Я в Ваших советах не нуждаюсь

Фемслэш
NC-17
В процессе
33
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 32 страницы, 12 частей
Описание:
Не только уважение, моя хорошая, субординация для меня не менее важна.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
33 Нравится 14 Отзывы 9 В сборник Скачать

я

Настройки текста
Утром я так торопилась на работу, что даже забыла поесть. Сегодня Она со мной в смене, это значит, будет возможность поговорить… Надеюсь. Я ждала её первого пациента больше, чем что-либо и когда-либо в жизни, чтобы был повод подойти — принести талон. Собственно, долго ждать не пришлось, её первый пациент был записан на 8:30. Я так торопилась в его оформлении, что чуть было взяла с него не ту сумму, которая должна была быть оплачена. Как повезло заметить вовремя — иначе мне бы ещё прилетело от врача. С дрожью в коленях и трясущимися руками я дошла до кабинета и аккуратно постучалась. — Да? — голос врача с другой стороны двери, позволяющий войти. — Та. Талон, — я немного удивилась, увидев Аделину Викторовну. Женщина была в красивых облегающих легинсах и на каблуках. Это все, что виднелось из-под халата, но это было безумно красиво. — Спасибо. Сейчас приглашу, — сказала врач, забирая у меня из рук листок, и после не обращая на меня абсолютно никакого внимания. — Мы можем поговорить? — я делала и говорила все с такой аккуратностью, будто боялась спугнуть. — Нет, нам не о чем говорить. Я на работе, — сурово отрезала Аделина Викторовна, даже не поднимая взгляда. — Я очень хочу извиниться. — Мне не нужны извинения. Если что-то пошло не так, извинения ничего не изменят. Искупить можно, отработать можно. А извиниться — просто пустые слова, — она так и не поднимала на меня взгляда. — Ну что Вы хотите со мной сделать? Снова отшлепать? Пожалуйста, если это так важно, — я начинала злиться на её отсутствие внимания в мою сторону. — Делаешь мне одолжение? Какая милашка, — Аделина Викторовна сделала наигранно умиленный голос, однако сразу переменилась, — вышла и закрыла дверь с той стороны. — Но… — Живо, — она едва прикрикрула на меня. — Вы сами меня перебиваете, но меня за это наказываете, — я обиженно развернулась, и была готова уйти. — Игнорирование для тебя наказание? Я сегодня заберу тебя после работы и как следует покажу тебе, что такое наказание, — тихо сказала врач, чтобы никто посторонний не услышал, когда я выходила из кабинета. Чувства после этого короткого разговора были смешанным. С одной стороны моё сердечко трепетало от возможности провести время вместе, с другой стороны, такое времяпровождение скорее всего будет болезненным для меня, и я сама дала на это добро своими словами. А что если мне только кажется, что я готова терпеть такое отношение с её стороны? Что если когда это произойдёт, я снова захочу от неё сбежать и это того не стоит? Я не знала, как решить эту проблему, и мне, скорее всего, уже ничего не остаётся. Если я сегодня скажу ей «нет», вряд ли хоть одна наша встреча, какой бы она ни была, может повториться. А если скажу да… Не сидеть мне неделю? Или что она со мной сделает? Что если порка — это далеко не самое плохое, что может меня ожидать? Может она вообще маньячка, ее мысли бывают дикими. Так до конца рабочего дня я не могла решить, лучше рискнуть и остаться с ней, или не рисковать и упустить возможность. Однако когда она продолжила мимо меня, уже переодевшись, она положила мне листочек в карман халата. — Я пойду до туалета, — сказала я Лене, вставая с рабочего места. — Мы уже скоро закрываемся, давай только быстрее. Я быстро дошла до уборной и закрылась. «Я буду ждать тебя там же, где и в прошлый раз. Не придёшь, сама знаешь результат. Я не хочу тратить сегодня время на твои сомнения. Ты маленькая и глупенькая, можешь быть не уверенной, но сегодня твоя последняя возможность стать моей.» У неё такой красивый почерк, просто с ума сойти. А ещё врач. Интересно, у неё есть какой нибудь специальный почерк для пациентов? Да черт возьми, неважно. Я приду. Обязательно приду. Выходя из туалета я судорожно засунула листок в кармашек, торопясь на рабочее место. Быстрее бы закрыться и прийти к ней. К слову, долго ждать и не пришлось, большую часть работы за меня сделала Лена, которая торопилась домой видимо больше, чем я, поэтому была готова доделывать за меня, лишь бы быстрее. Оно и ясно, я ещё не так быстро выполняла все, что нужно при закрытии. На улице было холодно, но я шла быстрее не ради того, чтобы согреться, а ради того, чтобы быстрее пересечься с Ней. — Умница, девочка, — строгим голосом сказала Аделина Викторовна, когда я робко села к ней в машину, — маленькая и глупенькая, но выбор сделала верный. — Что Вы хотите сделать со мной? — тихо спросила, пристегиваясь. — Привезти домой, накормить, укутать в одеяло и уложить спать. Я удивлённо посмотрела на неё, отметив, что как бы нежно она не сказала эту фразу, на лице не было ни тени улыбки. — Это шутка? — я сразу же пожалела о таком вопросе, он показался мне опасным тол ко после того, как я произнесла. — Нет, почему ты так решила? — женщина положила руку мне на колено. — Вы хотели… «Как следует показать, что такое наказание», — я пыталась вспомнить, как она мне сказала в кабинете. — Сегодня у меня нет на тебя сил. Мы просто хорошо проведём вечер, — вздохнув, сказала врач. — Как же мне тогда изв… Отработать, или что Вы говорили? — Побудешь сегодня моей ласковой кошечкой, и я тебя прощу. Но не привыкай, часто такого не будет. Тяжесть отлегла, я успокоилась и была безумно рада раскладу сегодняшнего вечера. Понежится с этой женщиной было сверх моих мечтаний, обласкать я ее была готова хоть прямо здесь, сейчас, в машине, однако боялась мешать ей рулить. До её дома мы доехали в тишине. Врач не обранила ни слова, а я боялась лишний раз встревать. Вдруг все испорчу снова? Зашли в квартиру так же молча. Я только сейчас заметила, что женщина переобулась в высокие сапоги на каблуке. Аделина Викторовна устало села в кресло в коридоре, не разуваясь и просто молча устроилась. Я поняла, что она настолько сильно устала, что не может даже разуться. Я аккуратно подошла к ней, села рядом на пол, на колени и медленно потянулась к её сапогам. Женщина удивлённо взглянула на меня, склонив голову в бок и подняв одну бровь, но не мешала, не отодвинулась, а просто наблюдала. Я расценила это, как разрешение, хотя у меня дико колотилось сердце из-за страха сделать что-то не правильно. Это же не вполне нормально, разувать, так? Но, судя по всему, нисколько не противоречит ее рамкам. Я осторожно сняла один сапог, оголяя не изящную ножку в чёрном полупрозрачном носочке. Так же поступила и с другим её сапогом. Сама же после этого быстро разулась и сняла с себя верхнюю одежду и повесила, чтобы не запариться. С одеждой Аделины Викторовны я сделала тоже самое, впрочем, тут она мне помогла. Устало сняв с себя верх, женщина так и сидела в кресле. Неужели так мало сил? Что же сегодня за пациенты у неё были, раз так вымотали? Я сначала молча простояла рядом с врачом, ожидая, что она расскажет дальнейшие действия. Однако она молчала и даже не смотрела на меня. Устало дышала и не двигалась. Может быть, если я ещё понаглею, это не будет чревато? Я медленно села к женщине на колени, обняла и нежно поцеловала в щеку. — Хорошая девочка. Я думала тебя долго придётся воспитывать, — сказала Аделина Викторовна, улыбаясь мне. Она приобняла меня за талию, мягко поглаживая другой рукой мои бедра. Я сильно смутилась, и посмотрела на женщину, сведя брови. — Клин клином вышибают, знаешь? — сказав это, она сжала внутреннюю сторону моего бедра, заставив меня чуть ли не заскулить от смущения, — стесняться можно будет только тогда, когда я захочу и разрешу, милая, — она гладила мои ноги, активно дотрагиваясь до тех мест, от которых горели щеки, — я что-то не чувствую, чтобы ты меня целовала. Я восприняла это как приказ. Сначала я так же нежно чмокнула её в щеку. Потом ещё раз, боясь целовать в губы. Однако она сама повернулась так, чтобы при очередной попытке поцеловать её щеку я попала именно в губы. Я смущённо улыбнулась, и поцеловала её ещё более нежно и медленно. Врач улыбнулась сквозь поцелуй, взяв меня за шею. Это напугало, но возбудило сильнее и намного быстрее, чем её наглые руки у меня на внутренней стороне бедра пять минут назад. Я судорожно выдохнула, но Аделина Викторовна отпустила меня, закинув голову на спинку кресла. Этим она открыла доступ к ещё более желанным поцелуям — её шея была безумно красивой, и я уже не могла отказать себе, забив на стеснение. — Моя хорошая, я безумно голодная. Мне конечно очень приятно, что ты наконец-то научилась правильно себя вести, но давай оставим это на ночь, ладно? — она гладила меня по спине рукой, — пиццу или роллы? Или может что-то ещё? — Что? — мне было так жаль останавливаться, однако пришлось выйти из этого состояния, так как моя «собеседница» была ещё не в настроении. — Я закажу еду, не хочу сегодня готовить. Устала. Что ты выберешь? — Давай я приготовлю, зачем тратить деньги? — предложила я. — Мои деньги тебе считать нельзя, запомни, — она легонько шепнула меня той рукой, что только что гладила по спине, — и готовить ты сегодня не будешь. Я знаю, что ты истрепала себе нервы после вчерашнего. И знаю, что ты весь день переживала. Ты тоже отдохнешь со мной. — Ладно… Роллы может.? — я отвечала очень робко, будто тут был правильный ответ. Впрочем, врач это проигнорировал, только кивнула и молча достала телефон.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты