fall onto you

Фемслэш
Перевод
NC-17
Завершён
348
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/chapters/65246812
Размер:
321 страница, 31 часть
Описание:
Кара Дэнверс гордится тем, как ей удается проводить расследования. Ее разоблачение финансовых махинаций Люторов принесло девушке признание и кучу наград, а в виде бонуса и большое количество фанаток среди женщин. Благодаря ее статье, Лилиан и Лекс Люторы оказались за решеткой. К сожалению, Лене Лютор удалось уйти безнаказанной, поскольку не нашлось достаточно доказательств, которые говорили бы, что она могла быть причастна к гнусной инвестиционной афере. Несмотря на это, Кара считает иначе.
Посвящение:
Моей Господи 😏
Примечания переводчика:
К сожалению, айтишники не продумали тот момент, что символов для описания катастрофически мало, поэтому оно не влезло. Остаток вмещаю сюда 👇🏻

**Продолжение описания:** Вот почему ее шокировало, когда она узнала, кто ее новый сосед. Почему из всех многоквартирных домов Нэшинал-Сити Лена Лютор переехала именно в тот, в котором живет Дэнверс?

**Название работы на русском: ** влюбляясь в тебя

**Бета:** В силу участивших случаев глупых исправлений типа «на каком этаже у них почтовые ящики, если надо спускаться, до своих этажей», когда речь идет о том, что девушки ждали пустой лифт, медленно ползущий с верхнего этажа, чтобы сесть на него на первом и поехать вверх, бету для незарегистрированных пользователей я отключаю. А то человек будет сидеть и думать, какая я плохая, что не реагирую на исправления, а на самом деле, я просто не могу прояснить, что он ошибся)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
348 Нравится 484 Отзывы 88 В сборник Скачать

Глава 17: красота

Настройки текста
      — Она съезжает через две недели!       — И тебе привет, — Сэм жестом приглашает Кару войти в дом.       — Она съезжает через две недели, — повторяет Кара свое очень специфичное приветствие, тяжело садясь на диван и откидывая голову назад.       — Разве твоя церемония награждения не сегодня? С соседкой по квартире в качестве спутницы? — спрашивает Саманта, делая акцент на «соседке по квартире», чтобы намекнуть на нечто большее.       — У меня нет на это времени, она съезжает через две недели, — отмахивается ото всех намеков Дэнверс, уже уставшая отрицать их с Леной отношения.       — Я слышала и в первые два раза, — Сэм плюхается на диван рядом с девушкой. — Так почему ты здесь?       — Потому что она съезжает через две недели?       — И? Разве это не было частью уговора?       — Нет! Уговор заключался в том, что она останется еще на десять недель, а может и дольше, не знаю. Уговор заключался в том, что она останется со мной, пока мы не соберем деньги на ремонт.       — А она делает это уже, — говорит Ариас, слегка пожимая плечами. — Лена сказала мне, что после повышения по службе может сама все оплатить, поэтому я не знаю, чего ты так расстроена.       — Потому, что у нас четко шла речь о разделении затрат пятьдесят на пятьдесят. А я с уважением отношусь ко всем сделкам, — продолжает отрицать истинную причину Кара.       — Так ты собираешься выполнить условия уговора и заплатить за весь ремонт самостоятельно? Ведь очень похоже, что ты влюбляешься в нее, — говорит Ариас раздраженным тоном.       Кара садится ровно и смотрит Сэм в глаза.       — Я не влюбляюсь в нее.       — О да, совершенно не влюбляешься, — отвечает девушка, тоже глядя подруге в глаза. — Ты уже по уши влюблена.       — Да хватит уже. У нас нет никаких отношений. Мы просто друзья.       — Можешь посмотреть мне в глаза и честно сказать, что не испытываешь к Лене чувств?       Дэнверс смотрит Саманте в глаза и, не моргая, говорит:       — У меня нет чувств к Лене Лютор.       — Да как у тебя получается так уверенно отрицать это? — Сэм громко смеется, качая головой.       — Она важна мне, конечно, но как соседка по квартире. Не более. Я даже не сплю с ней.       — Возможно, тебе стоило бы. Избавиться от своей навязчивой идеи. Понимаешь, что я имею в виду?       — Не говори так о Лене! Она не такая!       — Видишь ли, именно такие моменты заставляют людей думать, что ты влюблена в нее! Почему ты моментально начинаешь защищать ее? — спрашивает Саманта.       Кара усмехается.       — Она мой друг. Если кто-то начнет нести говно в твой адрес, я точно так же стану защищать и тебя!       — Ты ведь понимаешь, что я говорю это не для того, чтобы просто подразнить тебя? Думаю, ты ей тоже нравишься.       — Что?       Кара замирает. Ей даже мысль в голову не приходила, что она могла бы нравиться Лене.       — Я говорю это не потому, что вы купили друг другу платья. Хотя, честно признаться, это было забавно, — Сэм слегка хихикает. — Ты заметила, насколько ей комфортно рядом с тобой? Вспомни самое начало. Какой далекой и холодной она была с нами? А теперь она обнимает тебя, держит за руку. Ты заставляешь ее чувствовать себя защищенной и счастливой.       — Я поступаю так со всеми. В этом нет ничего особенного, — Кара вновь отрицает все замечания.       — Да, но она себя так ведет не со всеми. Она такая только с тобой.       — И что? Конечно, ей комфортно со мной. Я ее соседка по квартире, мы знаем друг о друге все.       — Кто был первым, кому ты рассказала о своей награде?       — Лена. Но это только потому, что я хотела пригласить ее пойти со мной!       — Ты никогда не приглашала никого из нас съездить с тобой в Мидвейл, — подмечает Сэм, имея в виду других не-девушек Кары.       — Она родом из Мидвейла! К тому же, Алекс очень хотела с ней увидеться.       — Вы двое называете твою квартиру своим домом. Серьезно, Кара, — с раздраженным вздохом говорит Сэм, потому что Дэнверс, по всей видимости, совершенно не понимает ее.       — Мы живем вместе! Это ее дом.       — Вы проводите вместе едва ли не все время, даже когда находитесь вне дома. Каждый раз, когда я захожу в гости, Лена рядом. Да даже, когда ее нет, все, что ты делаешь — говоришь о ней. Черт, мы даже сейчас говорим о ней! И твое лицо практически светится, когда она рядом. Даже слепой может заметить, что она тебе нравится! — громко кричит Сэм, а затем стонет и трет висок.       Поведение Кары действительно беспокоит ее.       — Скажи мне, почему мы перестали заниматься сексом, Кара Дэнверс.       — Я же говорила тебе, я занята. Плюс дома Лена.       — Перестань оправдываться, ты всегда можешь приехать ко мне. Назови мне истинную причину.       Кара ничего не говорит.       — После того, как Лена съедет, что будет? Мы продолжим то, чем занимались раньше?       — Я просто… Я больше не хочу этого, — Дэнверс отчаянно жестикулирует, указывая то на себя, то на Сэм. — Теперь ты удовлетворена?       — Я буду удовлетворена, когда ты поймешь, почему больше не хочешь этого, — Ариас имитирует жесты подруги и продолжает: — Это потому, что ты не хочешь задеть чувства Лены. Она тебе важна. Больше, чем просто соседка. И скоро она перестанет воспринимать тебя в таком ключе, — заканчивает девушка и откидывается на диван.       Спустя несколько мгновений она решает поставить точку в этом вопросе.       — Честно говоря, вы, две идиотки, созданы друг для друга, поэтому не понятно, какого черта вы продолжаете отрицать свои чувства.

***

      — Готова? — спрашивает Лена Кару, которая расслабленно восседает на диване.       Дэнверс оборачивается на голос девушки и смотрит на нее. Странно, она и раньше видела Лену в этом платье, но почему-то всякий раз дыхание перехватывает, как в первый.       Вскоре она перестанет видеть в тебе всего лишь соседку.       Слова Сэм из раза в раз повторяются в ее голове с тех самых пор, как она услышала их. Кара слегка качает головой, словно это поможет избавиться от назойливо звучащих в ушах слов.       — Это платье хорошо на тебе смотрится! — восторженно выдает Лена, когда Кара встает.       — Подчеркивает мое главное достоинство, да? — отвечает девушка, сгибая руки.       Лена просто смеется на этот жест.       — Пойдем, выдающийся журналист. Сегодня твой вечер, — Лютор протягивает Каре руку.       Девушка улыбается и принимает ее, а затем они выходят из дома, направляясь на церемонию награждения.

***

      — Кара Дэнверс, за «Рабство в современном мире; и как мы можем с ним покончить».       — Ура! — очень громко кричит Лена.       Она снимает на видео, как Кара поднимается на сцену за своей наградой. Обычно Лютор не такая громкая, особенно на публике, но она так гордится своей соседкой, что ей совершенно все равно.       Когда Дэнверс вновь возвращается на свое место рядом с Леной, та прыгает, словно маленький ребенок.       — Дай мне посмотреть. Дай, дай.       Кара улыбается, показывая Лене медаль. Глаза Лютор расширяются, а на губах появляется гордая улыбка.       — Отличник в журналистике, — вслух зачитывает гравюру на медали Лена. — Это так потрясающе.       — С этого момента я буду приводить тебя на каждую церемонию награждения, на которой буду присутствовать. Из тебя замечательная чирлидерша.       — В следующий раз захвачу помпоны, — шутит Лена, хихикая над собственным остроумием.       Кара смеется. Она даже не уверена, с чего больше: с образа Лютор с помпонами в руках или с того, как мило девушка смеется над своей же шуткой. Внезапно мысль о том, что соседка в скором времени съезжает, вновь бьет Дэнверс по голове. Кара ненавидит себя за это.       — Что случилось? — спрашивает Лена, когда видит, что улыбка на лице Кары медленно исчезает.       — Ничего.

***

      — Как ты? Ты весь вечер вела себя странно, — спрашивает Лена после трапезы, когда присоединяется к Каре на балконе.       Церемония награждения проходит на одном из небоскребов Нэшинал-Сити, где с балкона открывается вид на весь город. Кара просто смотрит на одну из спутниковых башен, концентрируя все свое внимание на мигающем красном свете вверху.       — Могу я тебе кое-что сказать? — спрашивает она, все еще не отрывая взгляда.       Лена переводит на нее взгляд.       — Конечно, — отвечает она.       — Не думаю, что я хорошо восприняла новость о том, что ты съезжаешь. Это беспокоит меня с тех самых пор, как ты сказала.       — Правда? Я не могла не заметить. Особенно после того, как ты разозлилась на меня и настояла на оплате своей половины стоимости ремонта, — отвечает Лютор с намеком на язвительный тон.       Кара поворачивается к ней лицом.       Конечно, Лена заметила, как она себя чувствует.       — Прости. Я знаю, что очень быстро выхожу из себя. К тому же, я не очень хорошо воспринимаю внезапные новости, но изо всех сил пытаюсь над этим работать.       — Это тоже не новость. Вот почему я не хотела тебе вчера говорить. Я хотела дождаться окончания церемонии.       — Как ты вообще поняла? — Кара издает смешок.       Неужели она настолько легко читаема?       — Помнишь, когда ты узнала, что гостевая комната в твоем доме превратилась в спортзал? Ты буквально кричала на Алекс. Или тот день, когда я провалилась. Помнишь? Ты была в ярости, узнав, что стоимость придется разделить. И то, что я должна остаться с тобой, тоже привело тебя в неописуемую ярость.       Кара улыбается, вспоминая все это. Кажется, это было так чертовски давно. Если бы только она могла вернуться в прошлое и отругать ту Кару за вспыльчивость. Потому, что все это сейчас кажется лучшим, что могло когда-либо с ней произойти.       — Все в порядке. Это Дева в тебе бушует. Ты легко раздражаешься, — улыбается Лютор.       — Серьезно? Ты веришь в эту чушь со знаками зодиака?       — Многое из их описания довольно правдиво…       — А что еще в описании Девы верно?       — Люди тянутся к тебе. Ты заслуживаешь доверия. Являешься забавной, — девушка делает паузу. — И еще много-много всего.       — Как насчет тебя? Мисс… Скорпион? — Кара пытается вспомнить, к какому знаку зодиака относятся люди, рожденные на Хэллоуин.       — Холодные. Отстраненные. Не всегда производят хорошее впечатление при первой встрече, — пожимает плечами Лена.       — Возможно, ты права. Я до сих пор помню первый раз, когда увидела тебя, — говорит Кара, вспоминая, как впервые встретила Лютор.       — В суде? Во время первого заседания, верно? — Лена и сама пытается вспомнить.       Кара на тот момент уже звонила в ее офис с просьбой об интервью, поэтому девушка точно знает, что слышала ее имя до публикации статьи. Но они никогда не встречались лицом к лицу до суда.       — Нет, это был день, когда ты впервые увидела меня. Я видела тебя ранее.       — Что? Когда?       — Сразу после того, как ты отказала мне в интервью. Я прокралась на мероприятие, посвященное запуску технологии Лютор Корп.       — Ты что? — Лена слегка повышает голос, но быстро успокаивается. — Ты говоришь о запуске солнечных батарей?       — Да, верно. Ты стояла рядом с Лексом во время презентации.       — Да ты сталкер.       Кара смеется.       — Ты выглядела так высокомерно и непривычно. Думаю, этот образ оставался со мной до тех пор, пока ты не провалилась в мою квартиру.       — Как я уже сказала, первое впечатление обо мне всегда не самое лучшее.       — Второе впечатление тоже так себе было. И третье. И четвертое, — шутит Кара, играя бровями.       — Идиотка, — улыбается Лютор.       Она внезапно осознает, что шутки Кары всегда могут развеять тяжелую атмосферу.       — А какие твои хорошие черты?       — Не думаю, что у Скорпионов они вообще есть.       — Нет, — возвражает Дэнверс. — Я думаю, что Скорпионы милее, чем люди думают. Они заботливые, чуткие и умеют принимать свои недостатки. Еще из них получаются отличные чирлидеры с крошечными помпонами, — шутит девушка, поднимая руки Лены и двигая ими так, слово у Лютор действительно есть сейчас настоящие помпоны.       — Прекрати. Это глупо, — от души смеется девушка.       Кара тоже смеется, а потом снова вспоминает, что Лена съезжает. Она задается вопросом, получится ли у них когда-нибудь снова хоть раз беззаботно посмеяться.       — Мне жаль, что я устраивала тебе тяжкие времена вначале. Если от этого станет легче, мне также жаль, что ты съезжаешь. Что ж, думаю, теперь я точно идиотка, да?       — Ты не идиотка. Я, честно, считаю тебя сейчас одной из своих самых близких подруг.       — Я тоже. Посмотри на нас, — улыбается Дэнверс.       — Кто бы мог подумать, что Кара Дэнверс и Лена Лютор могут стать соседями по квартире, — улыбается в ответ Лена.       — От соседей по квартире до лучших друзей.       — Мы бы действительно удивили людей, если бы однажды стали любовниками, — хихикает Лютор.       — Ха, смешно, — быстро отвечает Кара и тоже смеется.       Она знает, что Лена пошутила. Она знает это, потому что девушка всегда смеется над своими шутками. Но есть момент, крошечная секунда, когда Кара задумывается.       Неужели она влюбилась в Лену?       Эта крошечная секунда превращается в долгие минуты. Дэнверс снова переводит взгляд на Лену, впервые глядя на нее по-другому.       — Мне тоже грустно, что я съезжаю, — нарушает молчание Лютор.       И Кара замечает намек на слезы, которые угрожают сорваться из-под длинных ресниц.       — Мы ведь останемся друзьями, да?       — О чем ты говоришь? Конечно! Мы по-прежнему будем друзьями. Я рада тебе не только потому, что мы соседи по квартире!       — Хорошо. Потому, что я не думаю, что смогу снова пережить твою ненависть, — смеется Лена.       — Я не ненавидела тебя, — возражает Дэнверс.       — О, ты меня ненавидела, — еще громче смеется девушка. — Вспомни, как ты ко мне относилась. Ты даже думала, что я реинкарнация дьявола.       — В свое оправдание хочу сказать, я думала, что ты похожа на свою семью. Я думала, что ты тоже зло.       — Зло. Правда? А сейчас?       — А сейчас ты временами можешь быть злом, но я к этому привыкла, — озорно ухмыляется Кара.       — Хочешь сказать, я увлекла тебя?       — Больше похоже, что ты меня достала.       — Идиотка, — улыбается Лена. — Ну, честно признаться, я тоже тебя ненавидела.       — Я написала статью о разоблачении, из-за которой твоя семья отправилась в тюрьму, а также лишила тебя всех твоих денег. На твоем месте я бы тоже меня ненавидела, — Кара защищает утверждение Лены о себе.       — Вопрос.       — Давай.       — Если бы ты знала меня тогда, а потом узнала, чем занимается моя семья, ты бы все равно опубликовала статью?       Между ними воцаряется долгое молчание.       — Думаю, я бы хотела, — наконец, отвечает Дэнверс. — Город заслуживает того, чтобы знать правду.       — И именно поэтому ты получила свою награду этим вечером, — отвечает Лена с грустной улыбкой. — Я думаю, именно это делает тебя той, кем ты есть. Так что никогда не меняйся. Никогда не жалей об этой статье и том, что она сделала со мной. Это совершила моя семья. Не ты.       Кара втягивает Лену в крепкие объятия, которые та немедленно возвращает. Она шепчет Лене в плечо:       — К тому же, если бы я знала тебя тогда, сначала рассказала тебе об этом. Я бы никогда не делала что-то за твоей спиной.       — А если бы я попросила тебя не публиковать ее? Что бы ты сделала? — шепчет в ответ Лютор.       — Ты бы не стала. Потому, что ты не такая.       А затем в воздухе начинают взрываться фейерверки, и тогда балкон наполняется все большим количеством людей, которые хотят полюбоваться зрелищем, поэтому девушкам приходится разорвать свои объятия. Кара хватает Лену за руку, пока они обе смотрят вверх, любуясь узорами, освещающими ночное небо.       — Как красиво, — указывает Лютор на один из огромных фейерверков, который взрывается маленькими красными бусинами, создавая в воздухе громадный узор в форме сердца.       Дэнверс смотрит на Лену, чей взгляд сосредоточен на небе. Фейерверк в форме сердца отражается в глазах девушки.       — Да, это очень красиво.       Лютор поворачивает голову и видит, как Кара смотрит на нее.       — Ты даже не смотришь туда! — кричит она, пытаясь звучать громче шума, созданного салютами.       Дэнверс хочет возразить, но вместо этого лишь мягко улыбается и поворачивает голову, чтобы посмотреть на фейерверк.       Многие люди говорили ей об этом. Ева сказала, Алекс сказала, Люси… Черт, Сэм вообще пришлось кричать, чтобы до Кары дошло. Но она не поверила им. Она не могла видеть то, что видели ее друзья.       Но сегодня вечером.       Сегодня вечером она действительно ощущает происходящее в полной мере.       Когда Лена сказала, что съезжает через две недели, Кара ощутила боль. Она не может описать ее масштабы. Это совершенно другая боль, чем та, которую девушка познала в ночь, когда погибли ее родители. Эта боль больше похожа на удар. Быстрый, выбивающий воздух из легких и глубоко ранящий.       Это боль, распространяющаяся в медленном темпе. И постоянно нарастающая. Так же медленно, как и осознание, которое приходит к Каре.       Каждая улыбка Лены может стать последней.       Каждое умышленное прикосновение, случайное касание, переплетение пальцев — Дэнверс пропускает через себя и не хочет, чтобы это заканчивалось.       Эта боль медленная, мучительная и поглащает ее всю целиком.       Кара понимает — ей больно, потому что она нуждается в Лене больше, чем хочет признать. Больше, чем просто в соседке по квартире. Возможно, больше, чем просто в подруге.       Девушка нежно поглаживает большим пальцем тыльную сторону ладони Лены, пока они продолжают любоваться видом, и надеется, что это успокоит боль, разрастающуюся в ее душе.       Но это не помогает.       Когда фейерверк заканчивается, Лена поворачивается к ней и спрашивает:       — Еще две недели. Ты будешь скучать по мне?       — Да, верно. Я очень сильно буду по тебе скучать, — саркастически отвечает Кара, хотя и имеет в виду каждое произнесенное слово.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты