Перегрузка

Гет
NC-17
В процессе
51
автор
Размер:
28 страниц, 4 части
Описание:
История об одном хроническом неудачнике, к которому пришла помощь, откуда он ее никогда не мог ожидать.
Примечания автора:
По традиции: частичный ООС, изменения в каноне, и прочая шляпа — та, что так раздражает читателей, поэтому прочтение на свой страх и риск. Работа по заявке, но дополненная.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
51 Нравится 25 Отзывы 10 В сборник Скачать

Пока дует ветер... Часть 1: Свет и тьма Мондштадта

Настройки текста
Многие люди из окружения хозяина винокурни нередко видят, как он сидит за столом и задумывается о чем-то. Как правило это либо новые рецепты вина, либо ведение бизнеса и защита торговых путей. Обычно после таких раздумий на винокурне неизбежно появляются изменения, и теперь рабочие думали: что изменится в этот раз? Не сказать, что все изменения обязательно ведут к худшему, но любые перемены — это всегда воспринимается минимум странно. Сегодняшний день отличается от многих других, ведь вечер он проводил не в винокурне, и сегодня он уберёг себя от пытливых глаз рабочих, а думал он о своем первом ученике. Человек, которого самого никогда толком не обучали: чему он может научить другого? Как он будет это делать? Эти и ещё куча других вопросов то и дело появлялись в голове, но ответа на них все ещё не было. К тому же поход в кафе с Джинн уже через час, и наверняка она придет уставшая. Безусловно, Дилюк сам был тем ещё фруктом: слишком своеобразным, так что эти двое друг друга точно сто́ят. Ещё хозяин винокурни думал о само́м ученике. Он был наслышан о Беннете, правда говорили про него совсем разное. Большинство говорили о том, что он славный парень, но до жути неудачливый. Больше всех, наверное, повезло Кли, которая, как он слышал, как-то ходила с ним за сокровищами. Удивительно то, что она находила всё, а он не нашел ничего ценного. Настолько странно, что даже сама девочка была удивлена, однако в тот день они вернулись целые и невредимые. За этот день Дилюк собрал всю доступную информацию о новом ученике, который сам ещё не знает, что у него появился учитель, и совершенно не удивился: относительно силен, но силу контролировать не умеет и тупой как пробка, лидер без лидерских качеств с глупыми выкриками. В общем — подарок, а не ученик. Дилюк вздохнул, представляя, насколько будет трудной работа с этим подростком, однако ещё труднее будет работа с Джинн, ведь она постоянно будет спрашивать об успехах и неудачах этого паренька. "И чего он ей сдался?" — подумал Дилюк, не понимая причины действий Джинн. На самом деле трудно понять, что у неё в голове, однако красноволосый был уверен, что со временем он обязательно узнает. Время подходило и пора было выдвигаться, однако Дилюк решил выйти немного пораньше, потому что очень хотел посмотреть на реакцию Джинн, ну и самостоятельно её забрать из штаба. Почти наверняка пунктуальная и точная Джинн скажет, что пришла бы сама в назначенное время, и ее забирать не нужно, а также провожать не обязательно, но это все не так уж важно. Не всегда "нет" означает "да", но этот случай точно означает. Мужчина неохотно встал со стула и двинулся к выходу из своего бара. В нем тоже был свой кабинет, где решались важные вопросы, касающиеся развития бара, хоть и обставлен он был весьма просто, без какой-либо роскоши. Простой стол и три стула. Один был со стороны окна, где сидел хозяин помещения, а два других — гостевые, с противоположной стороны стола. Вдоль стены стояла разложенная раскладушка для отдыха после какой-нибудь попойки, а больше никакой мебели не было. Стены были поклеены светлыми обоями, а пол устилался обычным линолеумом. В общем — обычный и даже по-своему примитивный кабинет. Мужчина вышел из кабинета в зал, где сидели гости бара, однако сейчас тут было пустовато. Время ещё не такое позднее. Пройдет ещё немного времени и тут будет столько народа, что некоторые люди будут пить стоя, или делить один стул на двоих. "Надо бы расширяться. Нужно было делать планировку несколько шире. Потом этим займусь." — подумал парень, выдвигаясь на улицу. Он вышел на крыльцо, спрятав руки в карманы и медленно, неторопливым шагом отправился в нужную сторону. Повернув в сторону штаба, он начал подниматься на пригорок в нужную сторону, кивая в знак приветствия знакомым людям, после чего подошёл к официантке небольшого кафе, где подают "знаменитое" мясо с морковью. Парень не понимал, что знаменитого в этом блюде, и чем оно отличается от десятков других, которые здесь подают. К сожалению, здесь нет ничего того, что Джинн не пробовала бы, поэтому он решил обратиться к одному своему очень хорошему знакомому, который знаком с кухней Ли Юэ. Интересно, где он сейчас? Только подумав о путешественнике, он увидел у "Хорошего охотника" тот объект, который вспоминал секунду назад, а рядом с ним была Ноэлль. Они что-то готовили в котле, который находился в пристройке кафе, мило между собой разговаривая. Ноэлль счищала с крабов панцирь, а Итэр медленно помешивал что-то там варящееся, на медленном огне. "Надеюсь, не зелье варят." — подумал Дилюк и решил подойти к парочке. Всему Мондштадту известно об отношениях бывшей горничной и "почетного рыцаря", пусть титул и был условным, как дань уважения, ведь в настоящее время этот парень не состоял в Ордене. Одно время их пара была центром сплетен по всему городу, однако они закончились также быстро, как и начались, хотя и по сей день нет-нет, а появляются какие-то новые слухи и домыслы. Дилюк знал обо всем, что происходит в городе, и узнавал об этом самым первым, благодаря большому количеству "глаз" и "ушей" в городе и за его пределами. Он не брезговал пользоваться информаторами из криминальных групп и активно искал внутренние и внешние потенциальные угрозы для Мондштадта. Как бы это не прозвучало, но Дилюк являлся вторым по важности жителем города после Джинн, хотя этого никто не знал. Дело в том, что он делал грязную работу, которую делать действующему рыцарю Одуванчику нельзя. Ту работу, за которую его самого можно легко признать преступником, но он не жаловался и принял роль "тени" Джинн. Он был её каменным щитом и карающим мечом, её глазами и ушами, её опорой и поддержкой. На его руках было настолько много крови, что с лёгкостью в ней можно было утонуть, но окончательно утонуть в пучине безумия и крови не позволяло осознание того, что работа приносит свои плоды. Благодаря нему город остаётся живым, в нем поют песни и свистят ветра свободы, которые только укрепляют решимость тени Магистра работать дальше. — Привет, чем занимаетесь? — спросил Дилюк. Обычно он не очень охотно шел на диалог, но в этот раз ему нужна помощь этого путешественника и его подруги. Нужно было блюдо, которое сможет удивить Джинн и образовать ее чем-то новым. Тем, что она ещё не пробовала, и Итэр точно сможет это "что-то" приготовить, потому что по себе знал, насколько хорошо умеет готовить этот путешественник, который разбаловал своего маленького компаньона, а также ему известно много рецептов из других стран. — Привет. Ужин себе готовим. — ответил Итэр, наполовину повернув блондинистую голову в сторону пришедшего. Он не прекращал мешать длинной деревянной ложкой рагу, в котором уже томились грибы, креветки и ветчина. Нежное крабовое мясо было отправлено в котел последним и скоро "Искушение Адепта" будет готово. — Здравствуйте, мистер Дилюк. — вежливо приветствовала Ноэлль, поклонившись красноволосому. Того, впрочем, привели к подросткам не только планы, но и чудесный запах. Невольно даже далёкий от романтических дел Дилюк признавал то, как эти двое друг другу подходят. Хотелось верить, что эта идиллия останется и впредь. "Эх, молодость." — пронеслось в голове мужчины, прежде чем он заговорил. — Слушайте, у меня к вам есть дело. Мне нужно какое-нибудь блюдо, которое здесь не подают, чтобы удивить одного человека. Я знаю, что ты... — Дилюк посмотрел на Итэра. — ...бывал в других королевствах и знаешь много рецептов. Помогите мне, приготовьте что-то роскошное и вкусное прямо сейчас, а за это я щедро отблагодарю вас. — сказал Дилюк. Он говорил негромко и спокойно, словно давал поручение, а не просил о помощи. По сути, он действительно давал поручение, ведь за улыбку Джинн он был готов отдать всю мору, которая у него есть. Итэр призадумался на секунду, машинально помешивая рагу. Задавать интересующие вопросы бессмысленно, потому что он все равно не ответит, зачем ему что-то роскошное, не местное, да ещё и прямо сейчас. Что готовить, тоже не было смысла спрашивать, ведь он ответит, что не знает, потому что нет рецептов, а блюдо на вкус путешественника, поэтому решил задать вопрос по делу. Ноэлль же благоразумно молчала, давая слово своему возлюбленному. Она сделает все, что он скажет, ведь если он принимает решение, то это точно к лучшему. Девушка стояла, скромно сложив руки в замочек спереди и смотрела оливковыми глазами на Итэра, ожидая его решения. Итэр распахнул глаза, смотря прямо на Дилюка. — Сколько у нас времени? — спросил Итэр. — Полтора часа, не больше. — ответил Дилюк. Что он всегда ценил в путешественнике — это то, что он мало разговаривал, а если говорил, то коротко и по делу. С таким человеком он не отказался бы вести дела и знал, что он не подведёт. — Ноэлль, что у нас осталось? — спросил блондин, выключая огонь в котле и полностью повернулся к девушке. — Боюсь, что ничего особенного не осталось... — робко ответила Ноэлль, посмотрев на землю. — И тем не менее: что у нас есть? — спросил снова Итэр. — Два краба, немного яиц, ветчина, мука, специи...мы ничего роскошного из этого не приготовим. — сказала Ноэлль, закрыв глаза, будто была виноватой в этом. Итэр слегка нахмурился и начал пожевывать щеку изнутри, думая, что можно приготовить из того немногого, что осталось. — Я могу обеспечить подвоз любых ингредиентов, только скажи. — вставил Дилюк слово. — Не поможет, слишком долго ждать. — быстро ответил Итэр, а затем щёлкнул пальцами. — Ошибаешься, Ноэлль, мы с тобой приготовим такое, что в Ли Юэ подают только по большим праздникам, и только высокопоставленным гостям. — сказал Итэр и посмотрел на Дилюка. — Мы беремся за это поручение. Можешь идти, разочарован не будешь, обещаю. — сказал путешественник и повернулся к Ноэлль. — Бери наш ужин и беги домой, оставь его там, а из дома возьми крабов и другие продукты, затем беги сюда. Я в это время подготовлю рабочее место. — сказал Итэр. Ноэлль без слов кивнула и начала складывать сосуд с ужином, закрывать его, а затем быстро побежала в сторону квартиры. Жаль, что они не съедят ужин горячим, но ничего страшного, всегда можно разогреть. "Если он решил помочь, значит так нужно." — думала девушка в пути к квартире. Дилюк молча развернулся и ушел, потому что знал, что Итэр сделает всё так, как пообещал. Тот человек, слову которого можно поверить вслепую, так что лучшее, что может сделать красноволосый — не мешать и дать больше времени, ведь Джинн наверняка даже не обедала, чтобы отличный аппетит был во время встречи с ним. Нужно будет слегка поводить её по городу, потому что даже лишние десять минут могут сыграть бесценную роль. Дилюк отправился к штабу Ордо Фавониус, чтобы самолично забрать оттуда Магистра. Не то, чтобы он думал, что она передумает, но она во время работы часто теряет счёт времени и может не вспомнить, что в семь часов у нее встреча, но ошибся, потому что с самого обеда, после ухода "тени", Джинн была сама не своя. Бумаги сыпались из рук, а разговоры с подчинёнными не были внятными и четкими, как обычно. Даже во время обхода все ее мысли занимала предстоящая встреча, но никак не работа. "Чертов Дилдюк, даже в мыслях покоя не даёт!" — оскорбила девушка в мыслях мужчину, крепче обхватывая себя руками под грудью. Когда приближалось время встречи, она вообще перестала находить себе место и совершенно не узнавала себя со стороны. "Веду себя, как сопливая малолетка!" — ругала себя в мыслях Джинн, пока пыталась расчесать волосы, которые сегодня были как никогда непослушными. Она вдыхала и выдыхала, пытаясь успокоить нервы и сильно бушующее сердце и вскоре это помогло. Девушка так легко расчесывала длинные пшеничные волосы, что вероломно зашедший без приглашения Дилюк не торопился останавливать магистра от этого действия, однако он только смог наблюдать, как девушка делает хвост, удерживая его резинкой, но оставила на висках по две небольшие пряди волос. Закончив с прической, Джинн повернулась к гостю и осознав, кто перед ней, неосознанно посмотрела на часы. — Ещё 24 минуты. Ты чего сюда пришел? Я же сказала, где мы встретимся. — недовольно сказала девушка, и громко пошла в сторону пришедшего, стуча каблуками длинных сапожек. — А я подумал и решил сменить место встречи и время. — пожав плечами сказал Дилюк. Следуя должности, Джинн ненамеренно ставила свои условия, но Дилюк — не тот, на ком сработают издержки профессии девушки, потому что он был слишком своенравным человеком, и ещё больше наглым. Он мог позволить себе то, что не мог позволить никто, поэтому упрямо делал то, что считал нужным. — А меня ты спросить не решил? — спросила Джинн. — Вдруг я занята? А ты пришел и помешал. — выразила недовольство блондинка, положив руки на бока. Она недовольно сдвинула брови к переносице, ожидая ответа Дилюка. — Расчёсывание волос — такое важное дело... — вздохнул гость, который застал хозяйку помещения за крайне важным делом, от которого её категорически нельзя отвлекать. Джинн проигнорировала слова мужчины и вновь села за стол, пытаясь продолжить разбираться в бумагах. Дилюк отошёл от дверного косяка, к которому прислонился и медленно пошел в ее сторону, обошел стол и встал за ее спиной, высовывая голову из задней части шеи. — Бесполезная макулатура. Ей цена — подтереться. — вставил едкий комментарий Дилюк, который заставил Джинн повернуться в пол оборота к нему. — Ты ещё здесь? Двадцать три минуты. — со сталью в голосе отчеканила девушка. — Я умею считать, Джинн, и я всё ещё здесь. Давай лучше помогу. — сказал Дилюк и протянул руку к ближайшей кипе. Девушка ничего не сказала на его слова, только наблюдала за мимикой лица и движениям алых глаз, пока тот читал документ. — Интересно. Ты же Верховный рыцарь, а не мэр города. Почему ты должна решать вопросы обеспечения гражданского населения? — спросил Дилюк, приподняв глаза с документа на внимательно смотрящую на него Джинн. — Потому что это одно и тоже. — ответила девушка. — Понятно. Ты же наверняка думаешь, как сэкономить мору, но при этом доставить бо́льшее количество тканей? — задал риторический вопрос парень, снова читая документ. — Да. Все деньги ушли на восстановление города, а экономика только со временем вернётся в норму. — ответила Джинн. — Договариваешься с гильдией искателей, те платят нанятым людям, а ты в качестве оплаты можешь организовать в гильдию излишки оружия и снаряжения Ордо Фавониус. — сказал Дилюк, возвращая бумаги на стол. — Ты можешь реже пользоваться услугами гильдии, больше полагаясь на своих рыцарей в обычных делах. Если есть дела, которые должны решить именно они, то начинай снабжать гильдию всем необходимым: продовольствие, снаряжение, обеспечение. Оплачивай услуги гильдии вещевым имуществом, а гильдия сама будет платить искателям приключений. — предложил идею хозяин винокурни. — Но это не будет честно по отношению к самой гильдии, ведь если посчитать, то имущества в денежном эквиваленте они будут получать значительно меньше. — возразила Джинн. — И что? — пожал плечами парень. — Они на это не согласятся. — Согласятся. Денег у них больше, чем ты думаешь, а если не согласятся, тогда вообще не нанимай их. Если их услугами не будешь пользоваться ты, то и люди со временем перестанут, ведь у Ордо Фавониус такой железный авторитет... — Дилюк раскинул руки в стороны, показывая размер авторитета. Джинн поймала камень в огород Ордена, потому что знала, насколько презирает Дилюк эту организацию, но не винила его, потому что причины на это действительно были. Девушка ничего не ответила на вторую часть фразы, вместо этого заговорила про первую. — Тогда тесное сотрудничество города и Гильдии пошатнется, а доверие и взаимопонимание нарушится. — опасалась Джинн. — С ними нужно быть строже. Большинство из них — конченные идиоты, все они в моем баре пьют. Я знаю только одного искателя приключений, которому могу доверить любую работу и заплатить сверх нормы за неё. — сказал Дилюк. Весь разговор он стоял за ее спиной, а Джинн сидела в пол оборота к нему и оба позу не меняли. — Почетный рыцарь? — догадалась Джинн. — Вы, рыцари, называете его так, а для меня он просто Итэр. И да, он не состоит в Ордене. — заметил парень. Джинн закатила глаза и отвернулась от Дилюка. Иногда она не понимала, почему при всех его закидонах, он верно служит Мондштадту? Он сделал для города даже больше, чем она, при том условии что у него нет никаких титулов и полномочий, а также презирая Ордо Фавониус и гильдию искателей приключений. Она не понимала, что в голове у этого человека, но он верно работал на благо города, поэтому она терпела всего его выходки, а советы никогда не были плохими. Они были хорошими и действенными, но ради их выполнения пришлось бы поступиться некоторыми моральными принципами. — Ладно, завтра закончишь. Пошли гулять, свежий воздух сам собой не подышит. — сказал Дилюк и протянул левую руку в сторону ее правой руки, а затем заключил ее тонкое запястье в широкую ладонь и потянул на себя, чтобы заставить Джинн подняться на ноги. Сначала девушка была удивлена подобному развитию событий, ведь ранее он не позволял себе такого, а когда она оказалась на ногах, предприняла попытку вырвать руку. — Что ты себе позволяешь? — спросила Джинн, строго глядя в глаза Дилюка, однако она забыла, что такой взгляд на нем не сработает, ведь он уже не рыцарь, и не находится в её подчинении, а поэтому только скупо улыбнулся в ответ на ее строгий взгляд, вынуждающий выполнить приказ. — Позволяю себе то, что не может позволить больше никто. — резонно ответил парень и потянул девушку в сторону выхода. Джинн вынужденно пошла за ним в голове и уже была мысль пробить черепушку каблуком этому наглецу, однако...она этого не делала. Она позволяла ему делать это, потому что неосознанно хотела этого. Ее детство было лишенным веселья, лёгкости, спокойствия, наивности, влюбленности. Как наследница "великого" клана она должна была учиться, тренироваться, заниматься. Большое количество обязанностей свалилось на неокрепшие детские плечи и со временем их количество не уменьшилось, а рядом с Дилюком она могла себе позволить выражать эмоции, которые было показывать в детстве непозволительно, потому что этот мужчина не был рыцарем Ордо Фавониус, а также был ближе, чем другие мужчины. Он был её самым близким другом и самым доверенным лицом во всем Мондштадте. Со временем она начала понимать, что эта дружба начинала перерастать во что-то более теплое с ее стороны, а дерзкие действия со стороны мужчины только способствовали этому, поэтому душа, требующая тепла, пробивалась из панциря навстречу такому дерзкому и своенравному "Дилдюку". — И долго мы будем создавать почву для слухов в городе? На нас же все смотрят. — злобно шептала Джинн, искоса поглядывая на сомкнутые запястья. Дилюк крепко держал ее кисть, чтобы девушка ненароком ее не вырвала. У мужчины не было таких теплых и наивных чувств по отношению к Джинн, они были более укреплённые и взрослые — это означает, что они не такие навязчивые, не такие, может, горячие, однако куда более крепкие, чем ответные. Дилюк знал об эмоциях в свою сторону и не был уверен, насколько быстро они остынут, поэтому просто наслаждался этим, сколько мог. — Боишься, что жители поймут, что их юная Джинн выросла? — усмехнулся парень. Удивительно, как она выдерживает его невыносимый характер, но похоже, что именно такой характер и нужен ее спутнику. Тот, который заставит её выражать эмоции. Джинн промолчал на вопрос Дилюка, потому что пусть это не было правдой, но доказывать обратное не имело никакого смысла, получит только ещё больше слов в свой адрес. — Слушай, давай хотя бы на людях не будем демонстрировать...это? — спросила Джинн, приподняв сомкнутые руки. — Стесняешься? — спросил парень с усмешкой. — Не хочу слухи распускать. — ответила Джинн серьезно. В этот момент Дилюк нащупал грань, которую переступать нельзя. Когда Джинн говорила спокойно и серьезно, тогда шутки кончались и Дилюк отпустил руку девушки, убирая ее в карман. Джинн благодарно улыбнулась и продолжила идти уже более раскрепощенной и бодрой. — Ты был у Беннета? — спросила Джинн после секундного молчания. — Дома — был. В больницу Барбара не пустила. — ответил Дилюк. Джинн молчала, ожидая продолжения мысли, касаемо его мнения о сложившейся ситуации, но он молчал, поэтому девушка решила подтолкнуть к развитию мысли. — И? — осторожно протянула блондинка. — Дом — дыра. Дыра подростка, который не знает семьи и порядка, поэтому другого я не ожидал. Что до больницы — Барбара сказала, что он спит и никого к нему не пустит. — рассказал Дилюк. Джинн задумалась, обрабатывая информацию, но глаза все ещё смотрели на Дилюка, словно заставляя продолжить говорить. — Моё мнение такое: прежде чем учить его боевым приемам, нужно приучить его к порядку, усидчивости и дисциплине, а ничего из этого у него нет. Видимо, труда и терпения придется вложить ещё больше, да? — спросил Дилюк. Джинн виновато улыбнулась. — Я верю, что ты справишься с этим. — сказала Джинн. — Конечно, у тебя ведь нет выбора. — усмехнулся Дилюк, петляя между улиц, но всячески обходя главную улицу с нужной забегаловкой. Прошло два часа и Джинн уже начинала нервничать, ведь она была очень голодна, а разговоры о закусочной Дилюком всячески игнорировались и избегались. — Может мы поедим? Мы уже обошли с тобой весь Мондштадт! — сказала Джинн, останавливаясь в нижней части главной улицы. Дилюк посмотрел в небо, на закатывающееся солнце и прикинул, что время сейчас как раз подходящее. Оставалось надеяться, что путешественник не подвёл, ведь он ещё никогда не подводит. — Да, пошли. — сказал мужчина и неторопливо начал подниматься по улице. Джинн же хотела бы напротив поторопиться, но спутник будто бы испытывал её терпение. — Не нервничай, мы с тобой нагуливаем аппетит. — сказал Дилюк, замечая нервные движения и особенно громкий звук каблуков сапожек Джинн. Девушка промолчала, игнорируя слова красноволосого и когда пара поднялась вверх, Дилюк отодвинул стул дальнего столика у перил. Джинн благодарно улыбнулась и села на стул, а Дилюк начал пододвигать стул, после чего сел на стул напротив. —Здравствуйте, мистер Дилюк, мисс Джинн. Сейчас будет Ваш ужин! — приветливо улыбнулась официантка. Джинн уже дернулась сказать, что ничего ещё не заказала, но мужчина оказался быстрее. — Спасибо, ждём. — ответил Дилюк, внутренне обрадовавшись успеху нанятого путешественника. "Не подвёл." — пронеслось в голове парня наблюдая, как официантка несёт к столу двух панированных крабов в больших блестящих тарелках. Тарелки было две, и на каждом лежал краб, покрытый панировкой. Лежали крабы на листе салата и украшены половинами маленьких томатов, а в комплекте шел острый соус из заоблачного перчика и нарезанного лука в бульоне. Соус находился в небольшой белоснежной пиалочке. Дилюк выглядел удовлетворённым ужином, а удивление на лице Джинн можно будет скоро запечатлеть — настолько часто происходит в последнее время необъяснимое. — Это...ваше новое блюдо? — спросила девушка, не осознавая, с какой стороны следует рассматривать то, что поставили перед ней. Этот краб действительно произвел впечатление на нее и это можно было увидеть по глазам, которые давно так не светились от радости. — Какая разница? Приступай, пока я сам не забрал его. — ответил за официантку обладатель глаза огня и оторвал от своего краба клешню. Девушка не знала, что ей следует делать, будто уровень развития откатился в детство, однако улыбка не сходила с лица от слова совсем. Вкус краба в панировке был очень ярким, а острота соуса подчеркивала сладковатый привкус нежного мяса краба. Вкус оказался потрясающим для Джинн, но даже привередливый Дилюк не остался равнодушен тому, что он только что попробовал. Очевидно, что он не ошибся в выборе человека, к которому обратился за помощью. — Спасибо за вечер. Он был одним из лучших. — сказала Джинн около двери в свою квартиру. Сегодня, после такого потрясающего ужина, она решила как следует выспаться, потому что она знала, что с завтрашнего дня у нее будет ещё больше решимости работать. — Я рад, что тебе понравилось. — сказал Дилюк негромко. Джинн поднялась на носочки и нежно поцеловала красноволосого в щеку, после чего помахала рукой и скрылась за дверью. Мужчина после прикосновения губ к щеке, ещё секунду стоял без движения, а затем усмехнулся и вышел из двери дома. "Вот Итэр, сволочь, так и вынуждает меня заплатить сверх нормы." — подумал мужчина, с неснимающейся ухмылкой и пошел в сторону своего бара. Жилья в Мондштадте у него не было, поэтому ночевал он обычно в своем баре. "Завтра награду отнесу. Время позднее, вдруг он занят?" — подумал мужчина, открывая дверь бара "Доля Ангелов".

***

— Начинаем. Готовить мы будем блюдо, которое называется "Золотистый краб". По сути, ничего сложного. Нам нужен очищенный от панциря краб, покрываем его панировкой и жарим в печи. Почти тоже самое, что "Шарики с креветками", что я тебе недавно показывал. В одну порцию входит один краб. Мы с тобой приготовим две порции. — рассказал Итэр своей девушке. Она молча выслушала, а затем кивнула, давая знак, что всё поняла. — Сейчас начинаешь очищать крабов, только аккуратно, не отрывая ничего лишнего, у нас нет права на ошибку, а я начну делать панировку. — сказал Итэр и начал работать стоя за высоким столом. — Да. — ответила Ноэлль и встала рядом с ним, начиная аккуратно, но быстро отделять панцирь от крабов. Её возлюбленный в это время начал делать другой панцирь, мучной, которым позже покроется краб. Яйца были разбиты в муку, приправлены солью и сухарями, а затем размешаны в однородную массу. Когда Ноэлль закончила с первым крабом, она протянула руку влево и положила очищенного краба на стол перед Итэром. Благодарно улыбнувшись, он начал покрывать краба подготовленной панировкой, а затем положил его на железный противень, который вскоре отправится в печь. Такими же усилиями был подготовлен второй краб, который занял почетное место рядом с первым. Каждое свое действие путешественник доходчиво объяснял, а горничная задавала вопросы, на которые он охотно отвечал. — ...и теперь эти крабы отправляются в печь на маленький огонь, потому что если поставить на большой, то сам краб снаружи сгорит, а внутри будет сырым, но на медленном огне передерживать тоже нельзя, потому что мясо краба, как и креветок, очень нежное и если передержать, то будет ощущение, будто оно высохло и станет не вкусным. Мясо кабана, например, даёт привкус, будто оно варёное, а морепродукты будут сухими. — Я поняла. — ответила Ноэлль с улыбкой. Сегодня она научилась готовить два новых блюда и когда крабы отправились в печь, она заговорила о другом, как раз во время мытья рук. — Почему ты решил помочь мистеру Дилюку? — спросила девушка. — Потому что ему нужна помощь. Он тоже не откажет, если я к нему обращусь, а если такая срочность, значит действительно это что-то очень важное. По пустякам он не обращается, не ко мне, во всяком случае. — ответил Итэр. Девушка все ещё была расстроена тем, что ужин был отложен, однако вместе с тем была довольна тем, что ее мужчина помогает близким, а также ценит её помощь, относится к ней без высокомерия, как к равной. Во время своих мыслей робкая девушка снова смутилась и отвела взгляд на мокрые тонкие запястья. — А нам нужно находиться здесь до конца или мы можем идти после того, как приготовим? — спросила девушка тихим голосом. — Думаю, мы можем уйти, потому что больше нам тут нечего делать. — ответил Итэр с улыбкой, отчего сама девушка невольно улыбнулась. Значит, ужину быть. Она захватила его запястья своими тонкими ладонями и приподнявшись на носочки, коснулась своими устами его губ. Лёгкий и целомудренный поцелуй, который продлился две долгих, и вместе с этим коротких, секунды. С алыми щеками она отстранилась от поцелуя и отвела взгляд в сторону, но руки остались сомкнутыми. Итэр ответил на небольшой любовный порыв девушки, держа руки сомкнутыми и с мягкой улыбкой посмотрел на печь, где сейчас жарились два краба. — Я тебя люблю, Ноэлль. — сказал Итэр неосознанно. — Я тоже тебя люблю... — тихо ответила бывшая горничная. Блюда были почти готовы, а подростки были на низком старте в сторону квартиры Ноэлль, ведь их совместный ужин не менее важен, чем Дилюка, кого бы там он не кормил. — Это приготовила...я? — произнесла Ноэлль, впиваясь глазами в одного из крабов, которого делала сама. Он действительно соответствовал своему названию, а корочка была блестящая и хрустящая. Она так и хотела сама попробовать, но нельзя, потому что это должны съесть другие люди. — Хочешь, завтра приготовлю тебе такого же краба? — спросил блондин. — Приготовим обязательно. — улыбнулась Ноэлль и начала сервировать крабов, пока ее парень готовил острый соус из найденного у себя одного заоблачного перчика. Когда же обе тарелки были переданы официантке, пара подростков решила отправиться домой, ведь то горячее рагу ждёт только их, и уже почти наверняка остыло. — Наш ужин намного вкуснее, не грусти. — усмехнулся Итэр, поднимая горничную на руки. Девушка от неожиданности взвизгнула и крепко обхватила руками шею блондина, крепко прижимаясь к нему. Конечно, своей немыслимой физической силой она не сломала ему шею, но определенные неудобства точно доставила. Осознав это, она поджала ноги и ослабила давление. — Сколько раз я говорила, не делать это так неожиданно? — спросила Ноэлль. — Я не удержался. — усмехнулся блондин. Идиллия, иначе и не скажешь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты