Противоядие из яда

Слэш
R
В процессе
11
автор
Размер:
планируется Миди, написано 46 страниц, 8 частей
Описание:
-Не стоит торопить события,- Скарлет мягко провела ладонью между усиками на голове брата,- просто будь рядом и старайся мягко оберегать и направлять его. И тогда, возможно, и среди пепла сможет распуститься вновь цветок, равного которому ты никогда не встречал в своей жизни, мой маленький братец.
Примечания автора:
Что ж, вот и новая история с уже известными многим персонажами. Да, теперь речь снова пойдёт о труппе и жизни всех в ней. Но на этот раз пламя костра поведает нам совсем другую историю...
-------------------------------------------------------

Чтобы понять, о ком идёт речь, если не читались ранние работы, настоятельно рекомендую прочитать вот эти две истории:

1)https://ficbook.net/readfic/9369511
2)https://ficbook.net/readfic/9629771
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 6 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
      Мелодия. Тихая такая, спокойная. Похожая на ветерок в летний зной, что находит тебя в тени большого раскидистого дерева, или высокой травы, что, кажется, может достать до самых небес. Мягко ласкает лицо своими, почти невесомыми, прохладными лентами, даруя умиротворение и настраивая на созидательный лад.       Мотылёк затянул узел на своей походной сумке потуже, похлопывая её по боку – они скоро снова выдвинуться в путь, к очередному «маячку», который кто-то чужой зажег для Алой труппы где-то далеко. Где-то кому-то снова нужна их помощь. Да, несмотря на то, чем они, по-сути, занимались, он предпочитал называть поиск остатков кошмаров именно так.       Флейта выводила ровное плетение нот в мелодии, что была очень хорошо ему знакома. Он часто слышал её в их с Чирром шатре – сверчок никогда не отказывал ему в просьбе исполнить это творение. Но вот вне шатра эта мелодия звучала отнюдь не так часто. Как говорил сам Чирр, это слишком личное, чтобы делать это доступным для всех. И Актиас не настаивал на изменении подобного мнения, хотя ему и было, самую малость, жаль, что такое чудное произведение никто толком, кроме него, и не слышал. Хотя насчёт хозяйки цирка он не был уверен в этом. Частенько у мотылька складывалось ощущение, что она, подобно истинному хозяину алых огней, прекрасно осведомлена обо всём, что происходит как в стенах шатров труппы, так и вне их.       А мелодия постепенно «затухала», будто бы исполняющий её вдруг устал от своего занятия.       Но, спустя миг, новая высокая нота взвилась ввысь, подобно первой неукротимой искре дикого огня, искрясь и шипя, разворачивая уже новые ассоциации и воспоминания в своих «узорах»… ---------------------------------------------------------------------------------------------------------       Он словно пытался догнать солнечный зайчик, что, резвясь, юлил в траве под ногами, перескакивая с травинки на цветы и листья, дразнясь. Мелодия, похожая на юркий лесной ручей, не прерывалась ни на миг, и мотылёк просто диву давался, как это получается.       Сегодня он наткнулся на сверчка случайно – с раннего утра того не было на стоянке, хотя его сёстры вполне спокойно отнеслись к этому. На этот раз они остановились неподалеку от какого-то цветущего городка, чьи жители были, на удивление, дружелюбны к заезжим циркачам, будто те были одними из них. Не сказать, что подобные развлечения в этом «царстве цветов» были таким уж частым явлением, но жители не толкались у шатров, не пытались заглянуть внутрь главного, как это было в других местах, где бывала труппа. Эти милейшие жуки просто были воплощением самого спокойствия, дружелюбия и тактичности. А еще мотылёк не почувствовал ни в ком и намека на фальш или ложь. Просто удивительное место, если сравнивать с остальными. Будто какое божество хранит свои создания духовно чистыми и непорочными. Даже как-то странно немного.       Он просто искал тихое и спокойное место «без лишних глаз и ушей», чтобы продолжить сочинять мелодию для лютни, что начал недавно. Сказать по-правде, часть этой мелодии он услышал в очередной алой грёзе, когда его призвал к себе Маэстро по очередному важному вопросу. Можно сказать, мотылёк уже почти привык к тому, что является неким «посланником», который через мягкий туман, цвета молодого алого пламени, проводит за собой сквозь чужие сны и кошмары к Владыке тех, кого тот желает видеть. Он не помнил, зачем Маэстро Мрак его позвал, но вот мелодию, что звучала в момент, когда тот его отпустил, Актиас запомнил очень и очень хорошо.       Сначала мотылёк уловил лишь пару нот среди шелеста листвы, и подумал, что ему показалось. Но та не исчезала, и Актиасу стало любопытно, где источник. Ведь музыка была неотъемлемой частью его жизни, и он не позволил бы себе просто пропустить подобное мимо себя. Тем более, если выдался такой случай.       Мимо высокой травы, что, казалось, никем никогда не была потревожена, по мелким камушкам через небольшой ручеёк, вслушиваясь в звуки, что приносил с собой тёплый ветерок – Актиас старался не шуметь, чтобы не спугнуть неизвестного музыканта своим неожиданным «визитом». И каково же было его удивление, когда он, наконец, отодвинув пучок высокой травы, увидел, КТО играл.       Чирр, наверное, даже не понял, поначалу, что его заметили – до того отрешённым и спокойным он выглядел в этом своем то ли танце, то ли «общении» с окружающей его природой. Странно, но будто от того безбашенного и наивного акробата, каким его обычно видел мотылёк, не осталось и следа. Актиас не знал, что Чирр может быть и ТАКИМ тоже.       Конечно, движениям сверчка не хватало толики плавности и грациозности, но ведь он и не вальс танцевал. Он вообще, наверное, не считал свои движения танцем. - Просто следую за ветром и своими чувствами в конкретный момент,- сверчок вдруг перестал играть, и обернулся, встречаясь взглядом с мотыльком,- а ты очень долго стоял там, знаешь? - Я не искал… - начал было Актиас, махнув одной из нижних лапок куда-то сторону. - Да, конечно, ты искал не меня, - Чирр тихо рассмеялся, убирая флейту в чехол на поясе, - но что нашёл-то нашёл, не так ли?       Сверчок наклонился, срывая какой-то небольшой, небесно-голубой, цветок со множеством маленьких лепесточков. Если бы мотылёк, и правда, искал не его, то мелодия бы его не позвала. Чирр давно усвоил истину, что определённые мелодии находят отклик в том или ином жуке только в том случае, если тот нуждается в чём-то, что мелодия может ему дать. Также акробат знал, что его обожаемый лютнист пытается написать какую-то новую партию для своего инструмента, но всё никак не может подобрать нужное сочетание нот. Конечно, сам Чирр не очень хорошо умел делать подобное, в отличии от старшей алоглазой сестры, но, почему-то, именно сегодня он был уверен в том, что у него получится помочь мотыльку с решением этой проблемы. - Василёк? - Актиас чуть повел золотистым усиком, прищурив один глаз, когда сверчок, осторожно, коснулся его, завязывая тонкий стебель в узелок, чтобы закрепить цветок. - Не любишь их? - на пару мгновений Чирр замер, затем потянувшись было обратно к цветку, чтобы снять, - тогда я уберу… - Нет, всё нормально, - мотылёк чуть отклонил лицо в сторону, показывая, что «подарок» он оставит, - просто удивился немного. Что ты играл? - Ах, это! - Чирр поскрёб коготком левый усик, отводя взгляд, - ничего особенного, просто набор нот, который давно крутился в голове. - Не сказал бы, что это «просто набор», - Актиас отыскал взглядом небольшой плоский камень, на который можно было сесть, - сможешь сыграть это снова? - Ты хочешь? - А почему нет?       Сверчок вытянулся в струнку в первые секунды после просьбы, кажется, даже задержав дыхание. Забавный такой.       Мотылёк просто сидел и слушал флейту, иногда записывая что-то в свою нотную тетрадь. Возможно, потом он доработает это, чтобы выглядело как надо, ведь мелодия того стоит, определённо. Вроде бы проста, но есть в ней что-то, что цепляет его. А если зацепило его, значит, обязательно оценят и другие.       Год давно прошёл, и весна сделала новый виток с того момента, как Чирр практически вымолил у Актиаса время в попытке ему понравится. Мотылёк не мог сказать однозначно, удачно ли прошел этот «эксперимент» упрямого сверчка. С одной стороны, сам же лютнист ограничил рамки их взаимодействия в романтическом ключе парой месяцев тогда. И, поначалу, он был твёрдо намерен придерживаться своих же рамок, но… … Сверчок всегда умудрялся делать или находить что-то, что привлекало внимание мотылька. Что-то интересное, необычное, красивое, будь то какая-то вещь или место. Возможно, это из-за того, что Чирр так много путешествовал с труппой, ведь ,как ни крути, а глаз-то намётывается, когда видишь много разнообразных мест вокруг себя. Камешки, украшения, даже кажущиеся вроде бы простыми и совсем не дорогими – сверчок будто бы знал наверняка, или же удачу чем приманил к себе в этом деле.       Он был очень осторожен с ним, всегда спрашивал разрешения на то или иное действие в отношении мотылька. Будто бы боялся, что, допустив даже малейшую ошибку, потеряет последний шанс. Так странно, никто так раньше не поступал, и ничего подобного в отношении Актиаса не делал. Это было непривычно. Нет, Чирр не был чрезмерно упорствующим в плане донесения своих чувств до него – Актиас бы даже сказал, что сверчок вдруг стал очень сильно стараться держать всё под очень сильным контролем, хотя было видно, что дается это ему ой как нелегко. - Уже больше, чем два месяца…       Актиас вздрогнул, даже не заметив, когда мелодия прекратилась, а сверчок оказался так близко напротив него. - Ты обещал дать ответ в конце года, но уже давно наступила почти середина нового. Ты так ничего и не сказал.       Мотылёк поднял взгляд, всматриваясь в кофейные глаза сверчка, что сейчас был чуточку выше, чем обычно, из-за того, что стоял, а сам Актиас сидел.       Верно, не сказал. Потому что, гори всё алым пламенем, он просто не знал, что ответить. До того, к чему так отчаянно стремится Чирр, Актиасу ещё далеко, и он это прекрасно чувствует и понимает. Но, вместе с тем, определённая привязанность есть. Непривычная для мотылька, но не сказать, что неприятная или чуждая. Отдалённо, но она напоминала ту, что выжгла, когда-то, его душу до тла. И это его пугало. Снова на те же грабли, в то же пламя… Нет, он, определённо, этого не хотел. Но и лгать, сказав, что ничего у сверчка не вышло, тоже не хотел. Уже не после всего, что тот для него сделал, и продолжает делать. Не после того, как под слоем пепла что-то, очень слабо, но пытается пробиться к свету сквозь тьму. Он боялся давать этому определённое название, но и оставить без такового было бы крайне неразумно. - Чирр, я…       Актиас шумно выдохнул, когда Чирр резко сделал шаг вперед, опускаясь на оба колена, и утыкаясь лицом в пух чуть ниже сердца, опираясь на камень, согнутыми в локтях, лапками. - Я не могу сказать, что полюбил тебя за прошедшее время, - мотылёк прислушивался к каждому вздоху сверчка, - это было бы ложью по отношению к тебе. И… пххх… я не могу сказать, что совсем ничего не чувствую, иначе бы солгал уже себе. Чирр, просто… Фффф! Это ничерта вот не просто! И я не знаю… Не уверен, как это должно звучать, что значить. Просто не знаю, и … - …можно?       Актиас замолк, когда уголка губ коснулся коготок сверчка. Не пошёл дальше, но суть вопроса показал более, чем точно. Спросил, как и всегда. Снова спросил разрешения на такое простое, на что обычно и не спрашивают. Чудной такой. Замер в ожидании, даже усики к спине прижал.       ... Наверное, зря он сделал так – бедный Чирр словно в соляной столб превратился от неожиданности. Такой странно-забавный. Конечно, сомнительно, что подобное для него впервые: он достаточно симпатичный жук, чтобы не иметь симпатий на свой счёт от кого-либо, и не воспользоваться возможностями. Хотя он, всё же, не настолько осведомлен о личной сфере акробата, чтобы утверждать что-либо подобное наверняка. - И ты будешь спрашивать разрешения на подобное и дальше? - Актиас чуть улыбнулся, отпуская лицо сверчка, что до этого держал в ладонях верхней пары своих лапок. - Ты… ффхххх! - Чирр зажмурился, спрятав лицо в пухе, и уже оттуда продолжив, - правда, больше не нужно будет… для этого? - Сейчас я бы хотел у тебя кое-что попросить, - мотылёк поправил свободной лапкой цветок у основания своего золотого усика, - ещё немного времени. - Тиа? - Я хочу понять, как назвать то,что уже есть, чтобы не ошибиться. Понимаешь?       Чирр кивнул, зарывшись, кажется, еще глубже под его пушистую грудку, чем вызвал тихий смех у мотылька. Щекотно же! Однако, на вопрос ответил вполне понятно. Актиас, конечно,мог бы и не спрашивать – Чирр всё равно бы разрешил ему, наверное, всё, что он бы ни попросил. Странный такой…удивительный. - Вечером наших позвали в город на какой-то цветочный праздник, - мотылёк мягко провел по крыльям сверчка, что чуть приоткрылись из-под жестких надкрылков,- госпожа хотела бы, чтобы мы исполнили что-то красивое для местных, как благодарность. - ...ммм... Тиа? - Поможешь мне с этим? --------------------------------------------------------------------------------------------------------- - В тот день ты, наверное, дописал мелодию быстрее, чем когда-либо. - сверчок сделал взмах флейтой, рисуя в воздухе какой-то символ. - А ты, в итоге, так и не пожелал сыграть то, что мы написали, выдав совсем другое, - мотылёк устроился на дощатом полу повозки, уже привычно раскрывая объятия обеих пар лапок в ожидании, когда его любимый нырнет в них, чтобы устроиться поудобнее, - бессовестный. - Тогда ты так не считал, - Чирр тихо фыркнул, легонько стукнув коготком по носу Актиаса, и облокачиваясь на его плечо, осматривая после флейту, - да и сейчас, в общем-то, как мне кажется, тоже не слишком-то этим фактом расстроен.       Когда повозка тронулась с места, сверчок поднес флейту к губам, глубоко вдохнув, затем выдыхая, вместе с этим, первые ноты той самой мелодии, которую они тогда написали. Спокойная и плавная, похожая на тёплые солнечные лучи и лёгкий ветерок на маленькой полянке, или где-то на окраине старой деревушки. Конечно, эта партия писалась в пару к лютне, но вполне себе могла исполняться самостоятельно и без неё. Хотя Чирр бы никогда не захотел это делать. Эту мелодию нельзя было дробить на части, она раскрывается во всей красе именно в парном исполнении.       Актиас прикрыл глаза, слушая переливы музыкального инструмента. Что ж, пожалуй, и в этом Чирр оказался прав когда-то, хотя, возможно, сам этого тогда так и не понял.
Примечания:
Да, Актиас сам же свои рамки и нарушил, не ответив в установленный срок на заданный вопрос. Но, как можно видеть в итоге, это было даже к лучшему.
Труппа, по-прежнему, колесит по миру, собирая огни для своего Маэстро, и они снова отправились в дорогу. Впереди их ждёт ещё одна остановка, что сыграет очень важную роль, в дальнейшем, для всех.
------------------------------------------------------------------------
Первая мелодия, о которой говорится в начале главы, называется
Shura Labay -"Foggy Dew - Cooley's reel - Castle Kally".

Вторая, что исполняется в конце, носит название
Lineage 2 - "Dion"
(да, когда-то давно автор играла в эту игру <_<)

Значение василька на языке цветов -"нежность, простота и верность"
-----------------------------------------------------------------------------------

И... да, думаю, что следующая глава будет последней в этой истории, и поставит точку во всей серии, что была написана ранее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты