Проклятое поколение

Гет
R
В процессе
8
Размер:
планируется Макси, написано 673 страницы, 72 части
Описание:
"– Я просто подумала, что мы – проклятое поколение. Мы хотели свободы, хотели перестать скрываться от магглов. Мы думали, что сами определяем свою судьбу. Но с такими вещами не шутят. 10 тысяч против 60 миллионов, сказал ты мне как-то раз? Ты был прав, у нас нет шансов. За свою гордыню мы и поплатились. Мир, который мы знали, рушится у нас на глазах."

Что если не "всё было хорошо"?
Посвящение:
Посвящаю моей подруге. С нашего с тобой полуночного разговора о Хогвартсе всё и началось.
Примечания автора:
Мне всегда было интересно, как будет развиваться волшебный мир в XXI веке. Смогут ли волшебники сохранять свою тайну в современном мире? Захотят ли они её раскрыть? Заставят ли их это сделать?

Пятеро героинь учатся на седьмом курсе Хогвартса и пока не знают, какая роль им отведена во всей этой истории.
Действие начинается 24 декабря 2016 года.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать

Тёмные воды

Настройки текста
      — Я так скоро без волос останусь! — недовольно цокнула языком Алин, когда Мэри случайно застегнула молнию вместе с её волосами.       — Сама будешь себе застёгивать, — хмыкнула подруга, возвращаясь обратно в зал.       Алин критически осмотрела себя в зеркале: светлая кожа, посыпанная веснушками, серые глаза, светлые волосы по плечи, даже ноги длинные, но вот всё не то! Светло-персиковое платье без бретелей просто-напросто сливалось с её кожей, жало в талии и было велико в груди. Катастрофа какая-то!       — Так, все напомни мне сесть на диету с понедельника! — поджав губы, сказала она Кэтрин, которая примеряла платье в соседней кабинке.       В отличие от Алин на ней большинство платьев смотрелось очень хорошо, что было поводом для зависти. Иногда Алин казалось, что все вокруг неё имеют какие-то отличительные черты: Ванесса — невыносимо упрямая, но добрая, Алекс — ужасно капризная, но хорошая подруга, Кэтрин — слегка высокомерная, но отзывчивая, Мэри — скромная, но никогда не будет на тебя обижаться. Ещё они имеют таланты в определённых областях: Мэри в Астрономии, Алекс в Маггловедении, Кэтрин в Трансфигурации, а Несси в Зельеварение. А она что? Ну, играет загонщиком за Гриффиндор, зато в учёбе она полный профан. Да ещё мама на мозги капает, пусть только попробует завалить ЖАБА. Ах, да еще у неё нет парня, а тот, кто ей нравится, кажется, просто пользуется ею. Жизнь — отстой.       Алин раздражённо стала расстёгивать платье, путаясь в складках и чуть не вырвав с мясом какую-то декоративную штуковину. Ещё одно платье отправилось в кучу отверженных. Осталось одно платье красного цвета с вызывающим вырезом и тёмно-синее с большим бантом. Алин представила, как они будут смотреться на ней и решительно кинула и их к отверженным. Надоело: уже никакого настроения выбирать не осталось.       Взяв вешалки и выйдя из примерочной, гриффиндорка отдала примеренные вещи продавщице и присоединилась к Мэри, которая кружила по магазину.       — Эй, ты сегодня вообще что-нибудь померишь?       — Я не виновата, что мне ничего не нравится, — пожала плечами Мэри, — вот смотри, — она стала перебирать вешалки, — ужасное розовое, здесь белые перья, тут цепи какие-то, это по полу волочиться будет, это чёрное, — она скорчила недовольное лицо, — когда поеду на Пасхальные каникулы к маме, найду в маггловских магазинах что-нибудь более высокого качества и красивее в сто раз.       — Тебе не угодишь, — усмехнулась подруга и, перехватив взгляд Мэри, обернулась назад.       — Ну, как вам? — неуверенно спросила Кэтрин, выйдя из примерочной, — не слишком?       На ней было длинное тёмно-фиолетовое платье без бретелей с чёрной кружевной вышивкой по всему платью и чёрной лентой на талии.       — Здорово, тебе очень идёт, — улыбнулась Мэри, прихлопнув в ладоши.       — Ага, — поддакнула Алин, переводя взгляд обратно на вешалки.       — У вас отличный вкус, мисс, — благосклонно сказала хозяйка магазина, — это платье просто сделано для вас.       Кэтрин счастливо улыбнулась и покружилась на месте, после чего зашла обратно за ширму.       — Алекс и Несси придут? — спросила Алин, с вздохом отстранившись от стеллажа.       — Ты же знаешь, что они вряд ли придут, им хочется провести время со своими парнями.       — Да, но и про нас тоже забывать не стоит, — девушка перевела взгляд на манекен, стоящий перед витриной, — смотри, вот это ничего, надо спросить, можно ли примерить?       Алин подошла ближе к стоящему с краю манекену, прикасаясь к шелковому подолу платья. Подняв глаза, она увидела, что на площади Согласия началось некое волнение, из Хогсмид-Холла выбегали люди, кажется, кто-то кричал, но было плохо слышно через стекло.       Но неожиданно прозвучал взрыв, накрывший взрывной волной всю площадь.       Витрина магазина с громким треском разлетелась на осколки, полетевшие внутрь магазина. Девушка не успела сориентироваться, и на неё упали манекены с платьями, защитив тем самым от основной массы стекла.       Кто-то закричал от боли, кто-то от испуга, большинство посетителей отбросило к стене. Пока люди помогали друг другу подняться, два волшебника в серых плащах и с поднятыми палочками прошли через бывшую витрину в зал магазина.       — Что произошло? — к ним подбежала хозяйка магазина мадам Шик, — кто вы такие?       — Срочная эвакуация, в Холле произошёл взрыв, уходите сейчас же! — проговорил мужчина, идущий впереди.       Оцепенение мгновенно исчезло, испуганные покупатели начали кричать, пытаться первыми пробиться к выходу, кто-то всё ещё лежал на полу.       Кэтрин, которая была в примерочной, удержалась на ногах, ударившись локтем об зеркало, прорвалась в зал, ища глазами своих подруг. Едва она заметила Мэри, сидевшую у стены и прижимающую руку к кровоточащему лбу, к девушке подошёл мужчина в серой мантии и бесцеремонно схватил за предплечье.       — Эй, вы что…? — непонимающе начала девушка.       — Кэтрин Грин, вы нам и нужны, — уверенно заявил тот, потянув за собой, — вас ждёт мистер Коулман.       У Кэтрин расширились глаза. Если эти люди каким-то образом связаны с Ричардом Коулманом, последнее что она сделает, это пойдёт с ними.       Кажется, незнакомец осознал, что что-то не так, но Кэтрин быстро ударила его ногой в живот, как учил отец, и стремительно побежала обратно в примерочную, пока мужчина, не ожидавший такой прыти, сложился пополам.       Страх сковал её разум и чувства, лишь одно билось в её голове:       «Неужели это происходит со мной? Кто они? Зачем им я?»       Тут до неё, словно из тумана, дошла мысль, что их трое, и, скорее всего, они будут её преследовать.       «Бежать, бежать, бежать».       Она оглянулась на зеркало, висящее на противоположной стене примерочной, словно прося у своего отражения помощи, но оно было настолько же сильно испугано, как и она сама. Ее взгляд наткнулся на дверь, отражающуюся в зеркале за её спиной. Она резко обернулась и начала дёргать ручку.       — Догоните её! — крикнул всё тот же голос, а у девушки перехватило дыхание.       Кэтрин с остервенением теребила ручку, но она не поддавалась.       В голове что-то щёлкнуло: девушка дрожащими руками вытащила палочку из кармана куртки, при этом, чуть не уронив её, и наставила на дверь:       — Алохомора! — голос дрожал, как только заклинание сработало. Сзади раздался визгливый возглас:       — Она в примерочной!       «Мерлин, заметили!»       Кэтрин распахнула дверь и мгновенно залетела в тёмное прохладное помещение: как раз вовремя, в неё уже летела пара заклятий.       — Коллопортус! — немедленное запечатывание дверей.       На складе было темно, хоть глаз выколи; Кэтрин зажгла Люмос в поисках какого-либо выхода, ведь сломать дверь для преследователей было раз плюнуть. Свет упал на небольшую деревянную дверь около огромной коробки манекенов в левом углу. Девушка бросилась к ней, параллельно услышав громкие крики за дверью: медлить было нельзя. Дверь опять была заперта, Алохомора не помогала: чары защиты были сильнее. Предыдущая дверь взлетела на воздух, гомон преследователей стал громче и отчетливее. Адреналин зашкаливал.       «К черту!» — пронеслось в голове у гриффиндорки, и тогда она решила воспользоваться приёмами врагов:       — Бомбарда! — она выбила дверь, оставив от неё пару ошмётков.       Её слегка задело, но сейчас это было неважно; Кэтрин, выпрыгнула из образовавшегося проёма и, оглядевшись, побежала по узкой улице.

***

      Увидев, что мужчина пытался утащить Кэтрин силой и что подруге удалось отбиться и побежать, плохо понимая, кто эти люди, Мэри собралась с силами и залезла в стеллаж с длинными платьями. У Мэри дрожали руки, ноги, казалось, она вся превратилась в один большой дрожащий комочек, забившийся в норку. В ушах ещё звенело от грохота. Что если это Пожиратели смерти? Вдруг они её убьют? Они не должны её заметить. Только бы не заметили, только бы ей удалось убежать от них, кем бы эти люди не были.       Услышав, как звуки их сапог затихли в примерочных, Мэри, подождав ещё с минуту для подстраховки, выбралась из своего убежища и неустойчивым шагом бросилась к выходу. Она не хотела оборачиваться, боясь, что на полу увидит чей-то труп, который будет сниться ей в кошмарах.       Мэри уже подошла к выходу, как её взгляд всё-таки скользнул в сторону, по упавшим манекенам. Кажется, там кто-то лежал.       Сердце упало, когда она увидела знакомые русые волосы и чёрную куртку. Мэри осторожно отодвинула манекен и ужаснулась, потому что там была Алин, и на лице у неё были мелкие, но глубокие порезы от стекла.       Девушка застыла в нерешительности: бежать и оставить тут свою подругу… или помочь ей, но шансы, что их поймают, резко возрастут… Что делать?       Она понимала, чем дольше она стоит, тем больше риск, что её заметят. Мысли путались, ей не хотелось выбирать, ей хотелось бежать отсюда, подальше от этой чертовщины.       «Я не могу её бросить здесь, вдруг произойдёт ещё один взрыв, — пронеслось у неё в голове, — я должна ей помочь».       Алин было больно и тяжело дышать. Все тело, особенно руки и шею, как будто покалывали мелкие иголки. Она лежала на чем-то неровном и холодном. Постепенно к ней возвращался слух: она слышала гул, крики, звуки шагов, дребезжание. Все смешалось и навалилось на неё.       — Чёрт…- вдруг раздалось прямо у неё над ухом, — чёрт, чёрт, чёрт…       Чьи-то руки аккуратно, боясь надавить, прикоснулись к её шее, проверяя пульс.       — Слава Мерлину, — отрывисто прошептал смутно знакомый голос.       — Мэри…- Алин резко закашлялась и подняла тяжёлые веки, глядя на подругу, — что случилось?       — Не знаю, но нам нужно убираться отсюда, — глаза подруги беспомощно метались, а голос предательски дрожал, — можешь подняться?       Мэри осторожно подхватила подругу подмышки, когда та вставала. Гримаса исказила лицо Алин, но она не издала ни одного стона.       — Пойдём, — девушки выбрались из магазина через витрину и оказались на улице, с ужасом увидев, что на площади творится невообразимое: многие люди пострадали после взрыва, кто стоял близко к дверям были теперь погребены под камнями, отлетевшими в стороны. Люди кричали, искали друг друга.       — В переулок, — торопливо решила Мэри, сворачивая на улочку, откуда они пришли, — нам нужно обратно в Хогвартс.       — Я думаю, если это враги, они отрезали этот путь первым, — прошептала Алин, собираясь с силами.       Всего за пару минут, изменилась сама атмосфера во всем Хогсмиде — страх, паника и отчаяние захватили власть над разумом.       Когда в девушки спустились вниз по улице, в воздухе над ними пронеслись две тени (если их можно было так назвать, скорее это было нечто похожее на чёрный дым) — следы от аппарации. Двое магов в серых плащах выглядели не менее удивлёнными, чем подруги, когда очутились лицом к лицу.       Обе стороны резко вскинули палочки, вставая в позы для дуэли.       — Так-так, — с усмешкой в голосе сказал один — высокий блондин с довольной ухмылкой, — две прекрасные девушки смогут скрасить нашу тяжёлую миссию.       — Думаешь? — в тон ему ответила Мэри, тряхнув волосами и сама удивившись своей смелости, — Остолбеней!       Тот с лёгкостью поставил щит и отбил заклинание: девушкам пришлось присесть, чтобы их не задело рикошетом.       — Придурок! — воскликнул другой — низкий шатен, толкая его в бок, — нам сказали волшебников не трогать!       — Но никто не запрещал повеселиться с девчонками! — развёл руками блондин.       — Не дождёшься! — сквозь зубы прошипела Мэри, хватая Алин за руку, — Петрификус Тоталус! Бежим!       Враги, резко поднявшись в воздух и отлетев на несколько метров назад, с глухим стуком упали на мощёную улицу.       Мэри и Алин свернули в соседний переулок, коих в Хогсмиде было предостаточно. Ещё поворот, секундное касание шершавой стены, нога зацепляется за неровности на дороге, сердце стучит, как ненормальное.       — Редукто! — обернувшись, крикнула Мэри, целясь в бочки стоящие по краям улицы — те увеличились в размерах и покатились по дороге, преграждая путь, если бы маги захотели их преследовать.       Они завернули в проулок, поднялись по лестнице, заблокировав её плотной коркой льда, и побежали вверх по извивающейся дороге.       — Всё, — притормозив, неожиданно выдохнула Алин, дрожащей рукой прислоняясь к кирпичной стене, — больше не могу бежать. Мне больно.       Мэри беспокойно кусала губы, сжимая в руках палочку и попеременно оглядываясь назад:       — Я могу тебе чем-нибудь помочь? — они должны спрятаться или бежать, но никак не стоять и подставляться! Мало ли сколько ещё отморозков наводнило город.       — Если ты умеешь вынимать осколки, то прошу, — нервно усмехнулась девушка, и неожиданно начала оседать. Грудь саднило, а голова кружилась, прямо как десять лет назад, когда она упала с горки и получила сотрясение мозга. Всё тело противно пульсировало, начиная от головы и кончая ногами. Ей стало очень страшно.       Подхватив Алин под руку и опустив на землю, Мэри вздрогнула от очередного грохота, где-то совсем недалеко. Ей пришло на ум невольно сравнение взрыва с громом во время грозы. Только гром далеко, на небе, а взрывы могут быть на соседней улице, разрывая людей на кусочки. Вот бы Генри был здесь, чтобы её успокоить, как в детстве…       Тут её осенило.       — Я знаю! — воскликнула она, чувствуя, как эйфория окутывает её, — я приведу тебе помощь! — Алин взглянула на неё с недоверием, — мой брат! Он целитель! Он должен быть здесь, если произошло нападение, — у неё не то, что камень с души свалился, она, словно увидела свет в конце туннеля; Мэри наклонилась и схватила подругу за руку, крепко сжимая её, — он поможет!       — Не оставляй меня, я же не смогу отбить их в одиночку! — мольбой в голосе попросила Алин, — пожалуйста!       — Спрячься за тот контейнер! — Мэри указала на мусорный бак, — мы далеко убежали, они не найдут!       Отпустив руку, она ободряюще улыбнулась:       — Держись, я мигом! — и выбежала на широкую улицу, оставляя подругу в одиночестве.       «Она бросила меня…»       Скрутило живот; Алин, превозмогая боль, буквально доползла до укрытия и прислонилась спиной к боку бака, проклиная всё, на чем свет стоит.       «Они найдут меня, — вертелось в воспалённом мозгу, — они найдут и убьют…».       В мыслях вертелись ужасные истории про Пожирателей смерти, которые обычно рассказывали, как страшилки на ночь.       Она крепко сжала палочку в руках: «Если придётся умолять их оставить в живых, что я сделаю? Перешагну ли я через свою гордость?» Гриффиндорка тряхнула головой, прогоняя дурные картины.       Во рту пересохло от долгого бега, а боль в правой ноге нарастала. Она бросила рассеянный взгляд на неё — оттуда явственно торчал средних размеров кусок стекла, а вокруг страшным пятном застыла кровь, но она ничего не чувствовала. Девушка сглотнула, пытаясь сосредоточиться на окружавших её звуках — так она может услышать приближение преследователей.       Однако её глаза не желали отрываться от этой страшной картины. Рука, коснувшись стекла и чуть надавив на него, замерла — она по-прежнему не чувствовала боли, словно это была не её нога, а кого-то другого.       Девушка, ведомая извращённым любопытством, потянула на себя осколок, и, заворожённая, стала смотреть, как он начал податливо выходить из мягкой плоти. Из открывшейся раны уже потекла кровь, когда Алин поняла, что творит. И вот она уже хотела отпустить руку, но было поздно: осколок наполовину покинул своё место.       Отложив палочку и стиснув зубы, она дёрнула на себя осколок.       С отвращением Алин разглядывала мутное стекло, размером с половину её ладони и испачканное кровью. Резким движением она отбросила осколок от себя, и он противно застучал по брусчатке.       Теперь в её ноге зияла рана, вокруг которой разрасталось неравномерное красное пятно, пачкающее джинсы.       После секундного замешательства, девушка попыталась закрыть рану, прижав ладонью, но только больше испачкала руки в собственной же крови.       Едкий, противный запах железа ударил ей в ноздри, когда она уставилась на свои окровавленные ладони. Они дрожали.       Словно вынырнув из-под воды, она почувствовала, как распространяется боль во всем теле, как будто до этого нечто блокировало её.       «Я истекаю кровью, это моя кровь, я умираю…»       Из горла вырвался судорожный всхлип, и всё тело содрогнулось.       — Не трогай, — приказал суровый голос из ниоткуда.       Алин попыталась вскочить на ноги, но ничего не получилось: колени предательски подкосились. Картинка была отнюдь не чёткой, но она смогла различить фигуру в чёрной мантии, стоящую прямо напротив неё.       — Убей меня, если ты за этим пришёл, — с ненавистью глядела она на человека в чёрном; её голова медленно наливалась свинцом.       — Я не собираюсь тебя убивать, — протянул тот с непонятной интонацией, — более того, я пришёл, чтобы помочь, — он присел перед ней, скидывая с головы капюшон, — привет, Торнтон!       — Ты…- в замешательстве выдохнула Алин, прежде чем потерять сознание.

***

      В воздухе пахло гарью. Было ужасно тихо.       Когда Алекс открыла глаза, картинка была нечёткой, как будто серый дым заволок зал. Она лежала на полу, моргая, пока не увидела слабый свет на потолке, проявляющийся из-за тумана. Девушка повернула голову направо и увидела Криса, сидящего на коленях и растирающего глаза.       Медленно подняв корпус в вертикальное положение, она увидела в стене значительную дыру, ряды перевёрнутых столов и какие-то мешки рядом. Она не сразу поняла, что это были люди, лежащие рядом со столами.       Но ведь это было абсурдно. Они только что сидели в ресторане, смеялись, ели, говорили…       — Крис, — попыталась позвать она, но слова словно не выходили из горла, — Крис, что случилось? — но как будто кто-то лишил её голоса, — Крис? — парень осматривал свою левую руку.       Перед её лицом появилась Ванесса, у неё на волосах было что-то красное.       Девушка не могла разобрать, что та ей говорила.       — Алекс, нам надо уходить! — будто кто-то потихоньку прибавлял звук и чёткость у радио, — Алекс, надо выбираться отсюда, или… — её сильно тряхнули за плечи, но девушка не могла собрать свои мысли в кучку: всё слышалось, словно через вату.       Ванесса взмахнула палочкой.       Звуки шквалом обрушились на Алекс, а в реальность вернулись краски.       — Ауч, — Алекс приложила ладони к ушам, — что за чёрт?       — У тебя была лёгкая контузия, — проговорила Ванесса, — вам с Крисом досталось сильнее, нас защитил стол, — девушка оглянулась на Джеймса, который сидел за перевёрнутым на ребро столом.       Ванесса вцепилась в руку Алекс. На лбу у неё была рана. Хорошо, что они сидели далеко от стены и остались практически не задетыми камнями, хотя взрывная волна сбила их с ног.       — Что происходит? — громко прокричал Крис, подползая к ним, — кто эти люди?       Он указывал пальцем на мужчин, которые выскакивали из образовавшейся дыры и, кажется, пытались кого-то защитить от следующих за ними серых плащей.       — Люди в чёрном — это мракоборцы, — проговорил Джеймс, обернувшись к ним, — они защищают министра магии, — он показал пальцем на фигуру в зелёной мантии, который тоже пытался отбиться от наступавших противников.       — А вот эти парни, — он указал на волшебников в серых плащах, — видимо, хотят его убить. Они наложили здесь антиаппарационное поле.       Немой ужас одновременно отразился в глазах Алекс и Ванессы, когда Джеймс произнёс эти слова. Волшебники пытаются убить своего министра? Чушь какая-то! Только если они не пытаются не допустить его соглашения с магглами…       — У министра здесь встреча с премьер-министром магглов, — проговорил Крис, — они использовали этот шанс, чтобы сорвать встречу.       — Кто бы ни были эти маги, они хорошо подготовились, — пробормотал Джеймс.       Разноцветные лучи заклинаний, крики, стоны и проклятья заполонили все пространство. Страх своими длинными холодными пальцами сковывал сердца людей. Потому что борьба снова шла между волшебниками.       — Нам нужно попытаться уйти, — вскрикнула Алекс, когда шальное заклинание попало по потолку и отвалился кусок фрески, — мы попадём в перестрелку!       — Откажись от своих идей, и мы тебя пощадим, — прокричал высокий мужчина в маске, обращаясь к министру магии, но тот только послал в него ответное заклинание.       Несколько зелёных лучей повалили мракоборцев.       — Почему сейчас? Почему здесь? — прошептала Ванесса в ужасе: она впервые видела, как применяют Аваду.       — Показать, какого мнения волшебники о политике нового министра, — ответил Джеймс коротко, внимательно наблюдающий из-за укрытия за серыми плащами, которые приближались, притесняя мракоборцев к стене. Ванесса удивилась его хладнокровию, но решила, это спасительно в их ситуации. У неё самой в голове была беспросветная каша. Неожиданно Джеймс выглянул из-за стола и послал заклинание в ближайшего противника в серой мантии. Два других тут же переключились на гриффиндорца.       — Ты что творишь? — завизжала Ванесса, — они идут теперь сюда!       — Я знаю, кого я защищаю, — крикнул Джеймс, отражая красные лучи. Он обезвредил одного врага, но тут же его другой принялся атаковать очередями заклинаний.       — Министра предупреждали, что он рискует, — прокричал Крис, начавший помогать Джеймсу отбивать атаку, — но кто знал, что сами же волшебники против своих…       — Кое-кто отбивается, но они долго не протянут, — бросил Джеймс через плечо, — вам надо пробраться к выходу, вы должны уйти.       Крис отрывисто кивнул и сжал в руках палочку, показывая тем самым, что он остаётся. Несси и Алекс переглянулись и одновременно кивнули:       — Мы с вами.       — Нет, когда мы отвлечём на себя внимание, вы уйдёте, — строго сказал Джеймс.       — Я не оставлю тебя одного, — возмутилась Несси.       — Я тоже, — Алекс вцепилась в руку Криса.       — Вас никто не спрашивает, — все больше распылялся Джеймс, — сражения — это не для женщин!       Шальное заклинание угодило прямо в бар ресторана, и все бутылки полопались, как шарики. Крис, рефлекторно бросивший взгляд в ту сторону, заметил за барной стойкой Колина. Тот усиленно махал им руками и манил к себе. Крис без слов спросил у него, чего он хочет. Тот на пальцах показал, что может вывести их через какую-то запасную дверь сзади.       — Эй, Джеймс, Колин, говорит, что знает, как выбраться отсюда, — Крис пихнул друга в плечо, — давай отправим девчонок с ним, а сами останемся.       Джеймс недоверчиво взглянул на паренька: всё-таки он сквиб, а значит, не сможет защитить девушек в случае опасности. Но это был самый безопасный вариант, другого не было.       — Несси и Алекс, Колин вас проведёт до безопасного места, будьте осторожны, — Джеймс заглянул в глаза Ванессе; та была готова разрыдаться, поэтому часто-часто дышала.       — Я буду с тобой! Я останусь с тобой! Пожалуйста, разреши мне остаться с тобой! — она обняла его за шею, не в силах отпустить.       — Со мной все будет хорошо! — он погладил её по волосам, — говно не тонет, — усмехнувшись, парень отстранился и посмотрел на свою девушку в упор, будто пытаясь ей внушить, — иди, иди здесь уже небезопасно, стол вот-вот не выдержит, — и.… я люблю тебя! — Джеймс поцеловал её в губы.       Поцелуй был недолгим, но в нем смогли сочетаться отчаяние и сладость одновременно.       — Я люблю тебя! — выдохнула она, понимая, что они говорят это впервые.       Алекс порывисто обняла Криса и прошептала:       — Будь осторожен! — потом с улыбкой посмотрела на подругу:       — Ну, что погнали? — похоже, ей начинало доставлять удовольствие происходящее. Чертова адреналинщица.       — Мы вас прикроем, а вы бегите к барной стойке. На счёт раз, два…       — Удачи! — одними губами сказала Ванесса и отвернулась.       — Три! — Крис и Джеймс вынырнули из-за стола, на ходу разбрасываясь заклятиями во всех, кто находился в их поле зрения. Мракоборцы, почувствовавшие поддержку, тоже пошли в атаку.       Девушки привстали и на полусогнутых ногах, прикрывая голову от сыпавшейся сверху штукатурки, побежали к Колину.       — Они остаются? — спросил он, когда подруги забежали за барную стойку.       — Да, они прикроют наше отступление, — сказала Алекс, стряхивая с себя пыль.       — Тогда пойдём между домов, там улицы узкие, грязные, туда никто не сунется, а там до Хогвартса недалеко, уж там то мы будем в безопасности! — Колин радостно улыбнулся, словно он уже был в безопасности в стенах замка.       — Веди, давай! — резко сказала ему Алекс, вырывая его из грёз.       Неожиданно купол ресторана вздрогнул и заходил ходуном, словно сейчас был готов рухнуть. Сердце пропустило удар, но через минуту все стало нормально: купол остался цел.       Не медля ни минуты, Колин, Несси и Алекс пробрались к двери, ведущей на кухню и, пройдя через белое, начищенное до блеска помещение.       — Здесь есть помещение для хранения, там есть двери, чтобы грузчики могли заносить продукты, — сказал Колин, резво шагающий по белому полу, — я там тысячу раз бывал, сам видел! — они свернули направо, — ах, ну вот же она! — парень подёргал ручку, — черт, заперто.       Алекс отстранила его движением руки:       — Алохомора! Вуаля, дверь открыта! — она подёргала ручку, но не тут-то было, — эм… ладно, она все ещё закрыта.       Колин посмотрел на девушку с хитрецой:       — Далеко не все открывается волшебникам, кое-где нужны обыкновенные маггловские ключи, — он с довольным лицом повертел ключиком у Алекс перед носом, — просто наш шеф раньше работал в маггловском ресторане — вот у него, и привычка все закрывать на ключи. Правда, ключи всегда магические, — замок щёлкнул, и дверь открылась, — прошу вас, дамы!       Алекс слегка стушевалась, но ничего говорить не стала, просто зашла в комнату хранения.       — Где же ты взял ключи? — чтобы отвлечься поинтересовалась Ванесса, — вряд ли обычному официанту их бы дали.       — Взял у шефа, — смущённо пожал плечами Колин, открывая последний замок на свободу, — ему уже все равно, кто сюда заходит.       Повеяло свежим воздухом, и ребята вывалились на узкую, заставленную кучей коробок улицу.       — Я же говорил, что выведу! — самодовольно сказал Колин.       — Молодец, — похлопала его по плечу Алекс, — главное теперь донести ноги до Хога, — они ступили на узкую, извивающуюся улочку.

***

      — Они ушли? — крикнул Джеймс, быстро орудуя палочкой: защитное, парализующее, защитное, оглушающее, ослепляющее и так далее. Хорошо, что отец в своё время научил.       Стол, за которым они сидели пару минут назад взорвался на мелкие кусочки; парни едва успели откатиться с разные стороны, прячась за колонны. Атмосфера накалялась: противники сражались яростно и беспощадно, почувствовав, что проигрывают. А проигрыш значил тюрьму.       — Да, — прокричал ему в ответ Крис, прижимаясь спиной к холодному мрамору.       Адреналин заставлял его сердце биться сильнее и гонять кровь по телу в несколько раз быстрее. Неповторимое ощущение опасности, драйва заполнило его до краёв, взбудораживая эмоции и чувства.       Здание заходило ходуном от магии двух палочек — министра и его противника, и на этот раз не обошлось без последствий — на пол упала массивная люстра, разлетаясь по полу на кусочки.       — Инсендио! — прокричал кто-то из противников, поджигая барную стойку, на которой был разлит алкоголь. Дерево быстро занялось и опалило своим дыханием мантии мракоборцев.       Джеймс понял, что начался пожар, потому что языки пламени уже лизали столики, стены и пол. Как мракоборцы, так и серые плащи начали отступать к выходу, понимая, что сейчас всё заволочёт дым.       — Раздери меня гиппогриф! — закричал Джеймс, оборачиваясь к другу, — надо уходить, тут на камня на камне не останется! — но за соседней колонной никого не оказалось.       Джеймс с замиранием сердца начал шарить глазами по периметру, ища друга, а между тем огонь все ближе подбирался к залу. Юноша не мог понять в какой момент он упустил Криса из виду.       Плюнув на безопасность, он стремительно перебежал от своей колонны к другой, прикрываясь магическим щитом. Крис лежал у основания колонны с разбитой головой — было не ясно, что с ним случилось: попало ли заклинание или он просто оступился из-за падения люстры. В любом случае он был без сознания.       «Дерьмо, надо валить отсюда, а то от нас ничего не останется» — подумал Джеймс, глядя на ненасытное пламя; становилось тяжелее дышать.       В этот момент его схватили за плечо.

***

      Кэтрин была испугана до такого предела, что не могла понять, где и куда она бежит, она просто заворачивала за углы, перелезая через заборы, пересекая улицы полные кричащих людей; она бежала, словно антилопа от гепарда, вслушиваясь в тяжёлые шаги её преследователей.       Она всем сердцем желала оказаться в Хогвартсе, в своей спальне, и чтобы это был всего лишь страшный кошмар, который развеется с первыми лучами солнца. Но этого не происходило: лёгкие саднило от бега, как наяву.       Чудом она практически выбежала на южную окраину деревушки, уже видя за последним домом кромку спасительного леса.       Но неожиданно она наткнулась на группу людей в серых мантиях, разбивших что-то вроде лагеря около старого покосившегося дома. Здесь стоял один огромный котёл, а несколько человек вокруг него что-то протяжно напевали, соединив руки в неразрывный круг. Стоящий рядом волшебник заметил девушку, и мгновенно вскинул палочку, обезоруживая девушку.       — Нет! Нет, нет, нет! — в исступлении почти что засмеялась Кэтрин.       Обернувшись, она уже знала, что её поймали в ловушку, выхода не было.       — Птичка сама прилетела в клетку, — довольно протянул мужчина из числа её преследователей. Тот, которого она пнула ногой, тоже стоял чуть позади.       Девушка приготовилась к атаке:       — Что вам надо? — хотелось, чтобы это прозвучало громко и надменно, но голос дрожал — вышло немного истерично.       — У нас есть задание, и мы его выполняем, — елейным голосом ответил он, вертя палочку между пальцев, выступая образцом спокойствия и уверенности.       — Какое такое задание? — спросила Кэтрин, хлопая ресницами: у неё появилась идея, но нужно чуть потянуть время.       — Схватить и привести Кэтрин Грин, — снисходительным тоном ответил мужчина, — у нас даже колдография есть — узнаешь?       Кэтрин вгляделась в двигающуюся картинку и с удивлением поняла, что это та самая пропавшая фотография с летней поездки в Испанию. Темноволосая девушка на фото беззаботно кружилась по земле, потом, заметив, что её снимают, останавливалась и, послав воздушный поцелуй, кокетливо махала рукой в объектив. У настоящей Кэтрин, стоящей под прицелом трёх палочек невольно защемило сердце. Она протянула руку, чтобы вырвать дорогую ей фотографию из грязных рук, но тот, стремительно спрятал её в карман.       — Откуда это у вас? — возмущенно спросила девушка, сверкнув глазами, — вы выкрали её?       — Разве ты не сама отдала её на память своему возлюбленному? — трагичным голосом протянул мужчина, — мы нашли эту вещицу у него.       — Что вы имеете в виду? — недоумевая, спросила она, — она пропала у меня совсем недавно! И какой ещё возлюбленный, что за чепуха?       — Мне наплевать на детали, я устал, — изрек мужчина, — взять её!       Два амбала, стоящих по краям, с завидной проворностью начали к ней приближаться.       Сделав попытку остановить их кулаками, Кэтрин поняла, что её дело совсем плохо.       Двое мужчин, грубо подхватили её под руки, как пушинку, и практически приподняли над землёй. Она попыталась лягнуть одного из них в пах, укусить другого за руку, но её оглушил заклятием кто-то из оставшихся. Девушка потеряла сознание.       Когда она очнулась, голова отказывалась работать, плечи болели — её до сих пор держали под руки. Также болели мышцы шеи — очевидно, её голова долго болталась из стороны в сторону. Нащупав под ногами землю, Кэтрин выпрямилась и разлепила глаза.       Было непонятно, где она находилась, не было никаких опознавательных знаков, только какие-то бочки и куча коробок на небольшом периметре. Её все ещё держали два амбала, как будто она могла куда-нибудь сбежать. Смешно. Рядом стояли ещё два человека в капюшонах, скрывавших их лица. Перед ней стояла ещё одна фигура, только в другом, фиолетовом плаще, выделяющимся из серой массы.       — Так, так, так, — прозвучал в напряжённой тишине хриплый женский голос, и стоящая перед ней фигура повернулась к ней лицом, — наша красавица очнулась, это просто замечательно, — женщина приподняла краешек губ в насмешке, тут же повернувшись обратно спиной.       Гриффиндорка не сразу восприняла слова странной дамы, она пыталась вспомнить, где раньше она могла её видеть. У неё были тёмные короткие волосы и пронзительные карие глаза — пожалуй, самое запоминающееся, что было в этой женщине.       — Так про что я говорила? — спохватилась она, чуть наклонив голову, — ах, да! Семейное воссоединение! Мой дорогой Антонин, неужели ты не хочешь меня обнять?       Женщина сделала плавный шаг в сторону, дав возможность Кэтрин увидеть человека, стоящего прямо напротив неё. Сердце пропустило удар: внешне бесстрастный перед ней стоял Ричард Коулман. Лишь взгляд полный ненависти был обращён на женщину, будто он желал испепелить её на месте.       — Моё имя Ричард, — твердо произнёс он, приподнимая подбородок, — и ты мне не мать, Абигейл. Ты просто жалкая подстилка, умудрившаяся сбежать из тюрьмы.       — Ауч, — картинно приподняла брови женщина, — вот так ты разговариваешь с той, которая тебя родила? Которая столько вытерпела только для того, чтобы свидеться со своим сыном? Я заключила сделку, чтобы выбраться из того проклятого места, потому что хотела быть рядом с тобой!       — О, даже не беспокойся, я счастливо могу прожить и без тебя, женщина, — с убийственной иронией бросил Коулман, переводя взгляд на Кэтрин, — зачем ты её сюда притащила? Ей нечего тут делать.       — О, это другая часть моей сделки, сладенький, — довольно протянула та, делая шаг ближе к девушке, — та часть, в которой ты должен мне отдать ключи от родового поместья Долоховых — Геарастана.       — Разбежалась, — фыркнул парень, но Кэтрин буквально физически почувствовала, что он напряжён до предела, — ты не член семьи и никогда им не станешь.       — Для того чтобы взять маленькую вещицу из сейфа в Геарастане не нужно быть их родственницей, — сказала Абигейл, прищурившись, — нужен лишь ключ и пара капель крови.       — Ты ничего не получишь, — чётко выговорил Ричард, выставив перед собой палочку.       Женщина неожиданно засмеялась, запрокинув голову. Остальные серые плащи удивлённо начали переглядываться между собой.       — Рвёшься в бой прямо, как твой отец, — с издёвкой проговорила она, — ты похож на него больше чем ты думаешь, да ты просто его копия. Но, вот незадача, — она округлила глаза, — у твоего отца не было слабых мест, в отличие от тебя, — женщина жестом фокусника извлекла из кармана маленький ножичек.       Кэтрин всё это время, не отрываясь, наблюдала за развернувшейся сценой как бы со стороны, пока ещё не понимая, при чем собственно здесь она. С Ричардом её больше ничего не связывало: почему именно она оказалась здесь и для чего? Пока она стояла эти несколько минут, страх исчез, навалилась некая сонливость — последствие стрессовой ситуации. Однако, когда она увидела нож в руке безумной дамочки в опасной близости от неё, тело мгновенно среагировало, и девушка обратилась в слух.       — Если ты не хочешь отдавать свою кровь, как насчёт пролития её крови? — с кривой усмешкой спросила Абигейл, переведя свои тёмные глаза на Кэтрин, — о, эти нежные щёчки, — одной рукой она с силой схватила подбородок девушки, заставляя приподнять голову, — точно восточный персик, — она провела огрубевшими подушечками пальцев по щеке; Кэтрин пыталась покрутить головой, но рука ещё больнее сдавила её скулы. — Какие глаза, прямо изумруды, и сколько ненависти. А какие чувственные губы, я уверена, их с удовольствием коснулись бы многие, не правда ли? — она резко отпустила руку и повернулась боком к юноше, который равнодушно наблюдал за этим спектаклем, — будет жаль, если я испорчу такую красоту. К тому же она чистокровная, это совсем не в моих интересах убивать её, — она отошла на несколько шагов от девушки.       — Твои осведомители ошиблись, и ты выбрала не того человека для того, чтобы меня шантажировать, Абигейл. Может, месяца два назад я и был в связи с этой девушкой, но это было всего лишь развлечение. Она ничего не значит для меня. Можешь убить её, ты ничего не получишь.       Его тон бы настолько равнодушным и лишённым эмоций, что Кэтрин с ужасом осознала, что в нем нет ни капли сострадания к её положению. Он позволит безжалостно убить её, даже глазом не моргнув. К горлу подкатила волна отвращения, а сердце упало.       — Твой отец аплодировал бы стоя, — как ни в чем не бывало, заявила женщина, — только ты просчитался, сладенький, я ведь и в правду могу её убить! — стремительным движением она подошла к испуганной до смерти Кэтрин, и, замедлив темп, опять схватила её за подбородок, насильно приподнимая голову. Она с наслаждением провела кончиком ножа по тонкой коже на шее, оставляя узкую полоску моментально выступившей крови. От раны, вниз потекли тонкие красные дорожки, точно капли дождя по стеклу.       У Кэтрин в животе все перевернулось: одно неловкое движение и ей перережут сонную артерию. Ужас сковал её тело. Ещё секунда и она мертва. Всё произойдёт слишком быстро.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты