Как в сказке

Гет
R
Завершён
134
автор
Размер:
94 страницы, 9 частей
Описание:
“Эксклюзивный эксклюзив! Драко Люциус Малфой женится на любви своей жизни — Гермионе Джин Грейнджер, о чем влюбленные вчера сообщили “Пророку”. Героиня войны красноречиво намекнула на скорое прибавление в семье, продемонстрировав слегка округлый животик, а жених заверил, что свадьба состоится несмотря на предрассудки родителей. Как отреагировала семья Гринграсс и что сказал Люциус Малфой читайте на странице четыре“

— Какого *** происходит? — прокомментировал Гарри Поттер, отбрасывая газету.
Примечания автора:
Карантин и самоизоляция порождают работы подобного вида. Авторка не сошла с ума и она писала это абсолютно трезвой. Просто хотелось попробовать что-то новое.

У фанфика есть обложка:
https://vk.com/photo-41468976_457266577?api_access_key=85140690a4890ecfb0



П.С. Публичная Бета включена. Если что, вы знаете, что делать :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
134 Нравится 28 Отзывы 59 В сборник Скачать

И что могло пойти не так?

Настройки текста
Примечания:
Всем привет. Хотела сделать эту главу гораздо больше, но для это пришлось бы вам ждать еще неделю. Пришлось разделить ее на две части. В этой части мы разворошили осиное гнездо, в следующей вас ждут драки, экшн, стеб (как главный элемент данного фика) и, может быть, немножечко любви.

Видите опечатку - юзайте бэту :) Я концентрируюсь пока больше на написании новых глав, чем на редакции.

Утро началось с орущего и психующего Драко Малфоя. Конечно, вчера он уже триста раз пожалел о том, что доверил Гермионе самое ценное — свою палочку, но гордость не позволила вернуться и забрать ее. Вместо этого, он два часа прокрутился в кровати, наблюдая одним глазом за склонившейся над пергаментами Гермионой, опасаясь, что она снова исчезнет. В результате он не выспался и утром грубо откинул рукой курицу, пытавшуюся разбудить его клокотанием на ухо. Хотя его плохое настроение обосновывалось вовсе не недосыпом, а «гениальным» планом лучшей ученицы Хогвартса, от которого у Драко челюсть свело. Это был не просто план, а целая инструкция, расписанная поминутно, и, судя по неустанно тикающим часам, он уже опаздывал на целых десять минут. Он ходил туда-сюда по комнате, вслух зачитывая каждый шаг, которых было всего, на секундочку, сорок восемь, если не считать комментариев, написанных таким мелким, но ровным почерком, что он невольно задавался вопросом, как такое вообще возможно. — Вот скажи, Грееейнджер, — сейчас он как никогда был похож на того самого школьного мальчишку, задирающего ее в коридорах, — мозги у тебя тоже теперь куриные? Какого хуя я должен снова переться в это сраное Министерство, где, как мы уже уяснили, тебя пытались убить? Курица сидела на столе рядом с разложенными ровно нарезанными листами бумаги. Наклонив голову, она подцепила клювом один из них и подняла так, чтобы Драко сумел прочитать написанное. — Не ругайся? — рыкнул он. — Да, — следующий лист. — Иди ты знаешь куда? Ладно, что там в комментариях… Бла-бла-бла… А ты могла еще мельче писать? А то я слишком хорошо вижу. Ага, вот. Думаешь, что палочку могли подбросить тебе на стол? Я бы сломал ее к сучьей… кгм… — кинул он недовольный взгляд на курицу, — в твоем столе взять баночки с настойками №4, 16, 28 и 36. Да, замечательно, моя Госпожа. А как же защита вашего рабочего стола? Ага, вот… Фумос Экскуро? Ты наложила на свой стол обычный магический дым? — Нет, — Гермиона держала новый лист в клюве. — Так, допустим. Я взял все это и меня не убили и даже не отправили прямым рейсом в Азкабан. Пункт пятнадцать: если палочки не будет в столе, то выйти из Министерства и переодеться… Где я тебе возьму маггловскую одежду? Курица поставила лапу на небольшой коричневый клатч, который до этого принял за футляр для перьев. Выхватив клатч из-под лапы так, что курица от неожиданности взмахнула крыльями, он открыл его. Ну конечно — расширяющее заклинание. Она и это успела. Пошарив там рукой, он вытащил шкатулку для безопасного хранения зелий, несколько книг — куда же без них, бутылку минеральной воды, пару мятых бутербродов, наскоро завернутых в пищевую пленку, небольшой ящичек с надписью «аптечка» и, наконец, клетчатую рубашку а-ля «я у мамы хипстер». Внутри клатча еще что-то звенело, очень напоминая кастрюли и чашки. Но Драко не обращал на это внимание. Его глаза были прикованы к рубашке, которую он брезгливо удерживал двумя пальцами. Кинув свирепый взгляд на курицу, застывшей с листом «Не ругайся», он швырнул в нее предметом одежды. Взмахнув крыльями, она подлетела, приземлившись на рубашку, и укоризненно посмотрела в ответ. — Я не надену тряпье, об которое Уизел терся своими рыжими подмыхами, — прошипел он, подперев руками бока. Спокойно отложив лист, курица подняла другой: — Нет. — Что нет? Не Уизли? Она тряхнула листом, указывая на свой ответ. — А кто тогда? Поттер? — Нет. Следующий лист: — Пожалуйста. — Ррррр! Когда-нибудь, — возмущался он, подходя к столу и грубо запихивая вещи назад в клатч, — я тебе все вспомню. Запомни это! Будешь реветь, просить пощады, но хрен тебе! Как возьму… — Спасибо, — следующий лист выбил из него желание ругаться дальше, поэтому он быстро собрался, не забывая бурчать под нос что-то невразумительное. До конца он так и не дочитал — иначе ему пришлось бы потратить еще, как минимум час, ругая ее гениальные идеи. — На месте разберемся, — свернул он свиток-инструкцию и засунул во внутренний карман пиджака, — Что нет? Если тебе что-то не нравится, предлагаю поцеловать меня в мой прелестный зад, но, — выставил он руку перед прищурившейся курицей, все еще удерживающуу лист с надписью, — когда у тебя снова будут губы, а не этим острым орудием убийства. Ну что? Пожелай мне удачи? Курица встрепенулась и достала еще один лист со следующим содержанием: — Драко, я так и думала, что ты не дочитаешь инструкцию до конца, — он раздраженно закатил глаза. Ну конечно, она продумала действительно ВСЕ, — Возьми меня с собой. Я покажу тебе место, где можно переодеться в маггловскую одежду, а потом мы вместе пройдем дорогой до точки аппарации, которой я пользуюсь каждый день. Возможно я что-то вспомню. — Ты серьезно? А как я объясню всем курицу подмышкой? — Пожалуйста, — снова лист в клюве. Раздраженно подхватив взбудораженную птицу, он отправился вниз, чтобы попасть в Министерство через камин. План Гермионы был довольно прост: так, как Драко уже удалось однажды попасть в Министерство от ее имени, пройти туда во второй раз не составит труда. Тем более, она уже сообщила о своем недомогании в первую же ночь, когда исчезла с его палочкой, кинув письмо в ящик с почтой у главного входа. Так что никто не удивится тому, что ее, так называемый, жених явится за дополнительными материалами для своей повернутой на работе невесты. А вот наседка на плече у аристократа вызвала настоящий фурор. Несколько раз его ослепили камерами колдоаппаратов, что уже говорить о тянувшимся рукам с вопросом «А можно погладить?», а когда Драко попытался протиснуться сквозь толпу замерших от восторга детей, кто-то выхватил несчастную птицу, думая что она очень дорогая, раз с ней расхаживает выходец из богатой семьи, и попытался с ней удрать. Далеко убежать не удалось — запыхавшийся блондин догнал их через несколько метров, чуть не споткнувшись о растянувшегося бедолагу, которому курица в этот момент намеревалась выклевать глаза. Но это все было ничего по сравнению с реакцией мистера Питерса, только что приступившему к утреннему дежурству. Он так разволновался, что вскочил со стола, больно треснувшись коленкой, а потом, не удерживая лившихся не то от боли, не то от восторга от очередной встречи с Драко, принял официальное прошение Гермионы пустить его еще на полчаса. На этот раз в кабинете царил его величество хаос. Миссис Лутерштайн, с которой Драко удалось познакомиться в прошлый раз, сидела на своем месте и что-то быстро писала, не забывая иногда покрикивать на бледную молоденькую девушку с повязкой на глазу, отчего та немного походила на пирата. Девушка кивала на каждый окрик, нервно выискивая что-то в папке с документами. За прозрачной стеклянной дверью, ведущую в лабораторию, что-то шумело и бухкало. Дверь была шумоизолированной, но Драко мог поклясться, что услышал несколько криков, смутно напоминающих мольбы о помощи, а когда серый дым, наполняющий комнату вздрогнул и взорвался стопками красных искр, он заприметил зеленые побеги, устремившиеся за удирающим во все лопатки магом. — У вас все хорошо? — выдавил он вместо приветствия. — А что не видно? — рявкнула женщина в ответ, — Магда, ты нашла дополнение? — Ищу, — кивнула девушка, ловко пробегая пальцами по папкам. — Ищи быстрее. Чего вам? — Гермиона… — Она вернулась? - резко перебила его начальница отдела. — Нет, но просила… За дверью послышался очередной взрыв, сотрясший комнату. С потолка посыпалась штукатурка, белыми хлопьями осев на черном пиджаке и пестром оперении курицы, отчего оба выглядели так, будто вернулись со снежной прогулки. — Бери мутационный настой и зелье из кожи черного бумсланга и за мной, — завопила миссис Лутерштайн, сжимая палочку и, с невиданной доселе ловкостью, вбегая в лабораторию. Магда побледнела еще больше, став похожей на мраморную статую. Вскочив с места, она на подкашивающихся ногах направилась к шкафчику с зельями. Перед тем, как войти в лабораторию, она сделала непонятный жест рукой, показавшийся Драко смутно знакомым, и набрав полные легкие воздуха, шагнула за дверь. — Распятие? — он вспомнил наконец, где видел этот жест — Мистер Бинс, учитель истории в школе, рассказывал про крестовые походы маглов, когда они пытались завербовать как можно больше народу в какую-то организацию. Перед каждой сессией убеждения, как их именовал учитель, имея в виду ни что иное, как кровавую резню, они делали этот знак рукой, благословляя себя на битву против нечести. Курица посмотрела на него и встрепенулась, а потом слетела на пол, засеменив в сторону шкафчика с зельями. — Да, интересно тут у вас. Эффектно, — размышлял вслух Драко, расколдовывая ее рабочий стол и отодвигая пару ящиков, — Эй? Ты мне помочь не хочешь? Ого! Вот это организация! Внутри ящичка царил порядок, который Драко только видел у гоблинов в банке Гринготтс — несколько шкатулок и папок, тщательно подписанные и расставленные по датам, пару свитков с пометками «яды» и «противоядия», а также небольшая баночка с арахисом для перекуса. Он достал шкатулку и выбрал зелья, аккуратно пронумерованные и настолько идеально расставленные по цветовой гамме пробок, отчего сущность перфекциониста ликовала от восторга. Вспомнив, что Гермиона положила ему специальную шкатулку для переноски, он достал ее из клатча и сложил туда все необходимое. После этого он тщательно осмотрел стол в поисках волшебной палочки, но ее нигде не было. Под подставкой для пера он наткнулся на небольшую колдографию — улыбающаяся Гермиона, целующая в щеку небритого Рона, смущенно потирающего место поцелуя. Увидев Драко, Рон нахмурился и показал ему кулак, а Гермиона скрестила руки на груди, скривив губы, он мог поклясться, в фирменной усмешке Драко Малфоя. Он улыбнулся в ответ и девушка на фотографии показала язык, а потом отвернулась, пряча лицо у хмурого Уизли на плече. — Герм… Эй, курица, — кашлянул он, — Ты где? Гермиона вспорхнула на стол и вопросительно изогнула голову, заметив в его руке колдографию, которую он тут же сунул снова под подставку. — Палочки нет. Переходим к следующему пункту? — И уберите все, — услышал он приказной тон миссис Лутерштайн из-за приоткрытой двери лаборатории. — А побеги? — вопросил робкий мужской голос. — В отдел контроля магических популяций, — злилась она, — Оно же теперь живое! Мистер Малфой? Вы еще здесь? — она удивленно вскинула брови, меняя агрессивный тон на вопросительный. — Я уже ухожу. Гермиона попросила взять еще кое-что для работы. — Это что же? — медленно наступала она, — Знаете, мистер Малфой, по протоколу, вы можете здесь находиться только тогда, когда в кабинете есть кто-то из сотрудников. — Но вы же сами вышли, — возразил он. — Значит вы тоже должны были выйти и дождаться пока вас пригласят. Что вы взяли? Малфой посмотрел на курицу, как ни в чем не бывало, клевавшую закрытым клювом перо на подставке. Женщина тоже посмотрела на нее. Потом их взгляды снова встретились. — Ну? — спросила она. — Если честно, — протянул он, — я не сильно в этом разбираюсь. Я просто взял то, что она хотела. — Так покажите наконец, что вы взяли, — внезапно рявкнула она. — В таком тоне, — процедил он, выпрямляя спину и засовывая руки в карманы идеально подогнанных брюк, — будете со своими сослуживцами разговаривать, а не со мной. Вам надо — вы и смотрите. Вот шкатулка — вон ваши руки. Недовольно скривившись, она подошла к столу, окинув взглядом курицу, судорожно шкрябавшую лапой стол, будто в поиске червяков, и схватила шкатулку. — Так-так, — отставила она ее через мгновение, — Номер шестнадцать? Серьезно? Она не откинула эту бредовую идею усовершенствовать зелье с помощью верескового жестицвета? — Я не знаю, — сухо ответил Драко, которому с каждым мгновением все больше хотелось плюнуть этой даме в лицо, — Она не рассказывает мне о своей работе. Это же тайна, — сделал он упор на последнее слово, раздраженно цокнув языком. — А посылать вас в наш отдел, где вы можете вынюхать всю информацию о наших последних исследованиях значит не тайна? — насмешливо спросила она, — И что это еще за курица? Вход с животными у нас запрещен. — Это моя курица-поводырь, — ляпнул Драко, отчего обе женщины, Гермиона даже на секунду забыла, что она птица, посмотрели на него. И когда по лицу женщины стало понятно, что она не только не верит ни единому слову, но собирается вызвать охрану, он пустился в очень туманные объяснения. — Подарок будущей жены, — он не удержался от того, чтобы немного поморщиться, — понимаете, на Гермиону недавно напали. Ничего страшного — она отделалась легким испугом. Теперь она переживает, что и моя жизнь в опасности, поэтому… — Подарила вам курицу? — закончила за него женщина, насмешливо изогнув бровь. — Верно, — кивнул он, — эта курица была с ней в день нападения, — продолжил он, внимательно следя за ее реакцией, — Более того, в день нападения Гермиона потеряла волшебную палочку — выронила, когда пыталась убежать, а после этого была так напугана, что забыла где это случилось. Хорошо, что рядом с ней была эта… — Курица, — хмыкнула она. — Слава Мерлину, — кивнул он, — Я владею легилименцией и могу заставить ее вспомнить, где произошло нападение. Возможно я даже увижу лица нападавших. Но сначала нам нужно пройти тот путь, который Гермиона прошла в тот вечер. Память птиц довольно поверхностна и требует визуального подкрепления, — закончил Драко и мысленно похвалил себя за стойкость и твердость голоса, с которым была рассказана данная история. — То есть вы, Драко Малфой, утверждаете, что можете использовать легилименцию на… — Курице, — подсказал он. — Вот как. Молчание, которое возникло после данного заявления, начало его немного тревожить, но он стоял с невозмутимым видом, по прежнему засунув руки в карманы. Гермиона сидела на столе, распушив перья и втянув шею, видимо смирившись с тем, что ее спутник оказался не самым умным человеком на земле. — Что ж, — проговорила наконец миссис Лутерштайн, задумчиво массируя подбородок, — легилименция на животных, особенно птицах, была до сегодняшнего дня мифом, но вы, кажется, смогли достичь того, над чем бились маги несколько сотен лет. — Возможно, — его голос не дрогнул ни на каплю. — Тогда докажите мне, — развела она руки. — Что именно? — Легилименция подразумевает не только чтение мыслей, но и способность покориться вашей воле. — Вы очень проницательны. — Заставьте курицу сделать что-нибудь, чтобы я поверила, что вы, Драко Малфой, первый человек, которому удалась легилименция на животных. — И тогда я могу уйти? У меня, знаете ли, весь день расписан поминутно, — и это была правда, если вспомнить утреннюю инструкцию Гермионы. — Даю вам слово. — Хорошо. Драко смотрел немигающим взглядом на курицу, которая прикрыла веки и, судя по всему, намеревалась вздремнуть. Конечно же, он не владел легилименцией. Когда-то в школе его крестный проводил с ним уроки окклюменции — защиты сознания от чужого вмешательства, но вот проникать в головы других людей он точно не умел. Хорошо, что курица была не настоящая и, если им повезет, они смогут убедить женщину в его мастерстве. Он поднял палочку, пытаясь повторить изящные уверенные движения Северуса Снейпа в его воспоминаниях, и прошептал: — Легилименс. Курица приоткрыла глаза и внимательно посмотрела на Драко. В ее взгляде явно читалось отвращение ученой ведьмы к горе-волшебнику, несущему полный бред, и нежелание поддерживать его в данных начинаниях. Но сортировочная шляпа не зря определила ее когда-то на Гриффиндор — будучи не только умной и сообразительной девушкой, Гермиона обладала воистину ангельским терпением и толерантностью, что касалось людей ниже ее по умственным способностям, а также смелостью, что позволяло ей с головой нырять в сомнительные авантюры, вытягивая горе-друзей с неприятностей. Когда-то она припомнит ему этот случай, а лучше всего подарит ему все книги по легилименции и не отстанет, пока он не прочитает их все и внятно не обоснует, почему этот вид магии на животных, особенно на птицах, невозможен от слова совсем. С другой стороны, она была уже должна ему по гроб жизни. Если б не Драко, лежать бы ей между двух сдобных булочек, щедро намазанных горчицей и хреном, завернутых в пищевую пленку со стикером «Любимому Рону на обед». Она распушила перья и вяло встряхнула крыльями, всем своим видом показывая, что не очень довольна затеей Драко, а потом поклонилась, выставив правую ногу назад, практически касаясь клювом стола, в то время как крылья были по-лебединому сложены за спиной, потом поднялась и выжидательно склонила голову в немом вопросе: «Так сойдёт?». Но этого было, естественно, недостаточно. Гермиона пришлось кружиться по комнате, имитируя венский вальс, выстукивать клювом только известную ей мелодию маггловской группы Deep Purple «Smoke on the water», вспрыгнуть на стол Магды и сложить разбросанные папки в алфавитном порядке, когда ее начальница, продолжая держаться за сердце, наконец смогла выдавить заветное «достаточно», а потом, чуть не падая в обморок от нахлынувших чувств, опустилась на стул и попросила ухмыляющегося блондина подать ей стакан воды. Драко подмигнул курице, в этот момент сидевшей на столе Магде и, как по приказу, начавшей двигать в сторону графина с прозрачной жидкостью чашку из-под утреннего остывшего чая. Миссис Лутерштайн заметно побледнела и открыла рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент в кабинет ввалились обессиленные маги с лаборатории. Их одежда превратилась в рваные лохмотья, покрытые зелёной вонючей слизью, из-за чего и так напряженная атмосфера стала еще хуже, приобретя явные нотки гнили и огородных удобрений. Лица всех присутствующих окрасил легкий зеленоватый оттенок. Драко быстро пробурчал что-то про опоздание, закинул шкатулку с зельями в клатч, потом подхватил курицу и быстро выбежал в темный коридор Министерства, облегченно вдыхая несвежий воздух затхлых коридоров, казавшийся ароматом трав альпийских гор. Пытаясь спешно покинуть Министерство, он грубо отмахивался от попыток мистера Питерса и его жены, успевшей явиться по первому зову мужа, пригласить его на чай, прорывался сквозь толпы магов, снова удивленно оглядывающихся на курицу, недовольно щелкающую клювом у него подмышкой, и наконец добрался до телефонных будок. Сняв трубку, он быстро набрал всплывший в голове шифр и, когда знакомый щелкающий звук магического механизма оповестил о том, что сейчас последует движение вверх, повесил трубку и устало прислонился головой к холодному металлу. Гермиона, помня о нанесенных травмах ее ученой душе, больно клюнула его в руку, которую он тут же разжал, и курица упала к его ногам, сразу попытавшись клюнуть его за щиколотку. — Угомонись, блять! — зашипел он, отдергивая ногу, — Думаешь, я не знал о легилименции? Она замерла и сузила глаза, издав пару неясных куриных звуков в знак недоверия. — Гермиона, — он присел и щелкнул пальцами ее по клюву, — после того, как ты сунула нос не в свои дела, кто-то пытался стереть тебе память, а когда это не получилось, то и убить. Я что-то упустил? Она недоверчиво смотрела на него снизу вверх, когда он вздохнул и пригладил рукой волосы, поправляя прическу: — Я знаю о легилименции побольше твоей кудрявой башки и это было частью моего плана. Если он сработает, то ты узнаешь об этом первая. Ладно, приехали. Показывай, где тут твое так называемое «укромное место», чтобы я успел переодеться в магловскую одежду парня твоего парня. Что? Снова не угадал? — одернул он руку, когда курица снова попыталась его клюнуть, а потом развернулась и выскользнула в приоткрытую дверь телефонной кабинки и свернула за угол. Через несколько метров от входа в министерство обнаружился бесплатный маггловский туалет с почивающим у входа мужчины средних лет, завернутым в черный от грязи спальный мешок. Воззрившись на вход с повисшей на петлях дверью, Драко в ужасе замотал головой на приглашающий жест курицы войти во внутрь. Крепкий запах немытых веками кабинок ударил в нос и зеленый оттенок снова окрасил его благородные щеки. Он бы простоял столбом еще дольше, но мужчина в мешке громко чихнул во сне, и Драко машинально сделал несколько шагов вперед, заходя в полутемное помещение. Внутренне он приготовился очутиться в комнате с разводами маггловских фекалий по стенам и струйными узорами ссанины на полу, но удивленно замер, рассматривая чистый, до блеска натертый пол, умывальник с мылом и салфетками, а также три кабинки с туалетами, от которых пахло хлоркой. — М-да, — развел он руками и устремился к одной из кабинок, тщательно прикрывая за собой дверь, чтобы курица не смела за ним подглядывать. Через минут двадцать перед изнывающей от нетерпения Гермионой предстала недовольная физиономия Драко Малфоя. Маггловская одежда смотрелась на нем тряпьем из секондхенда, которую начинающий репер бандитских улиц Лондона спер у тинейджера, только-только вступившего в пубертатный период: порванные на коленях джинсы были слишком широки в поясе, поэтому Драко кое-как пристегнул их ремнем, белая футболка с милым рисунком котика с флажком из развевающейся радуги могла вместить в себя еще пару человек, а красная клетчатая рубашка, которую он повязал на талии, как это было сказано в утренней инструкции, выглядела помятой тряпкой, особенно после того, как он несколько раз ее перевязывал, не понимая, как именно она должна сидеть. — Это какой-то пиздец, — выразил он их общее с Гермионой мнение, взъерошивая волосы рукой, — Если меня в таком виде заметят… Хотя, — он подошел к зеркалу и внимательно всмотрелся в придурковатое лицо мальчика-подростка, на которого он стал похож, — Никто не поверит, что это я. Когда они вышли из туалета, то запах ссанины повторился. Прикрыв нос рукой, он недовольно покосился на мужчину, в этот момент вылезающего из спального мешка: — А-ну пшел отсюда, панк, — замахнулся он тощей рукой на Драко, — ходят тут, обсырают туалеты, что честным людям и отдохнуть негде. Ты че вылупился, ссыкун? Драко хотел ответить что-то оскорбительно-обличительное, но новая порция ароматов от мешка напомнила ему, что выигрывать в споре — не самое важное в жизни. Куда важнее порой уметь делать ноги. Так он и поступил, устремляясь вслед за Гермионой, указывающей путь в сторону точки аппарации для магов, которой она пользовалась на протяжении последнего года. Гермиона проходила каждый день около двух километров до работы. Сначала аристократ немного переживал по поводу своего вида, да еще и курицы в придачу, но, по факту, на него никто не обращал внимания — на улицах было полно зазывал, предлагающий сфотографироваться с голубями, мартышками и вычурными собачками в уродливых кукольных одеяниях, поэтому, завидев его вместе с курицей, магглы старательно отворачивались и спешили по своим делам. Путь пролегал сквозь шумные улицы бизнес-района Лондона, мягко сворачивая в более спокойные жилые районы и, наконец, в полузаброшенный квартал с недостроенными домами, которых было около дюжины. Естественно, она не помнила, куда именно ее потащили в тот вечер, поэтому обыск начали с первой же недостроенной халупы, куда Драко влез, быстро перемахнув через ветхий забор. Во дворе догнивала маленькая халупка сарайного вида с деревянными стенами и шиферной крышей. То, что осталось от основной постройки, камнями, досками и остатками цемента бесформенной грудой валялась рядом. Очень быстро закончив с поиском, он перепрыгнул через следующий забор, оказавшись в более убранном дворе со зданием больше всего напоминающим гараж для дедовых жигулей, чем дом, о чем подумала прыгнувшая за ним курица. В этом дворе, поросшем бурьяном, искать было совершенно нечего, хотя они честно осмотрели каждый куст. Перелезая через следующий более высокий забор Драко зацепился джинсами за гвоздь и, изливаясь в красноречивых выражениях, полетел вниз, приземлившись на горку песка, немного смягчившую падение. — И джинсы превращаются в сексуальные бриджи, — саркастически заметил он, рассматривая кусок ткани, развевающийся на гвозде. Гермиона, взлетевшая на забор, лапой скинула ее вниз, отчего осиротевшая ткань мягко опустилась у ног Драко. — А подать нельзя было? — проворчал он, привставая, чтобы подцепить обрывок и приделать его назад заклинанием, но нога откликнулась болью. Удивленно опустив глаза, он обнаружил струйку крови, стекающую по икре. — Ну вот, Гермиона, — скривился он, пытаясь вспомнить кровоостанавливающее заклинание, пока она суматошно рылась в клатче, засунув туда всю голову, — запомни мои слова: если я умру, подцепив какую-то маггловскую болезнь, то вернусь приведением, чтобы истошно завывать у курятника, в котором ты будешь высиживать своих будущих детей. Она протянула ему бумажную салфетку. — Ой, спасибо. Но, знаешь ли, у меня нет насморка. Фыркнув практически по-человечески, она лапой приложила салфетку к порезу, который сразу перестал кровоточить. — О, — только и смог, что сказать Драко, — так это заколдованные? Гермиона опустила голову, что было принято им как «да», и слегка надавила на рану, а потом убрала салфетку. Кожа на ноге была слегка розоватого оттенка, а сам порез успел покрыться корочкой, что указывало на быструю регенерацию. Конечно же это его впечатлило, но это был бы не Драко, если бы он не сказал: — Переводишь бумагу на обычные царапины, когда для этого уже давно есть заклинания? В ответ он четко расслышал фырканье удаляющейся курицы, приступившей к осмотру двора, заросшим травой и бурьяном, доходящим по высоте взрослому человеку по пояс. Большую часть площади занимал дом с забитыми досками окнами и разрушенными проходом в стене вместо двери. Рядом с домом лежала перевернутая тележка с камнями, а у входа валялось ведро из-под белой краски и несколько старых засохших кистей и валиков. Прихрамывая, он поплелся к разбросанным вещам и, присев, подобрал небольшой предмет, привлекший его внимание. — Гермиона, — сказал он через секунду, сглотнув слюну, — думаешь, это твоя пуговица? Эй, ты где? Он встал и сделал несколько шагов вглубь двора, ища глазами непоседливую курицу, но внезапно услышал из-за спины: — Инсомниум! Глаза начали предательски закрываться, и Драко осел на траву. В последний момент в кустах промелькнуло знакомое пестрое оперение и, схватившись за ускользающую мысль, что Гермиона - его последняя надежда, из последних сил он приоткрыл глаза и выкинул палочку, надеясь, что бросок оказался достаточно сильным и незаметным, чтобы курице удалось ее поймать и скрыться. — Беги, — прошептал он ей у себя в голове, погружаясь в крепкий сон без сновидений.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты