислить математически… Как же я тогда заблуждалась. Представь себе обычное линейное уравнение, по типу Y=X. Нам известно, что оба этих неизвестных числа равны друг другу, хотя это уравнение само по себе противоречиво. Допустим, Х=5. Тогда уравнение приобретёт 5=5, хотя Y — это абсолютно другая буква. Если бы уравнение было честным, то оно приобрело бы вид X=X. Человек — это и есть то самое уравнение: Y=X: оба показателя верны и не верны одновременно. Он абсолютно непредсказуем, его нельзя вычислить математически. Никогда не знаешь, что может устроить та же Карен Кисараги из основного курса».       «Глава школьного совета? — спросила я, смутно припоминая ту самую девушку. — А они до сих пор не решили вопрос с дискриминацией учеников резервного курса?»       «Не перебивайте, — попросила мисс Сонозаки. — Карен считается одной из лучших учеников академии. Любимица учителей, очень правильная, пунктуальная. Но это не нужно принимать за чистую монету. Никогда не знаешь, когда эта «пай-девочка» схватится, к примеру, за бензопилу и не устроит резню».       «А может, она так и сделала?»       Повисло неловкое молчание. Мисс Сонозаки смотрела на меня с удивлённым взглядом. Она недоверчиво насупила брови.       «В каком это смысле?» — спросила она у меня.       «Существует вероятность, что это произойдёт в будущем, если уже не произошло. Если всё пойдёт по таком сценарию, всё так и будет. Спасибо за Ваше внимание», — быстро сказала я, чтобы сбить учительницу с толку и быстро покинуть кабинет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты