Дом из спичек

Слэш
NC-17
В процессе
25
Размер:
планируется Миди, написано 97 страниц, 9 частей
Описание:
Воевать ради мира — это как трахаться, ради девственности©
Посвящение:
Спичечному домику.

Ludovico Einaudi - Whirling Winds
In This Moment - Sick Like Me
Примечания автора:
>> Не спешите с выводами.
(Повествование, так или иначе, будет от каждого указанного в шапке персонажа.)

_[Местами грязновато, жестоко чуток, и страшно самую малость.]_
Отпечатки страхов, ирония и порно под напряженную мелодию.

Возможно повышенное кровяное давление.

>>Скорее всего, через какое-то время, работа снова будет спрятана в черновик. По причине редактирования или РРППА.

! НА ЛЮБИТЕЛЯ в большей мере.
! Осторожно - присутствует сленг, склонения слов не подобающие для восприятия излишне чувствительных глазок.
! Много нецензурщины в главах Юнги и Чонгук-и.
! Метки/предупреждения расставлены не все, во имя сохранения интриги работы. Не нравиться сие, не любите нырять и подмечать - не преступайте к чтению, где выход вы знаете. Хотя...
! Так или иначе придется пораскинуть мозгами, погонять анализ по извилинам.

**У каждого есть три лица. Первое вы показываете миру. Второе — близким друзьям и семье. Третье вы никогда не покажете никому. Оно и есть истинное отражение того, кто вы есть©**

Guten Appetit.
(Не подавитесь)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
25 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать

Колыбель

Настройки текста

Когда ты разрываешь меня на куски. Ты прекрасен.©

К счастью, матери не оказывается на первом этаже, Чимин указывает Тэ на второй, и прикладывает палец к губам. Ким не глупый, понимает все без слов. В спальне её тоже, к огромному облегчению, нет, и Чимин наконец выдыхает, расслабляясь. Закрывает за ними дверь на замок и поворачивается к парню, наблюдая за тем. Тэхен ничего не спрашивает, тихо скользит по комнате взглядом, пока Чимин включает ночники, останавливает взгляд на колыбели, и только тогда глядит на Пака вопросительным взглядом: — Долгая история, — отмахивается тот, стараясь не смотреть туда, и вообще не вспоминать лишний раз о той «долгой истории», тем более сейчас. Они вовсе не для разговоров сюда пришли. Меньше слов - больше дела. Не собираясь что-то ещё добавлять, Чимин начинает раздеваться, и Ким следует его примеру, быстро уловив чужое настроение, довольно резво сбрасывает с себя все ненужные тряпки. Чимину нравится его настрой, и его тело очень нравится. Непонятно, почему он скрывает все это под безвкусными тряпками? Может, парню ходить и вовсе без одежды? Такое совершенство прятать - это же незаконно. Хотя, нет, быстро одергивает он себя, пусть и дальше носит эти свои безразмерные тряпки, видеть Тэ голым всем вокруг он не позволит. Только от мысли об этом даже перекашивает немного, и он сам не замечает, как злится немного с того. Сам себе что-то надумает, сам же на себя психует в итоге. Чтобы более не думать ни о чем, Пак подходит Тэ и толкает того на кровать позади, забирается сверху, не теряя времени, на первых же порах наслаждается ощущением наготы, кожа к коже, как того хотелось, улыбается, отмечая тепло и запах. Этот запах, отличный от всего, уникальный для каждого человека, запах тела, без примесей. Этого всего так не хватало тогда на холоде. Поцелуй получается глубокий и требовательный, желание как можно скорее возбудиться и ощутить его глубже растёт посекундно. Ким скользит руками по его спине, проглаживает бока и укладывает ладони на мягкие ягодицы, сжимает их неожиданно сильно, и даже как-то по-собственнически. Чимина дико заводит эта сила, он кусает его в шею и присасывается коже, словно вампир, намеренно оставляя на ней свои следы. Длинные пальцы проводят по ложбинке, не спеша проникать внутрь, засасывают кожу на плече, словно мстят этим, или же тоже своеобразно клеймя в этот сладкий миг. Уже не терпится ощутить в себе его горячие пальцы, ощутить на себе его взгляд, разрезающий напополам. Чимин так и не приготовил презервативы, чтоб их, и не купил лубрикант, и понял он это только сейчас, совсем позабыв о том ранее. Есть только крем в итоге, и Чимин надеется, этого хватит. Они, как оголодавшие, все сталкиваются языками, и все поцелуи выходят очень мокрыми, глубокими как пропасть, в которой исчезают даже звуки, так и не оповестив о приземлении. Губы скользят по шее, она все так и манит, не отпускает, Чимин оставляет на ней ещё один засос, за что получает лёгкий шлепок по заднице. И ему это безумно нравится. Пожалуй, он бы даже не стал возражать против того, чтобы Ким его немного отшлепал. Плохой мальчик, думает о себе Пак, улыбаясь этим мыслям, кусает парня за сосок и оттягивает его так, чтобы тот зашипел и сделал ещё что-нибудь этакое. Долго ждать не приходится, Тэхен немного рычит и больно сжимает его зад. Слух цепляется за звук, за этот потрясный полу-рык, слетающий с красивых губ, Чимин чуток подвисает даже, чувствуя горячее возбуждение, заполняющее все и вся. Он еле сдерживается от того, чтобы не начать поспешно водить по своему члену, потому быстро приподнимается, выдавливает немного крема на ладонь и хватает руку Тэхена, смазывая её, чуть дрожа от предвкушения и направляя в себя, помогая растягивать. Ким следит за его манипуляциями горящим взглядом, намеренно даёт ему руководить, расслабляет руку немного, глядит, что будет дальше. Тоже держится, на самом деле, из последних сил, облизывает губы, притягивает Пака за затылок, и сам подается вперёд, принимая полусидячее положение, их члены оказываются зажатыми между ними. С губ слетает вздох и тихий стон, Тэхен двигает тазом, имитируя толчок, и попутно проникает пальцами глубже в него, добавляет ещё парочку следом, не размениваясь надолго. Кусает в шею, эту родинку, на которой словно помешался, и плечо не может оставить в покое, опускает другую руку между телами и сжимает их члены, двигаясь вверх-вниз. Чимин что-то выдыхает на эмоциях, сам не разбирая, что именно, окунается в это ощущение, когда одновременно и больно, и безумно интригующе, не описать словами. Ещё немного искупавшись в этой плотине ощущений, Чимин толкает парня в грудь, заставляя снова лечь на спину, ещё немного двигает тазом, поддаваясь движениям пальцев позади. Обхватывает руками стоящий колом член Кима и наблюдает за тёмным одурманенным взглядом, чувствует, как пальцы выходят из него, позволяя немного сдвинуться на ляжках и взять его в рот. Он в этом деле не мастак, только учится, вспоминая, как это делали остальные, как то делалось в порно, как того хотелось бы ему самому в идеале. Хосоку в прошлый раз он так и не отсосал, ибо не до этого было, пусть и хотелось попробовать в какой-то мере. Он облизывает неторопливо, старается так, чтобы не вызвать рвотные рефлексы на первых порах. Заглатывает осторожно, и так, чтобы не выглядело слишком слабо, Тэхен сжимает волосы на его голове, скорее поглаживая, нежели заставляя брать больше. Будто подбадривая. Ещё немного облизав его и хорошенько смочив слюной, Пак приподнимает голову, глядит в тёмные, поглощающие его в этот миг глаза, подтягивается выше, направляет член в себя и осторожно насаживается, с наслаждением выдыхая. Тэхен помогает ему, придерживая сначала за бедра, затем раздвигает ягодицы так, чтобы Чимин насадился полностью. Делает предварительный толчок, и сию же минуту получает протяжный стон, который Пак и не пытается скрыть. Тэхен большой и очень горячий, заполняет так туго и глубоко, как и тогда выбивая воздух из лёгких. Стенки ануса растягиваются и плотно охватывают член, принимая его в себя, каждый толчок выходит до умопомрачения глубоким и чувствительным. Чимину нравятся, как шлепает задница об яйца, как быстро парень достигает нужной точки, от чего из глаз сыпятся искры и рот не закрывается от стонов. Таз ритмично идёт на встречу, руки на бёдрах рисуют красные полосы, не сдерживаюсь от соблазна. Всё быстрее, затем медленнее. По лицу стекает пот, вся кожа блестит от капелек, а в заднице звучно хлюпает. На грани осознанности Чимин заодно пытается помочь и себе, но по его руке хлопают и медленно, убийственно медленно двигают, совсем не попадая под ритм. Он, похоже, убить его пытается, прикрывая глаза, мимолетно думает Пак. Приходится сильно кусать губы, бросая одурманенный взгляд на те, что чуть влажные от постоянных облизываний, по которым опять проходит длинный язык, и, черт, как же хочется тоже их облизать, но они уже почти на пике. Тэхен двигает рукой ещё пару раз, оттягивая головку и почти подбрасывает Пака, делая контрольные толчки. И без того немаленький внутри, он становится ещё больше, хотя, казалось бы, куда уж больше, и Пак вскрикивает, когда они кончают почти одновременно. Накрывает бешенным оргазмом, мышцы сокращаются и все вокруг в миг взрывается со звучным «Бум!» в голове, все тело парализует и скрючивает, весь оставшийся воздух пропитывается запахом секса и пота. После такого и умереть не страшно, возвращаясь в этот мир, думает Чимин, еле дышит, упав на грудь Кима. Сердце в чужой груди бьётся так же бешено быстро, как и у него самого. Паку нравится слышать его, принимать эти стуки и отделять их от своего собственного. Он целует его куда-то в ребра и только после слезает, падая рядом. Это определённо был лучший секс в его жизни. Ну, по крайней мере, самый оглушительно-взрывной на данный момент. Дыхание приходит в норму постепенно, и Чимин краем глаз отмечает, как Тэхен смотрит на него, затем приближается поближе, уложив ладони на его талию, и собирает бусинки пота языком, вниз по шее. Цепляет зубами сосок и играется с ним, явно желая продолжить. Вот так, даже толком не отдышались, и снова начинают возбуждаться. Тэхену явно стойкости не занимать, Чимин очень даже «за», но позу наездника больше не осилит. Увольте. Потому раздвигает ноги пошире и притягивает того так, чтобы он расположился между ними. Растягивать его снова смысла нет, нутро ещё очень горячее и влажное, стенки не отошли ещё от «взрыва» и все еще ощущает там небольшую пульсацию. Тэхен скользит языком вниз по животу, целует чуть ниже пупка и начинает скользить по полу-всташему члену. Он берет не все, сначала только облизывает головку, но боже, как он это делает, и то, как смотрит на него из-под влажной чёлки! Это именно то, о чем Пак мечтал, именно то, что он представлял. Нет, это в сотню раз лучше, потому что это реальность. Ким тоже явно не умелец, и делает это, как и Чимин, скорее от переизбытка огня и возбуждения внутри. Пак с наслаждением откидывает голову, довольный до одури, время от времени поглаживает пушистые влажные волосы, а Ким старается взять больше, немного оттягивает и скользит языком. Чимин еле сдерживается, чтобы не кончить, мнет в руках простыню под собой. В комнате не продохнуть, как жарко, так жарко до сегодняшнего дня тут, наверное, никогда и не было, ему реально практически нечем дышать, приходят даже мысли о кислородной маске. Она бы сейчас лишней не была, хотя… Додумать он не успевает, потому как Ким вдруг отрывается от его члена, быстро подтягивает под колени и одним толчком входит почти на всю длину, не предупреждая. Крик выходит громче, чем следовало. Мини-инфаркт - теперь Чимин может рассказать, каково это. Позвоночник искривляется под неестественным углом, а Тэхен в очередной раз отмечает его гибкость. Наращивает темп, получая обжигающий взгляд от вернувшегося с астрала Пака, скользит по его члену, чуть улыбаясь на это, сжимает его на каждом толчке чуть сильнее. Вид просто ошеломляющий, Пак мечется под ним, весь взмокший, взгляд из-под ресниц дикий, руки то и дело комкают простыни, в намерении разорвать их наконец. Определённо ясно, что Чимина сегодня решили объездить по полной. Позволив Паку гортанно простонать и обильно кончить, Тэхен выходит ненадолго, под недовольный возглас переворачивает его на живот и продолжает трахать в таком положении. Кажется, они сейчас всё-таки задохнутся, спичкой чиркни - и все полыхнет. — Тэхен... — стонет Чимин в какой-то момент, — ... еще... жёстче, — просит еле слышно, толком и не соображая. Ким его слышит и исполняет пожелание, почти разрывая связь с реальностью следующими толчками. Остаются только безумно быстрые шлепки и удовольствие, что полыхает внутри, прожигая до последней клеточки. Чимин чувствует себя последним безумцем, когда, не смотря на все это, хочет ещё. Ещё больше. Собирает силы, пытаясь сконцентрироваться, отклеивается от матраса и откидывается назад, на Тэ. Тот моментально подхватывает его под грудь и кусает в плечо, горячо выдыхая на ухо и двигаясь медленнее. Тэхен придерживает его, чтобы он оставался в таком положении до конца, рычит, изливаясь вскоре, и целует, чуть повернув его голову к себе. Его член ещё внутри и Чимин чувствует, как тот обмякает. Дикость, просто полная дикость, но какая же притягательная. Безумие. — Как же ты хорош, — выдыхает Пак, не скрывая, и падает вместе с ним на кровать. На данный момент это точно финал. Если тот сейчас опять не даст толком отдышаться, он, нахрен, просто отключится. — Взаимно, — прилетает от Кима. Руки лениво блуждают по телу, и Чимин, поймав момент, отодвигает его чёлку и снова всматривается. Без всех этих безвкусных тряпок, взмокший, глубоко дышащий, Тэхен до одури горяч. И принадлежит только ему. Последней мысли Чимин и не замечает даже. Никто бы в жизнь не догадался, что тот будничный бомжик, и это совершенство на его кровати в данный момент - один и тот же человек. Чимин даже ощущает себя хранителем великой тайны, или уж сокровища даже. Это льстит в какой-то мере. Через какое-то время ненасытный сегодня Тэхен все же разворачивает его спиной и берет ещё раз, лёжа боком. Чимин не сопротивляется, успевает отдышаться и тихо стонет, ощущая его руки на своём животе. Если подвести итоги, можно сказать, что ему понравилось в каждой из сегодняшних поз, и в этой последней очень даже, пальцы на ногах практически не разжимаются, зад уже горит от трения и поясница побаливает малость. Придётся, наверное, снова учиться ходить потом, но это того стоит. Эта боль того стоит. Пак непротив, если её будет больше такой, с подачи Тэ. Недотрах - вещь, оказывается, очень непростая, а раньше он этого и не замечал. Надо же. — Уверен, что не хочешь остаться до утра? — через стоны спрашивает он, пока Тэхен ещё двигается, но толчки становятся медленнее. Парень немного приподнимает и сжимает его левое колено, последний раз толкается под другим углом и изливается внутрь, изначально получив столь щедрое разрешение. Сперма струится по ягодицам, по бедрам, и живот весь липкий. Перед глазами очередной пляс мошек, и водят хороводы неизвестные тени. Тудым-сюдым, весело им там. Приходится перевернуться на спину, чтобы увидеть, как Тэхен садится на кровати, свесив ноги. Секс-машина блин. Не, ну кто бы подумал, а? — Я помоюсь и пойду, — отзывается тот чуть погодя, встречаясь взглядом с Чимином. — Подождал бы меня немного, помылись бы вместе, — кривит губы парень. Двигаться прямо сейчас совсем не хочется, да и не получится. Тэхен кидает на него все ещё немного голодный взгляд и отводит его, подбирая свои носки и белье. Нет бы полежать ещё немного, всё куда-то торопится, занятой, понимаете ли. — Это надолго, а мне нужно идти. — Какой занятой… — подумав немного, — малыш-медвежонок, — улыбается Пак, продолжая наблюдать за тем. Все-таки "медвежонок" ему очень подходит. Эти густые волнистые волосы на голове, некая «мания» выглядеть больше, чем есть на самом деле, скрываясь под вещами на несколько размеров больше. И ведь правда, выглядит большим и без них, лично для него, по крайней мере. Не говоря уже о том, что в штанах. В общем, как не погляди — Медведь. И не просто медведь, а малыш-медвежонок. Потому что и мягонький ещё, да и поддразнить этим «малышом» просто хочется. Тэхен только усмехается на это, не быкует, не шипит в отрицание, не кидает что-то вроде «Заткнись, не называй меня так», и Чимин, раз так, принимает это за согласие. Тэхен наклоняется за брюками, и Пак облизывается, глядя на его задницу. Мысли снова сворачивает не туда, и член реагирует моментально, чуть дернувшись. Надо будет как-нибудь попробовать его и в пассивной роли. Почему бы нет? Загляденье персик у парня, выглядит очень аппетитно, не то чтобы он раньше этого не замечал, потрогать не тянулся. Скорее вот так, со вкусом, с расстановкой рассмотреть возможности не выпадало, а тут и ракурс что надо, хоть слюнями удавись. Наверняка, стонет Тэхен этим своим низким голосом на самых глубоких толчках так же громко и упоительно, как и рычит, когда кончает. Черт, Чимин бы с удовольствием насладился им прямо сейчас, будь возможность банально сесть нормально, — кстати, — вспоминает он, стараясь отвлечься, — оставь мне свой номер, буду периодически скидывать фото, от которых тебе захочется вернуться поскорее. Тэхен тихонько смеётся, и Чимин не моргая смотрит на его лицо. Возникает желание подорваться с кровати и поцеловать. Пак тут же мотает головой, сбрасывая непрошенные мысли, улыбается тоже. Что за бред в голову лезет, они просто трахаются, незачем лишний раз слюнявить друг друга без намека на дальнейшее продолжение. Ким сохраняет его номер и делает дозвон, записав, вроде, просто по имени. В отличие от него, Пак с хитрой улыбкой на устах записывает как «Малыш-медвежонок», и решает немного покимарить, пока Тэхен моется, а затем проводить его вниз. Родители уже, вроде как, должны спать, ни криков, ни стонов их слышно не было. Впрочем, если они и были, Чимин их не расслышал, слишком поглощённый аналогичным процессом, как и Тэхен, похоже. Колыбель в углу привлекает внимание белым пятном и немного портит настрой, Чимин отворачивается от неё и прикрывает глаза, даже не замечая, как крепко засыпает в тот же миг. Он просыпается только в восьмом часу и понимает, что опаздывает. Вчера так и уснул, даже не проводил Тэхена, а тот его и не разбудил, видимо, сам благополучно покинув дом. Он все ещё грязный и от него немного несёт не только сексом, но и потом. Бедра чешутся, но чувствует парень себя более чем удовлетворённым. Жаль всё-таки, Тэхен не задержался до утра. Для полного счастья не хватает сейчас кофе и ещё одного раза в душе. Ещё немного подумав об этом, он поднимается на ноги тут же, смачно матюкнувшись от стрельнувшей в пояснице боли, кряхтя и стеная, направляется в ванну, плюёт совсем на то, что опаздывает в универ, чего уж теперь спешить. Моется долго, сначала шипит, потом что-то мычит себе под нос, собирается, как бы там ни было, и снова расплывается в улыбке, вспомнив о номере, который наконец-то взял. Блин, и года не прошло. «Ты жив?» — привет, как дела, это не про него, забейте. «Жив вроде» — приходит достаточно быстро. «Как наш занятой малыш-мишка смотрит на то, чтобы встретиться часов этак в семь, там же в парке?» «Надо свериться с расписанием» «Сволочь» «Ты уж определись» — Чимин ненадолго останавливается, сбросив с лица шкодливый вид. «Короче, буду ждать в семь» — быстро печатает он и блокирует телефон. Чего это он? «Ты уж извини, но я вообще не представляю тебя с кем-то за ручку» — вдруг приходят в голову слова Хосока.» Это ещё с какой стати всплывает тут? Издевательство какое-то. Переспал, наверное, лишнего. ←═╬ ╬══╬ ╬═↴ В столовой опять стоит какой-то траур. Что на этот раз? Чимин падает на стул и смотрит на ребят. Хосок выглядит потерянным, Юнги витает где-то в своих мыслях, постукивая пальцами по столу, под только ему слышную мелодию. Чонгука опять нигде не видно. Джин глядит в книгу, и, кажется, видит там только фигу. Намджун делает вид, что перечитывает какой-то абзац. Чимин вдруг ловит себя на мысли, что все они не те, кем хотят казаться. Что все они… Все они… Кто они? — Чен умер, — говорит Хосок, подняв на него взгляд и напрочь отбивая прежние мысли, — сегодня под утро. Прыгнул с моста. На лицо вылезает небольшое удивление, а внутри щекочет замешательство. «Вау, прямо серия самоубийств» — ненароком с каким-то сарказмом думает Чимин. Сначала Дан, теперь Чен. И всех они знали. Что происходит? На ребят резко находит такая непреодолимая депрессия, что хочется с разгона в окно? Или есть что-то еще? Кто-то ещё? Взгляд ненароком падает на Юнги. Догадки тупые приходят, как же без них-то жить? Не, слова, сказанные с горяча тогда парню, тут даже не рассматриваются как предлог. Парень сам сыграл в ящик, вряд ли Юнги или кто-либо ещё ему в этом помог. Подобные дурацкие «предположения» ему и о Тэ уже в голову приходили не раз, но это просто мысли, навеянные мутными выражениями и приправленные кошмарами. Не более. Фантазия больно сильно разыгралась в последнее время, куда деваться, бывает. С Ченом он был знаком немного, тот клево играл в футбол, и пару раз, как-то ещё в начале старшей школы, получилось погонять с ним мяч. Да, многие из его прежней школы поступили в один и тот же универ, только на разные факультеты. С друзьями вообще фантастично как свезло в одном месте оказаться, но сейчас не о том. Чен раскрепощённый был, помнится, парень, весёлый такой, на самом деле даже приятный человек, красивый плюс ко всему. И та последняя перепалка, что случилась между ним и Юнги на днях, не вязалась с его образом в целом. Чен же, вроде, раньше чуть ли не пацифистом был, болтали. А тут... Вот ведь ребята, парня не поделили, и давай петушиться. Пак почти уверен, что не ошибся в предположениях относительно объекта их спора. Это немного забавно даже, желание начистить рыло тому, с кем твой парень раньше трахался, все эти интриги, подозрения, что возможно это продолжается в тайне, злость. Прикольно. А вообще, нахер оно надо? Люди встречаются, трахаются, расстаются, чего там сцены устраивать и физиономии портить? Можно нормально разъяснить, кому чего, спросив у того же Чонгука прямо, и дело с концом. Как бы там ни было, теперь это дело закрыто без аппеляций. Чен умер, Чонгук наверняка в ближайшие дни немного погорюет, а Юнги утешит. Авось, все вернётся на круги своя. Мелодрама прямо недоделанная. Чимин не представляет в своей жизни такого, чтобы ради паренька, которого и узнал-то недавно, и только потрахиваешь иногда, идти морды квасить. В голову лезет, а будь на месте Юнги он, а на месте Чонгука - Тэ, и накрыват моментальное раздражение. Да что тут думать-то? Пока Тэхен с ним трахается, Чимину плевать, с кем ещё он, может быть, ебется. Главное - ему не отказывает и удовлетворяет по полной. А когда насытятся друг другом - разбегутся спокойно, все дела, чего зря париться? Они же, блин, не эти влюбленные птахи. В общем, нет смысла забивать этим голову. Раздражает только. Занятия пролетают довольно быстро, можно не торопиться домой, так что он заседает в библиотеке, все равно потом пойдёт сразу в парк. Намджун опять сверлит его странноватым взглядом, усевшись напротив, кидает осторожные взгляды на Джина, пытающегося найти нужную книгу между рядами «К» и «Л». Хосок, вроде, уже ушёл, он сегодня был какой-то совсем подавленный. Похороны за похоронами, и все знакомые, оно и понятно. Чимин задумывается, может перенести встречу с Кимом на более позднее время и побыть немного с Чоном? Непривычно видеть друга таким, его бы поддержать, что-ли, как-то хоть. С Кимом они могут встретиться и поздним вечером. Наверное, так и сделает. Пока не передумал, вытаскивает телефон из кармана и пишет Тэ: «В семь отбой, у меня срочные дела, давай часов в десять» Ответ не заставляет долго ждать: «Ладно, возможно я немного опоздаю» Чимин начинает собираться. Раз уж встреча с Тэ переносится, надо поспешить к Хосоку. — Ты ещё общаешься с Тэхеном? — тихо спрашивает Намджун, и снова этот странный тон у него. — А что? — к слову говоря, в прошлый раз у него совсем вылетело из головы расспросить друга, чего это его так интересует его общение с Тэ, и что за взгляды такие порой? Он чего-то не знает? — Просто интересно, — парень трёт висок, кидает ещё один взгляд на Джина, словно проверяя на месте ли он или нет, — не привязывайся к нему сильно, Чимин. Я же говорил, у него что-то посттравматическое и… — Слушай, спасибо, конечно, за совет, но давай я сам решу, — перебивает его Чимин, говоря без грубости, но ровно и понятно. Неприятно слышать такое от Намджуна, тот обычно не в свое дело не лезет, — в любом случае, не собираюсь я к нему «сильно»… — намеренно выделяя это слово, -… привязываться, можешь не париться. «Я просто с ним трахаюсь, и на этом все», — остаётся, конечно, несказанным, об этом Намджуну знать необязательно. ←═╬ ╬══╬ ╬═↴ Хосок выглядит более-менее нормально. Когда Чимин заходит к нему, тот как раз сидит перед ноутбуком и ест лапшу. Лапша, к слову, выглядит очень даже аппетитно, и надо бы немного стащить её у хозяина, пока не исчезла. Видеть его Хосок явно рад, спрашивает, что он хочет посмотреть. — Как ты? — кидает Чимин, привычно плюхаясь на его кровать. Хосок приземляется рядом, включая какой-то триллер, название которого Чимин не расслышал даже. Комедии как-то не хочется ни ему, ни Чону, хотя сейчас она бы, наверное, больше подошла. Для поднятия настроения, так сказать. — Нормально, — вроде как легко отзывается тот по началу, — ну, вроде того. Все-таки они оба были моими неплохими знакомыми, особенно Чен. Отличный парень, мы много общались перед его отъездом, он тоже фанател от фильмов с Джонни Деппом, — немного улыбается на этом моменте Хосок, и тут же мрачнеет, продолжая, — И тут вдруг, не успел приехать, прыгнул с моста. А ведь и словом в переписке не заикался, что проблемы какие есть, упоминал только, что беспокоится о ком-то, и всё. Казалось, был так рад вернуться, — лицо становится грустным, кажется, он смотрит сквозь фильм, совсем не обращая внимания на картинку. — Я не умею утешать, — сразу признается Чимин, подсев ближе и слегка похлопывая того по бедру, — не кисни только, прошу, без человека-улыбашки мы все в скором времени загнемся, так и знай. Хосок слегка улыбается от его слов, затем перехватывает его руку и сжимает немного, говоря этим "спасибо". Затем наклоняется ближе и целует, напрочь забывая о включённом фильме. Он не сразу подключает язык и ведёт по губам нежно, со вкусом, Чимин отвечает, чувствуя, что это другу сейчас очень нужно. Немного вздрагивает, когда Хосок опускает руку на его пах и сжимает, прося большего. Отказывать будет как-то не очень, ведь ему Чон недавно не отказал. Но тогда он злился на Тэхена, а сейчас все в порядке, и через три часа у них встреча, которая непременно закончится сексом. Трахаться ещё и с Хосоком в планы не входило. Так себе ситуация вырисовывается, но лучше не тянуть, и сказать все прямо. — Сегодня не хочешь? — чувствуя небольшое смятение с его стороны, шепчет сам Чон, отрываясь от губ. — У меня просто были ещё кое-какие планы на вечер, — пытается как можно лучше выкрутиться он, так чтобы уж и не обидеть, и ведь не врет даже. Планы-то и правда есть, — в другой раз, хорошо? — Конечно, — он смотрит в глаза и вдруг как-то подозрительно улыбается, что-то там, видимо, заметив. — мне кажется, или тебе кто-то нравится? Как что-то такое можно предположить, просто взглянув ему в глаза, Пак в душе… Не того-самого. — Мне много кто нравится, — даже не задумываясь, бросает Чимин. Хосок улыбается шире, снова чмокает его в губы и отстраняется. — Похоже, ты этого ещё не осознал. Знаешь, вы с Юнги даже этим похожи. Понятие «нравится» в должном виде до вас обоих доходит туго, как бы там ни было. Не знал бы вас обоих ещё со средней школы, решил бы, что братья. Оба те ещё черти, — с улыбкой выносит он вердикт. М-мм, а тема чертей Чимину даже нравится, надо будет нарядиться кем-то таким в этот Хэллоуин. Интересно, а как будет смотреться в этом образе Тэхен? А если ему, к примеру, наоборот - переодеться ангелом? Что-то все это повеяло ролевухой, лучше притормозить. И, опять же, какого черта опять Тэхен возник в голове? — Ну хоть скажи, кто это, интересно же, — допытывается Хосок, отвлекая хотя бы от всякого разного с костюмами, рогами и прочим, спасибо ему. — Нет никого такого, — вздыхает Чимин немного устало. — Просто трахаетесь? — уточняет догадливый Хосок, и по глазам видно - не верит. Он ещё в тот день заметил, что Пак был на кого-то зол, и поэтому так настойчиво полез на него. Ему, конечно, понравилось, но друг, похоже, немного запутался. Тут что-то большее, чем просто секс, или идёт к этому. Чимин ведь и сейчас к кому-то торопится, сам, видимо, не замечая, сколько раз уже смотрел на часы. Меняется мальчик. — Просто секс, — признает Чимин, не собираясь отнекиваться, лишь бы Чон отстал, и шутливо толкает его в плечо в ответ на забавное движение бровей. ←═╬ ╬══╬ ╬═↴ Чимин приходит к скамейке первым, Тэ пока не видно. Вокруг почти никого нет, редко проходит пару людей от силы. Холодновато стало к вечеру, и Пак мёрзнет теперь немного, надо было одеться потеплее, а то он во всем джинсовом, ещё и без футболки поднизом. На неё пролил чай у Хосока, так что пришлось её оставить, под комментарии последнего, что в одном джинсовом он, конечно, дико сексуальный, но очень быстро окоченеет. От предложенный кофты Пак отказался, и сейчас немного жалел об этом. Чтобы лишний раз не стучать зубами, пришлось откинуться на спинку скамейки и попытаться представить, что лежит на солнце, где-то там песочек рядом, вода тёплая об берег бьётся. Картинка почти было пошла в оборот, как в воздухе повеяло ароматом кофе. Чимин было подумал, что показалось, но решил проверить на всякий случай, мало ли, приоткрыл глаза и обнаружил прямо перед носом стаканчик с таким желанным сейчас напитком. Тэхен подошёл незаметно, небось ещё и искусство ниндзя практикует, как ещё это объяснить. Одет был тот в отличие от него потеплее: в пальто, конечно же на пару размеров больше, но оно ему шло. А вот взгляд парня Паку не понравился. Смотрел Ким на него сейчас, как на идиота, хотя протянутый кофе немного смягчал настрой. — Ещё бы в одной майке приперся, — выдал тот, передавая ему напиток. — Днем было тепло, — кинул злобный взгляд Чимин, ощетинившись, немного отхлебнул и с удовольствием выдохнул. Блаженство, — ты теперь мне кофе покупаешь? Миленько, — тут же добавил ехидненько. Парень только закатил глаза, приземляясь рядом. — Кофе я покупал для себя, а к тебе он попал только чтобы задница твоя от холода не отвалилась. — Боюсь, от одного кофе мой зад не согреется, — отбил Чимин, — зато твоё пальто выглядит тёплым, и то что под ним, я знаю, очень горячее, — Тэхен на его слова опять усмехается, чуть приподнимает взгляд, с видом «Ты серьёзно, что ли?» — Так не терпится, что готов заняться этим прямо здесь? Нас могут оштрафовать, знаешь ли, за секс в общественном месте. Да и не встанет у меня в такой холод, — заметил он вслух. — Здесь в это время почти никто не ходит, если быть осторожными, может быть очень даже классно. Твой член мы оживим, не сомневайся, — его снова немного заводит мысль о том, что их могут увидеть. Камер тут, вроде, нет, но прямо над ними ярко горит фонарь. Но они всегда могут пересесть через две скамейки, там он нерабочий, и то место в целом плохо видно. Вот там-то точно можно немного пошалить по-взрослому. Сам же ранее думал, что нет, только больше не в холоде, и сам же опять на холоде упражняться собрался. Противоречия - наше всё. — Мы могли бы просто дойти до твоего дома, мне эта идея так себе, — пытается переубедить его Ким. Но слабенько так. «Нравится, не нравится, спи, моя красавица», — решает Чимин про себя и заставляет парня подняться, дернув за рукав. Проходит парочку скамеек вдоль, туда, где темно, и ещё раз осматривается. Вроде никого. Слегка толкает Тэ на эту скрытую скамейку, расстегивает его пальто наощупь, распахивает его и садится сверху, лицом к лицу, запускает ручки под ткань, тем самым обхватывая талию и грея себя заодно. — Не выйдет, — шепчет Тэхен где-то в районе уха, подтягивая его поудобнее. — Заткнись и наслаждайся, — не соглашается Пак, более не разглагольствует и впивается в губы. Тело всё ещё немного дрожит от холода, и хочется уже скорее согреться. Полностью раздеться в такой ситуации возможным не предвидится, даже штаны придётся только припустить немного, да он ещё и в джинсах. Кожу наверняка натрет. Но отступать уже не намерен. Поцелуй становится жарче, и Чимин пытается двигать тазом, чтобы в штанах Тэхена зашевелилось уже. Переключается на линию его подбородка, проводит по ней языком, затем то же проворачивает с шеей и расстегивает свои джинсы. Ненадолго отрывается и, ещё раз оглянувшись, приспускает их. Боксеры он намеренно не надел сегодня, потому что... ну, что-то подобное уже было у него глубоко в мыслях при выходе из дома. И хорошо, что он их не напялил, с ними было бы ещё неудобнее. А так… Нет, так тоже неудобно. — Ты задницу себе отморозишь, — сжимая искомую, сообщает Тэхен. Чимин ерзает у него на коленях, то приподнимаясь, то опускаясь, то немного прячась под его пальто. И вот правда, лучше бы дошли до дома и там спокойно занялись всем этим делом. Нет же, надо было что-то придумать, ненужное вообще, жизнь себе усложнить. — У меня не встаёт, пошли лучше, — ещё раз пытается дозваться до Пака Тэхен. Чимин его слова игнорирует напрочь, снова двигается на его коленях, затем под внимательным взглядом, который без труда различает даже в этой темени, берет его пальцы в свои, и не капли не брезгуя, начинает их облизывать. И смотрится это более чем эротично, глаза у него блестят, и пусть всех деталей не разглядеть, жару это наводит похлеще, чем холодной водичкой по раскалённым углям. Тэхен облизывает губы, наблюдая как тот заводит его руку назад, помогая немного развести ягодицы. Затем расстегивает его брюки и достаёт член, снова целует, то и дело соприкасаясь при движении стволами. И да, это работает. Реакция прослеживается незамедлительно. Что же, раз Чимину так не терпится... Ким сам смачивает пальцы другой руки, и входит ещё двумя пальцами с другой стороны, прижимая Чимина к себе ближе, заставляя выдыхать за плечо. Раздвигает половинки как следует, мнет их заодно, не давая замерзнуть. Внутри очень горячо и приятно. Чимин немного стонет, когда он входит ещё одним пальцем. Член, зажатый между ними, наконец стоит, и Пак трогает чувствительную головку, улыбаясь на небольшой предупреждающий рык со стороны Тэхена. Затем слезает с пальцев сам и пытается насадиться на член, но джинсы мешают, и Чимин разочарованно вздыхает. Ладно, признает, идея была дрянь. И что теперь делать? Ответ приходит откуда не ждали. От Кима, в смысле. — Попробуй сесть спиной, я помогу, — можно попробовать. Получается так, словно он просто сидит у него на коленях. Но садится он, конечно, не просто на колени, а на кое-что очень ощутимое. И да, так получается намного лучше. Тэхен придерживает его за талию и начинает постепенно вколачиваться, чтобы никто из них не успел расслабиться. Наращивает темп довольно быстро и немного размашисто. Там немного суховато, слюней было маловато, а больше ничего при себе толкового нет, поэтому Киму приходится выйти, обильнее смочить член слюной и посадить Чимина обратно. Ляжки немного подмерзают, как бы там ни было, но Пак не заботится о себе. Тэхену же до зубного скрежета хочется поставить парня раком, чтобы удобнее было иметь, но земля холодная, а скамейка узкая, не вариант. О том, что они ещё и в парке, он уже и забыл. Но вспоминает очень быстро, когда вдруг до них доносятся голоса и смех. Блин, а ведь почти на конечной уже, и у Чимина нет ни малейшего желания останавливаться, даже если их увидят. Он продолжает двигаться на его коленях, и только когда парочка ребят проходит совсем близко к тому месту, где они скрыты, слегка приостанавливается, не слезая, впрочем. Тэхен предусмотрительно накрывает его пальто, как получается, чтобы хоть ничего лишнего видно не было. Они все ещё под неработающим фонарём. Кажется, будто один сидит у другого на коленках, ничего такого. Главное - не присматривайтесь. Ребята замечают их, но особого внимания не обращают, двигаясь куда шли. Тэхен цапает Пака в плечо и шепчет, что они только чудом не спалились. Как только те отдаляются на достаточное расстояние, он делает пару контрольных толчков и кончает, немного замарав брюки. Вроде, вышло не так уж и плохо. Чимин улыбается, но делает в голове заметку прекратить уже заниматься сексом на холоде. Подтягивает штаны, застёгивает брюки Тэ и снова садится на того лицом к лицу. Они глубоко дышат и периодически лениво целуются ещё какое-то время. — Зато теперь я согрелся, — выдаёт Пак, падая рядом. Ночь такая тёмная, на небе пара звёзд. Фонарь, который все это время не горел, вдруг загорается, и Пак смеётся вголос, представляя, что бы было, случись это чуточку раньше, как раз в тот момент, когда ребята проходили мимо. Вот бы они удивились. Возможно, испортили бы ребятам психику, а может, наоборот, подали идейку на будущее. Тут точно предугадать невозможно. Тэхен выглядит очень умиротворенным в тот момент, когда Пак поворачивает к нему голову. Глаза у него прикрыты, и длинные ресницы, которые Чимин до этого так внимательно не разглядывал, слегка трепещут. Форма губ у него очень сексуальная, и, оказывается, есть маленькая родинка на нижней. Чимин одергивает сам себя опять. Когда это он эстетом успел заделаться? Руки у Кима теперь спрятаны в карманы, и в голову лезет одна навязчивая мысль. К черту, не умрёт же он от этого. — Руку мне дай, — командным тоном выдаёт Чимин. Тэхен приоткрывает глаза, думая, чего ещё тому в голову взбрело. — Зачем? — задаёт он резонный вопрос. — Что значит - зачем? За руку тебя хочу подержать, не только же за член твой держаться, — немного раздражённо. Тэхен руку протягивает. Правда, все ещё не догоняет, к чему это. — Пф-ф, — сжимая её, тянет Чимин. И что люди в этом находят? — хрень полная, — с таким выводом чужую ладонь отпускает и хлопает себя по коленям, поднимаясь. Держаться за кое-что другое ему пока нравится намного больше. — И что это значит? — интересуется Ким, все ещё недоумевая над порывом паренька. — Забей, малость в голове перемкнуло, — признается Чимин, — Ладно, пошли ко мне. Хочу успеть опробовать кое-какой подарочек. Уверен, тебе он тоже понравится. Разве может такое кому-то не понравиться? Он уходит по дороге немного вперёд, Тэхен следует, отставая на полшага. Странные порывы удивляют малость даже самого себя. Это все слова Хосока на него так действуют. Несёт чушь какую-то порой, потом в голове крутится это всё, как навязчивая песенка, мыслям покоя нет. Они с Тэ просто отлично «упражняются», и нечего тут надумывать лишнего. — Кстати, — вспоминает Чимин ещё кое о ком, — ты хорошо знаком с Ким Намджуном? Такой высокий, статный, часто ходит в очках и почти не расстается с книгой, — даёт он небольшое описание, чтобы парень быстрее понял. Тэхен почему-то останавливается после вопроса, больше не следует за ним, только в спину глядит. — Почему ты спрашиваешь? — голос звучит тише, и смотрит он как-то иначе, не по себе даже чуток становится. — Просто он спрашивал о тебе. Сказал, вы пересекались раньше в магазине на кассе, там он твоё настоящее имя и узнал, кстати. Тэхен смотрит на него, как на говорящее дерево. Затем хмурится, не пойми что у того сейчас отражается на лице, и этот его вид Чимину не нравится совсем. Будто парню по лицу чем-то мерзким прилетело. — Он сказал, что узнал моё имя в магазине? — уточняет тот растерянно, и глаза будто становятся темнее. Они как пустое дно колодца, странное сравнение, но все именно так, — в магазине… — ещё раз тише повторяет себе под нос и опускает взгляд под ноги, — меня зовут Лиён, — говорит громче, поднимая голову, абсолютно не в тему. Словно пытается отвлечься, обмануть себя ещё немного — Тэхен, я знаю как тебя зовут, перестань уже, — небольшая дрожь проходит по телу. Реакция Кима, выражение его лица Чимину всё ещё очень не нравятся. Казалось, они уже прошли эту серию с постоянным представлением разными именами. По сути, он ничего такого не сказал, отчего вдруг так переменилось настроение и даже воздух вокруг будто стал ещё холоднее, или это уже самовнушение, — ладно, забудь, пошли, — пытается свернуть он тему, протягивает руку, сам не замечая последнего. И какого он вдруг вспомнил об этом так невовремя? Намджун явно ему чего-то недоговаривал. Блин, хорошо же все было. — А Джин? — спокойно разглядывая протянутую ладонь, спрашивает Ким, — он что-нибудь говорил обо мне? — Ты знаешь Джина? — не скрывая удивления, спрашивает Пак. Вот это сейчас неожиданно было. Если он ещё и Юнги с Чонгуком знает, Чимин просто выпадет, — Когда вы успели познакомиться? Может, на той же вечеринке, пока Чимин был занят другим? — Мне нужно идти, — отрезает вдруг Тэхен, голос ровный, а в глазах всё та же потерянность. Как правильно Чимину отреагировать на это, он не знает. Потому что непонятно ничего, и что за смена настроения? Хоть объяснил бы чего, он ведь мыслей читать не умеет. — Мы же хотели пойти ко мне, — напоминает. — Прости, вспомнил кое-что очень важное, — определённо врёт, — нужно срочно идти, я напишу тебе завтра, — парень разворачивается, так толком ничего и не прояснив, и Чимину это абсолютно не нравится. Совсем, блять, не нравится! Что за «кидалово» ещё такое опять? — Да что я сказал не так? — Не в тебе дело. Мир не вертится только вокруг тебя, — немного раздраженно прилетает в ответ, — извини, — тут же чуть виновато и нервно, — иди домой Чимин. Я объясню все позже. «А не пошёл бы ты нахуй?» или что-то вроде того очень хочется бросить Чимину ему в спину, но он сдерживается. Еле-еле, но сдерживается. Нахера пороть горячку? Обождем, нужно попробовать выяснить, для начала, что же это за дерьмо? Нужно ли ему это «дерьмо» такое? ←═╬ ╬══╬ ╬═↴ Никто никогда не говорил ему, что мир идеален. Мама часто рассказывала сказки, и в конце добавляла, что жизнь начинается только после того, как заканчивается сама история. Чимину всегда было интересно, что же там дальше. Что же следует за переплётом страниц? Колыбель не всегда стояла в этой комнате. И было время, когда мама умела улыбаться по настоящему, когда ему нравилось обнимать её. Когда ему нравилось, как она гладила его по голове и нравился ее запах. Этот дом не всегда был таким мрачным и неприветливым, и обои на стенах не казались такими тяжёлыми. Раньше Чимину нравилось здесь бегать, ему нравилось время, когда с работы возвращался отец, когда он с улыбкой просил не ждать его так долго. Ему нравилось, когда из комнаты показывался маленький человечек и сжимал свои крохотные кулачки, цепляясь за проем. Нравилось, как мама подхватывала его и называла: — Чони. «Пора спать, Чони, закрой глазки» Он открывает глаза и взгляд устремляется на колыбель, её голос все ещё звучит в этой комнате. Она и сейчас стоит и глядит в полотно двери с той стороны, Чимин чувствует её, хотя не хотел бы. Хотел бы забыться в чьих-нибудь объятиях лучше, или в чем-то ещё, лишь бы не слышать, как чуть погодя она завоет и будет стонать. Просто сделать вид, как и отец, что нету ничего этого, ничего лишнего. И не было. Всё тихо и спокойно, и отчасти так оно и есть. Он уже свыкся, слишком давно это было, чтобы вдруг опять начать испытывать флэшбеки по ушедшим добрым временам. Всего этого нету, и жить с этим вполне себе можно. Жить с ними, такими, теперь вполне себе сносно, и колыбель в углу… Это всего лишь колыбель, ни больше, ни меньше. Никто не спал в ней раньше, кроме него самого. Никто не смотрел на него оттуда. Никто не просил его закрыть глаза. А если и просил, все это помнит в деталях только проклятый дом, но никак не он, не они. От всего лишнего можно отгородиться, было бы желание. Или унесло все к черту в эмоциональном выгорании. Без лишнего всего проще плыть дальше. Чимин переворачивается на другой бок и слышит эхо, и треск. И что же оно там забыло внутри? Чего не исчезает теперь? ←═╬ ╬══╬ ╬═↴ Чимин чувствует, как мышечный спазм сводит лицо и ненароком сжимаются зубы. Идея пройти у моста оказалось плохой. Чертовски плохой. Не нужно было идти сюда, ведь именно отсюда, говорят, Чен и прыгнул. Уже, как не погляди, дурное место. И картинка впереди только добавляет неприятных ощущений. Лучше бы остался дома. Сидел бы себе в комнате и на колыбель глядел. Он быстро разворачивается и уходит прочь. И бесится, бесится жутко, хотя с чего бы? Плевать, Чимин ведь и сам далеко не святой, чуть не лёг под Дана, трахался с Хосоком, было пару чмоков с Юнги. Волновать это, какая-то мелочь там, его не должна. Что ему вообще до этого? Они же просто трахались, и все тут. Черт бы побрал. Внутри все так и закипает, клокочет и тарахтит, как крышки кастрюль с кипящей водой. Успокоиться не получается никак, настройки не находятся, и это на него непохоже. Всё это ни коим образом не он. Но кто тогда? На странных неконтролируемых эмоциях он открывает чат с Юнги и быстро печатает ему, сразу отправляя, пока не передумал, или не написал чего хуже: «Держи свою малышку в узде, пожалуйста, а то того и гляди на ещё одну птичку без крыльев станет больше» Юнги читает не сразу, и отвечает долго. «Пыл поубавь, и напиши нормально, что случилось» Чимин решает сегодня подольше погулять, прежде чем пойти домой. Прямо надышаться этим паршивым воздухом, который некоторые умудряются называть свежим. На сообщение он больше не отвечает, лучше и правда успокоиться, не строчить в таком состоянии. Ведь фигня же полная, какого же это его так задевает? Почему он вообще испытывает так много эмоций в последнее время, что даже голова немного болит. И эта злоба ни с того, ни с сего. Хочется кому-нибудь врезать или что-нибудь об кого-нибудь разбить, раздолбать к чертям хоть что-то, но телефон жалко, а за вандализм по головке не погладят, потому… Верно, лучше с кем-нибудь потрахаться. Да, именно это ему и нужно, и от стресса заодно избавиться, и от всего прочего дерьма. Хосок как раз сейчас должен быть дома, и вряд ли будет против развлечься. Нахрена ему сдался этот Тэхен, не от мира сего, бомж недалёкий... Можно же найти любовника в сто раз лучше, раз уж неймется, удобнее по всем стандартам. На него многие поведутся, нужно только приложить небольшие усилия, а некоторым и вовсе всего лишь подмигнуть разок - и дело в шляпе. Тут ещё скорее поискать, кто откажется с ним покувыркаться, а не наоборот. Нашёл, из-за чего и кого злиться вдруг. Нашёл, о ком думать больше нужного.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты