Давай попытаемся, Грейнджер

Гет
PG-13
Закончен
41
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Восемнадцать лет - волшебная и уникальная пора для волшебников. Но всегда ли судьба благосклонна? Как с "подарком" судьбы справится самая умная ведьма?
Посвящение:
Посвящается всем любителям драмионы. А в частности любимому Юльчику)
Примечания автора:
Все права на персонажей принадлежат Дж.К.Роулинг. Принимается адекватная критика, решила выпустить данный фанфик, так как очень люблю истории про соулмейтов. Приятного чтения))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 4 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава длинною в жизнь

Настройки текста
      Восемнадцать лет — самая прекрасная пора. Ты юн и молод, впереди у тебя вся жизнь. Ты строишь планы и смело смотришь вперёд. Это время любить и быть любимыми. А особенно это время прекрасно для волшебников. Ведь именно в восемнадцать лет ты узнаёшь кто твой соулмейт. Но не для Гермионы Грейнджер. По её мнению было кощунственно радоваться своему восемнадцатилетию, когда всего лишь пять месяцев, назад были последние похороны. К своим восемнадцати годам она прошла Вторую магическую войну. Похоронила близких друзей, видела множество смертей, испытала на себе не менее семи раз круцио, стёрла родителям память заклятием, которое нельзя обратить вспять.Стала настоящим стратегом. Эта хрупкая девушка стала героиней войны, но она бы отдала всё за возможность вернуть погибших. Она отдала бы всё лишь бы не видеть, как кричит во сне Гарри и винит во всём себя, не видеть слёз семейства Уизли, Джорджа, который избегает зеркал. Рона, который пытался быть сильным, а потом, чтобы никто не заметил, поднимается на чердак и плачет, держа в руках фотографию Фреда. А она бессильна, каждый проживает горе по своему, каждый должен прийти в себя после военных действий. Ей самой было плохо, но ещё хуже от того, что она не могла заплакать. Не получалось. А соулмейтов Грейнджер считала сильно романтизированными, вторая половика. Пффф, звучит как название одного из тех магловских романов, которые тайком читают Лаванда и Паврати. Но искренне Гермиона поверила в соулмейтов, когда Гарри показал своё запястье с чёрной буквой «Д». Выведенной почерком Джинни… Её почерк Гермиона узнала бы из тысячи. Она не раз проверяла её эссе, да и письмами они обменивались довольно часто.Она была счастлива за друзей, но думать про свою вторую половинку совсем не хотелось. И от части, чтобы отвлечься Гермиона, Гарри и Рон приняли предложения профессора МакГонагалл на повторное обучение на седьмом курсе. Конечно, мальчиков и Гермиону звали на авроров, но им нужен был спокойный один год, чтобы принять взвешенные решения.       Поездка до Хогвартса проходила молча. Гарри смотрел в окно в то время, как Джинни опустила голову на его плечо и спала. Рон читал журнал по Квиддичу. В то время, как Гермиона не могла найти себе место. Эта тишина удручала волшебницу.       -Я пойду, пройдусь до машиниста, узнаю сколько нам ещё ехать- не выдержала Гермиона, поднимаясь с сидения. Гарри посмотрел на неё рассеянным взглядом и молча, кивнул. Коридоры Хогвартс экспресса пустовали, все сидели по своим купе. Задумавшись, девушка не заметила, как налетела на человека. Крепкие руки поймали Гермиону за талию, не давая той упасть.       -Ой, извините, я не хотела.- затараторила девушка, выбираясь из рук своего спасителя. И только теперь наконец-то поняв, кто спас её. Перед ней стоял Малфой. Как всегда в идеально выглаженном чёрном костюме. Платиновые волосы были в беспорядке, а губы были поджаты, как будто он притронулся к чему-то неприятному.       — Грейнджер, в следующий раз, когда соберешься падать предупреди меня заранее, чтобы я успел отойти подальше.       — Конечно, в следующий раз буду пускать сигнальные ракеты: Малфой, я падаю. — ухмыльнулась Гермиона.       — Сигнальные, что? Да впрочем, не важно, как я понимаю какая-то магловская хрень- Гермиона закатила глаза. А Драко вернул ей ухмылку.       -Это между прочем очень полезная вещь! –возмутилась девушка, складывая руки на груди.       — Ой, не начинай, уроки магловединия тем более в твоём исполнения невероятно скучны. — Малфой облокотился на стену и скрестил руки на груди.       — Да как будто ты был хоть на одном! -возмутилась девушка, не произвольно повторяя его позу.       — Драко и магловедение? Грейнджер, ты не заболела? –послышался сзаде Гермионы голос. Девушка вздрогнула и повернулась на 180 градусов.       — Забини.- Гермиона кивнула парню.       *- Ciao, Granger.Staibenissimo.- отсалютовал ей мулат.       *- Nonlusingarmi, Zabini. Magrazie. — Блейз округлил глаза, но быстро взял себя в руки и обольстительно улыбнулся.       *- E tuseipienadisorprese, Granger.Da dove vienequestaconoscenza? -ухмыльнулся Блейз.       *- Segreto, beh, devoandare.Civediamo, ragazzi. — Развернувшись, девушка ушла.       — Что это сейчас было? — отойдя от шока осипшим голосом, спросил Драко.       — А это друг мой, было показательное выступление от мисс Грейнджер. Но да, её итальянский шикарен. Счёт 1:0 в пользу львят. До чего мы докатились?! — в притворном ужасе воскликнул Блейз, падая в руки друга. Но Драко отошёл в сторону, и Забини ждала твёрдая посадка.       — Ты хочешь свести меня в могилу! Если я умру, то точно от твоей руки! — причитал Блейз, потирая место, которым ударился.       — Да ладно тебе, Забини. — Драко посмотрел на наручные часы.- Пошли, мы скоро приедем. И я утомлю твоё любопытство, обещаю. Я вижу, что тебя распирает от вопросов. — Не дожидаясь друга, Малфой отправился в купе.       * — Fesso — буркнул Блейз, следуя за другом.       *- Tuttodentrodite, amicomio. — бросил через плечо юный лорд Малфой.       Любимый и такой родной Хогвартс встретил учеников прежним величием. Нынче первокурсников было мало, так что распределение прошло очень быстро. Шляпа призывала к единству, а профессор, теперь уже директор МакГонагалл начала торжественный ужин минутой молчания. Всё было как обычно, только слизеринцы вели себя необычно тихо, но это и неудивительно их репутация оставляла желать лучшего.       Так, спокойно и размерено прошли восемнадцать дней. Уроки, домашняя работа, посиделки с друзьями в общей гостиной Гриффиндора. Жизнь вошла в привычное русло, только чувство тревоги не пошло. В ночь на день рождение Гермионы Лаванда и Паврати прожужжали ей все уши про метку. Да уж, метка… Клеймо…       Ночь выдалась спокойной, только во сне ей снилась маленькая девочка с пышными блондинистыми волосами и серыми глазами. Девочка протянула к ней ручки и прошептала: не сопротивляйся. Запястье левой руки зажгло. Гермиона резко проснулась и посмотрела на свою руку. На ней красовалась выведенная каллиграфическим почерком буква «Д». Минут пять, не отрываясь Гермиона смотрела на своё запястье. Мозг стал быстро анализировать всю ситуацию. Метка была чёрной, а это значит, что она встречалась со своим соулмейтом. Почерк был смутно знаком… Но буква «Д»…. До последнего девушка надеялась, что увидит на запястье букву «Р»…Милый Рон, родной и такой хороший. Но судьба была несправедлива. Рон начал проявлять к ней знаки внимания сразу же по приезду в Хогвартса, и она их принимала. Ведь считала, что была влюблена в него. Но точно ли это была любовь? Она смело может сказать, что любит Гарри, как брата, такой нежной и особенной любовью. И она точно любит Рона, сильно и искренне, но эта ли настоящая любовь? Встряхнув головой, волшебница открыла полог кровати. Сначала умыться, а потом уже думать. Холодный душ, как всегда помог ей взбодриться. После года в бегах ты учишься ценить такие мелкие вещи, как душ. Сегодня выбор в одежде пал на чёрную юбку карандаш, чуть выше колена и белую рубашку с длинными рукавами не застёгнута на верхние две пуговки. Галстук факультета было решено не одевать, раз в жизни можно. Образ завершали чёрные туфли на небольшом квадратном каблуке. Произнеся пару заклинаний, волосы Гермионы легли мягкими волнами. Минимум косметики, только тушь и блеск для губ и в зеркале Грейнджер увидела красивую девушку. Гермиона улыбнулась своему отражению и вошла в спальню девочек. Её соседки Лаванда и Паврати потягивались в кровати.       — Ой, Гермиона! С Днём рождения, дорогая! — пискнула Лаванда и встала, чтобы обнять девушку.       — Да, Гермиона, С Днём рождения! –сказала Паврати, обнимая       Гермиону следом за Лавандой. — Ты прекрасно выглядишь! Ну, давай, хвастайся.       — Чем? — Гермиона покраснела и закусила губу.       — Гермиона, не прикидывайся дурочкой! Меткой конечно! Показывай! — потребовала Лаванда.       Девушка поняла, что деваться некуда. Она расстегнула пуговки на рукаве рубашки левой руки. Девушки, как завороженные уставились на чёрную букву «Д».       — Вау. Я думала, что это будет Рон, нооо. Я безумна рада за тебя, Гермиона. — Лаванда взяла девушку за руку — Ты узнаешь, кто он, верь в это. Тем более метка чёрная, а значит, вы уже встречались. — На эмоциях Грейнджер обняла Браун. Такие незамысловатые слова поддержки от соседки по комнате вселили в неё уверенность. Конечно, второе я Гермионы говорило, что это элементарная вежливость, но в это верить совершено не хотелось. Отстранившись, Лаванда вытерла слезу и улыбнулась. Хоть раньше девушки не ладили, Гермиона знала, что война изменила и её.       — Ох, что это мы. Мы кое-что для тебя приготовили- Паврати вручила Гермионе три коробочки с зельем «Просто блеск» и красивой стойкой помадой нежно разового цвета. –Ты вроде начала краситься, ну вот мы и подумали.- Паврати отвела взгляд неловко улыбаясь.       — Ох, что же вы, девочки мне очень приятно, правда, спасибо.       — Ну, что ты! Пользуйся, ладно иди, тебя уже внизу ждут. До встречи       — До встречи — Грейнджер улыбнулась девочкам и спустилась в общую гостиную.       Только ступив на пол гостинной волшебница сразу же попала в крепкие объятия. –С Днём рождения, родная.- Прошептал Гарри и поцеловал подругу в макушку.- Ты очень — очень многое для меня значишь, я не умею выражать свои чувства но, но…       — Я тоже люблю тебя, Гарри- утыкаясь в плечо друга прошептала волшебница.       — Эй, отпусти её, а то задушишь! — шутливо пригрозила Джинни, Гарри покраснел и отпустил Гермиону.       — С Днём рождения, Герми. — волшебницу неуклюже обнял Рон.       — Спасибо… Рон?        — Мммм?        — Это не твоя буква — тихо, тихо сказала Грейнджер, сильнее обнимая друга.       — Ну что ж…как я и предполагал… Я тебя люблю, Миона, как сестру. Ты же и сама это понимаешь, что не судьба нам быть вместе. — Рон погладил девушку по спине и услышал еле слышный всхлип.       -Мне так жаль, правда.- Гермиона отстранилась от него и вытерла скатившуюся слезу.       — Эй, не плачь. Мне тоже, но всё будет хорошо, я уверяю тебя. –на его обещание Грейнджер только кивнула.       — Эй! Ты довёл мою лучшую подругу до слёз в её же день рождения, Рональд Уизли! — Джинни подошла к брату и от весила ему звучный подзатыльник.       — За что?! — воскликнул Рон, отходя на пару метров от сестры.       — За всё хорошее! — Джинни пригрозила ему пальцем. Смотря на это, Гермиона невольно улыбнулась и пообещала себе, как можно чаще проводить время с друзьями. Ведь они — её семья. Они — самые близкие для неё люди.       — С Днём рождения, Гермиииии. — Джинни налетела на подругу, и они со смехом упали на ковёр. Они лежали на ковру обнимались и смеялись. Все студенты, которые спустились вниз, недоуменно смотрели на них, но от комментариев воздерживались, натыкаюсь на предупреждающий взгляд Гарри и Рона.       — Кхм, Ну что, пойдём есть? Я ужасно голоден, готов съесть фестрала. А твои подарки уже у тебя в комнате.- подмигнул ей Гарри.       — Да отлипните вы уже друг от друга! Мы есть хотим! — забухтел Рональд. Такой дружной компанией гриффиндорцы дошли до большого зала.       Только Гермиона пересекла порог большого зала, как весь гриффиндорский стол громко закричал: С Днём рождения, лучшая староста девочек! Громкие аплодисменты раздавались и со стола Когтеврана. Профессор Макгонагал нежно улыбнулась и присоединилась к аплодисментам, а за ней присоединился и весь преподавательский состав. Щёки волшебницы загорели от смущения, неловко вернув улыбку директрисе, девушка села за стол.       — Драко, у тебя тут кое-что.- Блейз показал на уголок своего рта.       — Что? — Малфой перевёл взгляд с Грейнджер, которая принимала поздравления и подарок от старосты Когтеврана ещё больше заливаясь краской, к Забини.       — У тебя слюна потекла — Не отрываясь от газеты, пояснил Блейз — Хватит так явно пялиться на Грейнджер. Она конечно сегодня хороша, но это выглядит подозрительно –Малфой пнул друга под столом и процедил:       — Не на кого я не пялюсь, Забини. У тебя галлюцинации, тебе следует обратиться к мадам Помфри, хотя я сомневаюсь, что она сможет тебе помочь. Дибилизм, как известно не лечиться. — Вздохнул слизеринец, отпивая утренний кофе.       — Да, Блейз, что это на тебя нашло? Чтобы Драко смотрел на эту, грязнокровку, не смеши меня.- рядом с друзьями на лавку села Панси и хотела поцеловать Драко, но он отвернул голову. Панси мазнула губами по вороту его рубашки, оставляя красный след от помады. Девушка насупилась и молча, принялась есть.       — Да ты, что? Ну, ну…- Блейз отложил газету и встал из-за стола.       — Ты куда это пошёл? — проигнорировав Малфоя, Блейз нацепил самую обольстительную улыбку и направился к столу Гриффиндора. После рассказа Драко про их столкновение в поезде с Грейнджер Блейз понял, что тут что-то не чисто и чтобы убедиться в этом придумал план. К выполнению, которого приступил сейчас. Взглянув на часы, Забини гордо пошёл прямо под удивлённый взгляд Драко и Паркинсон. Блейз подошёл к столу львиного факультета и громко произнёс:       *- Buoncompleanno, Hermione. — В зале повисла гробовая тишина. Гарри протёр глаза, а Рон так и замер с пончиком у рта. Вся ситуация была до нельзя комична, Забини приложил нечеловеческие усилия чтобы не засмеяться. Но Блейзу этого было мало, он решил добить присутствующих. Слизеринец взял и поцеловал руку Гермионы.       — Что ты творишь — взревел Рон, резко вставая с места.       — Рон, сядь. — Требовательно сказала Гермиона, выходя из ступора. Молодой человек проигнорировал девушку, сжимая руки в кулаки.       — Сядь- прошипела Джинни, дёргая брата за рукав мантии. Не отрывая взгляда от Забини, Уизли сел на место.       — Спасибо, Блейз. — улыбнулась Гермиона, пытаясь не выдать своё замешательство. Слизеринец, да не абы какой — Блейз Забини поздравил её — маглорождённую гриффиндорку с Днём рождения. Девушка захотела ущипнуть себя, чтобы понять, не сон ли это. Но все её мысли прервала, влетевшая в зал сова. Красивая белая сова бросила прямо в руки Гермионы огромный букет белых пионов. Ахнув, волшебница закрыла глаза и вдохнула запах своих любимых цветов. Этот запах ассоциировался у неё с довоенным летом, а главное так пахли любимые духи её мамы. К горлу подошёл ком, а на глаза навернулись слёзы. «Грейнджер, возьми себя в руки, чёрт возьми. Чуть не расплакаться второй раз за день — рекорд.»Досчитав про себя до десяти, Гермиона открыла глаза, девушка заметила, как Блейз самодовольно ухмылялся.       — Это… Это от тебя?.. — девушка по инерции крепко прижала к себе цветы, как будто боясь, что их отберут.       — Всё для тебя, принцесса. — Молодой человек подмигнул гриффиндорке и вышел из зала.       Большой зал сразу оживился. Все кто можно и нельзя обсуждали Гермиону и Забини. Кто-то предположил, что они соулмейты и все дружно в это поверили. Наблюдавший за этим цирком Малфой не заметил, как пролил на себя кофе. Выругавшись про себя, Драко встал из-за стола.       -Драко, ты куда? — Панси удивлённо смотрела на Малфоя, который уже скрылся за дверьми в большой зал.       Его ждал долгий разговор с Забини. Он был зол, но вот почему? Его это не должно волновать вообще. Это дела Забини, которые его не касаются и именно так Малфой подумал бы до того момента, как в поезде понял, что Грейнджер его соулмейт. При прикосновения к ней, метка вспыхнула и именно тогда пришло осознание. Она его. Чёртово чувство собственничества! Внутри Малфоя всё кипело, а единственное желание было врезать Забини. Он прикоснулся к ней… Поцеловал…       Вся дорога до подземелий была, как в тумане. Быстро назвав пароль, Драко влетел в спальню Слизерина.       — Блейз, что это сейчас было?! — убийственно холодным голосом спросил Малфой. Забини, лежащий на кровати лениво приоткрыл один глаз.       -Что «это»? Я поздравил Гермиону с днём рождения? У тебя есть какие-то проблемы? — как маленькому ребёнку стал объяснять слизеринец. Его невозмутимость выводила Малфоя из себя, он уже был готов разбить другу лицо. Но нельзя было показывать свои эмоции. Драко облокотился на дверной косяк       — Нет… Нету.- процедил Малфой.- Но с каких это пор ты с Грейнджер стали друзьями, а? Поздравляешь её с днём рождения. Ты, что с ней встречаешься? Или ты просто с ней спишь? Спать с грязнокровкой, я в тебе разочарован, Блейз. — Малфой на секунду прикрыл глаза и вновь нацепил холодную маску безразличности.       Блейз встал с кровати и подошёл к Драко.       — А тебе, то, какое дело, Малфой? С кем хочу- с тем и сплю. –Холодно заметил Забини. –Если я ничего не забыл, то у тебя есть Панси, так что страдать от недотраха ты не должен.       — Наши отношения с Панси не твоё дело. А вот то, что мой лучший друг трахает грязнокровку… –Малфой прожигал в Забини дыру. Драко сильно хорошо знал его, чтобы понять, Блейз ели держит себя в руках. И вот терпению мулата пришёл конец.       — Да, что с тобой происходит, Малфой?! Ты ходишь сам не свой с приездом Хогвартс, срываешься на всех и всё! Ты стал более невыносимее, чем даже на первых курсах! Эта «грязнокровка» защищала тебя перед судом! Она, Малфой, спасла твою шкуру от заключения в Азкабане! Мне казалось, что ты избавился от этих стереотипов! Я считал, что у тебя есть мозг сделать логичные выводы и понять, что чистота крови не на что не влияет! Но кажется я ошибался. А я ещё молчу про Пенси, которая ревёт в подушку уже, который день из-за тебя! Позволь напомнить тебе, что она не только твоя девушка, но и наша близкая подруга! Она пускает по тебе слюни, с какого курса? Третьего если я не ошибаюсь? А ты поступаешь, как последний мудак, спишь с ней, а потом делаешь вид, что между вами ничего нет! Для чего, Малфой? Унизить её? Или… Выместить всю злость?       Малфой молчал, внешне он оставался холоден, но внутри он кипел. Единственное, что выдавало наследника Малфоев — это крепко сжатые челюсти. Он смотрел на тяжело дышащего друга и понимал, нужно отступить, принять свою не правоту. Драко не хотел рисковать единственным другом, и поэтому выход был один: объявить капитуляцию, но только на этот раз.        Драко сел на пол и зажмурил глаза, больно ударившись головой об стену. Минуту в комнате стояла гробовая тишина.       — Я в дерме, Блейз. — тихо выдохнул Драко. Грустно хмыкнув, Забини сел рядом с Драко. Терять было нечего, слизеринец решил всё рассказать другу. — Я нашёл своего соулмейта, Блейз. — Забини удивлённо поднял бровь, но промолчал, он знал, что другу нужно выговориться. Слава Мерлину сегодня была суббота, а значит и идти некуда не надо. — Акцио бутылка огневиски. — Блейз понимал, что без алкоголя здесь не обойтись, так что без всяких сомнений решил взять одну бутылочку «на чёрный день». Похоже он настал. Салазар храни выдержку Блейза и его запас огневиски. Драко хмыкнул и без слов открыл бутылку. Сделав большой глоток, он передал её Забини. — А знаешь кто она? Это Грейнджер! — Забини подавился спиртным и стал уже думать, что у него слуховые галлюцинации, когда Малфой продолжил — Да, Грейнджер. Ты не ослышался. Я понял это, когда поймал её в поезде. Метку обожгло, сомнений не осталось — это она. Моя родственная душа. — Малфой сделал глоток и стал дожидаться реакции Забини. Блейз застонал в отчаяние, понимая, что в дерме теперь не только Драко, но и он сам.       Прочистив горло, Блейз прохрипел — Она в курсе?       — Что я её соулмейт? Нет, но это только вопрос времени… Ты же знаешь, что ждёт тех, кто будет отрицать связь или не дай Моргана, кто-нибудь изменит своему соулмейту. — Малфой потёр переносицу и продолжил. — Ты прости меня, я не знаю, что на меня нашло.       — Ух ты! Сам Лорд Малфой извиняется, я обведу этот день в календаре красным цветом и буду праздновать каждый год, как государственный праздник.- Блейз хитро прищурил глаза, дожидаясь реакции Малфоя.       Драко слегка улыбнулся, ничего не ответив. После минуты раздумий Забини решил задать ему интересующий его вопрос.       — Драко, что у тебя с Панси.- В голосе Блейза появились стальные нотки. Он требовал ответов. На запястье у Слизеринца была буква «П» и надежа на то, что они с Панси соулмейты ещё была жива.       — Мы с ней спим, но ничего больше. — Честно сказал Драко. Он понимал, что нужно открыть другу глаза, а это сможет сделать только правда — Я много раз говорил ей, что так просто удобно и на этом всё. Как только я узнал, что Грейнджер мой соулмейт наши встречи прекратились, но иногда её переклинивает, и она снова забывает про свою гордость. Меня выводит это из себя, но что я могу с этим сделать? Я не хочу её обижать, она дорога мне, как друг. Но Блейз, я знаю к чему ты клонишь, у неё на запястье букв «Т» и она синяя. Мне очень жаль. — После слов Драко у Забини внутри, что-то рухнуло. Как же глупо идти на поводу у этих меток! Почему нельзя быть счастливыми без них?! Он любил Панси, безумной любовью. Он жалел её, когда она в слезах приходила к нему и жаловалась на холодность Драко. Он продолжал любить её после её фразы: это случилось случайно. Такого больше не повториться! Он любил её даже, когда она становилась настоящей сукой. Как же слепа бывает любовь. Она не лечит. Она убивает, выворачивает тебя изнутри, заставляя страдать. Полупустая бутылка полетела в противоположную стену и разлетелась на куски, как и разлетелось сердце Блейза после сказанных Малфоем слов. Блейз уронил голову на руки.       — Я рядом. — одна фраза, которая заменила все громкие слова. Одна фраза дала понять, что выбираться из запоя он будет не один.       А потом был вечер субботы и выпитая бутылка огневиски.

***

      Гермиона ковыряла вилкой остывший омлет, когда слева от неё по ощущению упал мешок картошки. Джиневра Уизли, как всегда бодрая и полна энергией, именно в такие моменты она ужасно раздражала Грейнджер. Волшебница не понимала, как в восемь часов утра можно быть такой бодрой. Сегодня они ночевали вместе. Её день рождения прошёл довольно спокойно. Они поговорили с мальчиками, задули свечи и отправили мальчишек спать. А сами волшебницы открыли бутылку вина и провели ночь болтая. Грейнджер рассказала Джинни про сон и метку. Рассказала, как её страшит неизвестность. Она искренне сказала, что не может не как обосновать поведение Забини. Джинни крепко обняла её и сказала, что всё наладится. В именно такие моменты она понимала, что счастье есть. Оно всегда рядом. На душе стало легче.       -Доброе утро. –Рыжая бестия поцеловала подругу в щёку. –Сегодня буду овсянку.- Хмыкнула девушка.       -Угу. Доброе.- проворчала Гермиона. — Ты куда делась, когда разбудила меня? — волшебница зевнула и наморщив носик сдула прядь волос с глаза.       — Я пошла переодеться. –Пожала плечами Джинни — Думала ты меня подождёшь, но тебя уже не было, когда я спустилась вниз. Кстати, а где Гарри и Рон?       -Спят. Счастливые, эх.       -Герми, много спать вредно.       Картино закатив глаза, Гермиона вернулась к омлету. Отставив тарелку с омлетом, девушка обвела взглядом зал. Народу было не много, все ещё спали. Только за столом Слизерина сидел Малфой и о чём-то переговаривался с Забини. Их взгляды пересеклись, и Грейнджер показалось, что её ударили током. Забини, перевёл взгляд с Малфоя на Гермиону и подмигнул девушке. Грейнджер зарделась, но взгляда не отвела. К слизеринцам подсела Панси Паркинсон и поцеловала Малфоя.Слизеринец резко оттолкнул от себя Паркинсон и зашипел: — Что ты творишь? Сколько раз мне ещё сказать, что бы до тебя дошло: между нами всё кончено! — Малфой мог ещё много чего высказать Паркинсон, но его отвлёк звук разбивающегося бокала. На другой стороне зала раздался душераздирающий крик Джинни.Он переводит взгляд на стол Гриффиндора, видит как на полу лежит и задыхается Грейнджер, а дальше всё было, как в замедленном действии. Драко быстро добегает до Гермионы, резко отодвигает мелкую Уизли от неё и кладёт руку на запястье её левой руки. Её руки были невероятно холодные, а выражение лица застыло в ужасе. Гермиона, через несколько мучительно длинных минут, перестаёт биться в конвульсиях и замирает в его руках. Он щупает пульс и выдыхает. Он есть, только очень слабый, нужно действовать и при чём очень быстро. Возле них из рук Забини вырывается Джинни. К ним подбегают профессора, что-то говорят, но он не слушает их, молодой человек действует инстинктивно. Драко поднимает Гермиону с холодного пола и несёт в больничное крыло. Он знает, что Забини всё объяснит, поэтому не волнуется о последствиях. Его волнует сейчас только одно: хрупкое тело в его руках.       Волшебник с ноги выбивает дверь в медицинское крыло.       -Мистер Малфой, что вы себе… — разъярённая мадам Помфри вышла из своего кабинета и обомлела, увидев девушку на руках Драко — О, Мерлин, быстро кладите Мисс Грейнджер на кровать. И попрошу на выход! — Драко аккуратно опустил девушку на кровать, но так и продолжал держать её за руку. — Я сказала быстро. — прикрикнула целительница, проводя палочкой над Гермионой — вы не видите, что она истощена и ей нужна помощь, но пока вы не выйдете, я не смогу её оказать! — Слова целительницы подействовали на парня моментально, он вышел в коридор. Волшебник прислонился к стене. Малфоя трясло, так страшно ему не было ещё ни разу. Не в те дни, когда Тёмный Лорд жил в его поместье, не в ночь убийства Дамблдора, не на финальной битве. Он будто переживал всё то, что чувствовала Гермиона. Малфой закрыл лицо руками и надел свою обычную маску отчуждённости. Сюда в скором времени должен прискакать Поттер с Уизли и директриса, а перед ними нельзя терять лицо.       Буквально через несколько мгновений буквально влетел Поттер с его компашкой, Блейзом и МакГонагалл. Окинув Малфоя тяжёлым взглядом, директриса вошла в больничное крыло. Поттера, который попытался зайти следом за ней, громко отчитали и отправили в коридор.       — Ты…ты… Мерзкий хорёк- Гарри наставил на слизеринца палочку. Его лицо было красное от злости, а от его крика Джинни вздрогнула.       — Я поражен твоему словарному запасу, Поттер. Сначала сформулируй свою мысль, потом уже вступай в диалог. — Спокойно говорил Малфой, но на его лице заходили жевалки. Гарри с гортанным криком кинулся на слизеринца, но его оттащили Блейз и Рон. К удивлению Драко, Уизли был спокоен, эмоции на его лице не читались       — Пустите меня! — Гарри попытался вырваться, но две сильные пары рук его удержали.       — Поттер, если ты сейчас не успокоишься я запущу в тебя конфундосом. –неожиданно для всех жёстко сказала Джинни. Слёзы девушки высохли, только красные глаза говорили, что она недавно была на грани истерики. Поттер удивлённо посмотрел на девушку и перестал сопротивляться. Блейз и Рон отпустили Поттера, который снял очки и зажмурился.       — Клянусь, если с ней что-нибудь случится, я тебя убью. — полушепотом сказал Гарри. От его слов по спине пошли мурашки, было ясно, он не шутит.       — Хорошо.- совершено спокойно ответил Драко.       Через примерно час вышла Мадам Помфри. Гарри подскочил первый.       -Что с ней?       — Она в порядке, мистер Поттер. Просто ей нужен сон. Можете расслабиться, кризис пройден. — Груз упал с плеч Малфоя, с ней всё хорошо.- Но к ней я вас не пущу, приходите завтра. Сейчас ей нужен покой.       Гарри хотел уже возмутиться, но Джинни попрощавшись с целительницей увела Гарри под локоть. Рон только бросил взгляд на слизеринцем, отправился за друзьями.       — Пошли, дружище, тебе нужно поспать. — Блейз положил руку на плечо Драко и сочувственно улыбнулся. Без слов Малфой отправился в подземелья Слизерина.       Когда девушка очнулась, голова ужасно раскалывалась. Всё тело болело, как после круцио. Впечатления незабываемые. Гермиона попыталась открыть глаза, но сил не хватило. От отчаяния девушка заскулила.       -Мадам Помфри! Она проснулась! — вдруг вокруг всё засуетилось.       -Разойдитесь все! — целительница аккуратно подняла голову Гермионы и влила в него какое-то приторно сладкое зелье. Туман в голове рассеялся, девушка смогла приоткрыть глаза. Яркий свет больничной палаты ударил по глазам.       -Слава Мерлину она проснулась! Гермиона ты нас видишь? — перед девушкой на коленях сидел Гарри, нежно держа её за руку. Джинни сидела на стульчике возле её кровати и нежно гладила по голове. А Рон стоял возле окно, даже несмотря на подругу. В глазах плыло.       Девушка качнула головой, давая утвердительный ответ.       -Воды — просипела девушка. Гарри взял стакан и аккуратно поднёс его к губам девушки, придерживая её голову. Осушив полностью стакан с водой, девушка благодарно улыбнулась другу.       -Сколько я проспала? — тихо спросила Гермиона       — День… О, Мерлин, мы так волновались.- голос Джинни был хриплый. Гермиона не удивилась бы, если ей сказали, что её подруга проревела весь день, который она проспала. — Я…я не знаю, чтобы с собой сделала, если бы потеряла ещё и тебя.       -Джинни — Гермиона попыталась сесть, но у неё не получилось. Гарри подложил подушку под спину подруги и помог той привстать. Девушка попыталась обнять подругу, но сил не хватило. Джинни сама обняла подругу и легла к ней. Гермиона посмотрела на Рона, который игнорировал её.       -Что случилось? Как я оказалась в больничном крыле?       Джинни закусила губу и умоляюще посмотрела на Гарри. Поттер продолжил держать подругу за руку и стал перебирать её пальцы. Он понимал, что объяснять всё придётся ему.       — Понимаешь, твоя метка дала о себе знать. Ты же знаешь, что метки наказывают соулмейта, которому изменили? — Гермиона кивнула головой, давая понять, что знает, о чём говорит Гарри и стала ждать самого худшего. — На твоих глазах Паркинсон поцеловала Малфоя…- И всё сложилось. Эта буква «Д», она видела её в росписи Малфоя. Гермиону затошнило, она не хотела принимать этого. Малфой — её соулмейт. Нет… Это всё просто неудачная шутка. Гарри сочувственно сжал её руку. –Я чуть не испортил физиономию хорьку, но меня остановили. Каким бы не был козлом Малфой, он принёс тебя в больничное крыло.       Гермиона осуждающе покачала головой, сил для прочтения нотаций не было. Но вдруг до неё полностью дошёл смысл фразы Гарри       -Он, что сделал? — в глазах девушки читалось неприкрытое удивление. Она бы с большей вероятностью поверила бы тому, что Малфой так и продолжил пить кофе, чем тому, что принёс её в больничное крыло.       -Да, Гермиона, он тебя спас. Ты что-нибудь помнишь — решил аккуратно поинтересоваться Гарри.       — Только то, что было очень больно, метку ужасно жгло. Мыслей не было, только одно желание, чтобы это как можно быстрее закончилось. Где-то как на фоне я слышала крик Джинни. А потом почувствовала руку на своём запястье, и наступило долгожданное умиротворение и темнота. И всё. Больше ничего. –Рон до этого молчавший посмотрел на друзей и вышел из палаты.       -Что с ним?       — Мы сами не знаем, Герм. Он не говорит с нами. — Пожал плечами Гарри.       -Так, молодые люди, попрошу на выход. Мисс Грейнджер надо набираться сил! — скомандовала Мадам Помфри, левитируя какие-то пузырьки.       -Хорошо, поправляйся Герми, мы принесли тебе книги. Не скучай без нас. –Джинни поцеловала подругу в макушку и взяв Гарри за руку, вышла из палаты.       Гермиона пролежала в больничном крыле три дня. Каждый день к ней приходили друзья, даже заходил Забини с белыми пионами. Он был довольно интересным собеседником, с ним можно было обсудить всё. От рун до музыки. Блейз отличался от других слизеринцев. Он был искренней с ней, а это сильно подкупало девушку. Но Драко не разу не пришёл навестить её. Это сильно кольнуло сердце. Но она пыталась не думать об этом.       Выйдя из больничного крыла, девушка вернулась к обычному ритму жизни. Только теперь утром и вечером она пила тонизирующие зелье. Каждый день она ловила на себя взгляды Драко, но упорно их игнорировала. Грейнджер стала приходить раньше всех на завтрак, а ужинала тем, что принесут домовики. И чем меньше она видела его, тем чаще она стала задыхаться. Метка горела. Девушка пропадала в библиотеке ещё больше чем обычно. Но не у кого такое поведение не вызвало подозрения, Гермиона Грейнджер как всегда пропадает в библиотеке.Ничего удивительного. Только Гарри и Джинни девушка сказала, что готовится к ЖАБА, которое ей сдавать в этом году. Друг только улыбнулся, и потрепав её по пышной копне волос, попросил не перепрягаться, ведь по его словам к ЖАБА она была готова ещё на пятом курсе. А Джинни понимающе улыбнулась и упорно отбивалась от вопросов Драко. Друзьям сейчас было тоже не просто, начались тренировки по квиддичу, теперь они пропадали там. А Рон, так и не разговаривал с ней, а вот почему никто не знал. С ней часто стал сидеть Блейз, который каким-то образом узнал её потаенное место, которое лично для неё отвела мадам Пинс. Про него знал только Гарри. Но девушка не была против его компании. Блейз тихо сидел рядом с ней и делал домашнее задание, он всеми силами пытался поднять девушки настроение, но всё было безуспешно. Забини клятвенно пообещал не раскрывать Драко её секретное место, а девушка доверяла ему, поэтому даже не сомневалась в словах парня.Всё время девушка повторяла себе, что справится, чёрт возьми, она Гриффиндорка! Но только один раз, отчаявшись найти выход, она беззвучно заплакала. Бейза в тот день не было, у него были тренировки. Слёзы падали на страницу древнего фолианта. Одна единственная фраза подкосила её стержень: это судьба. Родственные души! В таком состояние её нашёл Гарри. Он обнял подругу и стал вытирать её слезы пальцами. После всплеска этих эмоций ей стало лучше.       Через два дня после истерики, Грейнджер в обычное время возвращалась в гостиную Гриффиндора. В этот раз она решила оставить все книги в библиотеке и устроить себе выходной. Она была настолько истощена, что засыпала на ходу. Малфой перестал её преследовать, это и успокаивало, но и вводило в ужас. Задумавшись, девушка не увидела, что за ней кто-то идёт. Резко Гермиону развернули и подтолкнули к стенке. Холодный пот скатился по спине, когда девушка поняла, что её палочка осталась в комнате. Перед ней предстал молодой человек, его лицо освещал лунный свет. Перед ней стоял Драко Малфой.       -Ты всё ещё думаешь, что найдёшь выход? — Он поднял бровь и прищурился. — А, Грейнджер? -Он делает шаг к ней, а она ещё выше задирает голову- Твой огромный мозг всё ещё считает, что справиться с этой задачей? — в звенящей тишине одного из пустующих коридоров Хогвартса, шёпот молодого человека бил по ушам. От него сквозило уверенностью, а в голосе не было прежней заносчивости. Было видно, что вся эта ситуация его ужасно раздражала. Девушка только открыла рот, чтобы ответить, как её перебили самым наглым образом. — Конечно, считаешь. Ты же Гермиона, мандрагора тебя побери Грейнджер. Всё знающая, считающая себя выше всех. Умнее всех. Лучше всех- молодой человек стал загибать пальцы на руке и с каждым загнутым пальцем, приближаясь всё ближе и ближе к девушке, которая продолжала упрямо смотреть на него. Её щёки пылали от перенапряжения, она теребила край форменной юбки, пытаясь хоть как-то скрыть своё волнение. Что получалось у неё крайне плохо. — И ты никогда этого не признаешь, но ты, Грейнджер эгоистка.- заключил парень, останавливаясь буквально в метре от девушки. Карие глаза Гермионы заискрились злостью, дыхание сбилось. В первые самая умная ведьма за Мерлин знает сколько лет не могла ничего ответить на настолько абсурдное заявление.«Эгоистка! Он назвал меня эгоисткой!»        — Да как.… Да что.… Да что ты себе позволяешь, Малфой?! — насупилась девушка. Голос её дрожал, то ли от негодования, то ли от понимания абсурдности ситуации. Если бы кто-нибудь год назад сказал ей, что она будет в богом забытом месте после отбоя доказывать Драко Малфою, чистокровному снобу, что она не эгоистка, девушка направила бы этого человека в больницу Святого Мунго. — У тебя ещё хватает совести обвинять меня в эгоизме?! Меня обвиняет, Мерлин прости, в эгоизме человек, который не мог оставить в спокойствии?! Думая только о себе! И после всего этого у тебя ещё поворачивается язык назвать меня эгоисткой?! Я Просто хочу жить спокойно и да, я всё ещё ищу выход и не только ради себя, но и ради ТЕБЯ тоже! Это ты, Малфой, самый настоящий бесчувственный козёл! — На эмоциях девушка преодолела не большое расстояние между ними и начала тыкать парня пальцем в грудь. Закончив свою тираду, девушка подняла глаза и наткнулась на ошеломлённый взгляд Драко. Все краски с её лица исчезли, и она мгновенно попыталась отстраниться, но парень поймал её за руку.       — Что ты творишь, Грейнджер? — Прошипел волшебник, сжав запястье волшебницы сильнее. — Своими возгласами ты сейчас разбудишь весь Хогвартс и к нашим проблемам добавиться ещё одна! Знаешь ли, мне такого счастья не надо.       — Убери от меня свои руки! — волшебница попыталась вырваться из хватки волшебника, но Малфой только ухмыльнулся и придвинул её ещё ближе к себе. Её тёплые глаза цвета шоколадной пасты встретились с его, серыми, холодными, но в тоже время такими родными. «Стоп, родными?! Нет, нет, нет. Но почему, же в них хочется утонуть? Так, Гермиона, соберись. Этот придурок назвал тебя эгоисткой в ситуации, в которой виноват он сам! Именно этот человек издевается над тобой уже 8, мать его лет! Или ты забыла?» Наваждение прошло, как по щелчку пальцев, взгляд сфокусировался, а дыхание пришло в норму.       Тяжело вздохнув, Драко продолжил. — Так ты обо мне думала? — Горько усмехнулся маг. — Я тоже недоволен данной ситуации, но, чёрт возьми, если судьба решила меня свести с маглорождённой заучкой, то значит, так тому и быть! Я сам не в восторге от этой новости, ты и сама знаешь почему. Вот только не надо закатывать глаза, Грейнджер! Ведь и ты, и я понимаем, что ничего с этим сделать не сможем. Не одна ты задыхаешься и думаешь, что всё кончено. Не одна ты, Грейнджер! Просто ты не хочешь этого принимать и всё. Решение одно: смириться.– Молодой человек провёл свободной рукой по белоснежным волосам рукой и отпустил руку девушки, делая шаг назад. — Я прочитал все известные книги про слоумейтов. И везде написано одно и тоже. Ты про это прекрасно знаешь.        Дышать сразу стало проще, а сердце Гермионы сжалось, слова Малфоя набатом отбивались у неё в ушах. «Смириться». Он принял эту ситуацию, но не она. Правда, которая была, сказана Драко разбила все её надежды теперь уже окончательно. Судьбы не избежать, а значит, есть ли смысл сопротивляться?       -Грейнджер, давай попытаемся? Я не хочу, чтобы тебе было больно, но и на акт самопожертвования я не готов.- Малфой протянул ей руку и ожидающе посмотрел на девушку. Сердце Гермионы упало в пятки. Он сам предложил попытаться. Он даёт ей право выбора. Теперь она вершит их судьбу, протянет ли она руку и рискнёт, или погубит и его, и себя.        P.S.       *- Привет, Грейнджер. Отлично выглядишь.       — Не льсти мне, Забини. Но всё же, спасибо.        — А ты полна сюрпризов, Грейнджер. Откуда такие знания языка?        — Секрет, мне пора. Увидимся, мальчики.       *-Придурок       — Весь в тебя, друг мой       — С Днём рождения, Гермиона!
Примечания:
Да, я решила резко написать новую работу. Не знаю почему, но да. Делитесь своими впечатлениями) Кстати, есть догадки кто соулмейт Забини?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты