Сестра Малфоя, или история о тьме

Гет
PG-13
В процессе
47
автор
Размер:
планируется Макси, написано 94 страницы, 8 частей
Описание:
На шестом курсе сестра Малфоя переводиться в Хогвартс, что повлечёт это за собой и не прибавится ли ещё больше проблем у Гарри?
Посвящение:
Посвящается всем любителем семьи Малфой и Блейза Забини, в частности.
Примечания автора:
В голову пришла идея и решила ее реализовать, на самом деле пожиратели мне нравятся больше, чем отряд Дамблдора или Орден феникса, работ где персонажи не перебигают из стороны в сторону очень мало, и я решил написать свою.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 10 Отзывы 13 В сборник Скачать

Как обойти Грейнджер, или зелье удачи

Настройки текста
Примечания:
Как вам часть? Есть какие-то предположения о дальнейших событиях?)
На следующее утро Блейз, Панси и Лилит встретились до завтрака в общей гостиной. — Мне пришлось накладывать два заклинания, чтобы не замёрзнуть. — пробурчала Лилит, кутаясь в мантию. — Даже у нас в поместье не так холодно. — Скоро привыкнешь. — усмехнулась Панси. — А где Драко? — Он решил, что пойдёт на завтрак один. — фыркнул Блейз, целуя Лилит в макушку. — Ну вот, это началось. — обеспокоено сказала девушка. — Началось, что? — переспросила Паркинсон, нахмурившись. — Он начал отдаляться ещё сильней. — закусила губу Малфой, вставая в очередь на выход из гостиной. — Вот увидите, он даже не посмотрит на меня. — Не накручивай себя. — укоризненно сказал Забини, выходя из гостиной с Лилит, а Панси осталась, чтобы проводить первокурсников. — Я говорю как есть! — рыкнула на парня беловолосая. Забини неодобрительно покачал головой, но ничего не сказал, он знал, что если Лилит что-то вбила себе голову, ее не переубедить. Зайдя в большой зал, Малфой с любопытством осмотрела потолок безмятежно голубо­го цвета с легкими штрихами облачков, как и квад­ратики неба, видневшиеся в высоких окнах с час­тым переплетом. Сев за стол, Лилит отыскала брата взглядом и поджала губы, заметив, что он уселся на край стола рядом с Гойлом и Крэббом. Гойл что-то сказал Драко, и тот повернулся в сторону Лилит, поймав ее осуждающий взгляд, парень тут же отвернулся. — Я же говорила. — горько сказала девушка, посмотрев на Блейза, который тоже наблюдал за Драко. — Не расстраивайся. — сжав ее руку, сказал Забини. — Но может, оградив тебя от этого всего и себя в первую очередь, он поступает правильно? — Мы близнецы, Блейз! — возмутилась Лилит, накладывая себе овсянку. — Мы росли вместе, всегда поддерживали друг друга, а он так поступает! Он наивный, раз думает, что я оставлю это просто так. Блейз закатил глаза и неодобрительно покачал головой. — Сначала, — начала рассказывать свои планы Лилит, при этом незаметно поставив заглушающие заклинание на них. — я проникну в стан врага, буду слушать все их разговоры, если они задумают что-то против Драко, я тут же помешаю им планам. Потом я буду помогать ему из далека, буду следовать за ним как тень. А дальше...дальше посмотрим по ситуации. Посмотрев на двери, Лилит увидела, что к ним идёт вымотанная Панси. Щёлкнув пальцами, девушка сняла заклинание и вернулась к овсянке. — Наконец-то, — с блаженством сказала Паркинсон, сев на лавочку рядом с Лилит. — не думала, что дойду сюда. Драко не выполняет свои обязанности, мне пришлось одной успокаивать первокурсников! — Их не так уж и много. — фыркнула Малфой, любезно подкладывая бекон и яичницу подруге. — Драко вообще какой-то странный в последнее время. — рассудила Панси, съев кусочек бекона. — Замкнутый, ни к кому не лезет, отсел и даже не смотрит на тебя, Лилит. — покачала головой Паркинсон, не замечая знаков Блейза замолчать. — В прошлом году он так хвалился своей должностью, а в этом даже не ходит на собрание старост. Наконец девушка замолчала и посмотрела на Лилит, которая в этот момент отбросила согнутую ложку. — Драко просто заносчивый, самонадеянный хорёк! — прошипела сквозь зубы девушка. — Ведёт себя как бездарный магл! Несколько слизеринцев обернулись на них, а Панси вся съёжилась, пытаясь казаться незаметной, и больше ничего не сказала. Остаток завтрака у троицы прошёл в молчании, а Лилит время от времени кидала испепеляющие взгляды на Панси и брата, который вяло ковырялся в своей тарелке. После завтрака все ученики остались на своих местах, дожида­ясь, пока к ним подойдет профессор Снейп. Как поняла Лилит, в этом году раздача персональных расписаний не­сколько усложнилась, так как деканы должны были вначале удостовериться, что все получили нужное количество баллов за СОВ и мо­гут продолжать занятия по выбранным предметам для подготовки к ЖАБА. В Шармбатоне сдавать СОВ можно только с шестого курса, но Лилит сделали исключение и она сдавала СОВ сидя перед директором. — Мисс Малфой, начнём с вас. — сказал декан Слизерина, подойдя к троице. — Вы все ещё хотите стать мракоборцем? — Да, профессор. — ответила Лилит, усмехнувшись абсурдности ситуации. — Весьма иронично, — протянул Снейп, найдя список расписание и СОВ Лилит, он быстро пробежался по результатам глазами и с довольным лицом протянул девушке ее расписание. — Все СОВ написаны на Превосходно, вы можете продолжить курс по всем выбранными вами предметам. Самодовольно улыбнувшись, Малфой приняла расписание и принялась его изучать, в то время как Снейп перешёл к Панси. — Мисс Паркинсон, как ваша успеваемость в обязанностях старосты? — поинтересовался волшебник, выискивая ее результаты СОВ. — Благодарю вас, профессор Снейп, все обязанности я выполняю, вот только... — Паркинсон замялась, но все же сказала. — Драко совсем не помогает мне и не ходит на собрания старост. — Я поговорю с ним. — пообещал мужчина, при этом найдя СОВ Панси. — Вы допускаетесь ко всем предметам, кроме зельеварения, мисс Паркинсон, вот только жаль, что вы не включили в список древние руны, у вас определено есть предрасположенность к ним. — сказал Снейп, отдав ученице ее расписание. — Теперь вы, мистер Забини. — протянул волшебник, доставая СОВ и расписание Блейза. — Неплохо, весьма неплохо, мистер Забини, вы улучшили свою успеваемость, если судить по вашим оценкам на четвёртом курсе. Блейз улыбнулся и забрал расписание. — Профессор Снейп, — когда мужчина хотел перейти к другим ученикам, его окликнула Лилит. — можно записаться в команду? — Конечно. — усмехнулся волшебник, доставая список желающих и вписывая в него имя крестницы. — В сборной Слизерина никогда не было девушки, если не секрет, на какую позицию? — Ловец. — протянула Лилит, с удовольствием наблюдая, как чёрные брови крестного взлетает верх от удивления. — Что ж, — ухмыльнулся Снейп. — вам, как и другому ученику, что претендует на эту позицию, придется пройти отборочные. — И кто же этот смертный? — вздёрнула бровь девушка, перебирая все возможные варианты. — Ваш брат хочет занять это место. — усмехнулся мужчина, и ушёл к другим ученикам. Лилит, широко раскрыв глаза, посмотрела на брата, который невозмутимо наблюдал за сестрой, заметив ее взгляд, он тут уже отвернулся. Проскрежетав зубами, Лилит встала со скамьи и пошла в общую гостиную, чтобы взять все необходимое для первого урока Древних Рун. Блейз ушёл в гостиную как только получил расписание и сейчас сидел на диване, а Панси убежала по делам старосты. Сходив в комнату и собрав сумку, Лилит подошла к Блейзу и поцеловала его в щёку. — До встречи на защите от Темных искусств. — сказала Малфой, а потом, спросив как дойти до кабинета рун, ушла. Поднявшись на седьмой этаж где был расположен кабинет, Лилит увидела уже заходящих в кабинет учеников. Зайдя в класс последней, девушка села за пустовавшую первую парту. Пока преподаватель ещё не пришёл, Малфой решила посмотреть кто ходит на руны. С любопытством осмотрев помещение, она не увидела никого из Слизерина, из Гриффиндора была только Грейнджер, а из Пуффендуя и Когтеврана было по три ученика. Наконец в кабинет зашла женщина лет сорока пяти, в очках с квадратной оправой и в коричневой мантии, на голове у неё была неаккуратная гулька. По словам Панси, Бабблинг была строгой и серьёзной ведьмой. — Для тех кто не знает как меня зовут, представлюсь, меня зовут Батшида Бабблинг. — сказала женщина, проходя к своей трибуне. — В этом симестре мы будем изучать одиннадцать видов рун, откуда они произошли, как переводятся и как их читать. Сегодня мы будем проходить Ранние, общегерманские, или праскандинавские руны, называйте их как хотите, смысл один и тот же. Кто-нибудь может сказать что-нибудь о них? В вверх взметнулись две руки, Лилит и Гермиона переглянулись, и тут же отвернулись друг от друга. — Пожалуйста, мисс Малфой. — сказала Балббинг, кивнув девушке. — Праскандинавские руны – это самый ранний тип рун, они использовались в общегерманском языке-койне. Он применялся в период с первого по восемнадцатый век и его иногда называют старшим футарком, или старшими рунами. Старших рун всего двадцать четыре, они встречаются на оружии, украшениях и памятных камнях-стелах. Именно старшие руны применялись позже в магических и сакральных целях. Младшие руны использовались для создания мемориальных надписей и не имели сакрального значения. — Десять очков Слизерину, — довольно сказала женщина, а Лилит, ухмыльнувшись, посмотрела на Грейнджер. — Мисс Малфой была совершено права, эти руны являются самыми первыми, а теперь записываем все, что сказала Лилит... Остаток урока они записывали Праскандинавские руны, перевод к ним и откуда они произошли. — Домашние задние; написать письменную работу на пятнадцать дюймов, два перевода и чтение книг к среде. — продиктовала профессор и махнула рукой. — Все свободны. Собрав вещи, довольная Лилит вышла из класса. После первого ответа, она ответила ещё раз и факультету зачисляли ещё пять очков. Самодовольно улыбаясь, Малфой отправилась на урок за­щиты от Темных искусств четырьмя этажами ниже. Обернувшись, девушка увидела, что в ту же сторону, что и она, идёт недовольная Грейнджер. — Теряешь хватку, а, Грейнджер? — усмехнулась Лилит. — Я слышала, что на уроках ты только и делаешь, что отвечаешь раз за разом. Гермиона зло посмотрела на неё, но только гордо подняла голову и пошла дальше. — Драко не сумел обойти тебя в учебе, — продолжала рассуждать Малфой. — но теперь есть я, и наконец Слизерин получит кубок школы. — Мечтай сколько влезет, Малфой. — прошипела Гермиона. — Вот только это я являюсь лучшей ученицей Хогвартса. — Возможно, — скептически хмыкнула Лилит. — но в отличии от тебя, я не живу среди книг, я знаю все это с рождения. Ты начала обучаться магии с одиннадцати, в то время как я к этому времени уже училась в Шармбатоне. И оставив последнее слово за собой, Малфой скрылась за поворотом. Спустившись на четыре этажа ниже, Лилит подошла к столпотворению у кабинета защиты от Темных искусств. Отыскав Блейза и Панси она отправилась к ним, при этом заметив брата отдельно от всех. — Как первый урок в Хогвартсе? — спросил Блейз, приобнимая девушку за талию. — Продуктивно. — усмехнулась Лилит, оглянувшись на Грейнджер, стоящей с другой стороны двери с охапкой книг, она была все ещё недовольна ее словами. — Если Грейнджер и правда мозг Золотой троицы, то она временно отстранена. — Что ты сделала? — прищурилась Панси, подозрительно посмотрев на подругу. — Ничего, — невинно сказала она. — всего лишь обошла ее на рунах, а потом сказала, что благодаря мне Слизерин получит кубок школы. — Ну конечно, — понял Блейз, усмехаясь. — сейчас она засядет в библиотеке и будет зубрить каждый учебник, чтобы обойти тебя. У неё просто не будет времени на козни. Довольно улыбнувшись, Лилит посмотрела на Грейнджер и увидела как к ней идут Поттер и Уизли. Подойдя к волшебнице, они что-то у неё спросили, та замявшись ответила, а Рон и Гарри повернулись к Слизеринцам. — Похоже она все разболтала. — заметила Паркинсон. — Ну и пусть. — фыркнула Лилит, как дверь в кабинет отворилась, и из классной комнаты вышел Снейп. Толпа перед дверью моментально затихла. — В класс! — приказал мужчина. Перешагнув порог, Лилит осмотрелась. На всем уже был виден отпечаток крестного. В комна­те было темно, потому что занавески на окнах были задернуты и класс освещался свеча­ми. На стенах красовались картины, в основ­ном изображавшие людей в мучениях, со страшны­ми ранами или невероятно искаженными частями тела. Ученики рассаживались молча, нервно огля­дываясь на зловещие картины. Лилит села на первую парту вместе с Блейзом, сзади села Панси и Миллисента Булстроуд. — Я не велел вам достать учебники, — сказал Снейп, закрыв дверь и остановившись возле учитель­ского стола. Все ученики поспешно бросили свой экземпляр учеб­ника «Лицом к лицу с безликим» обратно в сумку, а сумку затолкали под стул. — Пока что просто послушайте меня. И попро­шу не отвлекаться. — его черные глаза прошлись по лицам учеников, задержавшись на лице Поттера на какую-то долю се­кунды дольше других. — Насколько мне известно, за время учебы у вас сменилось пять преподавателей по этому пред­мету. Естественно, у каждого из этих преподавате­лей были свои задачи и свои методы. При таком бес­системном обучении меня удивляет, что многие из вас все-таки наскребли проходной балл на экзамене СОВ по данному предмету. Еще больше меня уди­вит, если все вы справитесь с объемом работы на уровне ЖАБА, значительно более углубленном и об­ширном. Мужчина двинулся вдоль стены в обход класса; те­перь он говорил, понизив голос, и ученикам приходилось выворачивать шеи, чтобы видеть его. — Темные искусства, — продолжал волшебник. — много­численны, разнообразны, изменчивы и вечны. Бо­роться с ними — все равно что сражаться с много­головым чудовищем. Отрубишь одну голову — на ее месте тут же вырастает новая, еще более свирепая и коварная, чем прежде. Это битва с противником, непостоянным, неуловимым, вечно меняющим обличья, и уничтожить его невозможно. Лилит усмехнулась, уловив в голосе крестного нежность к Темным искусствам. Она знала, что он их просто обожает и с самого раннего детства изучал их. Когда Лилит была маленькая, он учил ее и Драко этому искусству, только теорию, разумеется. — Следовательно, ваша защита, — чуть громче продолжал Снейп. — должна быть такой же изобретательной и гибкой, как те Искусства, которые вы тщитесь одолеть. Эти картины, — он на ходу мах­нул рукой в их сторону, — дают довольно точное представление о том, что происходит с человеком, подвергшимся, к примеру, воздействию заклятия Круциатус, — он указал на изображение волшебницы, скорчившейся и кричащей от боли. — испытав­шим поцелуй дементора, — на картине волшебник бессильно привалился к стене, безучастно глядя прямо перед собой пустыми глазами. — или спровоцировавшим нападение инфернала — Значит, инферналы действительно появи­лись? — тоненьким голоском спросила одна из Гриффиндорок. Посмотрев на девушку, Лилит сразу узнала ее, Драко рассказывал о двух сёстрах близнецах, что попали на разные факультеты. — Это уже точно известно, он их использует? — В прошлом Темный Лорд использовал инферналов, — ответил Снейп. — а значит, имеет смысл исходить из предположения, что он может использо­вать их снова. Итак... — он двинулся вдоль противоположной стены, воз­вращаясь к учительскому столу, и снова ученики, как завороженные, провожали его глазами. Темная мантия развевалась у него за спиной. — ...полагаю, вы абсолютно незнакомы с невер­бальными заклинаниями. В чем состоит преимущес­тво невербальных заклинаний? Рука Грейнджер взметнулась вверх. Снейп не замечая ее, оглядел класс, не увидев больше рук, он пристально посмотрел на Лилит. Под таким взглядом, Малфой медленно подняла руку. — Как я понимаю кроме мисс Малфой никто не знает? — усмехнувшись, спросил Снейп. Со стороны Грейнджер послышался возмущённый возглас. — Я знаю, профессор. — нетерпеливо сказала девушка. — Минус пять очков Гриффиндору. — отчеканил мужчина, поворачиваясь к волшебнице. — За ваше нетерпение, мисс Грейнджер. — повернувшись к крестнице, он кивнул головой. — Невербальная магия — тип магии, который не требует озвучивания магической формулы вслух, а заключается лишь в ее мысленном воспроизведении. — говорила Лилит, с удовольствием смотря, как лицо Грейнджер краснеет от негодования. — Сложность применения невербальных заклинаний значительно выше по сравнению с вербальными, поскольку волшебнику необходимо предельно концентрироваться на процессе и четко представлять конечный результат — малейшая ошибка может привести к тому, что магия попросту не сработает. Именно поэтому для успешного применения невербальных заклинаний необходимы длительные тренировки, а также ментальное здоровье, дисциплина и способность контролировать эмоции. Импульсивным людям этот тип магии не подвластен. — с усмешкой посмотрев на Поттера, закончила девушка. — Отлично, мисс Малфой, десять очков Слизерину. — довольно протянул Снейп, с злорадством глянув на Грейнджер и ее дружков. — Тот, кто овладеет умением колдовать, не выкрикивая во все горло за­клинания, получает выигрыш во времени и возмож­ность застать противника врасплох. Разумеется, это подвластно не всем волшебникам. Здесь важную роль играет способность сосредоточиться и сила духа, которой... — его злобный взгляд снова задержался на Поттере. Он не опустил глаз и продолжал свирепо смотреть на Снейпа, пока тот не отвернулся. Наблюдавшаяся за той мнимой борьбой Лилит, одобрительно хмыкнула, не каждый мог выдержать пронзительный взгляд ее крестного, даже она сама порой отводила глаза, уже только это заслуживает уважения к избранному. — наделены далеко не все. Сейчас, вы разде­литесь на пары. Один партнер попытается без слов навести какое-то заклинание на другого. Другой будет пытаться, также молча, отвести от себя проклятье. Приступайте. Встав из-за парты, Лилит и Блейз встали в одну пару. — Давай начнём с порчи. — усмехнулась Лилит, перебирая в руках палочку. — Ты первый. Забини встал в стойку и попытался послать невербальное заклинание, получилось у него только с пятого раза. Невербально отбив заклинание, Лилит довольно улыбнулась. — Десять очков каждому. — протянул Снейп, увидев успехи пары. Услышав это, Гермиона стала стараться усерднее и только через десять минут у неё получилось, но мужчина не увидел этого, или только сделал вид. Пока ученики упражнялись, он расхаживал по классу. Около Гарри и Рона он остановился посмот­реть, как они справляются с заданием. Лилит заинтересованно посмотрела в их сторону, остановив тренировку, и подошла поближе. Была очередь Уизли насылать порчу на Поттера; рыжий весь побагровел, крепко сжав губы, чтобы случай­но не прошептать заклинание. Поттер высоко поднял волшебную палочку, готовый в любой момент отразить заклятие, которого, похо­же, ему не суждено было дождаться. — Какое убожество, Уизли, — сказал Снейп, понаб­людав за ними некоторое время. — Дайте-ка я пока­жу, как это делается... Он так быстро взмахнул волшебной палочкой, целясь в Гарри, что тот, напрочь позабыв о невербальных заклина­ниях, завопил: — Протего! Щитовые чары получились у него такими мощ­ными, что Снейп отлетел бы назад и врезался в сосед­нюю парту, если бы не Лилит, которая была рядом, поставившая щит напротив профессора. Решив попрактиковать Невербальную магию, Лилит мысленно произнесла заклинание, Поттер, не ожидавший этого, не успел отбить зелёный луч летящий в него. Под довольным взглядом Лилит, избранный повис в воздухе за лодыжки. — Минус десять очков Поттеру и плюс десять очков мисс Малфой за то, что поставили передо мной щит. — говорил Снейп, с удовольствием рассматривая Поттера, возле которого стояли Грейнджер и Уизли в попытках снять с друга заклинание. — Ещё двадцать очков за идеально выполненое невербальное заклинание Левикорпус. Все свободны, — сказал профессор и взмахнул палочкой, Гарри тут же упал на пол. — а вы, Поттер, явитесь в субботу вечером ко мне в кабинет. — приказал Снейп и, взмахнув мантией, скрылся в комнате, совмещённой с кабинетом. Лилит, забрав свои вещи, вышла из кабинета вместе с Блейзом, довольно улыбаясь. — Это было эффектно. — одобрительно сказал Забини. — Что это было за заклинание? — Левикорпус. — пожав плечами, ответила Лилит. — Этому заклиниванию научил меня крестный. — Никогда на слышал о таком. — усмехнулся парень, притянув к себе блондинку. Он, как и Лилит повернулся назад, когда Малфой позвали. — Лилит! — позвал девушку Ургхарт, капитан сборной Слизерина. — Что тебе, Уильям? — закатив глаза, спросила девушка. — Профессор Снейп отдал мне списки, хотел сказать, что отборочные в эту субботу после обеда. — сказал парень, перекинув сумку через плечо. — Но в команде никогда не было девушек. — заметил Блейз, прищурившись. — Так было во время Флинта и Монтегю, не в мое. — ухмыльнулся Ургхарт. — В любом случае из девушек записалась только ты, Лилит, но за позицию придётся побороться, Драко тоже пробуется. — Что ж, — весело усмехнулась девушка. — братику пора уступить это место, может в этом году мы получим кубок. — Надеюсь на это. — обворожительно улыбнулся Уильям. — Скоро увидимся, Лилит. И махнув на прощание рукой, слизеринец ушёл, а Лилит повернулась к хмурому Блейзу. — Он хороший парень. — заметила девушка. — Мы подружимся. Легонько толкнув парня в плечо, пара отправилась в общую гостиную. Сев на диван, Лилит, заприметив одиноко сидящего брата, подошла к нему. — Как тебе урок Защиты? — усмехнулась Лилит, сев в соседнее кресло. — Отличный, Поттер наконец-то получил по заслугам. — ухмыльнулся Драко, посмотрел на сестру и тут же перевёл глаза в книгу, которую читал. — Я записалась на отборочные. — как бы невзначай, сказала Лилит. — Что? — переспросил Драко, резко вскинув голову. — У тебя же обязанности старосты, задание, которое тебе надо выполнить как можно скорее, я подумала, что у тебя не будет времени заниматься этим. — пожала плечами девушка, откинувшись на спинку кресла. — Но вот если бы ты согласился на мою помощь, задание было бы выполнено уже к зимним каникулам, а место ловца было бы твоё. — Тебя ещё не отобрали в команду. — фыркнул парень, пропустив намёк сестры на предлог помощи мимо ушей. — Это пока. — усмехнулась Лилит и подошла к Блейзу, который корпел на заданием по защите. — Поможешь мне? Кивнув, парень поднялся с дивана и пошёл вслед за Лилит в ее комнату. Малфой делила ее с Панси и Дафной Гринграсс, сейчас обе были на нумерологии, поэтому Лилит и Блейз были в комнате одни. Объяснив, что ему надо делать, девушка достала из кобуры свою палочку, сжала ее в руке и закрыла глаза, сосредоточившись. В это же время, вернувшись в гостиную после защиты от Темных искусств, Гарри и Рон с боль­шой неохотой взялись за домашнее задание Снейпа. — Мы так и не поговорили о том, что было на уроке. — сказал Рон, откладывая домашнее задания, которое ну никак ему не давалось. — Не о чем говорить, Рон. — сквозь зубы сказал Гарри, не отвлекаясь от задания. — Но как же? — нахмуримся Рон, почесав затылок. — Откуда она вообще узнала это заклинание? — Послушай, Рон... — начал было Поттер, но внезапно в открытое окно влетело нечто белое и приземлилось прямо на стол Гарри и Рона. Отскочив назад, Гриффиндорцы выглянули из-за кресла и посмотрели на животное, что неподвижно лежало на столе. — Что это, Гарри? — просипел Рон, представляя самое страшное. — Не знаю, Рон. — напряжённо ответил парень, осторожно подходя к животному. Достав палочку, Гарри ее концом перевернул животное на спину и с удивлением увидел белого ворона. — Расслабься, Рон, это ворон. — Ворон? — переспросил рыжий, осторожно подходя к птице. — И правда ворон. — Посмотри, — указав на левое крыло сказал Поттер. На крыле была рана, а из неё хлестала алая кровь, пачкая белые, словно снег, крылья. — надо помочь ей. — Дождёмся Гермиону? — поинтересовался Рон, с интересном разглядывая птицу, он никогда не видел белых Воронов. — Нет, она может не дожить. — поджал губы Гарри, покачав головой. — Я знаю несколько способов, но мне нужны тряпки и тарелка или стакан. — сказал избранный. Рон тут же наколдовал тарелку и поставил перед другом, а за тряпками сбегал в комнату. — Агуаменти. — ёмкость тут же наполнилась водой, смочив в ней ткань, Гарри приложил намоченную тряпку к ране птице и стал смачивать. — Даже это не поможет ей, нужна Гермиона. — Может у мадам Помфри есть что-нибудь? — спросил Уизли, ходя вокруг стола. — Надо отнести ее туда. — согласился Гарри. — Вингардиум Левиоса . — птица тут же поднялась в воздух и Гарри и Рон пошли на выход из гостиной, под удивлёнными взглядами сокурсников. — Главное не натолкнуться на Малфоев или Снейпа. — хмуро сказал Рон, когда они проходи проход в подземелья. Как только рыжий это сказал, из подземелья вышел Драко, а в сторону подземелий шёл Снейп. — Кто тебя за язык тянул, Рон? — прошипел Гарри, пытаясь казаться как можно меньше. — Мистер Поттер, — протянул Снейп, завидев друзей. — вы решили убить эту бедную птицу? — Нет, профессор. — сквозь зубы сказал Гарри. — А куда же вы несёте птицу, которая истекает кровью? — продолжил допрашивать профессор, с задумчивостью разглядывая белого ворона. — Опустите ее ниже, Поттер, я хочу осмотреть ее. — Профессор, если мы сейчас не доставим птицу в лазарет, она умрет. — прошипел Гарри, все же опуская птицу ниже. — Что происходит? — усмехаясь, спросил подошедший Малфой. — Мистер Поттер и мистер Уизли нашли птицу и решили попрактиковаться в заклинии Секо. — указав на животное, сказал Снейп. Гарри показалось, или бывший зельевар чуть побледнел, когда увидел птицу поближе, но Поттер списал это на неприязнь к крови. — Мы ее не находили и ничего с ней не делали, она сама к нам прилетела раненой. — вскинулся Рон, пока Драко и Снейп оглядывали животное. Достав палочку, Снейп взмахнул ей и глубокая рана животного начала затягиваться. — Отнесите ее туда, где нашли. — сказал профессор, и схватив за локоть, белого как снег крестного, скрылся за поворотом. — Снейп и Малфой странно ведут себя. — заметил Гарри, когда он и Рон возвращались в гостиную с птицей на плече. — Не начинай, Гарри. — закатил глаза Рон. — Твоя версия о том, что Малфои и Снейп могут быть пожирателями, мягко говоря, не очень. — Но почему, Рон? — возмутился Поттер, поглаживая птицу по оперению. — Я уверен, что они прислуживают ему, мы же видели, как Драко хотел что-то починить в «Горбин и Бэркес». Рон закатил глаза, но ничего не сказал, назвав пароль, друзья зашли в гостиную и подошли к открытому окну. — Прилетай ещё. — добродушно сказал Рон, а Гарри в этот момент отпустил птицу, которая взмахнув крыльями, улетела в небо. Сев обратно за работу, они стали ждать Гермиону. В это же время в комнату девушек Слизерина, влетела белая ворона и села на руку Блейза. — Это дураки все же залечили тебе рану. — пробормотал Забини, осматривая крыло, перья которого были красные. Слетев с руки парня, птица приземлилась на пол, а на этом месте возникла Лилит. Отряхнувшись, она скосила глаза на свою левую руку, которая была вся в крови. — Этот Поттер, вместо того, чтобы вылечить меня закланием, приложил смоченную в воде тряпку. — возмутилась девушка, доставая из шкафа новую мантию. — Потом они с Уизли потащили меня в лазарет. Они и правда могут найти себе проблемы, только выйдя из своей комнаты. По пути в лазарет, нам попался крестный и брат, которые узнали меня. Переодевшись за ширмой, Лилит подошла к своей тумбе, и начала складывать в сумку все необходимое на зельеварение. — Ты что-нибудь узнала? — спросил Блейз, присаживаюсь на одну из кроватей. — Задачей было не узнать что-нибудь, Блейз. — закатила глаза Лилит. — В этот раз я просто познакомилась с ними, чтобы потом, когда я буду прилетать, не было вопросов. Тем более вислый сам сказал мне прилетать ещё. В добавок к этому, я узнала пароль в гостиную Гриффиндора. — Он все равно меняется каждые две недели. — фыркнул Забини, первым выходя из комнаты и направляясь на сдвоенный урок, по пути захватив свою сумку. Лилит только усмехнулась, и пошла вслед за Блейзом. Пройдя несколько пролётов в подземелье, они подошли к классной комнате. Оказалось, что продолжать обучение на уровне ЖАБА решились не больше дюжины человек. Крэбб и Гойл, очевидно, не получили достаточно высокой оценки на СОВ, но Драко, Лилит, Тео и Блейз продолжат изучать этот предмет. Еще в ко­ридоре было четверо учеников из Когтеврана и один пуффендуец. Из гриффиндорцев были только что пришедшие Грейнджер, Уизли и Поттер, как всегда со своим ненавистным взглядом. — Сестрица. — протянул Драко, подойдя к Лилит, та поджав губы посмотрела на него. — Пошли отойдём. — сказал парень, и схватив сестру за локоть, отвёл ее под прищуренным взглядом Поттера. — Даже не начинай. — фыркнула Лилит, вырывая руку. — Ты с ума сошла? — прошипел Драко, не обратив на слова сестры. — Чем ты думала, когда прилетела к Поттеру в своей анимагической форме?! Так ещё при смерти! — Скажи это ещё громче, чтобы нас услышали. — одернула его девушка, оглядываясь на Поттера. — Чем я думала? Я думала о тебе, безмозглый! — Я же сказал не лезть тебе в это. — прошипел Драко. — Зато я узнала, что Поттер подозревает тебя, меня и крестного в прислуживании Лорду. — сказала Лилит, хмуро смотря на брата. — Черт, Лилит. — выругался парень. — Не лезь в это. — кинул напоследок Драко и отошёл. Презрительно фыркнув, девушка подошла обратно к Блейзу и Тео, как дверь классной комнаты открылась и показался сперва живот Слизнорта, а потом уж и он сам. Ра­достно улыбаясь из-под пышных, как у моржа, усов, он одного за другим пропускал учеников в класс, причем с особенным энтузиазмом приветствовал Поттера, Лилит и Блейза. В подземелье клубился разноцветный пар и витали удивительные запахи. Проходя мимо этих котлов, блондинка принюхалась, и тут же увела Драко, Тео и Блейза за самый дальний стол, другой заняли четверо когтевранцев, а Золотой Троице и пуффендуйцу остался стол ближе к котлу с Амортенцией, Лилит сразу же узнала это зелье и именно поэтому отвела слизеринцев за дальний стол. — Ну-те-с, ну-те-с, — проговорил Слизнорт, очер­тания его массивной фигуры мерцали и расплыва­лись в мареве многоцветного пара. — Все достали весы, наборы для приготовления зелья, и не забудь­те учебники «Расширенный курс зельеварения»... — Сэр! — Поттер поднял руку. — Гарри, мой мальчик? — тут же засуетился Слизнорт. — У меня нет учебника, и весов, ничего нет... И у Рона тоже... Понимаете, мы не знали, что нам можно будет продолжить курс... — Ах да, профессор Макгонагалл что-то упоми­нала. — вспомнил старик. — Не волнуйтесь, не волнуйтесь ни о чем, мой милый мальчик. Сегодня вы можете взять ингреди­енты из моего шкафа, и какие-нибудь весы для вас найдутся, и еще имеется небольшой запас старых учебников, можете пользоваться первое время, а там напишете во «Флориш и Блоттс»... Слизнорт порылся в шкафчике в углу, извлек два сильно потрепанных экземпляра «Расширенного курса зельеварения» Либациуса Бораго и вручил их Уизли и Поттеру вместе с двумя парами потускневших от времени весов. — Ну-с, — Слизнорт снова встал у доски, выпя­тив и без того объемистую грудь, так что пугови­цы на жилете грозили оторваться. — я приготовил для вас несколько зелий — так, для интереса, знаете ли. Такого рода зелья вы должны будете уметь готовить к экзамену ЖАБА. Вы наверняка о них слыша­ли, даже если пока еще ни разу не варили. Кто-нибудь может мне сказать, что это за зелье? Он указал на котел рядом со столом где сидели Слизеринцы. Лилит приподнялась со стула и увидела, что в кот­ле кипит жидкость, с виду похожая на обыкновен­ную воду. Распознав, что это за зелье, Лилит тут же подняла руку, но сделала это одновременно с Грейнджер. — Так-с, — задумался Слизнорт. — Давайте вы, мисс Малфой. — Это сыворотка правды, жидкость без цвета и за­паха, которая вынуждает того, кто ее выпьет, гово­рить правду, — сказала Лилит, самодовольно улыбнувшись. — Очень хорошо, очень хорошо! — одобрил Слиз­норт. — А теперь... — он указал на котел возле сто­ла когтевранцев. — Это зелье также широко извес­тно... В последнее время не раз упоминалось в ми­нистерских брошюрках... Кто знает?.. Грейнджер и Лилит снова быстрее всех подняли руку. — Вот, давайте вы. — указав на Грейнджер, сказал профессор. — Это Оборотное зелье. — сказала она. — Отлично, отлично! Ну, а это... Да, моя дорогая, — сказал Слизнорт, когда Лилит первая подняла руку, в то врем как Грейнджер задумалась. — Это Амортенция — очень мощное приворотное зелье. Однако она не может создать любовь, так что Амортенция создаёт лишь безумное, непреодолимое влечение к тому, кто сварил зелье. — сказала Лилит, манерно растягивая слова. — Совершенно верно! — добродушно сказал старик. —Вы наверное узнали по тому, что пар завивается характерными спиралями? — И еще оно пахнет для каждого по-свое­му, в зависимости от того, какие запахи нам нравят­ся. — согласилась Лилит и принюхалась. — Например, я чувствую запах яблок, запах дерева от рукоятки мётлы и запах духов матери. — Отлично, просто замечательно. Двадцать очков Слизерину. — воодушевился Слизнорт и повернулся к Грейнджер. — Позвольте узнать ваше имя, моя дорогая? — спросил профессор. — Гермиона Грейнджер, сэр. — ответила девушка. — Грейнджер... Грейнджер...— пробормотал профессор. — Вы, случайно, не в родстве с Гектором Дагворт-Грейнджером, кото­рый основал Сугубо Экстраординарное Общество Зельеварителей? — Нет, не думаю, сэр. — она замялась, но все же продолжила. — Видите ли, я из семьи магглов. — Ей до родовитости, как мне до магла. — прошептал Драко, наклонившись к Нотту, оба засмеялись, а Лилит только усмехнулась. Слизнорт не расстроился из-за слов Гермионы — напротив, он так и лучился улыбкой, переводя взгляд с Грейнджер на Поттера, который сидел рядом с ней. — Ага! «Моя лучшая подруга — из семьи маглов и учится лучше всех на нашем курсе»! Полагаю, это и есть та подруга, о которой ты говорил, Гарри? — Да, сэр, — сказал Гарри. — Это не надолго. — прошипела Лилит, сжав перо до хруста. — Очень хорошо, мисс Грейнджер, примите пять очков в пользу Гриффиндора, — добродушно проговорил Слизнорт. Довольно улыбнувшись, Лилит посмотрела на брата. — Ты не мог обойти Грейнджер в учебе пять лет, но смотри как это оказалось легко. — Тебе просто повезло. — ощетиниваясь Драко, как Слизнорт снова заговорил: — Разумеется, как и сказала мисс Малфой, на самом деле Амортенция не со­здает любовь. Любовь невозможно ни сфабрико­вать, ни сымитировать. Нет, этот напиток просто вызывает сильное увлечение, вплоть до одержимос­ти. Вероятно, это самое могущественное и опасное зелье из всех, что находятся сейчас в этой комна­те. О да, — прибавил он. Серьезно кивая, недоверчи­во ухмылявшимся Драко и Тео. — Вот поживе­те с мое, наберетесь жизненного опыта, тогда уже не станете недооценивать силу любовного наваж­дения... А теперь, — продолжил Слизнорт, — пора приступать к работе. —Сэр, вы не сказали, что в этом котле. — пуфендуец указал на маленький черный котел, сто­явший на учительском столе. В нем весело плеска­лась жидкость цвета расплавленного золота, боль­шие капли подскакивали над поверхностью, точно золотые рыбки, но ничего не проливалось наружу. — Ага, — снова сказал Слизнорт, Лилит даже подумалось, что он вовсе не забывал про зелье, а просто дожидался вопроса для пущего эффекта. — Что ж, леди и джентльмены, это весьма любопытное зельице под названием «Феликс Фелицис». Лилит заинтересованно подалась вперёд, в Грейнджер громко ахнула. — Кто нам поведает о нем? — спросил волшебник, переводя глаза с Лилит на Грейнджер. Две руки тут же взметнулось вверх. — Да, мисс Малфой? — Это везение в чистом виде, сэр. В высшей степени сложный по составу и приготовлению напиток. Правильно сваренный, он приносит выпившему удачу во всех начинаниях. Изобретатель этого зелья, Зигмунт Бадж, называет его самым великим своим творением. Все тут же выпрямились на стульях. Лилит скосила глаза на брата, и увидела, что тот тоже заинтересовался. — Совершенно верно, еще десять очков Слизерину. Да, забавное это зелье, «Феликс Фелицис», — сказал Слизнорт. — Как и сказала Лилит, невероятно трудное в изготов­лении, и, если процесс хоть немного нарушен, по­следствия могут быть катастрофическими. Но если зелье сварено правильно, вот как это, например, то все, за что вы ни возьметесь, будет вам удаваться... по крайней мере пока длится действие зелья. — Почему же его не пьют постоянно, сэр? — азар­тно спросил Терри Бут, один из когтевранцев. — Потому что при неумеренном употреблении оно вызывает головокружение, безрассудство и опас­ный избыток уверенности в себе, — пояснил Слиз­норт. — Хорошенького понемножку, знаете ли... В больших дозах это зелье чрезвычайно токсично. Но изредка, по чуть-чуть... — А вы когда-нибудь принимали его, сэр? — с живым интересом спро­сил Майкл Корнер, еще один когтевранец. — Дважды в своей жизни, — ответил Слизнорт. — Один раз, когда мне было двадцать четыре года, и еще раз, когда мне было пятьдесят семь. Две столовые ложки за завтраком. Два идеальных дня. Он мечтательно устремил взор в пространство. — И это зелье, — сказал профессор, словно оч­нувшись. — будет наградой на нашем сегодняшнем Уроке. Наступила такая тишина, что бульканье зелий в котлах как будто стало в десять раз громче. — Один малюсенький флакончик «Феликс Фелицис». — Слизнорт вынул из кармана миниатюрную стеклянную бутылочку и показал ее всему классу. — Доза рассчитана на двенадцать часов удачи. От рас­света до заката вам будет везти во всех ваших начинаниях. Но я должен вас предупредить, что «Феликс Фелицис» запрещен к использованию на любых офи­циальных состязаниях, таких, как спортивные сорев­нования, экзамены и выборы. Поэтому наш победи­тель должен будет использовать его только в обык­новенный день... и пусть этот день станет для него необыкновенным! Так, — продолжил Слизнорт, внезапно переходя на деловитый тон. — что же нужно сделать, чтобы выиграть этот сказочный приз? Обратимся к странице десять «Расширенного курса зельеварения». У нас осталось немногим больше часа, и этого времени вам должно хватить на пристойную попытку сва­рить Напиток живой смерти. Я знаю, что до сих пор вы не приступали к таким сложным зельям, и потому не жду идеального результата. Во всяком случае, тот, кто добьется наилучших результатов, получит в на­граду этого маленького «Феликса». Начали! Ученики дружно загремели котлами, кто-то уже со звоном ставил гирьки на весы, но никто не про­износил ни слова. Сосредоточенную целеустремлен­ность, царившую в классе, можно было, кажется, по­щупать рукой. Лилит увидела, как брат лихорадочно листает «Расширенный курс зельеварения». Она, как никто другой знала, как Драко необходимо это зелья. Девушка же, не открывая учебник, пошла за ингредиентами. Напиток живой смерти был основной темой обучения в Шармбатоне на пятом курсе, к тому же крестный учил ее, как правильно готовить его. Взяв настойку полыни, сок дремоносных бобов, корень валерианы и корень асфоделя, Лилит пошла обратно за стол, по пути столкнувшись с Поттером. Наградив ее прищуренным взглядом, Гарри направился к ингредиентам. Подойдя к столу, Лилит увидела, что Драко со страшной скоростью шинкует корень валерианы. Все то и дело оглядывались посмотреть, как идут дела у соседей. В этом было и преимущество, и неудобство уроков зельеварения — никто не мог скрыть свою работу от других. Через десять минут комнату заволокло голубоватым паром. Лилит и Грейнджер продвигались быстрее всех. Их зелье уже приобрело вид «однородной жидкости цвета черной смороди­ны», идеальный для промежуточной стадии, но Лилит знала, что только у неё получиться правильное зелье, ибо то, что писали в учебнике, было ошибкой. Держа серебряный кинжал плашмя, Лилит размяла дремоносные бобы. Посмотрев на Поттера, она увидела, что тот делает так же. — Сэр, я думаю, вы знали моего дедушку, Абраксаса Малфоя? — спросил Драко, когда Слизнорт как раз проходил мимо их стола. — Да, — сказал Слизнорт, не глядя на парня. — Меня очень огорчило известие о его смерти, но, ра­зумеется, это нельзя назвать неожиданным — дра­конья оспа в его возрасте... И пошел дальше. Лилит неодобрительно покачала головой, Драко­ рассчитывал, что с ним будут обращаться не хуже, чем с ней и Поттером, а может, даже и лучше. Вылив сок бобов в котёл, девушка с удовольствием смотрела, как зелье приобрело точно такой сиреневый оттенок, как ее учили. Теперь Лилит стала помешивать зелье против часовой стрелки до тех пор, пока оно не стало про­зрачным, как вода. Потом, после каждых семи помешиваний против часовой стрелки Малфой делала одно помешивание по часовой стрелке. Результат последовал незамедлитель­но, зелье стало нежно-нежно-розовым. — Как это у тебя получается? — спросил Драко, весь красный и растрёпанный в клубах пара от своего котла. — Надо один раз помешать по часовой стрелке... — ответила девушка, не отрываясь от своего котла. Сделав, как сказала сестра, у парня тут же появился нужный результат. Лилит посмотрел по сторонам. Насколько она могла увидеть, только у неё и Поттера зелье было нужного цвета и консистенции. — Время вышло! — объявил Слизнорт. — Прошу всех прекратить помешивать! Профессор медленно двинулся между столами, за­глядывая в котлы. Он не делал никаких коммента­риев, только иногда принюхивался или помеши­вал в котле. Возле котла Лилит он весь засиял, а возле Драко покивал головой. Наконец он добрался до стола, за кото­рым сидели Гриффиндорцы и Пуффендуец. Печально улыбнулся при виде вещества в котле Уизли. Зелье Грейнджер удостоилось одобрительного кивка. Тут Слизнорт увидел зелье Гарри, и на лице его выразилось недоверие, смешанное с вос­торгом. — Что я вижу? — засиял Слизнорт, подходя к котлу с зельем удачи. — У мисс Малфой и мистера Поттера просто идеальные зелья! Оба факультета получает по тридцать баллов, но что же мне делать с призом? Может поделить его? Или налить ещё один флакон? Или может вы уступите приз другому? — Профессор, может этот флакон отдать мне, а Поттеру налить ещё один? — предложила Лилит, испепеляя избранного взглядом. — Да, поступим именно так. — кивнул старик, и торжественно вручил Лилит заветный флакон, потом он налил ещё один Поттеру, и так же торжественно вручил его ему. — И смотрите, используйте его с толком!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты