Машенька и Медведь

Слэш
R
Завершён
139
Пэйринг и персонажи:
Размер:
117 страниц, 20 частей
Описание:
— Даже не пытайся отвертеться. В этот раз участвуют все, даже те, кто не принимает участие в постановке. Так что, Лёлик, придется тебе провести эту ночь с коллективом. Тем более причина более чем уважительная, — она назидательно подняла указательный палец кверху, как бы призывая настоятельно прислушаться к ее словам. — И еще, я очень надеюсь, что ты, как и все остальные, подберешь себе карнавальный костюм. Так что, либо сам бежишь на склад, выбираешь и примеряешь любой или его подберу тебе я.
Примечания автора:
Обложка к книге: https://vk.com/photo451120937_457257408
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
139 Нравится 137 Отзывы 52 В сборник Скачать

Часть 3 Кто в теремочке живет?

Настройки текста
Ленька безучастно и словно в никуда, ни на чем не акцентируясь, не цепляя взглядом, смотрел в окно, не обращая внимания на сердитое сопение усача за рулем. Ему было абсолютно все равно, кто и что думает о нем, о его образе. Настроение было не то. Идиотский корпоратив, несвоевременное слияние — все это наложилось в жизни Леньки одно на другое, и как гигантский сэндвич придавило, не позволяя свободно вздохнуть. Так еще и денег осталось лишь на хлеб и молоко, а жить до зарплаты не много не мало почти две недели. И без того непраздничное настроение скатилось по шкале позитива куда-то за пределы нулевой отметки, напрочь выбивая желание куражиться. Мимо проплывали красочные, украшенные гирляндами и разноцветной, сверкающей в свете солнца мишурой праздничные витрины, мигающие огнями и шарами стильные елки — плод труда дизайнеров. Но при том, какие-то бездушные, безликие, похожие одна на другую, как будто сделанные под копирку. Никакого разнообразия, никакой индивидуальности. Ленька в этом году елку не приобрел, как, впрочем, и в прошлом. Не видел смысла тащить в дом дерево, чтобы через неделю вновь вытаскивать его на улицу. Да и что он ему даст этот Новый год — символический рубеж, дата в календаре, просто число? Далее последует обычный день, такой же как и все остальные в череде дней года. Превращенный в некий иллюзорный символ предстоящего чуда? Ведь и все дни перед ним были точно такие же. Возвеличили сказочного, вымышленного деда чуть ли не до канонизации и отплясываем танцы с бубнами вокруг дерева. Вздохнул. Как бы сейчас хотелось забуриться под одеяло с кружкой горячего какао… Скользящим взглядом провожал проплывающие мимо дома, укрытые сверкающими шапками свежевыпавшего снега, серебристую ленту дороги, исчезающую под капотом авто, поля укрытые девственно белым покрывалом. И откуда- то из глубины сознания рвалось вверх желание поверить. А вдруг… ~~~~~~~ — Бабуль…мам… я вот эту машину хочу, — нудел Лёнька, оглядываясь на красочную витрину с новогодними игрушками, среди которых на комках белой ваты и сверкающих снежинок стоял большой пластмассовый грузовик с ярким синим кузовом и желтой кабиной. Евпраксинья Апполинарьевна покрепче ухватила ладонь внука и прибавила ходу:  — Ох, Ленечка, нам бы с тобой амуницию осилить: брюки как на клоуне — едва колени прикрывают. На рубашке локти прохудились, да и ботинки протекают. Как будешь ходить? Зима ведь. Ноги промерзнут насквозь. И Лёнька понимал, да, надо. Но так хотелось… Чего? Да чего-то простого, незамысловатого, вон как та машинка, которых у него никогда и не было. Шмыгнул носом. Всегда была нужда в чем-то другом, более приоритетном, необходимом на более долгий срок, а ему хотелось простого сиюминутного счастья. Но, нет… счастье в этой жизни не для него… ~~~~~~~~  — Приехали… — ворвавшийся в воспоминания голос заставил вздрогнуть. Ленька огляделся, поправил парик, шапку. Машина стояла на занесенной сугробами проселочной дороге. Слева, как пряничные домики, закопались в сугробы низенькие строения Фомино, справа — ровные ряды улиц дачного поселка с одноименным названием. Словно вычерченные по линейке улицы разнокалиберных особняков, от простеньких и незамысловатых теремов в два-три этажа, до величественных замков за высокими каменными заборами. У Васнецова заскребло в груди: неприятно, с кровавыми полосами изнутри. Зачем он здесь? Ради какой такой радости? Чтобы посидеть в стороне, пока шальные во хмелю сотрудники отплясывают? Нашел бы он себе работу. Пусть не в холдинге, в другой компании, столица — не маленький провинциальный городок. Здесь при желании работу найти не проблема. Блин…  — А что до места не довез? — Лёнька склонился, снял варежки, сцепил замерзшими пальцами ручки сумок и открыл дверь.  — Нечищено, застряну, потом кто меня вытаскивать будет? — бубнил водила с переднего сидения. Ленька вылез, на эмоциях хлопнул дверью и пошел по направлению к дачам Фомино. Сзади зафыркал карбюратор, зачихал движок, надсадно закашлял и дернул с места в разворот авто таксист, глухо ударил бампером в сугроб, заходя на разворот и надсадно взревел, закапываясь в снег. Нетерпеливо щелкнула дверь и раздался похожий на крик петуха голос водилы:  — Эй, пацан! Погоди… толкни! Лёнька обернулся, взяв обе сумки в одну руку, стянул зубами варежку, сунул в карман и, показав водиле средний палец, отправился дальше. На лицо против воли наползла улыбка: «Сука, ради такого стоило и потерпеть замерзшие пальцы. Ничо… отогреет» **** В дачный поселок Фомино можно было попасть с двух сторон. Со стророны деревни: вход за огороженную территорию преграждала цивильная небольшая калитка, всегда открытая, чтобы местные сельчане могли реализовать свою продукцию — выращенные собственным трудом овощи и фрукты. Судя по всему, торговля шла «на ура», потому как деревенька выглядела аккуратной и достаточно зажиточной — небольшие теремки, каменные похожие друг на друга как близнецы коттеджи, аккуратные палисадники под окнами, с оградой из покрашенного в синий и зеленый штакетника. Еще был один въезд на территорию Фомино со стороны ЖД разъезда, там где речку Фомку пересекает высокий благоустроенный, каменный мост. Там же расположен и шлагбаум, и пост охраны, где Васнецов и должен был предъявить пропуск. Но все это ему придется узнать позже, а пока он отсчитал «третью Садовую» от заезда и выхватил глазами пятый дом. Пятым по счету оказался терем — дом мечты, в который Васнецов просто влюбился, с первого взгляда. Разноуровневый, из пропитанных специальным составом светлых бревен он выглядел как сошедший с картинки детских сказок маленький дворец. Не слишком большой, всего в два этажа с высоким крыльцом и резными перилами, опирающимися на витые столбы. С башенкой по левую руку от крыльца, ажурным деревянным кружевом по фронтону и широким балконом на первом этаже — дом прятался за высоким каменным забором. Закралась было мысль, что он ошибся адресом. Нахмурился, мысленно отсчитывая улицы. Нет, так и есть — третья Садовая. Тем более, название было написано на табличке, прикрепленной к воротам самого первого дома на улице. И дом пятый от заезда. Он подался чуть назад просматривая улицу. Все верно, пятый… Лёнька захлопнул рот, смахнул тыльной стороной ладони каплю пота, побежавшую по щеке, и подхватил сумки, которые едва не выронил, увидев это чудо архитектурной мысли. Поправил раздуваемый ветром маскарадный костюм и направился к широким железным воротам, сбоку к которым притулилась резная калитка с кованым цветочным орнаментом по основному полю. Васнецов всегда, сколько помнил себя, бредил сказочными теремами, которые так часто и с восхищением в глазах рассматривал на картинках детских сказок. А тут прямо сошедшая со страниц картинка и не нарисованная, реальная, пусть и не сказочный терем старика Мороза, но отдает теплом и уютом. Сквозь орнамент на калитке был виден заметенный снегом двор, узкая дорожка к крыльцу и красавица голубая ель под башенкой на втором этаже. Видимо, окно спальни— непривычный и довольно сложный элемент для бревенчатого дома. В Лёньке проснулся спортивный интерес. Зудело под ложечкой — не ошибся ли? Осмотрел дом еще раз, пытаясь угадать следующие помещения. Окно над предполагаемой кухней он бы отнес к хозяйской спальне, а вот окна за широким балконом слева — гостевая спальня или детская. Васнецов попрыгал у ворот — ноги промерзли и уже потеряли чувствительность. Колени тоже стучали друг о друга, словно две ледяные сосульки, посиневшие. Чулки, казалось, придется отдирать от ног вместе с кожей.  — Эй, Матвеева! — скакал Лёнька. — Принимай багаж! Он уцепился замерзшими пальцами за петли ручек маечных пакетов, подпрыгивая с ноги на ногу, и едва не свалился— ручки оборвались. Калитка оказалась открыта, а сумки, выпавшие из рук, грохнулись оземь, частично вываливая содержимое. Выругавшись, он бросился собирать сувениры. Камеры на фронтоне почти бесшумно повернулись и уставились на него. Занятый «суперважнецким» делом Лёнька их не заметил и, втянув пакеты во двор, попятился к крыльцу.  — Матвеева, ну где ты там? Я промерз до соплей, пока тащил эти сумки от самой трассы! Он запыхавшись, резко выдохнул, поправил шапку сползшую на глаза и разогнулся. Воздух застрял в легких твердым колючим комом, словно проглоченный впопыхах снежок. Лёнька едва не заорал, теряя равновесие и ощутимо приложился задом, о деревянные ступени крыльца. На дорожке, у самой калитки стоял огромный… волк? «Да нет, не может быть»… Отмечая уши торчком и колечком хвост. Пес оскалился, зарычал.  — Мама… — попятился на пятой точке, забыв и про мороз и про костюм Белоснежки, попой натирая присыпанные снегом ступени. — Хорошая собачка. Ты ведь пропустишь меня? Пес не двигался, исподлобья глядя на незваного гостя. Васнецов мог поклясться чем угодно, да хоть Святыми мощами Сергия Радонежского, что, зайдя, он оставил калитку открытой, а пса и близко не было. Однако сейчас тот сидел на дорожке, а дверца была закрыта. «Вот тебе и сказочный теремок! — сокрушался он, втаскивая сумки в дом, — Как теперь выйти и где Матвеева?» Естественно, поныть над своей горемычной судьбой — дело святое. Но это можно сделать позже. Тем более теперь, когда он подвел всех, а это он мог сказать со стопроцентной точностью, можно уже успокоиться и никуда не торопиться. То, что он определенно лоханулся и каким-то образом попал не в тот дом, он понял едва осмотревшись. Теремок был уютным, и таким же светлым изнутри, как и снаружи. Без особых изысков и пафосных деталей в интерьере. Кухня, полностью укомплектованная бытовой техникой. Добротная мебель цвета орех — простая, но качественная. Стол и шесть стульев вокруг ближе к окну. На столе кувшин ни то с морсом, ни то с компотом. У входа — гардероб с ростовым зеркалом. На полке внизу высокие шнурованные ботинки, вроде берцев на меху. Из комнаты справа веяло теплом. Простая обстановка, атмосфера домашнего уюта — все твердило о том, что никакого корпоратива здесь не ожидается. Васнецов заглянул в соседнее помещение, снимая на ходу куртку, и сапожки. «Комнатка такая же, гостиная…» — определил он. Диван и два глубоких кресла, низкий столик на широких ножках, плазма на стене перед ним, а слева камин, в котором весело потрескивали дровишки.  — Ау, хозяева! — крикнул Лёнька, так, на всякий случай, подсознательно будучи уверенным, что в доме никого нет, и помчался к камину отогреваться. Опустился на пушистый цвета кофе с молоком ковер и вытянул к огню ноги и руки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты