Подарки судьбы

Другие виды отношений
R
Завершён
24
Размер:
108 страниц, 13 частей
Описание:
- Ты действительно думаешь, что твоё собственное время может быть переписано?
Посвящение:
DM-тусовке - без вас я бы не потянула это всё <3
Примечания автора:
Стихийное продолжение к летнему драбблу "Подарки судьбы" [https://ficbook.net/readfic/9678525], его текст представлен здесь в качестве Пролога.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
24 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать

8. Глава, в которой на Грэме наручники

Настройки текста
Примечания:
♫ I can't conceal what I feel, what I know is real
No mistaking the faking, I care
With a prayer in the air I will leave it there
On a note full of hope not despair ♪

Depeche Mode - A Pain That I'm Used To
      — Каков наш план? — тихо поинтересовался Грэм, поглядывая поочерёдно то на Доктор, то на Кощея. Оба молчали, и, кажется, вели какую-то скрытую беседу между собой, не проронив при этом ни звука. Наконец, Доктор тяжело вздохнула и повернулась.       — К сожалению, план Кощея звучит разумно, — вздохнула она, признавая поражение. — Он попробует выдать тебя за своего пленника и проведёт на нижние уровни. Я постараюсь незаметно пробраться следом.       — Ох, перестань. Добрался же он сюда живым и целым, — фыркнул раздражённо Кощей, очевидно, устав спорить ещё минут двадцать назад. — Я могу уследить за одним человеком, знаешь ли.       Доктор в ответ посмотрела на него с неприкрытым скепсисом. Грэм сощурился, пытаясь понять, что конкретно за перепалка между ними произошла на этот раз. Но, судя по всему, с ним этой информацией никто делиться не собирался.       — Вытяни руки, — со вздохом попросил Кощей, тут же начав активно обшаривать себя по карманам. Наконец, в одном из внутренних карманов плаща он обнаружил искомое — тонкую пластинку красного стекла.       Как только Грэм послушно вытянул свои запястья, пластинка начала испускать тонкие светящиеся лучи. Они за пару секунд полностью опутали его кисти, не давая ими пошевелить. При этом никакого давления на коже он не чувствовал, что самое удивительное. Выходит, были всё же на этой планете и какие-то гуманные изобретения.       — Будьте осторожны, — шепнула Доктор, на прощание и тут же пождала губы в извиняющейся гримасе. Грэм постарался улыбнуться ободряюще в ответ.       Она провожала их внимательным взглядом до тех самых пор, пока Кощей, чуть ли не чеканя шаг, размеренно добрался до ближайшего поста охраны. В этот момент пришлось торопливо юркнуть за угол, чтобы никто не успел заметить ещё и её присутствие на этаже. Доктор предстояло приключение не из приятных — пока парочка неспешно вышагивала через парадный вход, она должна пробраться по служебной шахте для дронов. Благо, на этот раз рост позволял проделать этот трюк без страха застрять в узком проходе намертво.       Дождавшись, пока голоса и иные звуки окончательно затихнут, она вернулась перебежками немного назад по коридору — туда, где заприметила маркировку технического обслуживания. Звуковая отвёртка без особого труда справилась с креплением, что позволило отодвинуть нужную панель уже спустя несколько секунд. Стараясь не шуметь лишний раз, Доктор торопливо юркнула внутрь и подхватила панель с обратной стороны, намереваясь закрепить на законном месте, чтобы не оставлять следов для чужих любопытных глаз.       Внутри оказалось предсказуемо тесно и душно — дополнительно кислород сюда не подавался, ввиду того, что шахту обслуживали автоматизировано. Вскарабкавшись вверх и отталкиваясь изо всех сил ногами, она взобралась к основному проходу, тянущемуся практически под потолком по всей длине коридора. Теперь всё, что оставалось, это двигаться вперёд, ориентируясь на присутствие Кощея где-то внизу. Найти его тоже не составило особого труда — после того, как между ними установился контакт, она стала чувствовать его гораздо чётче, а потому могла с лёгкостью определить местоположение на таком незначительном расстоянии.       К сожалению, она не слышала ничего из того, что происходило снаружи — звукоизоляция на этом уровне была как следует налажена. Всё, что удавалось различить — приглушённый скрежет и постукивания. Половину из которых, скорее всего, она сама же и издавала, задевая стенки узкого прохода. Однообразный маршрут довольно быстро нагнал тоску, но она не спешила связываться с Кощеем, чтобы выяснить, как у них там внизу дела — не стоило лишний раз отвлекать его почём зря. Поэтому она продолжала молча ползти в тишине, развлекая себя лишь периодическим разглядыванием маркировки стыков силовых кабелей, которые пролегали по обе стороны от неё.       «Мы прошли»       Доктор облегчённо перевела дух, ненадолго останавливаясь. С первой частью плана покончено, но впереди было ещё много работы — короткая передышка перед очередным броском была как нельзя кстати. Она чувствовала, как Кощей где-то внизу уходит дальше, и надеялась, что он не забудет дать сигнал о том, когда придёт время выбираться наружу. Левый локоть неприятно ныл — кажется, она успела где-то его стесать на своём пути. В целом, путешествие по служебной шахте постепенно начинало действовать на нервы. Кажется, она всё же стала слишком стара для таких манёвров.       «Ты можешь спускаться, но тихо»       Доктор раздражённо фыркнула себе под нос, взглядом пытаясь найти ближайшее ответвление вниз. Спуститься в столь узком пространстве оказалось ещё более сложной задачей. Пострадавший локоть постоянно давал о себе знать, а воздух становился всё более и более спёртым. Стоило немного ускориться и выбраться наружу, пока её не застала врасплох какая-нибудь паническая атака на фоне неожиданно вскрывшейся клаустрофобии.       — Давай руку, — практически шёпотом проговорил Кощей, опустившийся перед ней на одно колено. Доктор же отчаянно боролась с гравитацией, чтобы не выкатиться из служебного люка кубарем. Кое-как найдя устойчивое положение, она протянула ладонь. Вдвоём справиться с задачей оказалось гораздо проще. — Я выяснил, где их держат.       — Отлично, — сухо кивнула Доктор, теперь торопливо оправляя на себе задравшуюся и перекрутившуюся во всех местах одежду. — Где?       — Тебе не понравится, — Кощей поморщился с практически виноватым выражением на лице.       — Постовой сказал что-то про темпоральную камеру, — решил подать голос Грэм, стоявший всё это время чуть в стороне — высматривал, не идёт ли кто по коридору. Он скользнул по лицу Доктор заинтересованным взглядом, потому что не знал, что именно это значило. Впрочем, он мог бы и догадаться по помрачневшему лицу Кощея, что ничего хорошего.       — Неизвестно, сколько именно времени прошло для них, — подвёл итог Кощей. — Лучше нам здесь не задерживаться.       Темпоральная камера была весьма и весьма эффективным методом извлечения информации — личное ощущение времени допрашиваемого при этом искажалось в такой степени, что минутное заключение могло растянуться на годы. Что упрощало задачу в значительной степени для тех, кто брезговал физическими пытками, но всё же стремился получить необходимые сведения. Доктор почувствовала, как рёбра сдавило в цепкой хватке дурного предчувствия. Несмотря на то, что ребята пропали по большей мере час назад, для них это могло обернуться едва ли не целой жизнью. Особенно, такой короткой, как человеческая. А самым неприятным было то, что обратить процесс вспять практически невозможно.       Доктор без лишних разглагольствований зашагала дальше по коридору, туда, где вдалеке маячила отграниченная секция. На всём этаже больше не было ни одной живой души — остальные камеры, судя по всему, пустовали, никакой охраны здесь так же не было видно. Место было полностью автоматизировано.       Однако чем ближе троица подбиралась к разделительному барьеру, тем более странными были ощущения. Доктор с удивлением обнаружила, что мысли начали путаться, а на ум приходило всё больше никак не связанных друг с другом воспоминаний. Было ли это какой-то разновидностью охранной системы, она не могла сказать наверняка, но вряд ли это начало происходить ни с того ни с сего само по себе безо всякой внешней на то причины.       — Ты тоже это чувствуешь? — спустя какое-то время сдержанно проронил Кощей, бросив в её сторону короткий обеспокоенный взгляд.       — Чертовщина какая-то, — фыркнул вместо неё в ответ Грэм, неспешно шедший позади них. — У меня как будто каша в голове.       — Учитывая, что она там на постоянной основе, я боюсь вообразить масштабы, — в своей классической манере язвительно отозвался Кощей и попытался по-дружески пихнуть её локтем, чтобы та оценила шутку. Доктор не оценила.       — Немного похоже на ощущения в Матрице, — медленно проговорила она, спустя ещё несколько шагов, полностью удостоверившись в своих чувствах. — Не думаю, что они действительно сканируют, скорее, просто пытаются нас запутать.       Грэм неодобрительно фыркнул и нервно потёр висок. Доктор с трудом удержалась от того, чтобы последовать его примеру — в голове мерзко шумело, как будто через уши просочился какой-то белый шум, рябью отдающийся по стенкам черепа изнутри.       Голова кружилась. Они немного перебрали у Дракса этим вечером, это было очевидно. По всему телу растекалось ленивое тепло и весёлая лёгкость. В какой-то момент даже начало казаться, что если оттолкнуться от опостылевшей грязно-рыжей плитки посильнее, то получится взмыть под самый потолок, каким бы далёким тот не казался. А там, кто знает? Может, даже получится выбить локтем верхний витраж в конце коридора и пролететь ещё немного?       — Ты совсем мне не помогаешь, — трагично вздохнул под боком Кощей. Помогал добраться до комнаты, как и всегда. И ворчал при этом, как и всегда. Но чья была вина в том, что он никогда не умел веселиться как следует? — Можешь перестать пытаться улететь в разбитое окно? У нас завтра большой практикум по темпоральной механике.       — Тебе никогда не хотелось просто исчезнуть?       Кощей вновь вздохнул. Знал, что ничем хорошим такие алкогольные откровения не заканчиваются. Это немного задевало — всё-таки они были очень хорошими друзьями, доверяли друг другу всякие разные важные вещи. Это вроде было важным.       — Нет, Тета, не хотелось, — подтащив поближе, устало выдохнул Кощей.       — Что, даже сейчас?       Перевести всё в шутку всегда было хорошей идеей. Это приходилось проделывать часто, потому что у Кощея был воистину взрывной характер, а идиотских идей всегда было больше, чем он мог переварить. Никто из них особенно не любил разговаривать на серьёзные темы. Только когда совсем припрёт. Сейчас вроде бы не припирало, но стоило на всякий случай прислушаться к себе повнимательнее.       — Я подумаю об этом, если ты не прекратишь спотыкаться через каждый шаг, — фыркнул Кощей, повернув голову. — Серьёзно, смотри под ноги.       — Там ничего интересного! Можно, я лучше на тебя буду смотреть?       — Не насмотрелся ещё? — язвительно отозвался он, отворачиваясь. Не всерьёз злился, просто не хотел вести подобные разговоры в общем коридоре. Да, стояла ночь, было тихо и пустынно, но это вовсе не значило, что никто не мог их подслушать. Это угнетало больше всего — нигде в Цитадели нельзя было почувствовать себя в безопасности. Даже добравшись до нужной комнаты и оказавшись за тщательно запертой дверью, оставалось какое-то странное ощущение слежки. Кощей был тем ещё параноиком, да, но конкретно в этой ситуации понять его было легко. От этого, в том числе, и хотелось сбежать. Поэтому так сильно хотелось свободы. Всегда хочется того, чего у тебя нет.       Но странность состояла в том, что они-то как раз были друг у друга. А хотелось так, как будто не было. И что-то подсказывало, что дело было вовсе не в миллионе переменчивых настроений.       — Теперь-то что? — Кощей обернулся практически раздражённым — действительно устал тащиться по коридору или не хотел больше слушать.       День был долгим, вечер тянулся ещё дольше. Насчёт ночи пока ничего было не ясно, и этот факт тоже добавлял масла в огонь. Что-то нужно было взять на себя хотя бы из дружеской солидарности. И как раз таки был на уме один действенный способ прочистить голову от лишних мыслей. Или даже вообще от всех, если получится задействовать нужное количество дофамина. С окситоцином давно было всё схвачено, но вот дофамин оставался пока слегка тёмной территорией — такими секретами Кощей, увы, не делился.       Натура естествоиспытателя всегда выручала из разного рода заковыристых ситуаций, так что положиться на собственные инстинкты было неплохой идеей. Особенно, учитывая тот факт, что сознание всё равно по большей части отказывалось принимать участие в этом химическом балагане после пары бутылок вина.       Всегда казалось особенно трогательным то, как быстро Кощей терял волю, стоило только проявить хоть какую-то инициативу. Для того, кто предпочитает держать всё под собственным жёстким контролем, он на удивление легко позволял проделывать с собой такие фокусы. Доверял. И это, пожалуй, пьянило даже сильнее выпитого вина.       Доктор резко ухватилась за стену, почувствовав, что ноги окончательно перестали держать. В голове шумело от чересчур ярких воспоминаний. Они казались слишком реальными. Дезориентированная, она отшатнулась от подоспевшего на выручку Кощея. Его помощь была сейчас совершенно неуместной, это Доктор могла осознать, даже находясь в таком смятении. Он опустил протянутую, было, руку и поджал губы. Это на самом деле было к лучшему. Не хватало ещё, чтобы он трогал её сейчас, пока разгорячённое сознание продолжало крутить перед внутренним взором плёнку воспоминаний. У неё и так едва получилось из них вырваться.       — Порядок? — сухо поинтересовался он, стараясь теперь даже не смотреть в её сторону. Доктор слабо кивнула, тоже смотря прямо перед собой. По коридору она продолжала продвигаться аккуратно касаясь стены кончиками пальцев.       — А тебя что, вообще ничего не берёт? — тихо фыркнул шедший позади них Грэм. Доктор могла лишь гадать, какие именно воспоминания это место поднимало в его воображении. Надеялась лишь, что они не были слишком мучительными. — Даже мне здесь не по себе.       — Мне не показывают ничего из того, что я и так не прокручиваю в собственной голове каждую ночь, — отмахнулся, поморщившись, Кощей. — В какой-то момент это просто начинает терять смысл.       — Видимо, мне нужно больше времени, — мрачно вздохнул Грэм, поравнявшись с ними — Доктор настолько сбавила шаг, что он наконец-то смог их нагнать. Ей было отчаянно неловко перед ним за то, что он видел её в таком слабом положении. — Каждый раз, когда мне начинает казаться, что я как-то примирился со своей жизнью, она тут же не упускает возможности ударить под дых и напомнить обо всех ужасах сразу.       — И это только полвека воспоминаний, — снисходительно фыркнул Кощей. — Не удивительно, что ты на ногах едва держишься, Тета. Твоему багажу любой архив в Цитадели позавидует.       — Перестань меня так называть, — неожиданно зло процедила она. Неожиданно в первую очередь для самой себя. Она и представления не имела о том, насколько сильно в действительности это раздражало. Особенно сейчас, когда перед глазами плясали непрошенные воспоминания того, как он тянет давнее прозвище на разные лады — от колких насмешек до тягучих стонов. — Мне тут и без тебя напоминаний хватает!       Но ещё более неожиданным было то, как Кощей на это заявление отреагировал.       — Ох, прошу прощения, озлобленное воплощение моего давно покойного друга! — выплюнул он, резко к ней повернувшись. Доктор застыла на месте. Ремарка, по меньшей мере, застала врасплох. Очевидно, она упустила тот факт, что Кощей сейчас пребывал ровно в том же положении, что и она, как бы он ни храбрился перед Грэмом. — Постоянно забываю, что ты лишь фантом с отдалённо знакомым атронным отпечатком и схожим отсутствием вкуса в одежде. Простительная оплошность, ведь ты переняла его основную черту характера — оглушающую самовлюблённость и полное отсутствие эмпатии к чужим эмоциональным проблемам! Вас на удивление легко спутать!       Доктор возмущённо втянула воздух, готовясь разразиться ответной тирадой, но, как оказалось, это был ещё не конец его возмущений.       — Извини, что я не могу держать себя в руках рядом с тобой, лишь потому, что ты имеешь какое-то отдалённое отношение к единственному живому существу, которое я когда-то считал хотя бы немного похожим на самого себя! Не принимай близко к сердцам мою меланхолию, потому что она всё равно не имеет к тебе никакого отношения. Каюсь! Мне сложно воспринимать тебя лишь в качестве фотографии на надгробии былой дружбы, потому что я, очевидно, всегда больше вкладывался в эти отношения и был единственным, кто нуждался в них. Прости, что твои смешанные сигналы постоянно сбивают меня с толку, а вспышки агрессии лишь усугубляют ненависть к самому себе, потому что того Тету, которого я знал, у меня просто физически не получается возненавидеть, как сильно бы ты не старалась! Моя вина, что я не могу вас отличить.       Поджав губы до тонкой линии, Доктор буравила его ненавидящим взглядом, не столько задетая словами, сколько опустошённая от того, что не может найти достойный ответ. Или хоть какой-то, раз уж на то пошло. Она понимала, что молчанием лишь признает, что в его бессвязном потоке обвинений был какой-то смысл, но по-прежнему не могла выдавить ни слова.       — Мне кажется, я начинаю догадываться, от чего у тебя крыша поехала, приятель, — очень тихо, но вполне различимо, фыркнул Грэм, тоже остановившийся чуть впереди от них.       — Эти отношения старше всей истории твоей цивилизации и в миллионы раз запутаннее, — ответила Доктор, наградив его неодобрительным взглядом. — Не надо думать, что понял их суть за полминуты.       — По-моему, именно это он и сделал, — Кощей скрестил руки на груди и принял оборонительную позу. Грэм лишь беспомощно развёл руками, очевидно, оставаясь на своём и поддерживая его сторону.       — Отлично, — процедила сквозь стиснутые зубы Доктор, раздражённо зашагав вперёд. Ей определённо больше нечего сказать этим двоим.       — Опять убегаешь? — фыркнул ей в спину Кощей. — Как предсказуемо. Я, по крайней мере, нашёл в себе силы высказаться. Могла бы хоть из вежливости найти в себе силы не бежать, куда глаза глядят!       Доктор лишь горделиво расправила плечи, зашагав быстрее. У них было здесь важное дело — чем быстрее она выручит из заключения своих друзей, тем скорее сможет убраться восвояси. Судя по тому, что ничьи шаги больше не раздавались за спиной, ей придётся делать всё самой. Впрочем, ничего нового. Она привыкла полагаться исключительно на свои силы — знала, что во всей вселенной больше не на кого рассчитывать.       Таким образом, Доктор добралась до необходимой секции в кратчайшие сроки. Непрошенные воспоминания, тем временем, не только не отступили, но и наоборот — усилились, теперь проявляясь скорее в виде отдельных вспышек. Весьма дезориентирующих, надо отметить. Двигаться вперёд становилось всё сложнее. Кое-как совладав с расфокусированным зрением, она, продолжая опираться кончиками пальцев о стену, наткнулась на какой-то странный выступ. Выступом оказалось не что иное, как панель управления. Оставалось только собрать остатки самообладания в кулак и сконцентрироваться на простой задаче — найти нужный рубильник и отключить идиотскую систему защиты раз и навсегда.       Но пока она всматривалась в расплывающиеся перед глазами надписи, чья-то чужая рука сделала всю работу. Как только в тишине пустующего коридора раздался щелчок, у неё словно пелена с глаз спала. Впрочем, в каком-то смысле так оно и было — спонтанный экскурс по её памяти закончился. Теперь она видела перед собой лишь одну картинку. Ту, на которой Кощей, очевидно, был героем дня, потому что именно он разобрался в устройстве щитка быстрее, чем она.       — Порядок, — проговорил он словно бы сам себе, отходя в сторону, чтобы не стоять к ней слишком близко.       Теперь, когда сознание окончательно прояснилось ото всех наваждений, ей было ужасно неловко за своё поведение. И в особенности перед Грэмом. Ему-то точно досталось ни за что, ни про что. Но, судя по его лицу, он и не думал её в чем-то обвинять. Кощей же старался избегать её взгляда в принципе, так что нельзя было сказать наверняка, как именно он относился к произошедшему. В любом случае, сейчас явно не лучший момент для повторного выяснения отношений.       — Я беру правую сторону, ты — левую, — буднично сообщила она, даже не повернув головы. Боковым зрением увидела, как тот кивнул и поспешил заняться делом.       — А мне что делать? — вздохнул Грэм, с явным неодобрением наблюдая за этой короткой сценкой взаимной неловкости. — Опять на стрёме стоять?       — Поищи стазеры, — не успела Доктор и рта раскрыть, как в разговор вмешался Кощей. — Где-нибудь неподалёку от панели управления должна храниться парочка для экстренных случаев. Вы вряд ли сможете ими воспользоваться, но у меня с этим точно не должно возникнуть проблем.       — Разве они не запрограммированы на генетическую базу охранной группы? — фыркнула Доктор, заглядывая в узкое окошко на первой двери. Для этого ей практически пришлось встать на цыпочки.       — Да, — ровно ответил Кощей, явно не испытывая подобной проблемы — рост спокойно позволял заглядывать внутрь без особых усилий, — но мой допуск имеет небольшой приоритет. Чуть выше рядового, но и этого достаточно, чтобы воспользоваться экстренным оружием.       — Но тогда твоё имя навсегда останется в логах, и ты никогда не отделаешься от этой истории.       Кощей обернулся с практически растерянным видом. Доктор нахмурилась в ответ, тоже отвлекаясь от своего занятия.       — Что? Из нас двоих это тебе нужно думать о своём будущем, — пожала она плечами, продолжая хмуриться.       Тот резко развернулся обратно, подходя к следующей двери. Довольным он не выглядел совершенно. Доктор глянула с недоумением на Грэма, мол, «что я такого сказала?», но тот был слишком занят поисками стазеров и не обратил на неё никакого внимания. Очевидно, с этой проблемой ей придётся разбираться самостоятельно.       — Девушка здесь, — Кощей резко отпрянул от одной из дверей и тут же схватился за ручку, чтобы подёргать. Разумеется, та не поддалась. Одно дело оставлять на этаже минимум охраны и совсем другое — оставлять камеры незапертыми. — Проверь остальные, я попробую открыть дверь с панели.       Наконец-то все остальные мысли вылетели из головы, уступая место переживаниям за благополучие друзей. Доктор торопливо осмотрела остальные окошки и нашла Райана лишь в конце — он был в самой крайней камере, по закону подлости.       — Райан в этой, — Доктор махнула рукой Грэму и тот, торопливо всучив стазер в руки Кощею, подорвался к нужной двери. — Эй! Слышишь меня? — Доктор тем временем попыталась дозваться через окошко в двери. Фигура, застывшая в сидячем положении на узкой кровати, даже не шелохнулась. — Райан, это Доктор!       — Почему он не реагирует? — забеспокоился Грэм. — Что с ним?       В этот момент Кощей сумел совладать с панелью управления и по очереди открыл нужные двери. Доктор и Грэм поспешили на выручку Райану, поскольку были ближе. Кощей с тихим вздохом двинулся к камере Ясмин, поняв, что ему попросту не оставили выбора.       Доктор подхватила Райана под правую руку, Грэм под левую — так и выволокли его потихоньку в коридор. Кощей справился с задачей проще — подхватил бессознательную девушку на руки целиком. В таком состоянии она казалась ему практически невесомой. Её голова доверчиво качнулась и легла ему на грудь, чему он был, мягко говоря, не очень-то рад.       — Теперь что? — пробормотал он, стараясь аккуратно движением плеча переместить её голову куда-нибудь в другое место, но это оказалось не так-то просто сделать. — Они оба без сознания, как будем удирать?       Откровенно говоря, Доктор надеялась, что спутники будут хотя бы в сознании, чтобы передвигаться самостоятельно. В таком виде они вряд ли останутся незамеченными, если станут перемещаться по коридорам Цитадели. Тем более что до ремонтных доков, где осталась её ТАРДИС, пусть был неблизкий. Поэтому она отчаянно нахмурилась и попыталась срочно что-нибудь выдумать на скорую руку. И пока она была полностью поглощена этим увлекательным процессом, боковая стена с лёгким шипением отъехала в сторону, являя им своё тайное содержимое.       — Что за хрень? — обескураженно выдавил Грэм, перехватывая Райана поудобнее.       — Чья-то ТАРДИС, — ровно таким же тоном ответила Доктор, непонимающе сощурившись. И, стоило ей произнести эти слова, как в секции сработала тревога. — Судя по всему, кто-то очень сильно хочет, чтобы мы ею воспользовались.       — Ничего не имею против, — буркнул Кощей, проталкиваясь вперёд и в несколько шагов подбираясь ближе к ТТ-капсуле. Взявшись за ручку, он окинул машину напряжённым взглядом, замешкавшись. Подошедшие сзади Доктор и Грэм, державшие на своих плечах Райана, замерли прямо за ним в ожидании.       — Ну что там ещё? — сдавленно выдохнула Доктор. Райан всё-таки был очень тяжёлым, особенно без сознания. — На отражение своё засмотрелся?       — Это моя ТАРДИС, — сухо ответил Кощей, теперь решительно открывая дверь и проходя внутрь. И вовремя — с дальнего конца коридора как раз начали доноситься приглушённые звуки погони.       — Твоя ТАРДИС? — переспросил Грэм, поскольку Доктор промолчала, а ему хотелось всё же как-то прояснить этот вопрос. — Есть какая-то дикая вероятность, что ты сам её здесь случайно припарковал?..       — Да, ведь я постоянно паркуюсь, где попало, — фыркнул в ответ Кощей, торопливо сгружая бессознательную Ясмин на ближайшее кресло и тут же вставая за консоль. Доктор помогла Грэму усадить внука на соседнее и метнулась обратно, чтобы закрыть за ними дверь. Кощей опередил её, сделав это напрямую с консоли. — Держитесь, мы дематериализуемся.       Капсулу пробрало слабой дрожью, и Доктор уже хотела было насмешливо отмахнуться от предложения ухватиться за что-нибудь, как следующая серия толчков чуть не сбила её с ног. Убедившись, что Грэм справляется с фиксированием позиции Райана, она осторожно подобралась ближе к Яз. Её лицо показалось Доктор нездорово осунувшимся, но она решила задвинуть на время тревожные раздумья и для начала просто убедиться, что та не свалится со своего места во время полёта. Краем глаза она заметила, как Кощей аккуратно обходит консоль кругом, чтобы дотянуться до нужных рычагов и кнопок. Он действовал в спешке, но не без элегантности, стоило это признать. Было видно, что с собственной ТАРДИС ему было куда легче справляться — никакой беготни или ругани. И никаких фонтанов искр из центрального ротора. Профессионал за рулём.       Закончилось всё раньше, чем она успела понять. В один момент Кощей стоял с идеально прямой спиной за консолью, в другой — склонился над ней с медицинским сканером. Доктор попыталась сморгнуть заторможенность и взяла сканер в руку, пробормотав слова благодарности. Кощей не ответил, потому что поспешил зарыться в содержимое отсека под консолью в поисках запасного. Что ж, он был прав, пришло время выяснить, что именно АНВ сделало с её друзьями.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты