My Little Xeno

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
409
переводчик
Lolys бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fimfiction.net/story/321027/my-little-xeno
Размер:
планируется Макси, написано 1013 страниц, 63 части
Описание:
Антониус Варус - космодесантник второй роты ордена Ультрамаринов.
Когда в результате поломки телепорта он оказался в волшебной стране Эквестрии, ему пришлось столкнуться с проблемами и загадками, с которыми ранее ему не приходилось иметь дел. И прежде всего, космодесантнику пришлось столкнуться с вопросом: действительно ли ксеносы могут быть дружелюбными?
Примечания переводчика:
Хоть я и люблю вселенную Вархаммера, но знаю её скорее как сторонний наблюдатель и в переводе терминологии и описаний некоторых событий могу ошибаться, поэтому буду рад любой критике. И да, я знаю, что тэги и предупреждения можно сказать взаимоисключающие, но так было у автора.

Дисклеймер автора:
Спасибо моему редактору Gargon94 за помощь.

Оговорка автора:
У меня нет прав на "My Little Pony: Friendship is Magic" или "Warhammer 40.000". Они являются интеллектуальной собственностью лишь их владельцев.
Никакой финансовой выгоды от этого текста не было и не будет.
Текст написан исключительно для развлекательных целей.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
409 Нравится 1432 Отзывы 87 В сборник Скачать

26. Выздоровление

Настройки текста
      — Мы уже на месте?       — Нет, Сторми, — сказал Антониус, — Нам потребовалось несколько часов, чтобы добраться из Кольтпорта в Кантерлот, помнишь? Как обратный путь может быть быстрее?       — Попутный ветер? — предположила Сторми.       Космодесантник посмотрел на хихикнувшую Луну.       — Вообще такое возможно, — улыбнулась она, — К сожалению, сейчас не так. Мы пока всего лишь на полпути к Кольтпорту.       — Это скучно, — пожаловалась кобылка.       — Мы предоставили тебе самой решать, хочешь ли ты присоединиться к нам и ты решила поступить именно так. Кольтпорт довольно далеко, по крайней мере, если добираться туда на колеснице, — объяснил Антониус.       — Вы знаете более быстрые способы путешествия, господин командующий? — немного обиженно спросил один из пегасов, тянувших колесницу.       — Ничего из того, что у нас сейчас есть. Я знаю, что вы самый быстрый транспорт из всех доступных. Просто... Продолжайте в том же духе, хорошо?       Пегас удовлетворённо кивнул.       Они направлялись в гости к Мунлайт и Блэквингу и заодно решили взглянуть на восстановительные работы в Надежде. Для Астартес всё это не было настоящей работой, но Антониус всё же считал поездку хорошей идеей; она показывала, что он заботился о пони, которые пострадали от Хаоса.       За последние два дня он закончил техническое обслуживание Лендспидера, прерванное визитами в Понивилль. Двигатель, который Селестия и Твайлайт построили с его помощью, был уже готов и ждал заправки заменителем прометия. Попытки пони создать рабочий вариант топлива пока не увенчались успехом, но они были полны оптимизма и продолжали пробовать новые формулы.       Кроме того, уже был написан первый черновик истории человечества. Конечно, у космодесантника было много и других дел, но для этой миссии он мог взять несколько дней «отпуска».       — Мы уже на месте? — снова спросила Сторми.       — Ты делаешь это только для того, чтобы позлить меня, да? — спросил Антониус.       — Ага, — усмехнулась кобылка.       Космодесантник вздохнул, обернулся к Луне и раздражённо спросил:       — Мы уже на месте?       Спустя несколько часов, к полудню, они прибыли в Кольтпорт.       — Стража, — позвала Луна, выпрыгивая из колесницы, — Спасибо, что доставили нас сюда. Отнесите наш багаж в гостиницу и на сегодня вы свободны. Завтра утром мы отправимся в Надежду. Будьте готовы к отъезду утром.       Стражники поклонились, забрали багаж и ушли. Принцесса взяла подарок для выздоравливающей, который привезла из Кантерлота и обернулась к Антониусу и Сторми:       — Хорошо, теперь пойдём в больницу.       Когда они вошли в палату к Мунлайт, она с Блэквингом сразу поприветствовала их.       — Как ты себя чувствуешь? — спросила её Луна.       — Не так уж плохо, — ответила бэтпони, — Я всё ещё немного слаба и рана иногда болит, но, учитывая мои травмы, я чувствую себя на удивление хорошо.       Луна вздохнула.       — Мне очень жаль, что это случилось с тобой, Мунлайт. Как твой командир, я должна...       — Это не ваша вина, принцесса. Это было моё решение и я сделаю это снова, если это поможет кого-то спасти. В любом случае, я стараюсь видеть в этом положительную сторону: я немного похудела.       А? Что ж, юмор Мунлайт был поистине бесподобен.       — Что бы ты сказала, если бы мы предприняли что-нибудь, чтобы помешать этому? Я привезла прекрасный торт из Кантерлота! — улыбнувшись, Луна продемонстрировала ей сумку-холодильник, которая была среди вещей, которые она принесла сюда.       Лицо Мунлайт немного помрачнело.       — Мне очень жаль, принцесса. Я бы с удовольствием, но боюсь, мне нельзя. Из-за травм меня посадили на строгую диету.       — О, как жаль. И как долго?       — Всю оставшуюся жизнь.       Учитывая травмы, которые она получила, это было не слишком удивительно. Однако для пони, любящего сладкое, это было действительно раздражающим ограничением. Антониус понял, что ему известно только общее состояние бэтпони, но более ничего конкретного.       — Прости, Мунлайт. С моей стороны это было весьма невнимательно, — извиняющимся тоном произнесла Луна.       — У вас не было возможности узнать об этом. Я всё ещё ценю этот подарок. Эй, Блеки, не мог бы ты поискать какую-нибудь посуду и остальное? Я не могу есть торт, но вы-то четверо можете.       — Хорошо, попробую достать, — ответил Блэквинг.       — Я могу помочь вам? — спросила Сторми.       — Ну конечно. Запрыгивай мне на спину. Сможешь сделать умоляющее лицо?       Сторми сделала щенячий взгляд.       — Превосходно! Они наверняка дадут нам всё, что мы захотим. А теперь пошли, — сказал он и вместе с кобылкой вышел из палаты.       Мунлайт с грустной улыбкой смотрела им вслед.       — Он был бы хорошим отцом, если бы я не вышла за него замуж...       А? Что за?..       — «Был бы»? — спросил Антониус.       Бэтпони кивнула.       — Пожалуйста, откинь моё одеяло, — попросила она.       Так, теперь ситуация стала странной.       — Разве ты не можешь сделать это сама? — предложил он.       — Не могу.       Хм... Теперь, когда он подумал об этом, Мунлайт действительно почти не двигалась с тех пор, как он вошёл в комнату. Возможно, её состояние было более тяжёлым, чем он думал? Что ж, был только один способ выяснить это, поэтому космодесантник начал осторожно стягивать одеяло. Затем он увидел верхнюю часть её шрама и...       — Ограничители? Почему они удерживают тебя? Ты пыталась сбежать или что? — смущённо спросил он.       — Нет, конечно, нет, — ответила Мунлайт, — Ограничители не дают мне случайно распороть живот копытами, когда случается припадок.       Припадок? Что ж, так или иначе, по сути она была выпотрошена...       — Ещё в миске рядом с тобой лежит капа. К счастью, мне она больше не нужна. Хоть она мне и не нравится, но первые несколько дней капа не давала мне прикусить язык или испортить зубы.       Хм... Похоже, самое худшее при травме — это выздоровление. Про себя Антониус поблагодарил Императора за своё сверхчеловеческое строение тела.       — Не мог бы ты продолжить? — попросила Мунлайт. — Хотя должна признать, что это будет немного неловко. Особенно для меня.       Антониус стянул одеяло до конца.       Шрам выглядел так, словно какой-то безумец пытался разрубить её надвое — что, собственно, и произошло. Он начинался у края грудной клетки и заканчивался под хвостом. Шерсть вокруг шрама исчезла, как и типичная для пони складка кожи. Все, что когда-то было под ней, теперь тоже было едва узнаваемо.       — О боже, — прошептала Луна и быстро добавила, — Я имею в виду, всё не так уж плохо...       — Я изувечена, принцесса, — печально произнесла Мунлайт. — Я знаю. Но всё гораздо хуже. Мои внутренние травмы... Я никогда не смогу иметь ребёнка...       Мунлайт заплакала. Луна и Антониус молчали.       Как Астартес, он переходил от битвы к битве, от одной схватки к другой. Ему никогда не приходилось сталкиваться с последствиями тех сражений, по крайней мере в таком... личном масштабе. Что он должен сказать? Что можно сказать маленькой пони, чьё планирование семьи закончилось в мусорном баке — буквально?       К счастью, у Луны это получалось лучше, чем у него. Она взяла салфетку с соседнего столика, вытерла слезы Мунлайт, а затем прижалась к бедняжке.       — Спасибо, принцесса, — тихо сказала бэтпони, — Думаю, мне ещё нужно время, чтобы...       Она не закончила фразу, но в её глазах было почти паническое выражение. Вдобавок к этому шерсть на её животе начала топорщиться.       — Ну вот, опять начинается...       Через несколько секунд Мунлайт напряглась, дёрнулась в своих оковах и жалобно захныкала. Антониус много чего повидал, но должен был признать, что её мучения заставляли его чувствовать себя несколько... тревожно.       Как космодесантник переживал подобное? Так как он был Астартес, то знал, что боль — всего лишь иллюзия чувств. Конечно, во время процесса имплантации эта иллюзия была вполне реальной, но после боль стала скорее раздражающей, чем изнуряющей. Теперь, когда он подумал об этом, то понял, что с тех пор как стал Ультрамарином, он действительно серьёзно пострадал от этого чувства лишь на этой планете, поскольку во время своей службы он получал лишь незначительные травмы. Конечно, пони были более чувствительны.       Припадок длился несколько секунд, затем бэтпони снова расслабилась.       — Мунлайт, как часто у тебя бывают такие припадки? — обеспокоенно спросила Луна.       — Два или три раза в день. По сравнению с первыми днями сейчас они стали реже и менее интенсивными, — ответила кобылка.       — Разве они не могут дать тебе что-нибудь, чтобы облегчить боль?       — Только превратив меня в пускающего слюни овоща. Нет, спасибо, я предпочитаю боль.       Что ж, эта кобыла определённо обладала некоторой храбростью, но Антониус уже и так знал это.       — Не могли бы вы снять с меня ограничители? — спросила она.       — Извини, но разве тебе... Вроде как... Они же все еще нужны? — спросил он в ответ.       — Да, отчасти ты прав. Они действительно нужны, но теперь у меня есть по крайней мере шесть часов до следующего припадка. Всё это согласовано с доктором Кьюр.       Антониус и Луна освободили её и бэтпони снова осторожно укрылась одеялом.       Спустя некоторое время вернулись Блэквинг со Сторми и принесли с собой необходимую посуду. Мунлайт вела себя так, словно с тех пор, как они ушли ничего не произошло. Торт был поделен и они ели и болтали. Не удержавшись, Мунлайт откусила один кусочек.       Примерно через полчаса в палату вошёл Рэпид Кьюр.       — Здравствуйте, принцесса Луна, здравствуй Антониус, Мунлайт, Блэквинг и, наконец, Сторми, — поприветствовал он, — Прошу прощения, что пришёл только сейчас, но я был немного занят. Ну, Мунлайт, как ты себя чувствуешь?       — Очень хорошо, спасибо.       Луна посмотрела на неё немного скептически.       — Припадки были? — спросил доктор.       — Один, примерно полчаса назад.       Кьюр кивнул. Луна сделала то же самое, хотя и почти незаметно.       — Припадки? — обеспокоенно спросила Сторми.       — Да, но не волнуйся. Это звучит хуже, чем на самом деле, — тут же заверила её бэтпони. Можно даже сказать, солгала ей.       — Сторми, не хочешь побыть с Мунлайт и Блэквингом, пока мы с Антониусом немного поговорим с доктором? — спросила Луна.       — Хорошо, принцесса, — ответила Сторми, — Вы собираетесь говорить о взрослых вещах?       — Совершенно верно, — кивнула Луна и вышла из палаты.       Антониус и Рэпид Кьюр последовали за ней. Когда дверь закрылась, Луна повернулась к жеребцу:       — Доктор, расскажите честно о состоянии Мунлайт.       Откашлявшись, Доктор Кьюр сказал:       — Учитывая, через что ей пришлось пройти, она на удивление в хорошей форме. Полагаю, вас беспокоят припадки. Они начались в ночь после вашего отъезда. Должен признаться, что я никогда раньше не видел таких сильных припадков. Нам даже пришлось использовать ограничители, чтобы она случайно не поранилась. Вдобавок мы накачали её наркотиками, но нам пришлось использовать довольно большую дозу. Однако мы не могли постоянно поддерживать такой уровень лекарства, так как это повредило бы ей. К счастью, она предпочла более слабую дозу, даже если это означало, что ей придётся терпеть определённую боль.       — Эти припадки останутся?       — Возможно. Они становятся всё реже, но я не исключаю, что время от времени они будут проявляться. В данный момент Мунлайт имеет покой по крайней мере на пять с половиной часов.       — Вы уверены, что удалили всю порченную ткань? — спросил Антоний.       — На сто процентов. Как вы нам и сказали. И всё же это была очень тяжёлая рана. Такие эффекты не слишком удивительны, но их интенсивность неслыханна. Что ж, у нас раньше никогда не было подобных демонических ран.       — Полагаю, у вас нет специалистов по демоническим ранам?       Рэпид Кьюр невесело рассмеялся.       — Наш эксперт по демоническим ранам стоит прямо перед вами.       — Я думал, что твои познания о подобных повреждениях ограничены ранением Мунлайт, и то, что я тебе сказал... О, кажется я понял.       — Вот именно. Эти несколько искр знания и опыта делают меня экспертом, по крайней мере, в сравнении с другими врачами. Довольно нелепо, а?       Чёрт возьми, доктору нужна была моральная поддержка.       — Я уверен, что ты делаешь всё, что в твоих силах и поскольку Мунлайт, очевидно, находится на пути к выздоровлению. Думаю, ты действительно проделал хорошую работу, - сказал ему Антониус.       — Очень на это надеюсь, — ответил жеребец.       — Спасибо за откровенность, — сказала Луна, — Давайте вернёмся.       Они вернулись в палату. Быстро осмотрев Мунлайт, Рэпид Кьюр ушёл, чтобы продолжить свой медицинский обход.       Оставшись там, они составляли компанию обоим бэтпони, пока не пришло время ужина, затем Луна, Антониус и Сторми попрощались и покинули больницу.       — Интересно, есть ли здесь хорошие рестораны, — задумалась Луна, — Ладно, давайте сначала зарегистрируемся в отеле, а потом посмотрим.       Они вошли в отель и увидели знакомую кобылу у стойки администратора.       — Здравствуйте и добро пожаловать в гостиницу «Кольтпорт»! Что я могу сделать для... Принцесса Луна! Для меня большая честь видеть вас в нашем скромном отеле!       У Антониуса возникло ощущение дежавю.       — Я также приветствую вас, Лорд-командующий Варус, а также вас, Сторми Скай, — продолжила она.       Что ж, это было что-то новенькое.       — Мы ждали вас. Как и в последний раз, когда вы посетили наш отель, кобылка и ваш багаж уже в номере. Однако на этот раз у нас есть ещё один свободный номер для Лорда-командующего.       Луна повернулась к Антониусу:       — Хочешь собственную комнату?       — Не обязательно, — ответил он.       Луна снова повернулась к стойке:       — Одной комнаты для нас вполне достаточно. Не стесняйтесь сдать вторую кому-нибудь ещё.       — О? То есть, как пожелаете, принцесса. Могу я теперь показать вам вашу комнату?       — Мы были бы очень признательны. Кстати, не могли бы вы порекомендовать какой-нибудь местный ресторан?       — Что ж, у нас здесь нет модных ресторанов. Если вы готовы принять более «приземлённую» пищу, вы можете поесть здесь. Я с удовольствием подготовлю для вас стол.       — Благодарю. Пожалуйста, сделай это.       — На сколько пони?       — Ну, мы втроём, — немного смущённо ответила Луна.       — Ох, конечно! Ваш столик будет готов через несколько минут!       Кобыла ушла и Луна повернулась к жеребёнку:       — Ладно, Сторми, теперь давай умоемся, а потом будет ужин!       Через несколько минут они уже сидели за столом в столовой отеля. К ним подошёл жеребец с меню. Выбор блюд был не слишком большим, но, безусловно, интересным — по крайней мере, если вам нравились блюда с травой. Так вот что имела в виду кобыла со стойки, когда говорила про «приземлённую» пищу.       — Сэндвич с нарциссами и ромашкой звучит весьма неплохо, тебе не кажется? — спросила Луна у Антониуса.       — Вообще-то, не совсем. Я предпочитаю, чтобы цветы готовили с животными... И я имею в виду мясо!       — Не думаю, что ты его найдёшь в здешнем меню. Слишком мало туристов других видов.       — Верно. Думаю, хлеб и сыр тоже подойдут.       После ужина они вернулись в свою комнату.       — А теперь, что мы будем делать с оставшейся частью дня? — спросила Луна, — Есть идеи, Сторми?       — Нет, не особо, — ответила им маленькая кобылка, но при этом выглядела немного неловко.       — Что-то не так, Сторми?       — Нет, нет... Но, насчёт завтрашнего дня...       — Да?       — М-м-м... Я не хочу возвращаться в свой старый город. Это... пугает.       Что ж, её чувства были понятны — с её точки зрения. После всего, что с ней там произошло... Внезапно Антониусу пришла в голову идея.       — Сторми, ты бы хотела остаться с Мунлайт и Блэквингом в больнице?       — А можно?       — Не вижу для этого никаких препятствий. А ты, Луна?       — Нет, ничуть. Я уверена, им понравится твоя компания, — согласилась принцесса.       — Тогда, — улыбнулась кобылка, — Я останусь с ними. А теперь мы могли бы поиграть в настольную игру, которую я взяла с собой!       Ага, ещё одно сокрушительное поражение было неминуемо.       После игры они приготовились к ночлегу. Луна и Сторми заняли кровать, космодесантник сел рядом. Держа в лапках параспрайта, кобылка прижалась к Луне. Затем произошло нечто, удивившее Антониуса: Луна начала напевать, а потом тихо запела какую-то колыбельную. Пока Сторми засыпала под эти чарующие звуки, Астартес был совершенно загипнотизирован этим и уставился на Луну. По сравнению с ними, даже его собственное дыхание казалось хриплым и совершенно чудовищным.       Луна заметила, что привлекла его внимание и улыбнулась ему.       — Что-то не так? — мягко спросила она.       — Нет, — быстро заверил её Антониус, — Всё в порядке.       — Разве в вашем Империуме нет песен и музыки?       — Разумеется у нас есть песни — о великих подвигах, к примеру. Есть и другие виды музыки.       — И какую музыку вы слушаете?       — Грохот болтеров и рёв цепных мечей считается?       Луна скривилась.       — Нет, конечно. Это не музыка.       Антониус пожал плечами.       — Это зависит от вашего определения музыки. В ней определённо есть некий ритм.       — Думаю, мне больше нравится наша музыка.       — Хм... Возможно, она и лучше. Я конечно не музыкант, но должен сказать, что мне нравится твоё пение. Это... Как бы это выразить... Как-то... Красиво.       Луна слегка покраснела, сказав:       — Спасибо.       Затем она широко улыбнулась:       — Ты тоже хочешь колыбельную?       Эта мысль была настолько странной, что Антониус невольно усмехнулся.       — Нет, спасибо. Об этом мы можем поговорить позже.       На следующий день, после завтрака, они снова посетили палату Мунлайт. Бэтпони приветствовала их широкой улыбкой, но по-прежнему не шевелилась.       — Похоже, ты в хорошем настроении, Мунлайт, — сказала Луна. — Чувствуешь себя лучше?       — Хм, — ответила кобылка, — Припадок уже задерживается на несколько часов. Они и правда становятся всё реже.       — Рада это слышать, Мунлайт.       Теперь Луна сообщила обоим бэтпони:       — Сегодня мы с Антониусом собираемся посетить Надежду. Вы можете позаботиться о Сторми, пока мы не вернёмся?       Оба бэтпони улыбнулись.       — Конечно! — ответили они в один голос.       Теперь, когда Сторми была на попечении Мунлайт и Блэквинга, космодесантник и Луна попрощались и сели в свою колесницу. Надежда ждала их.       Добравшись туда, они сделали круг, прежде чем приземлиться на рыночной площади. Восстановительные работы серьёзно продвинулись — почти все воронки от болтов и следы поджогов исчезли. Теперь пони были заняты заменой верхнего слоя земли новой, чистой землёй.       Когда колесница коснулась земли, навстречу им вышла уже знакомая им кобылка-пегас.       — Принцесса Луна, Лорд-командующий Варус, для меня большая честь, что вы навестили нас, — поклонившись, поприветствовала их она, — От всех жителей Надежды я хочу поблагодарить вас за ваш героизм.       — Привет... Джентл Бриз, верно? — ответила Луна.       — Да, принцесса, — улыбнулась пегаска, поднявшись, — Я рада, что могу сообщить вам, что мы здесь делаем большие успехи!       — Кое-что мы уже видели. Действительно, хорошая работа. Жители Надежды могут гордиться.       — Спасибо, принцесса Луна. Могу ли я спросить, как дела у Мунлайт?       — Она на пути к выздоровлению. Ты знакома с ней лично?       — Нет, принцесса. Я знаю её только по газетным статьям. Но я хотела бы встретиться с ней лично и поблагодарить её за всё то, что она сделала. Как поживает Сторми Скай?       — С ней всё в порядке. Сейчас она с Мунлайт и Блэквингом.       — Рада слышать. Я знала её семью. Они действительно были хорошими пони.       После минутного молчания Джентл Бриз продолжила:       — Что ж, если хотите, я могу вам всё показать.       — Будь так любезна.       И вот так они прошли через Надежду. Луна поговорила с несколькими пони, поинтересовавшись ходом восстановления. Антониус держался позади, позволяя своему «начальнику» вести беседу. Единственный раз, когда ему пришлось принять более активное участие, это обсуждение, как избавиться от загрязнённой почвы. В итоге они договорились использовать смесь огня и магии, чтобы избавиться от загрязнения, а затем поместить её на специально созданную свалку. Как и Антониус, пони не желали рисковать.       Ознакомившись с работой, которую ещё предстояло сделать, они потратили большую часть дня, помогая там, где могли. Луна своей магией переносила внушительную нагрузку, в то время как вклад Антониуса состоял в основном из работы, подходящей для погрузочных сервиторов.       Когда ближе к вечеру они собрались уходить, Джентл Бриз снова подошла к ним:       — Простите, а можно мне поехать с вами в Кольтпорт? Я хотела бы поблагодарить Мунлайт.       — Конечно, собирайся и приходи как можно скорее, — ответила Луна.       — Спасибо! Я вернусь буквально через минуту!       Через несколько минут Джентл Бриз вернулась с седельными сумками. Они сели в колесницу и направились обратно в Кольтпорт.       Когда они прибыли, солнце уже садилось. Они немедленно отправились в больницу, чтобы навестить Мунлайт и Блэквинга и снова позаботиться о Сторми. Открыв дверь в палату, они увидели, что Мунлайт уже спит и она была не одна: Сторми тоже спала, прижавшись к её правой передней ножке. Блэквинг сидел на стуле, но его голова лежала на кровати Мунлайт. Спящий пони номер три.       — Жаль, что у меня нет фотоаппарата, — хихикнула Луна.       — Не вопрос, — сказала Джентл Бриз, достала фотоаппарат и сделала одну из самых очаровательных фотографий, которые когда-либо были сделаны.       — Мне нужна копия, — заявила Луна.       — Не вопрос, — с улыбкой ответила пегаска.       — Разбудить их или дать поспать? — спросил Антониус.       — Нет смысла будить Сторми только для того, чтобы уложить её спать в гостинице. Думаю, если доктор согласится, пусть спят здесь, — ответила Луна.       Они тихо закрыли дверь и стали искать Рэпид Кьюра. Найдя его, Луна спросила:       — Доктор Кьюр, мы только что посетили Мунлайт и заметили, что она заснула, как и Блэквинг со Сторми. Можно ли дать им поспать или нам следует взять Сторми с собой?       — Хм, я их уже видел. Можете дать им поспать, — ответил он. — Им определённо нужен крепкий ночной сон. Также вам не стоит беспокоиться о припадках Мунлайт. У неё уже был один около часа назад и вскоре после этого она заснула. Теперь, до следующего по меньшей мере часов семь. Я по-прежнему буду регулярно присматривать за ней.       — Припадки? — обеспокоенно спросила пегаска.       — Да... Джентл Бриз, верно? Мы осматривали вас, когда вы укрывались здесь.       — Верно, доктор.       — Вам не нужно беспокоиться о припадках. Они становятся всё реже.       — Слава Селестии.       При этих словах Луна кашлянула.       — Простите, принцесса, — быстро извинилась пегаска, — Это просто выражение.       — Неважно, — ответила Луна.       — Что ж, — высказался Антониус, — Тогда мы можем идти. Если Сторми проснётся и захочет увидеться с нами, проследите пожалуйста, чтобы её проводили в гостиницу.       — Хорошо, лорд Варус, — сказал Рэпид Кьюр.       Антониус, Луна и Джентл Бриз направились в гостиницу. После ужина пегаска заняла свободную комнату, изначально отведённую Антониусу, а Астартес с Луной удалились в свой номер.       — Смотри, Сторми оставила здесь своего параспрайта, — сказала Луна космодесантнику.       — Что ж, для объятий у неё есть Мунлайт и Блэквинг. Полагаю, это достаточная замена, — высказался Антониус.       — Надеюсь, тебе не нужна замена Сторми, — улыбнулась Луна.       — А?       — Ну, последние недели вы двое провели вместе. Это твоя первая ночь без неё. Разве ты не скучаешь?       Антониус задумался. Скучал ли он по Сторми?       — Хм, — задумчиво произнёс он, — Возможно, немного... Странно...       — И вовсе не странно. Я не проводила с ней столько времени, как ты и всё же должна признать, что тоже немного скучаю... Интересно, так ли чувствуют себя родители, когда их дети покидают дом?..       — М-м-м... Луна, мы ведь не её родители.       — Верно, но мы позаботились о ней. Поэтому мы своего рода заменяем ей родителей, особенно ты.       Антониус не ответил. Эта идея была... На самом деле у него не было слов, чтобы описать её.       — Ну... Я считаю себя скорее телохранителем... Плюс немного объятий... — наконец сказал он.       Луна улыбнулась.       — Ты гораздо больше, чем просто телохранитель. Кстати, как оцениваешь успехи Сторми? Она уже преодолела свою травму?       — Полагаю, не совсем, но она на очень хорошем пути. Любит проводить дни с Меткоискателями и вполне независима. Просто поразительно, как быстро вы, пони, приходите в норму.       — Тогда, быть может, пришло время вернуть её к более «нормальному» распорядку дня. Как думаешь, мы можем отправить её в школу?       — О, полагаешь, она ещё недостаточно травмирована? — усмехнулся Антониус.       Луна уставилась на него и недоверчиво спросила:       — Тони, серьёзно, что за школы у вас в этом твоём Империуме?       — Это должна была быть шутка. Думаю, она справится со школой. Если мы ошибаемся, то можем отменить это в любое время.       — Думаешь, это может быть необходимо?       — Мне просто нравится быть готовым к любому исходу.       — Тогда мы должны найти подходящую школу для Сторми, как только вернёмся в Кантерлот.       — Согласен.       На следующее утро Антониус и Луна вместе с Джентл Бриз снова посетили Мунлайт. Рэпид Кьюр также присутствовал. После того, как пегаска поблагодарила бэтпони и немного поболтала с ней, гостям из Кантерлота пришло время отправляться назад.       — Что ж, Мунлайт, Блэквинг, нам пора, — сказала Луна, — Надеюсь, ты скоро поправишься.       — Думаю, что да, — с улыбкой ответила бэтпони и повернулась к Рэпид Кьюру, — Но давайте спросим эксперта.       — Ваше выздоровление идёт хорошо, — сказал им доктор, — Если не возникнет никаких осложнений, вы будете дома ко Дню горящего очага.       — Отрадно слышать, — сказала Луна, — Ну что, Сторми, готова идти?       — Мне нужно собрать вещи, — заявила кобылка.       — Уже сделано, — ответил Антониус.       — Калги?       — Упакован в колеснице и готов к путешествию.       — Тогда... — сказала она и повернулась к бэтпони, — До свидания, Мунлайт, Блэквинг. С вами было так весело!       — С тобой тоже, Сторми, — улыбнулись оба бэтпони.       Попрощавшись, Антониус, Луна и Сторми сели в колесницу и отправились обратно в Кантерлот.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты