baby?

Слэш
NC-17
Закончен
305
автор
Размер:
Драббл, 14 страниц, 2 части
Описание:
kitty gang!jimin x agust d

блядские колготки в крупную сетку выглядывают из-за пояса его high-waist скинни джинс, а розовые патлы обрамляют его ангельское личико. у него на ужин каждый вечер клубничный чупа-чупс, а между ног – отсасывающий ему любимый омега, шипящий и грозящий укусить его за яйца каждый раз, когда наманикюренные чиминовы пальцы слишком грубо тянут за выбеленные пряди.
Примечания автора:
аттеншн! актив – чимин, пассив – юнги;

планируется как сборник не связанных друг с другом пвпшных (или не очень) драбблов в этой вселенной.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
305 Нравится 19 Отзывы 81 В сборник Скачать

2. noona?

Настройки текста
- ну, малышка, покажись мне уже, - мурлычет удовлетворенно чимин, сидящий в обтянутом кожей кресле. он невинно прикусывает пухлую нижнюю губу и подпирает тыльной стороной ладони подбородок, вглядываясь в темноту коридора, ведущего к спальне. юнги в это время стоит за поворотом в гостиную, сжав зубы до скрежета и держа подол юбки обеими руками. он почти физически чувствует, как его достоинство оказывается униженно, хотя он еще даже на глаза паку не попался. тут, однако, уже ничего не попишешь - чимину на сегодняшнее задание нужна напарница, а таковых в его окружении маловато. джиу оказалась слишком занята, а дахен пак совсем недавно задел по своей неосторожности, потому юнги прекрасно понимает, почему она проигнорировала его просьбу о помощи. именно по этой причине - потому что чимин заваливает подчиненных работой и не умеет следить за языком, - юнги вынужден был втиснуть ноги в капроновые чулки и затянуть на талии корсет (все-таки, его мужское, хоть и омежье, телосложение может его выдать с потрохами). заранее же пришлось спиздить у чимина его косметику и провести сорок минут перед зеркалом в попытках нарисовать блядские стрелки по туториалам на ютубе, и хотя чимин скулил и скребся в дверь с предложением помочь, юнги рявкнул на него, и это заставило его уйти. но все это это еще полбеды, потому что в протянутом чимином пакете оказалась одолженная у джиу юбка - черная, не достающая юнги и до середины бедра и стремящаяся при каждом движении задраться, демонстрируя кружевные оборочки пошленьких чулок. юнги ненавидит это все. дополнение ко всему пиздецу - топик на бретельках, и юнги клянется, что он выглядит ужасно на его плоской груди. потому, выходя из ванной, он хватает с вешалки в прихожей свою косуху, чтобы хоть немного прикрыть плечи и отсутствие женского бюста. - я слышу, как ты злобно пыхтишь, - снова раздается мягкий голос чимина, вырывающий юнги из своих размышлений. у него, блять, дрожат коленки от предстоящего позора. иногда он думает, что, выиграй он тогда, год назад, парочку секунд, убийство чимина было бы проще, нежели то, что ему предстоит пережить этой ночью. впрочем, юнги внезапно встряхивает коротко остриженными волосами, напоследок поправляя парик, и в последний раз одергивает подол юбки. да пошло все, чего там пак не видел. и он наконец появляется в искусственном свете гостиной, притворяясь, что невероятно занят прочтением несуществующих сообщений в kakao, чтобы только не видеть, как губы альфы складываются в ухмылку. - давай сам шевели булками и собирайся быстрее, - рычит мин, усаживаясь на диван рядом с паком и кидая быстрый взгляд на него исподлобья. вопреки ожиданиям, чимин по-детски (ну конечно, он имеет привычку вести себя как молокосос в подобных ситуациях) округляет в форме буквы “о”, а затем снова улыбается в привычной манере - когда глаза его превращаются в две щелочки, а улыбку обрамляют ямочки на щеках. юнги только фыркает, снова встряхивая головой, и утыкается в экран телефона, предусмотрительно закинув ногу на ногу. чимин оказывается очень наблюдательным. он ведет внимательным взглядом вверх от кончиков пальцев ног до бедер и замечает, как от последнего движения показывается кромка черных чулок, контрастирующая с кожей омеги. это заставляет его член заинтересованно дернуться, но он понимает - задание. у них мало времени, и это очень сильно расстраивает. потому чимин лишь дует губы, видя отстраненную холодность мина, и снова урчит, резко хватая парня поперек талии и укладывая голову ему на колено. - юнджи… юнджи нуна-а… - ноет пак, когда юнги вскрикивает от такого внезапного посягательства на свое личное пространство. разъяренный взгляд темных глаз старшего устремляется вниз, на лицо пака, и смотрит юнги так, будто как минимум собирается прожечь в нем дыру, - нуна такая красивая сегодня… пак хитро улыбается и осматривает преобразившееся лицо своего омеги. подчеркнутые небрежно выполненными стрелками глаза стали еще сильнее похожи на лисьи, а надутые губы покрыты вишневым тинтом и бесцветным блеском. картину завершают обрамляющие его лицо короткие волосы, и чимин испытывает острую потребность коснуться. он тянет руку к кончику обособившейся от остальных прядки и мгновенно схлопотывает звонкий шлепок по пальцам. - за что?! - хнычет чимин, принимаясь трясти рукой, чтобы хоть немного облегчить жжение от удара, - ты меня не любишь, юнджи нуна? - это было второе предупреждение. - а первое когда было?! - когда я ментально наслал на тебя проклятье. не трогай, оно и так мне мешается пиздец как, - юнги морщится и привстает на секунду с дивана, поправляя юбку. чимин ухмыляется в этот раз шире. - ладно, я не буду трогать больше. но можно спросить? - ну? - а трусики ты тоже надел? лицо юнги вспыхивает, и у него появляется желание надрать чимину его бесстыжий зад, когда тот оскаливается. да пошел он нахуй.

***

- только после тебя, нуна. - пошел нахуй, пак, - шипит юнги снова, когда чимин услужливо открывает для него дверь новенького porsche carrera. сегодня они решили обойтись без лишних людей рядом, чтобы не привлекать к себе много внимания. их цель довольно примитивна по сравнению с предыдущими, и все, что нужно для поимки - жертва в виде пары очаровательных женских ножек. юнги снова пытается сесть так, чтобы ткань блядской юбки не мешала ему существовать, а в это время пак усаживается рядом, за водительское сидение, и сверяется с наручными часами. он тоже выглядит достаточно необычно для него - обыкновенно живущие своей жизнью волосы сегодня уложены гелем, макияж ограничен подкрашенными бровями и базовой гигиенической помадой. словом - чимин подчеркнул все, что в нем есть от альфы, стал идеальным спутником для своей прекрасной дамы на эту ночь. когда их машина выезжает с подземной парковки и выруливает на трассу, снаружи уже смеркается. юнги прислушивается к тихому тиканью поворотников, а затем чимин включает музыку. – нервничаешь, котенок? – в его голосе привычная хрипотца, которая появляется, когда он просыпается утром или просто долго молчит. юнги предпочитает молча пожать плечами и уставиться в окно. спорткар несется по дороге так гладко и быстро, что дух захватывает от сменяющихся за окном пейзажей, а чимин – хороший водитель, который не заставляет своего драгоценного пассажира переживать. – что произошло между тобой и дахен? – интересуется юнги, не отворачиваясь от окна. до его уха доносится тихий смешок альфы. он потешается? – я сказал, что не могу убить ее бывшего за то, что он изменил ей с ее лучшей подругой. настает очередь юнги прыснуть. – постой, она говорила только об убийстве бывшего ? – мхм. ни слова о подруге, если ты об этом. – в таком случае, я бы тоже послал тебя нахуй. за измену я бы отрезал яйца и обернул их вокруг его шеи, чтобы на них же подвесить, – тон голоса юнги такой решительный и мрачный, что это заставляет чимина бросить на него наполовину опасливый, наполовину встревоженный взгляд, – расслабься, мелкий, если бы от тебя пасло другим омегой, я бы уже давно это с тобой сделал. наступает недолгая пауза. – постой, или ты уже… – нет! приподнявшийся на сидении юнги медленно расслабляется. они снова молчат, и салон наполняет лишь звучание незамысловатой мелодии. чимин чуть прибавляет громкость, когда она сменяется на более глубокую и оттого более чувственную. (chase atlantic – into it) убрав руку с панели управления, чимин кладет ее на колено омеги, продолжая вести автомобиль одной рукой. юнги отрывает взгляд от сменяющихся за окном пейзажей. он смотрит сначала на ладонь, обжигающую прикосновением прохладную кожу его бедра, а затем переводит взгляд на профиль своего парня. подсвеченный бликами утекающего за горизонт солнца, он выглядит почти нереальным. его медовая кожа приобретает тот особенный оттенок, резко контрастирующий с белым воротником рубашки. юнги поддается и раздвигает ноги чуть шире положенного, позволяя ладони соскользнуть на внутреннюю сторону своего бедра, прямо туда, где кромка чулок граничит с его голой кожей. – юни, котенок, сведи ножки обратно, иначе я прямо сейчас трахну тебя на заднем сидении и мы провалим миссию, даже ее не начав– спокойно говорит чимин, и ни один мускул на его лице не дрожит, когда он, в противовес своим словам, касается кожи кончиками пальцев, а затем сжимает мягкое бедро до отпечатков-полумесяцев ногтей на коже. юнги изучает контраст оттенков подобно художнику. на самом деле, он залипает, и ему вкатывает та невозмутимость, с которой чимин продолжает смотреть на дорогу. он ни на секунду не теряет бдительности. – да ты просто кинковая сучка, готовая променять хороший трах на что угодно, признай это. –делай, что я сказал. он хочет, чтобы юнги послушался хотя бы сейчас, а юнги нравится быть плохим. он знает – это отвратительная идея, особенно учитывая скорость, на которой они несутся по четырехполосной и пока что пустой трассе, на которой в любой момент может появиться другой автомобиль. но он зажимает чиминову ладонь между облаченных в черный капрон бедер и запрокидывает голову, облегченно выдыхая. – нуна ведет себя как капризная и плохая девочка. отпусти мою руку. юнги лишь сильнее сжимает ноги вместе и низко стонет, когда пальцы чимина принимаются дразнить его через ткань кружевных трусиков. головка, беспокоящая юнги все это время своим трением о кружево женского белья, снова напоминает о себе, и дополнительное трение заставляет юнги болезненно замычать, когда пак оттягивает кружево в сторону одним пальцем и, судя по звуку, слегка надрывает его. громкий и абсолютно бесстыжий стон слетает с губ омеги. — блять, я что сказал сделать? — рычит чимин. ему сложно следить за дорогой в таком положении, но яйца уже звенят от желаемой разрядки, – только посмей кончить сейчас. моя малышка хочет ходить в клубе в мокрых трусиках и юбке? – отрицательный кивок со стороны омеги, – тогда слушайся и делай, что я говорю. (chase atlantic – into it)

***

(far east movement – like a g6 (slowed + reverb+ bassboosted)) юнги, блять, ненавидит клубы. когда он только стал уличным подростком (сразу после своего побега), приходилось частенько проводить там вечера в попытках толкнуть кому-то дешевый наркотик, позднее – чтобы найти хоть какую-то работенку в попытках перебиться в течение недель трех, пока его снова не выкинут, как выкидывают шавку на обочине. он и подумать не мог, что окажется в таком месте снова. только теперь он не в прокуренном тесном клубешнике родного тэгу, а в элитном ночном клубе среди сеульской золотой молодёжи. он более не побитый жизнью мальчишка мин юнги, а ищущая лучшей жизни студентка мин юнджи. они проникают внутрь без особых проблем. у чимина куча полезных знакомств, и раздобыть приглашение на вечеринку не стоило больших усилий. амбалы-охранники без сомнений расступились, пропуская пару внутрь, и чимин предусмотрительно уходит наверх, напомнив юн(дж)и детали их плана. оставшись наедине, мин усаживается за барную стойку. ему следует создать видимость обыкновенного отдыха одинокой молодой девушки – выпить парочку алкогольных коктейлей и (несмотря на то, что ему сложно напиться) изобразить легкую эйфорию от выпитого. его жертва уже появляется в поле зрения, и когда юнги со скучающим видом поправляет бретельки своего топа, спуская куртку так, чтобы оголить изящные руки, голос слышится слишком близко. – водки, – парень, на которого чимин точит зубы уже полгода, перегибается через стойку, чтобы бармен смог услышать его за гремящей на танцполе музыкой. юнги понимает – нужно действовать сейчас. небольшая рация, прикрепленная к поясу юбки, наготове на случай, если что-то пойдет не так. но… он действительно забирает свою рюмку и, осушив ее, снова сливается с толпой. блядство, он не клюнул. будь чимин рядом, точно ухмыльнулся бы гаденько. но чимин, вообще-то, ждет его с этим мерзким типом наверху, в комнатах, отведенных под плотские утехи. потому юнги переходит к тяжелой артиллерии. осушая еще одну маргариту, он поправляет непривычно длинные волосы и скользит вслед за ним в толпу. оказывается не так сложно влиться и подстроиться под ритм беспорядочно движущихся тел. он бесстыже гнется в простом танце под увесистый бит, и будто совершенно случайно оказывается под боком у того, кто сегодня сдохнет от руки его парня. юнги прикрывает глаза, и светодиоды отражаются на внутренней стороне его век. он ведет по своему телу руками, как бы невзначай приподнимая кончиками пальцев блядскую короткую юбку. пускай видит, этот похотливый ублюдок, а юнги не нужно открывать глаза, чтобы знать, что он на самом деле выглядит хорошо, танцуя под попсовый бит. и подтверждение не заставляет себя ждать в лице опустившихся на талию двух тяжелых юношеских рук. – для кого-то танцуешь? или ты бестия, которая заманивает в свое логово и убивает? – шепчут куда-то в область шеи. юнги хочется улыбнуться победно, и он себе в этом не отказывает. юнги поворачивает к нему только голову, одаривая его полуулыбкой, и обвивает его шею рукой, не прекращая танцевать. (far east movement – like a g6 (slowed + reverb+ bassboosted))

***

– это определенно какая-то ошибка, я не был там! – отдавай, или я размажу твои мозги по стенке, и нам обоим уже будет абсолютно насрать, – раздается усталый голос чимина, и он со звонким щелчком спускает предохранитель. в то же время он качает головой юнги, чтобы тот тоже выходил из образа. и он кивает головой в ответ, ловко выудив из-за пояса юбки небольшой кинжал. он нежно обнимает рукой за шею мальчишку, имя которого забыл сразу после знакомства. сразу после – приставляет механическую рукоять к чужой шее, прямо туда, где выступила от напряжения артерия. – нуна! что ты делаешь?!–почти взвизгивает пацан, принимаясь копошиться в смертельных объятиях «девушки». но она лишь прижимает рукоять сильнее и хихикает – так же, как когда альфа пытался поцеловать ее на танцполе после недолгой беседы, но она лишь обвела его вокруг пальца. – делай, что говорит чимини, и выйдешь отсюда живым. в противном случае – движение моих пальцев – и ты не жилец, – говорит юнги непринужденно и ласково, словно ничего не поменялось и обстановка не подразумевает ничего необычного. они оба – и юнги, и чимин – упиваются страхом пацана, и юнги действительно радуется, когда тот наконец тянется в карман и швыряет флэшку куда-то под ноги чимину. он не в настроении сегодня видеть, как разлетаются черепушки или льет фонтаном кровь из чьего-то горла. мальчишка все равно умрет раньше, чем выйдет из этого клуба. у него за щекой – переданная ему в поцелуе с юнджи нуной крошечная стеклянная капсула цианида, которую тот раскусит, сам того не заметив.

***

(wayv – lovetalk (c a r e f f e c t)) их тяжелое дыхание остается на окнах машины в виде испарины, из-за которой едва ли видно происходящее снаружи. только – неотчетливо – очертания светлячков фонарей и блин полной луны. но их заботит вовсе не это. – нуна такая плохая девочка, да? чимин укладывает его на заднее сидение, располагаясь между его раздвинутых ног. и юнги не возражает, позволяя задрать юбку, лицезреть сквозь полупрозрачную ткань белья свой стояк и гладить, сжимать и снова гладить свои ноги. блеск на его губах размазался от неосторожных поцелуев, а еще он по неосторожности своей смазал макияж глаз. чимин находит это возбуждающим и поднимает одно облаченное в капрон бедро себе на плечо. он рассыпает на внутренней его поверхности поцелуи, заставляя юнги требовательно прохрипеть, прося большего. он не жалеет ни капли, когда нарочно подцепляет ногтями чулки и слышит, как рвётся тонкая их ткань, являя ему некоторые участки кожи юнги. сам мин же под ним как-то страдальчески хнычет. – что, малышке жалко своих чулок? не переживай, я куплю тебе еще одни новые. или не одни. – блять, заканчивай болтать и вставь мне, – ноет юнги, капризно дернув закинутой на плечо чимина ногой. он гнет спину и ерзает нетерпеливо на сидении спиной, и чимин просто не имеет права ему отказать. он тянет такую бесполезную ткань трусиков вниз, стягивая их с щиколоток и отбрасывая куда-то под сидение. напряженный член омеги обдает волной холодного воздуха и он глухо мычит, обхватив его ладонью у основания. чимину это, однако, нравится меньше, и теперь он шлепает юнги по ладони наотмашь, заставляя всхлипнуть. – за что? – за то, что ты не слушаешься меня, – резонирует пак, но почти сразу наклоняется к чужому лицу. он нежно заправляет прядь волос за ухо и лижет ушную раковину, – юнджи… моя девочка. как бы он ни не хотел этого признавать, юнги любит нежного чимина так же сильно, как и свирепого и озверевшего. он настоящий – такой, каким и бывает обыкновенно с юнги, несмотря на свой невыносимый характер. и такое прозвище заставляет юнги приоткрыть глаза и осмотреть нависающего над ним пака снизу вверх. – твоя девочка хочет твой крепкий член в заднице, и если она его не получит, будет очень плохо… чимин усмехается и чмокает сладкие губы в последний раз, в то же время впиваясь пальцами в аппетитную ягодицу мина. – это угроза, малышка? не дожидаясь ответа, пак тянется в задний карман своих брюк и выуживает пакетик со смазкой. юнги ждет, что тот достанет еще один фольгированный квадратик – с презервативом, но пак лишь надрывает зубами один-единственный и выливает субстанцию на свои пальцы. – где гондон, пак? – спрашивает юнги, возможно, резковато, но с ленцой в голосе. – дома, – отвечает тот просто, не отвлекаясь от своего занятия. и ему совершенно не стыдно врать, – перевернись на живот, котенок, не хочу делать тебе больно. юнги шипит, и непонятно, от злости ли или от волны захлестнувшего его возбуждения. в последний раз, когда пак трахнул его без презерватива, он заткнул его задницу пробкой и заставил ходить так до вечера, держа его сперму в себе. юнги думал, что это отвратительно, а потом с восторженными криками ерзал на его лице, пока чимин вылизывал его тем вечером. в реальность возвращает то, что не дождавшийся смены позиции чимин самостоятельно утыкает его носом в сидение, а также нежное прикосновение мокрых пальцев альфы к сжимающемуся сфинктеру. он проталкивает средний внутрь, и юнги поджимает пальцы ног от дискомфорта, вцепляясь ладонью в обивку сидения. – сейчас будет полегче, малышка, – шепчет успокаивающе чимин. и юнги знает, что будет, но сейчас его это не успокаивает. он дышит тяжело и отрывисто, вздергивая задницу повыше в воздух. действие не укрывается от чимина, и он оставляет на правой половинке смачный шлепок, который тут же заглаживает. палец все еще движется в юнги с трудом, и это вырывает тяжелые вздохи из его груди. когда, наконец, чимин может добавить второй палец, становится намного легче. тело снова привыкает к тому, чтобы принимать, и юнги поднимается на локтях, чтобы обернуться через плечо и встретиться взглядом со своим альфой. – детка? – свободная рука чимина гладит бедра омеги, такие красивые в рваном капроне. это успокаивает. спустя еще несколько минут вздохов и мычания, когда угол был наиболее подходящим, чимин наконец вынимает из него пальцы. это заставляет юнги замычать и качать бедрами из стороны в поисках чего-то, что может сию минуту заполнить пустоту. движение забавляет чимина, и он оставляет еще по шлепку на ягодицах – чтобы не дергался и дождался, пока пак разберется с ремнём, но это оказывает совершенно противоположный эффект. – лежи спокойно, малышка, и жди член, как следует, — пресекает начавшееся снова нытье юнги чимин. на самом деле, если юнги чего-то хочет, он либо расшибется лбом об стену и получит это (если это зависит от него), либо ноет и просит (если это что-то, касающееся чимина и его пальцев/члена/языка в нем). альфа не тратит времени на то, чтобы избавиться от штанов полностью. он лишь расстегивает их и спускает с бельем до середины бедра, тут же притягивая к себе юнги за задницу. он натягивает его медленно, и оба они стонут в унисон – это приятно после вечера воздержания. бедра чимина шлепаются о задницу юнги, и он устанавливает ритм, с которым это происходит снова и снова. одной рукой чимин хватается за юбку, задирая ее так, чтобы ничего не укрылось от его бдительного взгляда, и чтобы проще было регулировать темп. юнги снова ноет, уткнувшись носом в обивку сидения и отклячив задницу подобно заправской шлюхе – чимин любит это в нем. то, как он сначала ведет себя по-сучьи, а потом все равно принимает член, как полагается хорошему мальчику. то, что головка члена проезжается по чувствительной железе, знаменуется прошившей тело омеги дрожью (чимин хорошо ее ощущает) и криком, застывшим в горле юнги. чимин притягивает его задницу ближе и увеличивает темп, беспощадно терзая тело своего партнера и натягивая его по самые яйца, до хриплых стонов и скрипа качественных сидений. чимин не может потянуть его за волосы, но зато может обхватить поперек груди и притянуть к себе. – альфа повяжет свою детку так, как она этого заслуживает… – он лижет заднюю сторону шеи, где волосы уже мокрые. юнги стонет как-то рвано и опирается ладонями о стекло автомобиля, оставляя следы на плотно покрывающей его испарине. чимин всегда исполняет свои обещания – ноги юнги подкашиваются, когда он чувствует, как пальцы альфы сильнее сжимаются на его бедрах – инстинктивно, конечно, – а его задницу толчками наполняет густое семя альфы. узел разбухает в нем почти сразу, и тяжело дышащий сзади чимин откидывает взмокшие волосы назад, беря передышку. – иди ко мне, котенок. он тяжело валится на сидение, усаживая повязанного омегу сверху, и от смены позиции последний снова мычит. чимин закусывает губу и обхватывает своей небольшой для альфы ладонью член юнги, помогая ему дойти до разрядки, и через несколько секунд он болезненно вскрикивает от гиперчувствительности, и тугие струи спермы окропляют животы их обоих. (wayv – lovetalk (c a r e f f e c t))

***

– блять, чимин… – зовет шепотом юнги через несколько минут. они все еще повязаны, и любое движение отзывается дискомфортом в мышцах. уставший чимин сонно мычит, все еще поглаживая бедра своего омеги. – да, малыш? — поцелуй в плечо. – мы похерили юбку и топ джиу. – купим новое. в конце концов, это было горячо, согласись. юнги надувается и молчит. чимину стоит лишь вскинуть бедра, чтобы вырвать из него короткий стон, и он со смехом уворачивается от грозящего его поцарапать юнги. черт, он так любит свою детку.
Примечания:
корочеее вооот
я внезапно увидела то видео с юнджи, и мне, видимо, нагрело голову, раз я это сделала, но вот, как-то так
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты