Tell me what you feel

Слэш
NC-17
В процессе
11
автор
Размер:
110 страниц, 10 частей
Описание:
Чонгук мечтал увидеть мир цветным, но кто же знал, что после первой встречи его человек просто сбежит.
Посвящение:
Ты знаешь, что это посвящено тебе, а остальное не так важно.
Примечания автора:
Работа написана под огромным наплывом вдохновение и направлена на то, чтобы расслабить вас. Не ищите здесь стёкла, просто насладитесь моментом.


SANt JHN — I Can Fvcking Tell

Плейлист к работе: https://vk.com/music?z=audio_playlist-195642244_3/0c9d8161527185b09e

Визуализация:

Тэхен: https://drive.google.com/file/d/1X86FUJMo03rz3aYSSVkv56x0TvkeNZ-v/view?usp=drivesdk

Чонгук: https://drive.google.com/file/d/1peFCcj-l_hWpe1DZTemLSgVjonDBgMRV/view?usp=drivesdk

Чимин: https://drive.google.com/file/d/1tIfpsaoHDvZ-Jt2DwOzvz8FiY1rUZVDi/view?usp=drivesdk


Инстаграм: https://www.instagram.com/eternity.in.silence/
Группа в вк: https://vk.com/ppinkmarshmallow
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Tu me manques | Jag saknar dig

Настройки текста
Примечания:
Mark Kozelek - Onward

Le petit déjeuner est prêt. Bon appétit - Завтрак готов. Приятного аппетита.
— Тебе стоит отвлечься, — Чимин разворачивается на носках и садится на край стола. — Чонгук? Ты меня слышишь? — Чон лежит на столе перед включённым монитором. У них ещё около десяти минут перерыва и, пока все остальные свалили в столовую, пара осталась в офисе. Чимин не против бы и сходить поесть, но друг с каждым днём все сильнее в себя уходит. — Нет, — коротко и понятно. — Я не спрашивал, — Чимин взъерошивает волосы на голове друга, а тот наконец-то поднимает на Пака взгляд, повернув голову на бок. — И что ты предлагаешь? — Чонгук спрашивает равнодушно. Прошло больше месяца. Конечно он созванивался с Тэхеном, переписывался в свободное от работы время, но, как и ожидалось, этого всего мало. — Бар, — Чимин улыбается широко, невинно хлопает глазками. — Действительно, чего я ещё ждал, — Чонгук усмехается, выпрямляется, потягивается в кресле. Он уже знает, что пойдёт сегодня с Паком туда, куда тому будет угодно. Хоть в бар, хоть ещё куда-то. — Тогда после работы едем тебя веселить, а то ты совсем расклеился. — Я в порядке, — Чонгук открывает почту, взглядом сверлит присланные письма, не вчитываясь в бесконечные строчки. — Я вижу, — Чимин усмехается, спрыгивает со стола на пол и уходит обратно на своё место. Чонгук продолжает работать, отвлекается только тогда, когда телефон рядом загорается, а на экране высвечивается «Красавчик с Эйфелевой башни» Просто и понятно. — Занят? — Чонгук улыбается невольно, услышав чужой голос. — Нет, — Чон ловит взгляд Чимин и жестом постоит уйти обратно за экран компьютера и просто скрыться с глаз. — Мне сказали, что дадут отпуск примерно через две недели, — Чонгук чувствует, как его неожиданно приобретённое хорошее настроение снова скатывается куда-то вниз с оглушающим свистом. — Ещё немного и мы встретимся. — Да, ещё немного, — согласно кивает зачем-то Чонгук. Он бы мог обрадоваться данной новости, если бы слышал это впервые. Тэхен недавно обещал приехать уже в ближайшие дни, однако в очередной раз все пошло не по плану. — Прости, я правда стараюсь сделать все возможное, — Тэхен звучит виноватым, а Чонгуку стыдно за то, что он в отличие от мужчины не может скрывать своих эмоций. — Ты не виноват, все хорошо, — Чонгук вслушивается в тишину на том конце. — Предположим, — Тэхен усмехается, а Чон подпирает щеку ладонью. Ещё две недели. Две Недели. Сотрудники постепенно возвращаются в кабинет и рабочий день официально продолжается. Даже Тэхен был вынужден отключится, поговорив с парнем несколько минут. Чонгук бросает скучающий взгляд на часы, наблюдает изредка за Чимином, который постоянно косит взгляд на экран своего мобильного, иногда улыбаясь. Все как и раньше, только вот цветное, а ещё в груди тянет. Это можно было бы сослать на проблемы с сердцем, но все намного сложнее. — Очнись и пой, мой милый друг, — Пак оказывается за спиной Чона в тот самый момент, когда парень выключает компьютер и готовится повернуться, чтобы встать из-за стола. — Не пугай, — Чонгук усмехается, поднимается со стула, уходит к шкафам, чтобы взять свою куртку. Чимин уже в дверях ожидает, переминается с ноги на ноги, подпевая тихо песне в наушниках. — Если ты залезешь на стол, то я даже не буду пытаться тебя снять, — Чон смеётся тихо, застегивает молнию, наблюдая за тем, как друг плавно пританцовывает. — Сам послушай, — Пак суёт наушник Чонгуку, прикрывает глаза, продолжая проговорачивать одними губами текст. — Мне нравится, но если ты напьёшься, то я тебя не знаю, — Чимин глаза закатывает, знает прекрасно, что Чон с него глаз сводить не будет, чтобы друг в целости и сохранности остался. — Ну-ну. Они прекрасно проводят время. Чонгук даже успевает наконец-то улыбнуться и избавиться хотя бы ненадолго от щемящего ощущения, что он безумно сильно скучает по Тэхену. Пак на стол не лезет, но только потому, что Чон вовремя успевает схватить друга рукав рубашки и утащить подальше на диваны у стены. Они летящей походкой покидают заведение. Чонгук в очередной раз пытается вызвать такси, но попытки прерывают сразу же, говоря, что все под контролем и их довезут с ветерком и «друг, если не я, то он тебя насильно в нашу машину усадит». Чимин чуть с лестницы не падает, когда скрывается на бег, стоит заметил на улице почти у самого входа своего человека. Парень бы и упал, если бы его не подхватили у последней ступеньки. Чимин виснет на шее мужчины, утыкается тому в шею, пьяно что-то бубнит, пока его человек, обнимает аккуратно за талию, удерживает на ногах Пака и улыбается, гладя по спине. — Привет Чонгук, — они жмут друг другу руки, а мужчина уходит к машине, которая стоит в нескольких шагах дальше. — Я снова перебрал, — Чимин поворачивает голову, чуть ли лужей не растекается по переднему сиденью, пока Чонгук заваливается на задние. — Что за повод напиться вы нашли на это раз? — Мужчина не выглядит сердитым, смотрит на Чимина, который пристёгивается, и окончательно расслабляется. Машина плавно выезжает с парковки, выруливает на дорогу, пропустив вперёд несколько машин. — Пытаемся пережить мучительную разлуку, — Чимин вздыхает, ловит через отражение в зеркале взгляд друга. — Не все так печально, как звучит, — Чон фыркает, откидывает голову назад, наблюдая за проносящимися мимо домами. — А разве… ау, — Мужчина недовольно нос морщит, когда получает слабый толчок в бок. — Никаких разве, — Чимин глазками хлопает невинно, всем своим видом говорит, что ещё слово на не озвученную тему и он своего человека задушит голыми руками в салоне их же автомобиля. — Понял. Чонгук в разговор и не вслушивается даже. Он мечтает лишь о том, чтобы добраться до дома и завалиться в кровать. Может быть ещё поесть, но это уже второстепенное. Парень стучит пальцами по кожаной обивке в такт тихой музыке по радио, сбивается с ритма несколько раз, когда Чимин и потягивается в очередной раз и переключает радиостанцию. Глаза смыкаются от усталости, а Чон так и обтягивает лианами тело и заставляет в своих объятиях раствориться. — Сам дойдёшь? — Чон чуть не засыпает, открывает глаза, понимая, что они уже остановились около его дома. — Да, я в порядке, — Чонгук открывает дверь, жмёт протянутую руку на прощание, салютует по обыкновению Чимину, который усмехается, повторяет жест, находясь уже где-то на грани того, чтобы отключиться ровно также, как и парень ранее. — Спасибо, что подвёз. — Обращайся, — Чон захлопывает за собой дверь, провожает недолго автомобиль взглядом и уходит к подъезду. Лифт приходится немного подождать, пока он спуститься и откроет двери перед парнем. Чонгук нажимает на нужную кнопку, опирается руками в поручни, чтобы не потерять равновесие и не осесть на пол. Голова невероятно тяжелая, а ноги, пока хоть и находятся под контролем, но так и норовят от него избавиться. Чонгук трёт собственные виски, поднимает взгляд к экрану, где друг за другом загораются цифры. Двери распахиваются с характерным шумом. Чонгук придерживает рукой себя за стену, выходит на лестничную клетку. Он, не поднимая головы, роется в собственных карманах, чтобы найти ключи от квартиры и надеется на то, что не обронил их где-то в баре или же в салоне машины. — Я не думал, что ты приедешь так быстро, — Чонгук замирает, не дышит практически, а ключи выскальзывают из рук, стоит поднять взгляд и увидеть стоящего около окон Тэхена. Тот поправляет очки на переносице, трость перекладывает в другую руку и выглядит совершенно реальным. Только Чон не понимает ровным счетом ничего, он желает шаг вперёд, игнорируя то, что ключи так и остались где-то на плитке. — Ты же должен был приехать через две недели, — Чонгук говорит почти шёпотом, хотя для него самом собственный голос звучит слишком громко, эхом разносясь по подъезду. — Обманул, — Тэхен улыбается мягко и этого становится достаточно, чтобы Чон сделал последние шаги и обнял мужчину. Тот вздрагивает от неожиданности, обнимает после в ответ, позволяет уткнуться лицом себе в основание шеи где-то около ворота пальто. — Я скучал, — Тэхен вздыхает, прислоняется щекой к чужому виску. Чонгук мужчину сильнее руками обхватывает, жмётся, словно больше никогда не собирается отпускать. — Я тоже, — Чонгук шепчет пьяно, язык заплетается, а голос тонет в ткани верхней одежды. Ким губы кусает, усмехаясь, он отодвигается немного, проводит кончиками пальцев по щеке, очерчивает подбородок. Чонгук глаза прикрывает, прижимается к тёплой ладони. — Долго ж-ждал меня? — Слова на кончике языка смешиваются, а мысли и вовсе покидают голову затуманенную легким обволакивающим ароматом одеколона. — Нет, тем более я знал, когда ты приедешь, — Чонгук одно с другим пытается сложить, вспоминает странный диалог в машине и глаза округляет. — Чимин знал? — Да. — Вот ведь… — Чонгук не продолжает, ругательство проглатывает под тихий смех. — Я хотел сделал сюрприз, — Тэхен путается пальцами в мягких волосах, а Чонгук чуть ли не мурчит. Ему так не хватало прикосновений, глубокого голоса, слышимого не через динамик телефона. Не хватало запах духов, ощущения дыхания на собственной коже. Не хватало Тэхена. — У тебя получилось, — бубнит Чонгук, фыркает недовольно, до сих пор не принимая того факта, что Чимин смог скрыть такое. — Дуешься? — Звучит скорее как утверждение, нежели вопрос, а Чонгук отрицательно качает головой, что ощущает мужчина. — Врешь же, — Чон задумывается и качает на этот раз слабо, но теперь согласно. — Больше так не буду, — Тэхен губами прислоняется к чужому лбу, оставляет слабый поцелуй, а Чонгук уже и забывает, на что конкретно обижался (и обижался ли вовсе). Какая к черту разница? — Я надеюсь ты меня пустишь? — Тэхен ухмыляется, а Чон словно ото сна просыпается, смотрит в сторону двери, моргает медленно, пока мысли сформируются в одно правильное предложение. — Ой, да, конечно, — Чонгук хлопает себя по карманам, пытаясь в снова найти ключи. — По-моему ты обронил, — Тэхен слышит, как Чонгук отходит назад, поднимает с пола связку и возвращается. В дверной замок не с первого раза попадает, старается концентрироваться на собственных действиях, в душе проклиная Чимина, который позволил напиться до такого состояния, прекрасно зная, кто Чонгука встретит у дома. — Пойдём, — парень наконец расправляется с дверью, берет осторожно Тэхена за руку, за собой ведёт. Чонгук следит, чтобы Ким перешагнул довольно высокий порог, только вот за собой забыл проследить, поэтому спотыкается и летит прямиком на пол. — Осторожней, — Тэхен подхватывает Чонгука, ставит на ноги, но не убирает руки с его талии, продолжая держать близко к себе. — Прости, — Чонгук вздыхает облегченно, успев испугаться. Он в темноте глаза закрывает, роняет тяжелую голову мужчине на плечо. Парень лицо приподнимает немного погодя, очерчивает носом линию челюсти, выпрямляется, положив руки на чужие плечи. Губами в полумраке находит чужие, мажет по ним, целует, сминает. Ким слегка уголком губ улыбается, отвечает на поцелуй, который только напористее становится. Чонгук не замечает, как давит корпусом на мужчину, заставляя его к стене шаг сделать и прислонится к ней спиной. — Чонгук, — выдыхает Тэхен, отодвигает немного от себя парня, гладит ладонью по пояснице. — По-моему ты не закрыл дверь, — Чонгук оборачивается, понимая, что Ким прав. Чон тянется к ручке, захлопывает дверь и стягивает с себя куртку, щёлкнув выключателем. Парень верхнюю одежду неряшливо бросает на небольшой пуфик в углу, обувь носком ноги сбрасывает и подходит к гостю. Чонгук помогает Тэхену снять пальто, вешает его на вешалку и убирает в шкаф, разгладив подол, ботинки ставит на полку для обуви и откладывает трость к ящикам. Тэхен хватается за локоть парня, позволяя тому вести. Чонгук до ванны проводит мужчину, ждёт пока тот отойдёт от раковины и моет руки, лицо холодной водой умывает, желая в себя придти быстрее. Будь он один, то завалился бы по изначальному плану на кровать, даже не умывшись, но рядом Тэхен и хочется быть вместе, однако, насколько тому хочется быть вместе с Чонгуком тогда, когда тот явно не в самом лучшем состоянии. — Ты в порядке? — Тэхен кладёт ладонь на чужую спину, а Чонгук поднимает взгляд, через отражение смотрит на Кима и хмурится. — Да, — парень выпрямляется, оттолкнувшись от раковины руками. Поворачивается к мужчине и протягивает руку к очкам. Снимает их, чтобы не поцарапать дужками кожу на скулах, убирает их на полку у зеркала и заправляет за ухо слишком длинные пряди. — Они не нужны тебе, — Чонгук кладёт ладонь на чужую щеку, гладит большим пальцем, улыбается мягко и приблизившись оставляет невесомый поцелуй на кончике носа. — Как скажешь, — Тэхен опускает слегка голову, кладёт свою руку поверх чужой, сжимает ее. — Тебе лучше прилечь, — Тэхен не звучит раздражённым. — Я и сам устал после перелёта. — Чонгук поджимает губы, кивает молча и, перехватит тэхенову ладонь, сплетает пальцы. Чонгук доходит до спальни, в несколько шагов преодолевает расстояние до кровати. Забирается на неё после Тэхена и валится на свободную половину. Чон глаза прикрывает, ощущает наконец, как расслабляется постепенно все тело. — Сколько ты выпил? — Тэхен ухмыляется, кладёт руку Чонгуку на грудь, а тому кажется, что сердце начало биться быстрее и участилось дыхание. — Много, — Чон улыбается неловко, зачёсывает волосы назад, зажмуривает глаза. «Идиот.» Про себя думает и почти заносит руку, чтобы собственный лоб ударить. — Мог бы и меня дождаться, — Тэхен двигается ближе, голову помешает также на груди и пальцами скользит по футболке медленно. — Дождался, если бы ты сказал правду, — снова неосознанно голос обиженным делает. — А говоришь, что не дуешься, — мужчина приподнимается, но только для того, чтобы найти чужую руку на кровати, преподнести ее к губам и поцеловать костяшки пальцев. Холодный металл колец оставляет невидимые следы на нежной коже губ. — Разве я могу? — Чонгук говорит шёпотом, словно это действие было слишком интимным. Парень безумно хочет поцеловать Тэхена, но сейчас он может себя сдерживать, не то, что ранее в коридоре. — Конечно, — Тэхен наклоняется, он чувствует чужое желание, понимает причину, почему Чонгук останавливает себя. Ким соприкасается кончиком носа с чужим, наклоняет медленно голову и поддаётся вперёд, соединяя их губы. Кусает слегка нижнюю, сминает. Тэхен упирается предплечьем в подушку, ощущает холодные ещё не согревшиеся в помещении ладони на собственных боках. Помещает свободную обратно на грудь, где-то под ключицами. Чонгук поднимает руку, кладёт ее на затылок, приподнимается и меняется с Тэхеном местами, теперь нависая над мужчиной, не разрывая поцелуй. Чонгук дышит тяжело через нос, ощущает, что начинает задыхаться, но вовсе не из-за недостатка кислорода в легких. Все намного сложнее. Они размыкают поцелуй, не отодвигаются, продолжая находится совсем близко. Тэхен упирается своим лбом в чужой, приблизив Чонгука, надавив на его затылок. Ким облизывает собственные губы. — Что бы было, если бы я действительно приехал только через две недели? — Сейчас это кажется ещё более ужасной мыслью, чем раньше. Сейчас кажется, что они и секунды дольше не протянули бы. — Я сошёл бы с ума, — Чонгук шепчет почти неслышно, у него сердечный ритм сбит к чертям, дыхание тяжелое, а голова все ещё мутная, так и тянет вниз на подушку. — Кажется я уже, — Тэхен говорит тоже тихо, а после расправляет губы в улыбке. — Или это ты меня тут опьяняешь своей аурой, — Тэхен смеётся, а Чонгук стонет протяжно, валится спиной на кровать. — Больше тогда не буду, — фыркает, но улыбку не сдерживает, отвернув только лицо. — Будто я против был, — Тэхен обнимает сбоку, голову кладёт где-то около плеча и вздыхает устало. В сон клонит обоих и глаза сами смыкаются в полумраке под тихий шум города за окном. Однако Чонгук уснуть не может. У него мысли в голове неожиданным шумным роем крутятся. Их природа неизвестна, только вот они давят сильно, сжимают сердце больно. Чонгук поворачивается на бок, когда Тэхен, видимо уже уснув, поворачивается на спину, убирая от парня руки. Чон снова глаза закрывает, перестав терроризировать потолок глазами. Меняет скоро в очередной раз позу, шелестит покрывалом под собой, только вот мыслей все больше становится, он них кажется никуда не деться. Чонгук поворачивается к мужчине, поджимает губы и совсем не слышно старается приблизится ближе. Обнимает со спины, думая, что это должно успокоить разбушевавшиеся сомнения. Медленно положив руки на чужую талию, скользит ими дальше по футболке. Чон прислушивается к тэхенову дыханию, прикрывает глаза и утыкается носом в чужой загривок. — Спишь? — Чон говорит почти шепотом, почувствовав, что Тэхен кладёт свою руку поверх его. — Как видишь нет, — мужчина отвечает также тихо, переплетает их пальцы. Чонгук уже от одного этого движения млеет, ему хочется быть ближе, полностью утонуть в чужих прикосновениях. — Не можешь уснуть? — Голос звучит взволновано, а Чонгуку даже стыдно, что он заставляет беспокоится о нем. Чонгук кивает, вдыхает полной грудью воздух, ощущает легкий остаток древесного парфюма на коже и парню кажется, что сейчас замурлычет. — Задумался просто, — Гук снова поджимает губы, хмурится. — Ты никогда не думал о том, что я могу быть некрасивым или не подходить тебе? Тэхен переворачивается на спину, заставляя парня немного отодвинуться. — Ты дурак, Чонгук, — звучит как приговор, и то, с чем спорить бесполезно. Гук смотрит удивленно на чужой профиль, почти не моргает. — Что? — почти неслышно произносит, пребывая до сих пор в непонимании, — почему? — Потому что мне все равно, — Тэхен улыбается уголком губ, — у меня нет своего типажа внешности. Я не знаю красивый ты или нет. Да, я даже не знаю красивый ли я сам. Я ощущаю людей по другому, акцентирую внимания на совсем других мелочах. Тебе ведь это прекрасно известно, —Тэхен берет чонгукову руку в свою, сжимает и гладит большим пальцем тыльную сторону. — Думаешь я задумывался хоть раз? — Чонгуку бы провалиться сквозь землю, потому что ему стыдно. Стыдно, что он вообще мог задать такой вопрос даже самому себе. Стыдно, что он не смог самостоятельно мысли на корню задушить и дал им волю выразиться словами. — Я как-то и не подумал, — говорит виновато, ловит легкую улыбку на чужих губах и улыбается зеркально. — Но, если тебе интересно, — делает паузу, задерживает взгляд на силуэте, вглядываясь в давно уже заученные родники. Белый приглушённый свет через не зашторенные окна проникает в спальню, отражается от белых стен и играется в темных волосах перламутровым переливом. — Ты безумно красивый. — произносит шепотом, видит, как удивленно распахиваются чужие глаза, отражая в себе лунный свет. — Боже, — Тэхен смеётся, закрывается ладонями от смущения и качает головой. — Ребёнок, — Чонгук приподнимается на предплечьях, приближается к мужчине. Он пальцами убирает руки с лица, свою кладёт на щеку к себе поворачивает Тэхена, наблюдая бледно заметный румянец на щеках. — Правда, — Чонгук усмехается, будто специально старается не моргать, в очередной раз запоминая каждую черту родного лица. Тэхен поднимает руку, он пальцами в воздухе проводит неловко, пока не натыкается на чужой лоб. Ким кусает нижнюю губу, сдерживает улыбку, сосредотачивается на том, чтобы опустить пальцы ниже по виску и, добравшись до щеки, опускает полностью ладонь. Чонгук не дышит. Концентрируется на каждом даже лишнем и неловком прикосновении. — Ты невозможен, — на выдохе произносит Ким, а Чонгук немного опускает голову, прячет по привычке глаза от смущения. — Ты это уже говорил, — наблюдает, как Тэхен прикрывает глаза, приподнимается медленно, притягивает к себе. Чонгук ловит чужие губы своими, сминает аккуратно, собственные веки опустив. Тэхен за плечо цепляется, опирается спиной о изголовье кровати, путается пальцами в волосах. Чонгук готов растягивать эти моменты на целую вечность. Он запоминает каждое касание, каждый вздох и поцелуй. Начинает казаться, что так и должно быть, что они даже и не расставались никогда до этого. Чувства не охладели ни на долю с момента их последней встречи. Расстояние никак не повлияло, а ожидание, пусть невыносимо мучительное, показало, как сильно стоит ценить секунды вместе и сейчас. Парень думает о том, что цвета не самое важное, что могла подарить ему жизнь, столкнув лицом к лицу с его человеком. К краскам привыкаешь быстро, они становятся чем-то обыденным, хоть и радуют глаз, поднимают настроение в тяжелые дни. Чувства. Новые. Сильные. Поглощающие в себя без остатка. Они словно глоток свежего воздуха. Именно они показывают новый мир, показывают его разные грани. Чонгук утыкается носом в макушку, когда Тэхен окончательно располагается рядом, обняв парня руками. Гук бросает взгляд за окно, ловит яркие цветные отражения фар на окнах противоположного дома и закрывает глаза. Прислушивается к спокойному дыханию человека рядом, к шелесту ветра, к шуму колёс по асфальту. Ощущает легкий холод, проникающий в комнату, чувствует прикосновения с одеялом и прикосновения к себе тёплых рук. Ощущает, как к нему прижимаются даже во сне, утыкаются носом куда-то в плечо. Чувствует, как даже самым мимолетным касанием к оголенной кожи на предплечье, ему передают простое: «я рад, что ты рядом».

***

Чонгук лицо в локте прячет, отворачивается от окна, через которое яркие солнечные лучи в комнату проникают. Сегодня один из тех дней, когда небесное светило норовит выжечь всем вокруг глаза. Особенно одному парню, у которого голова болит, стоило сесть на кровати. Вчерашний день в красках напоминает о себе и о количестве алкоголя, которое Чон в себя влил. Тэхен. Чонгук поворачивается к пустой стороне кровати, и только смятые простыни говорят о том, что тут кто-то был. Парень прислушивается к звукам за дверью в спальню, слышит, как отстранённо кипит электрический чайник и после щёлкает выключателем. Парень вздыхает облегченно, поднимается на ноги, бросает взгляд на оставленный рядом стакан воды, словно это что-то необычное. Чонгук выпивает воду, задумываясь о том не один ли Тэхен является сейчас его гостем. Парень из шкафа достаёт домашнюю одежду, переодевается, выходит из комнаты, по пути забросив не нудные сейчас вещи в бельевую корзину. Чонгук волосы в хвост резинкой затягивает, чтобы не намочить их, когда умывается холодной водой, окончательно избавляясь от остатков сна. Чонгук заходит на кухню, опирается плечом о дверной косяк и складывает руки на груди. Тэхен не обращает на парня никакого внимания, ставит кружку на стол, придерживаете ее рукой и наливает кипяток без заметных внешних трудностей. Он дожидается, когда чайник будет помещён обратно на подставку, чтобы не напугать мужчину своим появлением. — Доброе утро, — Гук желает шаг вперёд, а Тэхен поворачивает к нему голову, оставаясь стоять спиной. — Доброе утро, — Тэхен улыбается, прижимается спиной к чужой груди, когда Чонгук обнимает его, обхватывает руками поперёк талии и кладёт подбородок на плечо. — Тебе нужна помощь? — Чонгук смотрит на столешницу, рассматривает открытую упаковку с чайными пакетиками и кружку. — Нет, на удивление, у тебя все оказалось под рукой, — Тэхен кладёт свои ладони на чонгуковы предплечья. — Я завтрак не приготовил, боялся что-то испортить, — мужчина говорит тише, а в голосе вина слышится, словно Чонгук вообще ждал от Кима чего-то. — Прости. — За что ты извиняешься, я же даже не просил, — Чонгук хмурится, поворачивает голову так, чтобы было видно лицо Тэхена. Тот губы кусает, пожимает плечами. — Садись я сейчас все сам сделаю, — Чонгук оставляет поцелуй где-то на оголенном участке кожи на плече. — Хорошо, — Тэхен поворачивается в чужих руках, придвигается ближе, касается носом щеки и проведя чуть дальше, оставляет поцелуй в уголке губ. Чонгук снова помещает ладони на поясницу, не позволяет Тэхену отойти, целует уверенней, по губам языком проводит. У него в груди сердце снова схоже с беспокойной пташкой, бьется о ретро, выбивается с каждым новым ударов воздух из легких. Чон млеет, ощущая пальцы в собственных волосах на затылке. Парень отодвигается когда от недостатка кислорода ждёт лёгкие, ведёт губами по линии челюсти, спускается чередой поцелуев вниз по шее. Вздыхает рвано, голову немного вверх приподнимает, а Чонгук увлекается, кусает мягко кожу, отодвигает ворот чужой футболки, чтобы спуститься к ключицам. Парень руками скользит по бокам, сливает ладони и цепляется пальцами ниже за ремень на брюках. — Чонгук, — на выдохе произносит Тэхен, усмехается, облизав губы. — М? — Чонгуку кажется, что он дуреет, стоит сделать вдох у самой основании шеи. — По-моему ты хотел другого. — А ты против? — Чонгук улыбается, наперёд зная ответ. Он притягивает мужчину ближе к себе за кромку брюк, сова убеждается в том, что безумно ему не хватало приступят Кима рядом. — Тебе не нужен мой ответ, — Чонгук поднимает взгляд на мужчину, оставляет поцелуй саманной на его губах. Отодвинуться не позволяют, притягивают обратно, утягивая в более глубокий. — Однако сильнее ты по-моему хочешь есть, — Тэхен смеется тихо, слыша как урчит чужой живот. Выпутывается ловко из объятий, натыкается рукой на стол и садится на стул около окна. Чонгук проклинает собственный организм, который прервал такой момент. Хотя есть действительно хочется, особенно когда Чон достаёт яйца, разбивает пару в миску, готовя омлет. Парень смешивает ингредиенты венчиком, выливает смесь на доску и добавляет надрезанные черри сверху. Чонгук взглядом натыкается на пачку сигарет, которая до этого момента неприметно лежала на подлокотнике небольшого кожаного дивана у стены. — Тебе нужна пепельница? — Чонгук не курит, поэтому довольно ясно чьи именно могут быть сигареты. — Да, — Тэхен волосы поправляет, неловко улыбается, — я хотел спросить, если ли у тебя она, но для этого тебя потребовалось бы разбудить. По-моему ты не куришь, — Ким замолкает услышав стук пепельницы о гладь стола. — Я не курю, но парень Чимина да, — Чонгук передаёт пачку сигарет в чужие руки, — они часто у меня бывают и так вышло, что в один из дней у меня пепельница оказалась. — Тэхен зажимает губами сигарету, проводит по поверхности стола в поисках зажигалки. Чонгук ловит его руку, привлекая к себе внимание. Чон чиркано колесиком, подносит огонь к концу сигареты, когда Ким зажимает ее между пальцами. — Спасибо, — Тэхен улыбает уголком губ, придвигает к себе пепельницу ближе и выпускает изо рта сизое облако. Чонгук к готовке возвращается. Он достаёт соль с полки, бросает короткий взгляд на Тэхена, который, коснувшись мизинцем края пепельниц, стряхивает в неё пепел. Чон не понимает, почему мужичина часто ведёт себя так, словно это он виноват в том, что не видит. Ещё в начале их отношений это вызывало вопросы. В памяти невольно всплывают слова Чимина о прошлых отношениях мужчины. Чонгук до сих пор не хочет верить, что дело в них, однако... других причин просто нет. Чон заваривает кофе, добавляет молоко, ставит кружки на стол в тот момент, когда Тэхен тушит сигарету и оставляет ее в пепельнице, отодвинув ту в сторону. Чонгук обещает сам себе спросить напрямую, вместо того, чтобы гадать и додумывать возможно то, чего никогда не было. Только не сейчас, не тогда, когда они только встретились после месяца разлуки. — Le petit déjeuner est prêt. Bon appétit, — Чонгу ставит тарелки на стол, рядом с кружкой, а Тэхен удивлённо брови вскидывает и ухмыляется. — Ты действительно начал учить французский? — Чонгук садится напротив. — Я же обещал, — звучит так, словно не должно было быть никаких сомнений в том, что Чонгук не выполнит своё обещание. — Merci, — Чонгук думает о том, что до уровня Тэхена ему очень и очень далеко, однако мужчина выглядит довольным, — я правда ценю это, — добавляет тихо, словно боится собственных слов. — Я люблю тебя, — Чонгук наблюдает как Тэхен упирается локтями в стол, прикрывает своё лицо, отвернув голову в сторону. — Когда-нибудь я привыкну... «и смогу сказать, что чувствую» остаётся неозвученным. — Обязательно, — Чонгук берет чужую руку в свою, сжимает, переплетая пальцы.

В моменты искреннего счастья Я закрывал глаза и представлял тебя. Когда тогда, весной в Париже, Бежали мы, боясь дождя. Когда тогда же после бури я вдруг сказал: «Люблю тебя»

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты