К чёрту белые одежды

Слэш
R
В процессе
38
Размер:
11 страниц, 3 части
Описание:
AU: Мо Вэйюй с открывшимися возможностями предоставленными Пиком Сышэн планирует свершить свою месть во имя матери, а Чу Ваньнин и Ши Минцзин "счастливо" живут в браке до появления племянника Главы Пика.
Посвящение:
Любимому Стасяну
Примечания автора:
-ООС;
-ну название отдельная тема, так что да;
-с возрастом все сложно;
-многое не по канону;
Что-то странное, но попробую, а если не выйдет продолжу читать фф по Бинцзю. вувувувву жаль что фф мало
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 8 Отзывы 10 В сборник Скачать

I

Настройки текста
После смерти матери помимо боли он ощущал некое разочарование от того, как все сложилось, скорее всего это чувство продолжило бы теплиться на грани сознания, но когда родной отец отказался помочь в её захоронении и Мо Жаню пришлось нести на себе гниющий труп, а частые прохожие лишь прикрывая рукавом лица, скорбно покачивали головой — он глотая слёзы, мог лишь в мыслях проклинать богов ниспославших ему такую судьбу и людей, которые во время светских бесед утверждают, что главное их достояние — это добродеятель, а на деле брезгливо прикрывают носы платками и спускают собак на попросившего их о помощи ребёнка. Он долго бродил по городам, пережил много трудностей и в конце концов оказался в поместье семьи Мо. Спустя долгий период времени, когда сын Госпожи решил, что все ему дозволено и платить за совершённое не обязательно, тот с компанией убил девушку и подставил Вэйюя, тогда сердце мальчика наполнилось отчаянием. «Почему моя любимая матушка, не сделавшая в жизни ничего плохого, была обречена на жалкое существование и голодную смерть, а такие ублюдки продолжают жить без каких-либо трудностей и причинять боль другим?» Он сам не понимал кому адресовал вопрос, но тогда Мо Жань окончательно сломался, послал всех Богов к чёрту и в этот же день убил десятки людей. Считал, что те получили воздаяние за свои грехи, а он стоящий на пепелище был подобран мужчиной и направлен на Пик Сышэн, приняв роль потерянного племянника Уважаемого Главы.

***

Его новоприобретённый дядя был хорошим человеком и Мо Жань хотел сразу признаться во лжи, но постоянно что-то мешало. Он закрылся в себе, молчал по несколько часов и никто его не трогал, лишь изредка проверяя в порядке ли тот и принося еду, тогда ему становилось лишь хуже от такой заботы, единственным человеком заботившемся о нём была мать, но она мертва и если правда вскроется возможно его отправят в рабство какому-нибудь состоятельному культиватору или даже убьют, в момент раздумий он понял, что ложь и сохранение статуса племянника главы — это единственное, что поможет отомстить. Месть — стала его отрадой и смыслом жить. За несколько дней до смерти мать умоляла его не мстить отцу и другим. Она всегда была его светом и даже если им приходилось есть червей из-за желающих набить карманы чиновников, он не хотел причинить им зла. Но когда обстоятельства вынудили нести уже начавшее разлагаться тело матери, Мо Жань сказал:  — Неся тело гниющего ребёнка, вы бы и правда не захотели отомстить виновным? Они все ответят, я сберегу свою душу и отомщу. Что помешает мне исполнить ваше и собственное желание? — он часто останавливался после сказанного предложения, ибо уже второй час тащил мать без остановки, чтобы перевести дух и смочить горло в ближайшей реке или луже. Но что мог знать маленький ребёнок. Сохранить чистоту души и отомстить? Разве такое возможно? Это был первый раз и единственный раз, когда Вэйюй не сдержал обещание перед матушкой. Была третья ночь А-Жаня на Пике и на протяжение нескольких часов завывания были слышны на большом расстоянии. Даже в тот день Сюэ Чжэнъюн не позволил никому потревожить ребёнка, но вопли привлекли многих старейшин и учеников, никто ещё не знал, что племянник главы был найден. Двое мужчин стояли возле здания из которого доносился плачь и разговаривали.  — Разве глава не сказал тебе хоть что-то? — молодой человек от громкого всхлипа из-за стен нервно сжал рукав, он почувствовал сквозившее в голосе глубокое отчаяние и посмотрел на мужчину рядом с собой, брови того были нахмурены, а глаза феникса слегка прищурено смотрели на здание. Тот отрицательно мотнул головой.  — Может Глава нашёл очень талантливого ребёнка и решил взять в ученики, не приняв во внимание желания дитя, забрав из дома и теперь тот скучает по родителям. — предположил парень.  — Ши Мэй, не неси глупости, наш Глава не такой человек, да и ребёнок без малого третий час надрывается, такое не стало бы причиной истерики, пошли. — сделал выговор мужчина и взмахнув полами белого ханьфу двинулся к двум людям, стоявшим возле дверей. Ши Минцзин поджал губы и кивнув, пошёл за Ваньнином. Второй надеясь на свой статус неприкасаемого старейшины собирался пройти мимо стражи, но был остановлен возникшей перед его грудью рукой. Оба культиватора в недоумении уставились на охрану.  — Прошу простить меня, Старейшина Юйхэн, но Глава запретил пропускать кого-либо, будь это вы или Молодой Господин Сюэ. — охранник склонился в извиняющемся жесте и не поднимал головы.  — Ты знаешь кто там? — спросил Чу.  — Отвечаю Старейшине. Нет, вы уже шестой Старший спрашивающий этого бесполезного о человеке внутри, но этот слуга был призван после закрытия дверей и не осмелился интересоваться личностью охраняемого.  — Я понял. Чу развернулся и направился в Павильон, а Ши Минцзин быстро спохватившись рванул за ним и придержав за рукав, спросил:  — Это всё, Ваньнин? Бессмертный обернулся на парня и вопросительно поднял бровь. Так бы они и продолжили стоять, но мужчина в белом протянул бледную руку к чёрным волосам Минцзина и поправил выбившуюся из чёлки прядь.  — Не бегай более, не подобающе выглядишь. Ши Мэй покраснел и когда Старейшина оторвал руку от головы парня, они направились в Павильон рука об руку в умиротворённой тишине. Вопрос остался проигнорирован. В итоге Чу Ваньнин не сомкнул глаз, а когда Ши Минцзин заснул, выбрался из постели и забрался на крышу Павильона Алого Лотоса, там открывался хороший вид на здание, куда он недавно хотел попасть, но был остановлен. Теперь прислушавшись, мужчина смог услышать заглушённые всхлипы, будто бы плачущий человек уткнулся лицом в ладони или подушку. «Как он может так долго плакать? Что же причинило ему такую боль?» От нового громкого всхлипа мастер вздрогнул и неосознанно сделал шаг вперёд, но остановился. «Когда придёт время Глава всё объяснит, а сейчас я не должен ничего делать». Мужчина так и не спустился с крыши за ночь, а продолжал следить за хижиной. В течении пары следующих дней многие из Старейшин пытались разузнать о том доме и его жителе, но все нарвались на «Это мои личные дела, когда придёт время узнаете» от главы, но это лишь подорвало интерес. И вот через пять дней скитаний и разного рода слухов, их ожиданиям пришёл конец. Сюэ Чжэнъюн созвал всех Старейшин, но не назвал причины сбора. Они собрались со своими приближёнными учениками и ждали главу.  — Где Сюэ Мэн? — спросил Ши Мэй у прислонившегося к дереву спиной Чу Ваньнину. Тот пусть и казался безмятежным, отстранённым от мира сего, но ладони его вспотели, он не сомневался, что Глава прольёт свет на ситуацию с тем ребёнком из дома за закрытыми дверями. Он волновался из-за того человека и не мог объяснить причину, ему оставалось лишь ждать.  — С Главой, тот неожиданно его позвал. — тихо ответил Ваньнин. Ши Мэй приложил руку к подбородку и задумчиво посмотрел на собеседника. Оглядев поляну на которой они собрались, многие главы перешёптывались и слегка обмахивались веерами. Да, на улице и правда жарко, Ваньнин не пожелав стоять в этой толпе разнообразного ассортимента запахов, предпочёл остаться под ветвями яблони Хайтан. Прошло около тридцати минут прежде чем Сюэ Чжэнъюн появился, а Старейшины уже проклинали старика за то, что тот намеренно заставил их страдать под палящим солнцем. Перед взором толпы предстало четыре человека: Госпожа Ван с Главой, Молодой Господин Сюэ и ещё какой-то мальчишка в чёрном ханьфу, сильно выделяющийся на фоне семейства Сюэ. Перешёптывания не стихали и все смотрели на ребёнка в чёрном, даже Чу Ваньнин открыл глаза и посмотрел на причину шума, но всё что он видел — это чёрная макушка головы с пристроенной на ней нефритовой короной.  — Тихо всем! — крикнул Сюэ Чжэнъюн и прокашлявшись, продолжил:  — Мне жаль, что заставил вас ждать, но вы так яростно хотели узнать о человеке под охраной в той хижине, что я решил положить вашим волнениям конец. Мужчина широко улыбнувшись, почесал слегка подбородок и посмотрел на ребёнка, которого придерживал за руку.  — А-Жань, дорогой. Эти старики могут обидеться если ты не одаришь их взглядом своих прекрасных глаз и не удовлетворишь любопытство. — слегка опустив голову, начал упрашивать глава. Ребёнок вздрогнул и сжал руку мужчины, в ответ тот готов был от радости прыгать. Он перевёл взгляд на жену и сына, те взволнованно следили за Мо Жанем, даже А-Мэн притворяющийся, что ему плевать на сложившуюся ситуацию, хотел сделать шаг к недавно приобретённому брату и придержать за плечо, но сдерживал себя.  — Хочу представить вам моего племянника, я потратил много лет, чтобы найти этого ребёнка и наконец мои мечты сбылись, наша семья Сюэ теперь в полном составе. — радостно оповестил Глава. Как и ожидалось, все в шоке посмотрели на ребёнка, а потом на семейство Сюэ, даже Ваньнин был удивлен. В последнее время Чжэнъюн часто пропадал и причины этого никто не знал.  — К сожалению, я оказался отвратительным дядей и несколько дней назад мой драгоценный племянник пережил ужасное горе. В поместье, которое служило ему домом сгорело до основания, вместе с прислугой и матерью А-Жаня. — улыбка сошла с лица главы, а голос дрожал. У Мо Вэйюя начался дёргаться глаз от всех этих переживаний, он чувствовал взгляды на себе, дрожь дяди, тот винил во всём себя, но винить стоило лишь Мо Жаня ведь он убил его настоящего племянника и Госпожу Мо. А ещё он упомянул мать, мальчик чувствовал подступающую панику и решил, что стоит заканчивать со всем скорее. Он выдернул руку из хватки мужчины и приподняв голову, улыбнулся. Сюэ Чжэнъюн ответил тем же, а Мо Жань поднял голову и посмотрел на толпу, произнёс:  — Я Мо Жань, от дяди получил имя Мо Вэйюй, сожалею за доставленные неудобства и если не оправдал ваших ожиданий. Дядя сказал, что я должен выбрать учителя среди Уважаемых Старейшин.
Примечания:
Что-то я не очень отредактировала и продумала идею, но ничего справимся, а может и нет ;)

ПБ включена* ради святого се ляня
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты