Double game

Джен
R
В процессе
46
автор
Размер:
планируется Макси, написано 360 страниц, 27 частей
Описание:
Генри Стикмин и Элли Роуз — одни из многих новобранцев Топпата, которому удалось, пусть и с потерями в личном составе, запустить свою орбитальную станцию. Находясь вне досягаемости всех Правительств, преступный клан может чувствовать себя в безопасности, проводя множество удачных рейдов. Но есть одно небольшое «но» — на станции находятся два агента Правительства, задачей которых является её уничтожение.
Посвящение:
Лере-Холере-Заразе, что выслушивала мои зарисовки и была первым читателем. Спасибо большое за поддержку!
Примечания автора:
Данная работа не претендует на звание серьёзной и жутко реалистичной. Тут я просто отдыхаю, хотя сюжет какой-то да есть. Но упор в этой ау всё-таки куда больше на взаимоотношения персонажей. А ещё тут не всё "хиханьки-хахоньки", зная себя, могу уверена сказать, что острые моменты будут

Upd за 23.03.2021: ребят, я немного просчиталась в силе своей любви к сложности сюжетных линий. Единственное, что я могу сказать: «Заходи — не бойся, уходи — не плачь».

Моя группа вк: https://vk.com/soniowl

Альбом (спойлеры!): https://vk.com/album-189375389_277338527
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
46 Нравится 128 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 6. Эта ночь

Настройки текста
      От беспокойства Генри не находил себе места и был вынужден наматывать круги по своей каюте, успев несколько раз споткнуться о часть всеобщего хаоса, который уже давно поглотил его место обитания. Может, стоило потратить энергию, переполнявшую его, на уборку, но та вызывала у Генри только раздражение — а сейчас он и так был напряжён до предела. Где Элли могла промахнуться? Кто-то услышал, как она разговаривала с пленником? Или пленник их выдал? Может, это просто подозрения на пустом месте? Стикмин даже не знает наверняка, в чём причина произошедшего.       Но самым удивительным было то, что его самого, пусть и подозревали, но на страстный допрос не вызвали — только на выходе из столовой, когда Генри уже хотел пойти искать свою напарницу или выяснить хотя бы, что вообще вызвало весь этот переполох, его окликнул Свен и сказал, чтобы он шёл в свою каюту. Толком ничего не объяснил, только сказал, что если Генри увидят вне его каюты в это время, проблемы будут и у него. Эдакий «домашний арест». В данной ситуации радовало только то, что его не отправили в камеру, предварительно связав по рукам и ногам, чтобы точно ничего не мог вытворить.       Хотя, мог ли он сейчас что-то сделать? Он не может связаться с Элли, не может прямо сейчас выйти из своей каюты и саботировать реактор, чтобы в суматохе прорваться к напарнице. Он ничего не может сделать, и от этого чувствует себя крайне беспомощным.       Внезапно в дверь громко постучали. Резко затормозив, Генри схватил первую увесистую вещь, что попалась под руку, и только после этого подошёл к двери. Когда разблокированная дверь открылась, он вздохнул одновременно и с облегчением, и с внутренним возмущением. — Напомни мне потом вырвать Правой Руке руки, — тихо попросил Стикмин.       Элли неловко улыбнулась, ойкнув от боли, и быстро прикоснулась к разбитой губе. Взлохмаченная, с множеством ссадин и кровоподтёков на лице, на шее уже наливались лиловые следы от тяжёлых рук — Генри догадывался, кого его напарница может благодарить за этот «боевой раскрас». — Да ладно уж, меня выпустили, так что всё хорошо, — тихо фыркнула Элли, продолжая пальцами осторожно исследовать своё пострадавшее лицо.       Вместо ответа Генри сгрёб её в крепкие объятия. Знала бы она, какое облегчение он испытал, когда увидел её сейчас… И даже не ясно, от чего — от того, что угроза провала миссии перестала висеть над ними Дамокловым мечом, или же от того, что напарница пусть и помята, но жива и цела. — Я тоже рада, что это закончилось… — прошептала Элли, приобнимая его в ответ, — Ещё немного, и я бы…       Под рукой Стикмин почувствовал нечто маленькое и твёрдое. Одной ладонью быстро закрыв Роуз рот, не дав ей договорить, второй он залез под её накидку, не обратив внимания на возмущённо-вопросительное «эй». Нашарив пальцами в складках одежды маленький пластиковый корпус, Генри извлёк его в зажатой ладони, раскрыв перед лицом Элли.       Жучок. Конечно, стоило догадаться. Если они не могут выбить из неё признание силой, попытаются вытянуть его хитростью. Им крупно повезло, что от наплыва радостных чувств Генри захотелось обнять свою напарницу…       Какое-то время Элли молча смотрела на маленькое устройство, которое должно было выдать все их секреты. — … обматерила Топпат так, что у них действительно появилась бы причина избивать меня, — иначе закончила свою фразу девушка, осторожно забирая жучок, — Нет, ты можешь себе это представить? Они меня обвинили в том, что я якобы помогала тому пленнику и сливала данные Правительству!       Она вошла в роль — возмущение в голосе достигло предела, словно она действительно была самым честным членом клана. Вот только ошарашенное выражение лица портило всю ловкую игру голосом. — Совсем уже рехнулись со своими поисками предателя, — подыграл ей Генри, попутно запирая каюту.       Вертя головой в поисках того, что могло бы помочь в данной ситуации, Элли остановилась взглядом на двери в ванную. Появилась одна идея. Пусть она до сих пор тихо проклинает Генри за ту ложь про их «отношениях», сейчас она сыграет им на руку… — Генри, я воспользуюсь твоим душем? Хоть приведу себя в порядок, а то пока до своей каюты дойду всех по пути перепугаю. — Конечно, — угадав мысли девушки, разрешил Генри. Затем хитро улыбнулся и поинтересовался, — А меня пустишь в душ?       Если бы фраза «прожигать взглядом» была не просто крылатым выражением, от Генри в один момент остались бы одни дымящиеся шнурки. — Обойдёшься, — с трудом удержавшись от едкой фразочки про его наглость, бросила Элли, прицепила жучок к своей накидке и поспешила зайти в уборную.       Ну Генри, ну морда наглая… Знает, что их подслушивают, и бесстыдно пользуется этим, чтобы лишний раз подколоть напарницу. Позже она ему ещё всё это припомнит, как только представится возможность. Она девушка злопамятная, ничего не забудет.       Для начала стоит умыться. Встав перед раковиной, Элли сняла перчатки и включила воду. Хмуро взглянула в зеркало на своё побитое лицо — несколько столкновений с железным столом не пошли ему на пользу. Набрала в ладони тёплой воды и начала умываться, тихо шипя от боли — ссадины болели от каждого неосторожного прикосновения. Закончив умываться, девушка сняла с себя накидку и бросила её на пол — пусть жучок полежит в ткани. Затем она намеренно громко включила воду в душе и, пользуясь шумом, вышла из комнаты. Теперь у неё есть немного времени, чтобы переговорить с Генри.       Её напарник за это время никуда не делся — лежал на своей кровати, задумчиво рассматривая потолок. Услышав, что Элли вернулась, приветственно отсалютовал ей. Та в ответ жестом показала, как сильно хочет сейчас его придушить. — Твоё лицо в тот момент стоило того, — усмехнулся Генри, поднимаясь, — Итак, что по пленнику? — Предупреждён и готов бежать, — хмуро доложила девушка, садясь рядом с ним, — Но знаешь, кое-что не даёт мне покоя… Ты знаком с Бертом Кертисом? — Не а, — Генри отрицательно покачал головой, с любопытством слушая её, — Но слышал о нём от Кэрол во время одного из налётов.       Ну да, они же вроде как давние приятели. Кэрол же ещё тогда вытащила его смотреть на то, что учудят нетрезвые рекруты на Рождество. Да и в столовой их часто можно было увидеть за одним столом, о чём-то разговаривающих. — Это глава коммуникационного отдела и друг Кэрол. И он очень странный тип.       Коротко Элли пересказала то, что произошло возле пыточной (не забыв упомянуть про то, что у Берта с собой были медикаменты и ещё до этого она замечала, что кто-то другой лечит Дейва), а затем и на допросе. Генри слушал её с хмурым выражением лица, не перебивая и даже не вставляя свои колкие фразы, как обычно это бывало. — … Но это точно был тот бутыль, который я потеряла! Зачем он соврал?       Шумно вздохнув, её напарник только мрачно произнёс: — Если бы в Топпате были другие агенты, нам бы сообщили об этом.       Им просто не могли не сообщить. Да и не особо укладывалось в голове то, что уже очень много лет в Топпате находится агент от Правительства, который никак себя не проявляет в ожидании чего-то. — Значит, он так поступает из личных интересов, — подвела итог Элли, — И ждать от него можно что угодно. — Главное, чтобы с пленником ничего не учудил. А дальше посмотрим, — почесав затылок, начал сетовать Генри, — Чёрт, жаль, времени совсем не осталось, нужно действовать уже этой ночью, так бы постарались узнать, с чего это он решил тебе помочь.       Вообще-то они могли бы попытаться вечером всё это вызнать. Но, хорошенько подумав, Элли отбросила эту затею в сторону — им нужно сейчас готовиться к финальному акту их представления, нельзя так просто отвлекаться на другие дела. — Просто давай будем ещё осторожней с ним. Мы не знаем, что в его голове, — вынесла предложение Роуз и поднялась на ноги после кивка Стикмина, — Значит, этой ночью?       Вновь утвердительный кивок парня. — Мы уже начали допускать ошибки. Если решим затянуть всё ещё на пару дней — то погибнем. Это уже вопрос нашего выживания.       Волнение новой волной поднялось в груди Элли — смотря на Генри, она видела, что он точно также переживает, пусть и пытается скрывать это за шутками. Это будет очень долгая и интересная ночь…

———

      В тот день был самый напряжённый ужин для Генри и Элли. Все их сторонились и бросали косые взгляды, особенно везло на них Элли. Надвинув шляпу на глаза, девушка уже просто сидела в подавленном состоянии, быстро ужиная и мечтая о том, чтобы вернуться к работе с бумагами, на которую её отправил Свен. Генри с сочувствием смотрел на неё и пытался с кем-то из рекрутов завязать разговор. Получалось на редкость плохо — один даже открыто заявил, что не будет разговаривать с «двуличной крысой». Генри сравнения с грызуном не оценил и даже обиделся, попутно думая о том, что в такой обстановке он не дотянет до ночи. Главное только не дать им повод для их заключения в камеру, иначе весь план придётся переделывать…       Крайне быстро поев, Элли сказала, что у неё ещё гора бумаги ждёт, и поспешила покинуть место — Генри не успел даже ей что-то ответить. Тихо вздохнув, он напомнил себе, что до ночи они всё равно не смогут ничего обсудить из-за того, что за Элли подслушивают. И тоже стал собираться, устав ловить на себе чужие взгляды — ну хоть бы пообсуждали, интересно ведь, о чём таком они говорят у них за спинами!       Со своей работой он закончил ещё до ужина — ничего важного, даже какой-нибудь мало-мальски ценной информации для Правительства не прихватить. Конечно же, после сегодняшнего его никто в здравом уме не допустит и близко к важным делам, а Свен ещё пока не окончательно рехнулся от нагрузки. А жаль. — Стикмин, верно? — незнакомый голос заставил Генри обернуться.       Высокий мужчина в серой шляпе, в которую «врослась» оранжевая гарнитура, небрежно одетый — вон как галстук опущен, да рубаха плохо заправлена. Лицо равнодушное, даже в его кремовых глазах не заметить ни искорки заинтересованности в этой жизни. Очень он как-то подходит под описание главы коммуникационного отдела, которое дала Элли после своего допроса. — Да, а зачем искали? — губы Генри изогнулись в его фирменной задорной улыбке, пока в мыслях догадки сменяли друг друга. Странный тип этот Берт, от такого на всякий случай держаться подальше…       Вместо ответа Берт достал из внутреннего кармана пиджака бутылёк из тёмного стекла и вручил его ошарашенному таким развитием событий Генри. — Передашь Роуз, мне чужого не надо.       И, также неожиданно, как появился, Кертис поспешил уйти — пара зевак в коридоре даже не успели обратить внимания на их разговор, что продлился несколько секунд. Стикмин же ещё отупело посмотрел на полупустой бутылёк, а затем, сдержанно выругавшись, поспешил его спрятать в кармане, пока никто не заметил. Хотелось ринуться за Бертом и спросить, что он вообще вытворяет, но Генри себя остановил от такого безрассудного поступка, который только привлёк бы к ним внимания.       Но вопрос с тем, на чьей же стороне Берт и какие у него мотивы, всё ещё был открыт.       Воспользовавшись ключ-картой Элли, которую ему отдала сама хозяйка перед обедом, Генри зашёл в её каюту — именно здесь они встретят начало «ночи», дожидаясь, пока основная часть клана уснёт после дневных хлопот. Обведя взглядом прибранную комнату, парень завалился на диванчик и закрыл глаза — хорошо бы успеть поспать до начала основного действия. Но, как назло, сон не шёл, только в голове бурлили мысли о том, что что-то крайне странное происходит в этот день на этой орбитальной станции. Хотя, нельзя было сказать, что Генри яро выступал против такой странной помощи — только благодаря Берту Элли ещё легко отделалась на допросе Правой Руки, который не постеснялся бы использовать самые жестокие методы, чтобы вытянуть из неё информацию. А тут внезапно объявляется глава коммуникации и заявляет о том, что всё хорошо, это он просто главная растяпа в Топпате. — Ну его, — фыркнул вслух Стикмин, — Бред какой-то происходит…       Иначе ведь и не назовёшь ситуацию. И как бы он не пытался понять, что, зачем и почему, никаких правдоподобных дельных мыслей не было.       А значит, он просто посылает это всё прямо к чёрту на куличики и ещё раз в голове прогонит их план.       Дожидаются глубокой «ночи», подремав перед выходом, если получится — ночь предстоит длинная и сложная. Затем они разделяются — Генри направляется к реакторной, Элли же за пленником. К тому моменту, как реактор, благодаря стараниям Стикмина, начнёт детонацию, Роуз уже должна будет вызволить пленника и провести его в заранее обговорённое место встречи. И там они решают, каким именно из нескольких путей отхода они воспользуются — тут всё зависит от сложившихся обстоятельств. До объявления тревоги людей будет не так уж много, к тому же, они переоденутся и сменят шляпы на нейтрально-серые, чтобы меньше привлекать внимания. Генри как раз после окончания работы «одолжил» парочку со склада и принёс сюда.       Надёжен ли этот план? Конечно нет. Если где-то будет допущена ошибка — последствия ожидают их крайне печальные. Были ли они готовы рискнуть? Да они живут ради риска! Да и времени на то, чтобы переделать весь план на более безопасный, у них нет. Будут танцевать от того, что есть, да немного импровизации добавят в нужных местах — у них это неплохо получается, как Генри уже успел много раз убедиться.       А сон всё никак не шёл. Лёгкое чувство того, что они творят историю, взбудоражило его тело и сознание, мешая урвать хотя бы несколько часов сна. Поэтому, смирившись со своей судьбой, Генри поднялся с диванчика и начал обходить каюту, осматривая то, как её за месяц с лишним успела обжить его напарница. Личных вещей Элли здесь было не так уж и много, хотя наличие дорожного знака, который уже больше месяца использовался в качестве оружия, несколько удивляло — обычно все, вне зависимости от своего положения и роли в клане, оставляли оружие в специальных комнатах. Может, только несколько боевиков всегда держали при себе, да вот Элли выделилась. В памяти вспыхнул момент, как этим самым дорожным знаком его жаждали поколотить — славные времена, весёлые. А сколько всего успело пройти за это время… После вступления в Топпат их жизнь стала значительно насыщенней.       От воспоминаний его отвлёк тихий стук в дверь. Замерев, Генри оглянулся, лихорадочно думая, кого это сюда занесло, пока не вспомнил и сам себя слабо ударил в лоб — Элли же отдала ему ключ-карту, существующую в единственном экземпляре, а без неё в каюту не попасть. Поспешив открыть дверь, он смог лицезреть уставшую напарницу — та выглядела словно лимон, пущенный на создание лимонада. — Донеси меня до кровати, а, напарник, — устало выдохнула Элли и начала заваливаться в сторону.       Выбора не оставалось, Генри пришлось поймать её до того, как её лицо вновь могло познать радость от близкого знакомства с твёрдой поверхностью. Подняв её на руки, парень качнул Элли, усмехнувшись. — Может, тебе ещё колыбельную спеть?       Роуз прикрыла глаза, вымотано улыбаясь. — Не надо, танцор из тебя куда лучше, чем певец, — та тихо хихикнула, вспоминая про то, как её напарнику во время рождественской вечеринки дали задание спеть «Jingle Bells».       Напустив на себя обиду, Генри сделал вид, что сейчас отпустит её — испуганно вскрикнув, Элли вцепилась в его рубашку, когда перестала чувствовать под собой его руки. Генри же, смеясь, покрепче перехватил её и занёс в каюту, донеся до кровати.       Развалившись на всю кровать, девушка с укором произнесла: — Больше не буду тебя ни о чём просить.       Стикмин, закрывавший в этот момент дверь, только фыркнул. И чего это ей не понравилась? Странная. Он вон, взбодрил её, теперь она меньше напоминала своим видом и поведением воскресшего мертвеца. — Зато ты теперь бодрее! — поспешил жизнерадостно он подметить. — А знаешь, что ещё поможет мне взбодриться? — Элли взяла свою заранее выбранную тёмную одежду, — Холодный душ. И без тебя!       Сразу пресекла его шутку на корню. А Генри и несильно расстроился — от повторения шутки та не станет смешнее. Дурной тон, титул главного шута в Топпате не позволяет подобных дерзостей.       Элли же стремительно умчалась в ванную комнату. Подумав, Генри тоже решил заранее переодеться, чтобы потом не тратить на это время. Синий костюм с белой рубашкой сменились чёрными джинсами и серым свитером — менее яркая одежда, да и движения меньше сковывает. Примерив перед зеркалом чёрную стандартную шляпу, он хмыкнул, довольный результатом. Совершенно не похож на себя обычного.       Под шум воды Элли вышла из комнаты, тоже переодевшись в тёмную и неброскую одежду, а волосы собрав в короткий хвостик — до этого момента Генри даже не подозревал, что у них хватит длины на такую причёску. — Смотрю, тоже решил обновки примерить? — осмотрев парня, усмехнулась Элли. Но, согнав с себя любую весёлость, она приступила к делу, — Итак, план не меняем? — Всё тот же, — Генри кивнул, роясь в кармане джинс. Вот надо же было ему переборщить с уменьшением… — Ты идёшь за пленником, я в реактор, после объявления тревоги связываемся и встречаемся возле гравитационного модуля. А дальше действуем по ситуации.       Выругавшись, он прохлопал карманы. Вот всё было прекрасно, именно с ними он намудрил. — Значит, по большей части импровизируем, — Элли с интересом наблюдала за поисками, — Что ты потерять успел?       Именно в этот момент он смог нащупать нечто размером с хлебную крошку и достать из своего кармана — после неясных для Элли манипуляций пальцами «крошка» оказалась парой гарнитур на одно ухо. Рассоединив их, Генри протянул ей одну из гарнитур, уже надевая свою. Дождавшись, пока напарница включит и наденет её, Стикмин отошёл на несколько метров. — Приём, как слышно? — раздалось одновременно и в комнате, и в гарнитуре.       Довольно улыбнувшись, Роуз показала большой палец и произнесла: — Отлично слышно. А меня? — Тоже отлично, — Генри снял пока что ненужную гарнитуру, — А теперь я прописываю нам обоим отдых до «ночи», чтобы потом в ответственный момент мы не уснули.       И завалился на диван, закрыв глаза. Всё, до «ночи» его не трогать — к тому же, Элли вернулась в ванную, чтобы выключить воду и забрать одежду с жучком — нельзя вызывать подозрений пропажей разговоров, особенно сейчас, когда до достижения цели осталось несколько часов…       Неужели наконец-то закончится их двойная игра?

———

      Непривычно было видеть эти пустынные коридоры с приглушённым светом — как-то не вязалось это место с тем, что она видела «днём» на орбитальной станции. Но, прогоняя прочь тревожность и остатки сонливости, Элли шла по уже выученному заранее маршруту. На этот раз не до пыточной — идти надо было к камерам пленников, что находились в том же крыле. Надвинув на глаза серую неприметную шляпу, она старалась избегать любых контактов с кем-либо, если представлялась такая возможность. И, к счастью, на неё не обращали внимания — многие члены клана ориентировались на шляпы, когда имели дело с малознакомыми людьми, и её розовая шляпа с пурпурной розой мало имела общего с той, что была на её голове сейчас.       По пути от своей каюты до нужного коридора встретившись только с пятью соклановцами, Роуз оказалась на месте и осторожно выглянула из-за угла. Возле нужной камеры был только один охранник — не кто-то из знакомых Элли. И, скорее всего, он тоже не сможет признать в ней ту, что сегодня прогремела на весь Топпат. Так даже лучше.       Заранее достав электрошокер, Элли быстрым шагом направилась прямо к охраннику, не поднимая взгляда. — Эй, что ты тут дел… — она не дала ему договорить, зажав ладонью рот. Удар в шею, на мгновение вспыхнул электрический разряд, приглушённый крик — и через несколько секунд, на протяжении которых ей приходилось удерживать его, на пол падает тело. Убила или парализовала — не важно. Это сугубо его проблемы.       Отпнув ногой автомат, которым охранник так и не смог воспользоваться, Элли подошла к панели с цифрами и ввела код. Панель дружественно моргнула зелёным и открыла дверь.       У стены камеры сидел Дейв. Когда в его комнату шагнула Элли, он вжал голову в плечи, сначала не признав её. Присев перед ним, девушка сняла с головы шляпу и распустила волосы, дружелюбно улыбаясь. Заглянув в её лицо, Дейв расслабился и вымученно улыбнулся — лицо болело от многочисленных ссадин. — Готов бежать? — с помощью проволоки Роуз уже сняла с него наручники. — Готов, — паренёк охотно кивнул, неуверенно поднимаясь на ноги — она помогла ему подняться, попутно оценивая его состояние. Сейчас он точно не боец. Но на всякий случай...       Элли протянула ему свой электрошокер. Она в случае необходимости и в рукопашный бой сможет вступить, а вот Дейву не помешает какое-то средство самозащиты. — Умеешь пользоваться?       У него как-то странно задрожали руки, но электрошокер парень взял. — Да, — как заметила Элли, он оставил оружие в левой руке. Левша или правая рука повреждена? — Я раньше был охранником тюрьмы, меня научили им пользоваться. Только был один неприятный инцидент… — Потом обязательно расскажешь, — Элли усмехнулась и поднесла руку к гарнитуре, — Хей, ты там долго ещё? Я всё, уже выдвигаемся с пленником.       Злобно выругавшись в душе, Генри поднёс руку к гарнитуре, скрытой под полями шляпы. — Я работаю над реактором, — чётко шепнул он, скосив взгляд на болтающих в двух метрах соклановцев, — Готовься к шумихе.       Спокойно, словно так всё и должно быть, Генри направился к панели, пока члены Топпата не наговорились, и начал быстро менять все данные. Реактор начал громче работать от большой нагрузки — Генри же и бровью не повёл, только быстрее начав работать пальцами. — Эй, ты что натворил?! — послышался возмущённый крик. Генри как раз закончил и бросил между панелей тёмную «крошку» — уменьшенный подарок для тех, кто попытается стабилизировать реактор через панель.       Не дожидаясь, пока его схватят, Генри стремительно направился прочь, лишь бросив косой взгляд на подбежавшего к панели соклановца и его товарища, который уже схватился за рацию и спешил за удаляющимся Стикмином. Что ж, а вот и настало время пошуметь.       Прогремел взрыв, раздался крик парня, что стоял у панели — в ту сторону не хотелось даже смотреть. Теперь Генри уже бежал во всю прыть, легко ориентируясь в коридорах, в которых никогда не бывал — не зря убил не один вечер на вызубривание плана этого крыла. — Внимание! — по всем коридорам станции прозвучал роботический равнодушный голос, — Реактор нестабилен! Десять минут до взрыва реактора!       Десять минут? Должно хватить этого времени. Приложив пальцы к гарнитуре, Генри тут же поспешил связаться со своей напарницей: — Порядок! Ставлю Тунисский алмаз, что реактор они не смогут стабилизировать! — Отлично, а мы с пленником почти на месте, так что быстрее шевелись, — поторопила его Элли. На фоне слышались выстрелы, но Генри не особо переживал за неё — она девушка способная, даже без своего дорожного знака может неплохо накостылять в ближнем бою. А в узких коридорах достаточно трудно разорвать дистанцию с противником.       Поднялась тревога — разбуженные люди начали носиться по коридорам, многие с оружием. Скрываясь в тени и ответвлениях коридоров, Генри избегал любых стычек, которые могли бы произойти, да и не до него всем сейчас было — каждый был занят собственным спасением. На какого-то неприметного парня в тёмной одежде никто не обращал внимания. И это помогло ему в рекордные сроки добраться до комнаты с гравитационным модулем, где его уже ждали. — А вот и я! — расставив руки в стороны, словно ведущий на каком-то шоу, эффектно влетел Генри в комнату.       Элли, до этого прислонившаяся к стенке, вышла к нему, держа в руках окровавленную дубину. Да и изрядно избитый паренёк в изорванной форме охранника выглядел слишком бледным то ли от того, что слишком давно не бывал на солнечном свете, то ли от увиденного. И сейчас как-то странно пленник смотрел на него. — Элли, ты чего несчастного испугала? — поинтересовался Генри, подходя к пареньку и рассматривая его внимательнее. Было что-то неуловимо знакомое в его лице… — А я тут причём? — возмутилась девушка, — Они сами на нас первые напали, я только биту одолжила.       Повертела в руках оружие и несколько раз встряхнула, обрызгав стену тёмными пятнами. А затем уже посмотрела на Генри и Дейва, вспомнив, что так и не представила их. — Это Дейв Панпа, бывший пленник, скорый свободный человек, — Элли усмехнулась и перевела взгляд на своего напарника, — А это… — Генри Стикмин?! — внезапно перебил её Дейв, который продолжал в упор рассматривать Генри.       От удивления девушка впала в ступор на несколько секунд, после которого тут же спросила: — Вы знакомы? — А мы разве знакомы? — в свою очередь удивлённо спросил Генри, который недоумевал так же, как и она.       Вздохнув и протерев лицо, видимо, собираясь с мыслями, Дейв ещё раз посмотрел на лицо Генри. — Ты — Генри Стикмин, — указательный палец, направленный в его грудь, едва заметно дрожал, — Ты сбежал из Уэст-Меса, воспользовавшись чем-то из той посылки, которую я должен был проверить. А потом ты ещё ворвался в музей в ту ночь… — Погоди, — торопливо перебил его Генри с выражением осознанности на лице, — Это ты тот парень из охраны музея, который сам себя вырубил об колонну? И это ты себя тогда в тюрьме ещё электрошокером ударил?       Повисла неловкая пауза. Пока Дейв тихо не выдохнул: — Да. Это был я.       Зато Элли теперь понимала, что же за «неприятная ситуация» была у Дейва с электрошокером. Жизнь — удивительная штука… Кто бы мог знать, что эти двое знакомы, пусть и повод был не из приятных? — Ребят, — обратила на себя внимание Элли, — Это всё очень интересно, но давайте мы обо всём этим поговорим не посреди хаоса, который устроил Генри?       На последних словах её напарник гордо выпятил грудь — единственный человек на её памяти, что гордился устроенным хаосом… Удивительный человек, пусть и псих немного. — За мной, — позвал их Генри, уходя в коридор, — Скоро будем дома, у меня есть один надёжный спос…       Внезапно тот прервался на полуслове. Нагнав ушедшего вперёд Стикмина, Роуз тоже резко остановилась, на всякий случай поудобней перехватив биту. А посреди коридора, абсолютно спокойный, стоял Берт с кружкой кофе, и равнодушно смотрел на их троицу, только дольше задержавшись взглядом на Дейве. На очередное завывание сирены и оповещение о том, что до взрыва осталось пять минут, он лишь поморщился, словно от досадливой мухи. — Вы знаете, что я сейчас должен вас остановить? — склонив голову набок, спросил Берт и невозмутимо отпил кофе.       Но не успел никто и сказать что-то (а у Генри наверняка на языке вертелась какая-нибудь остроумная фразочка), как он сам отошёл к стенке, пропуская их. — Только если бы я хотел, то сделал это ещё несколько недель назад, когда понял, кто пробил «окно» в связи.       Это точно не какой-то крайне странный сон? Элли даже болезненно ущипнула себя, но картина ничуть не изменилась. Судя по ошарашенному взгляду Генри, у него тоже не особо вязалось происходящее с реальностью. Зато вот Дейв внезапно радостно улыбнулся. — А я думал, это ты её напарник, — его тихие слова чуть не затерялись в царящем хаосе. — Нет, — Элли мотнула головой, — Мы не напарники. — И мы понятия не имеем, что в его голове, — настороженно смотря на главу коммуникационного отдела, Генри направился вперёд, — Идём, пока не взорвалась станция, у нас не так много времени.       Косясь на Берта, Элли также последовала за ним, а вот Дейв замялся, переводя взгляд с невозмутимого главы коммуникаций на двойных агентов. Пока наконец не спросил: — А куда ты теперь пойдёшь?       В этот момент Генри едва удержался от того, чтобы не злобно рыкнуть на Дейва — сдержало только то, что ему и самому это было интересно, и, будь у них побольше времени, он бы точно сам полез вызнавать всё это. — Может, эвакуируюсь с остальными, может, попробую помочь со стабилизацией реактора, — Кертис просто пожал плечами, словно сейчас шла речь не о его жизни, а о чём-то мелком и незначительном, — Я ещё сам не решил. — А… А, может, с нами? — тихий вопрос Панпы, который он едва расслышал, ввёл Стикмина в шоковое состояние.       Что он сейчас ему предложил?! Он вообще в своём уме?! Если Берт там где-то с чем-то им помогал, это ещё не делает из него союзника, которому можно доверять! Они ничего не знают о том, почему он это делал, и поэтому подобные предложения объединиться, ещё и от какого-то пленника, вывели обычно расслабленного Генри из чувства равновесия.       Судя по косому взгляду, которым Берт одарил Генри, тот всё понял и без слов. Поэтому только отрицательно покачал головой и вновь отпил кофе. Ну и хорошо, хоть меньше головной боли с моральными выборами.       Но тут внезапно в разговор вмешалась та, от которой Генри совершенно этого не ждал. — Кертис, подумай ещё раз — после того, как в Топпате узнают, кто были предателями, тебе сильно не поздоровится, — Элли сделала к нему шаг, протянув руку, — С нами у тебя ещё есть шанс выжить. Мы с Генри за тебя ещё вступимся перед Правительством.       Генри едва не поперхнулся воздухом от того, как ловко Элли раздавала обещания от своего и его имени. — Вы сговорились что ли?! — Стикмин возмущённо зашипел, хватая напарницу за руку и дёргая к себе, — Мы не возьмём его с собой!       Развернувшись, Элли злобно сверкнула глазами, сильно нахмурившись. Резко выдернула свою руку, а затем вновь перевела взгляд на Берта и негромко зашептала: — Генри, это глава коммуникационного отдела! И он явно не на стороне клана. Ты хоть представляешь, что он может рассказать о Топпате? — Если он тебя вытащил из пыточной, это ещё не значит, что мы можем ему доверять, — прошипел в ответ Генри. — Если бы не он, нас бы обоих выбросили в космос.       Весомый аргумент, неоспоримый. И всё равно Генри не доверял Берту. Не имея даже никаких примерных представлений, что заставило так поступать его, Стикмин был готов отдать руку на отсечение, что всё это делал из каких-то своих, личных, побуждений и идей. А он на своём примере знает, куда может занести желание угодить самому себе — кража рубина во время миссии на дирижабле и последующий хаос никогда не сотрутся из его памяти (пусть и будет глупо отрицать, что он не получил удовольствия в процессе). — Хорошо, — прикрыв глаза, согласился Берт, — И я вам не рекомендую идти во второе хранилище — там сейчас очень много народу.       Стикмин глубоко вдохнул, выдохнул… и смирился с тем, что он остался в меньшинстве. Но это не отменяло того факта, что он не доверял Кертису — приглядывать за ним будет в оба глаза. — Отлично. Просто отлично, — натянуто улыбнувшись, Генри огляделся, — Значит, быстро бежим в первое хранилище. Учитывая, что нас четверо, у нас теперь только один возможный путь свалить отсюда живыми.       Эти слова насторожили Элли. Почувствовала в голосе напарника, которого успела изучить вдоль и поперёк за время их совместной работы, некую тревогу. Что же это за путь такой, в котором он сам не уверен?       Остальные, однако, ничего странного не заметили — Дейв заметно приободрился после присоединения Берта, а тот всё также был безразличен к происходящему. Словно для него и не существовало разницы, с кем покидать орбитальную станцию. И то беспокойство, которое мелькало в его глазах при взгляде на Дейва — просто игра воображения и алого освещения, что вспыхивал тревогой во всех коридорах?       Как бы то ни было, они направились к нужному хранилищу. Периодически Берт останавливал их, вслушиваясь в чужие указания из своих наушников, и говорил о переменах в нахождении основной части клана. Это помогало избежать ненужных сейчас стычек, которые могли забрать такое ценное сейчас время. И всё-таки одной не удалось избежать — а ведь оставалось совсем немного, чтобы добраться до хранилища.       Противник был один. И в его-то верности клану никто не сомневался — Правая Рука собственной персоной. Недобро прищурившись, он окинул взглядом весь их квартет. Его рука уже метнулась к кобуре с револьвером — рванувшая вперёд Элли толкнула его, отведя руку в сторону. — Валите дальше, я догоню! — выкрикнула она остальным, замахиваясь битой.       Удар по ногам. Упав, Элли не выпустила биту из рук и попыталась пнуть Правую Руку в лицо. Завязалась потасовка, в которой один не желал уступать второму возможность крепко встать на ноги. Не жалели ни себя, ни друг друга, легко шли на размен ударов и не менее легко обменивались едкими фразами. — Нужно было тебе сразу руки обрубить, — прижимая битой шею Элли к полу, прорычал Правая Рука. — Внимание! До взрыва реактора минута!       Это голосовое оповещение отвлекло Правую Руку — Роуз воспользовалась моментом и словно уж выскользнула из чуть ослабшей хватки. И с нескрываемой насмешкой смотрела на него. — Может, если не будешь тратить время на меня, ещё успеешь стабилизировать его?       Своей смерти Элли не боялась — она росла с мыслью о том, что в один день ей понадобится отдать жизнь ради успешного выполнения миссии. А вот был ли готов Правая Рука бросить своих товарищей, которые сейчас пытались из всех сил стабилизировать реактор, чтобы задержать её и обречь на гибель?       Он смотрел на неё испепеляющим взглядом. Был бы сейчас револьвер — пристрелил бы. Но в пылу драки они каким-то образом умудрились его потерять. И времени на поиски не было. — Мы ещё встретимся, — хрипло рыкнул Правая Рука и побежал в сторону реакторной.       Бросив ему во след долгий взгляд, Элли тихо шепнула: — Не сомневаюсь в этом.       И, развернувшись, рванула в противоположную сторону. Времени осталось совсем мало, сейчас ни с кем нельзя сталкиваться! К счастью, никого на своём пути она больше и не встретила — все сейчас наверняка находятся у спасательных капсул. А знают ли они, что они не рассчитаны на спасение всех членов клана, которых было слишком много?..       В хранилище Элли ворвалась с чувством, что сердце сейчас выпрыгнет из её груди и само поскачет куда-то вперёд. Уже боясь, что остальные без неё покинули станцию, она испытала противоречивые чувства, услышав голос Генри — вроде как приятно, что её не бросили, но что, если бы она так и не прибежала? — Если такой умный, то сам настрой эту штуку!       Агрессивно подступив к Берту, Генри едва сдерживался от того, чтобы ударить его. Между ними протиснулся Дейв, пытаясь разнять их. Вздохнув, Элли только покачала головой и подскочила к ним. — Мальчики, вас нельзя оставить наедине даже на пять минут? — помогая Дейву разнять спорящих, спросила Элли, — Давайте вы закончите спор в безопасном месте?       Генри бросил на Берта ещё один взгляд исподлобья, а затем затащил Элли немного ближе к ним — только сейчас она заметила, что все трое стояли на невысокой металлической конструкции.       Мигание тревожного красного света уже изрядно надоело. Голос начал обратный отсчёт секунд до взрыва — значит, никто так и не смог стабилизировать реактор. Это не та вещь, которую можно успеть завершить за десять минут. — Держите руки при себе, — всё ещё со злобой в голосе буркнул Генри, заканчивая вводить цифры в панель.       Грузовой телепортер? Элли испытала сильное беспокойство — с этой техникой ладили далеко не все. И, насколько она помнила, Генри когда-то упоминал, что у него никогда не получилось подружиться с ней… — Три.       К ней испуганным ребёнком жался Дейв, дрожа всем телом. — Два.       Ухватив его за ладонь, Элли ободряюще улыбнулась, встретившись с ним взглядом. И с удовлетворением отметила, что паника в его зелёных глазах стихла. — Один.       Вначале задрожал пол — взрыв они услышали только потом. А затем всё исчезло в белой вспышке. Не выдержав, Элли всё-таки зажмурилась, уже готовая к тому, что они всё-таки не успели.       Ветер обжог холодом кожу. Но она всё ещё чувствовала тепло стоящих рядом с ней людей. Открыв глаза, Элли подняла взгляд наверх.       На тёмном ночном небе, на котором не было ни единого облачка, появилась одна очень яркая точка — не новая звезда, слишком крупная для неё. Это была орбитальная станция Топпата.
Примечания:
Фух, первая (в каком-то смысле вступительная) часть этого фф подошла к концу. Теперь будет веселее — главных героев стало в два раза больше, а значит, больше и различных взаимодействий между ними. И наконец-то дорвалась до бротп, ура

И хочу сразу сказать, что я не знаю, когда выйдут следующие главы. Это не я обленилась или разонравилась история, для этого есть много других причин:
1. Одиннадцатый класс у автора и скорые пробники (помянем психику, от стресса кукухой поеду)
2. На написание главы у меня уходит больше пяти дней. На момент, когда я начала выкладывать эту историю, у меня были уже готовы первые две главы и третья в процессе. И пятую главу я уже дописывала после выхода четвёртой
3. В своей группе я начала развивать ещё одну из своих au в виде аска. Пусть раньше я и была отвечающей в асках, опыт для меня новый, да и время уходит на рисование ответов

Я люблю эту историю и продумываю её. Главы будут выходить, просто, возможно, в два-три раза дольше прошлого. А ваши ждуны, лайки и отзывы подбадривают меня писать быстрее (авторникчемунепризываетиневыпрашивает)

Забавный факт: всё, что будет происходить дальше — одно из многих ответвлений. А их на данный момент около пяти...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты