Фильмы для взрослых

Слэш
NC-17
В процессе
216
Размер:
планируется Макси, написано 520 страниц, 34 части
Описание:
Поттер притащил в Хогвартс новую игрушку, но вездесущий Малфой застукал его с ней.
Посвящение:
Моей лени.
Примечания автора:
Ахтунг!
Давайте представим, что прогресс шел чуть быстрее и к концу 90ых мы имеем технологии наших дней. Это я к тому, чтоб вас не удивляла супер звонилка Поттера, когда вы сами в нулевых гоняли с раскладушкой и радовались полифонии. Поэтому АУ.
Ещё я пишу с телефона, потому что шкерюсь от мужа. Если он узнает, что я не только читаю гейские фанфики, но ещё и пишу их, то обязательно попросит почитать, а я не могу так рисковать своим браком.

Ох, боже.

Я и фанфики - это уже такая старая и, как мне казалось, забытая песня, но вот я здесь. Господизачто.

В общем, я пытаюсь писать: идеи есть, но начинаю и забрасываю, так что, пожалуйста, помогите мне не забросить. Это не будет супер история, но моя цель ее закончить. Хотя бы просто закончить! И, возможно, набраться немного опыта.

Автор много матерится в жизни и совсем чуть-чуть здесь. Люблю материться.

Ну все, начинаем.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
216 Нравится 558 Отзывы 79 В сборник Скачать

Глава девятая.

Настройки текста
— ... и ты ее трахнул?! - Малфой чуть не сорвался на крик, но Поттер замахал руками, шикая и тараща глаза, поэтому он зажал себе ладонью рот. Они снова сидели в гостиной - на том же месте в тот же час - и орать, конечно, посреди ночи было нежелательно, но Поттер своей историей поверг его в шок. Малфоя мало что могло повергнуть в шок, однако ебливый Поттер отлично справился с этой нелегкой задачей. — У меня просто слов нет от того, какой ты, оказывается, конченый козлина, - неверяще протянул Малфой, во все глаза глядя на пристыженного Гарри, спрятавшегося в ладонях. — Я знаю, что я мудак, - простонал Поттер в ответ. — Фантастический мудак; мудак, каких больше нет на свете; самый мудачный мудак из всех мудаков!.. - Малфой мог придумать ещё кучу нелестных званий, но Поттер остановил его глухим и настойчивым: "Я понял уже, заткнись". Гарри действительно встретил утро воскресенья в постели с Лорой. Он не знал, чем думал, когда согласился "заглянуть в гости". Понятно же было, что не чай они пошли пить прямо из кафе с булками и кофе. Но Лора осенняя была точно такой же, как и летняя Лора: искрящаяся, веселая, светлая, и Гарри просто пошёл за ней, как змея за заклинателем. Идиот. Ему трусливо показалось, что это как будто бы даже и не считается. Ну, секс с бывшими - это же какая-то особо привилегированная категория секса с прилагающейся к ней презумпцией невиновности. К тому же Лора в принципе представляла собой нечто мимолётное и непостоянное, а их жаркая ночь была всего лишь данью прошлому, актом ностальгии. Поттер все оставшееся воскресенье упражнялся в самооправдании и именно тогда и придумал эти жалкие доводы, но сам не поверил в них ни на минуту и ненавидел себя настолько сильно, насколько сильно любил пирог, который апатично жевал, сидя в кресле и заедая стресс. Он запомнил этот пирог как последний в его жизни, потому что подозревал, что никогда не найдет в себе сил заговорить с Джинни и вообще посмотреть ей в глаза. А если нет Джинни - нет и пирогов. Он позвал Малфоя смотреть фильм - фильмов Гарри успел накачать, несмотря на произошедшие катастрофические события, - но слово за слово - и вот Поттер сидит, покрытый позором и оскорблениями, будто бы он и без Хорька не понял, какую херню спорол. — Да я просто не.., - начал Гарри и замолчал: сам не знал, чего он "не". Хотелось оправдаться, но ему не было оправдания. Самый мудачный мудак из всех мудаков. — "Я не, я не", - передразнил его Малфой. — Если ты скажешь "я не виноват", я ударю тебя, Поттер. — Да, конечно, я виноват, Малфой, - сказал на выдохе Гарри, откинув голову на сиденье дивана. — Но чего ты так завёлся? Хорёк ведь и правда завёлся: сидел, метая взглядом молнии, злобно фыркал, будто Поттер его сестре изменил. Странная реакция для человека, безразличного ко всему, что не касается его самого. — Да потому что ты лицемерная свинья, - прошипел Малфой. — Пел мне про любовь к своей рыжей, доказывал, что я моральный урод, раз женюсь на Астории без таких великих чувств, как у тебя. А сам, Мерлин..., - Малфой покачал головой, подбирая слова: эмоции мешали ему, он не умел управляться с ними. Переведя дыхание, он продолжил: — Ты вчера не просто предал свою практически невесту - ты втоптал в грязь ее доверие, которое она незаслуженно оказала тебе! И если твои летние приключения ещё можно понять, но, ебаныйврот, эта вчерашняя выходка.. Нахрена вот ты это сделал? Гарри сдавило болью грудь, но он был согласен с каждым словом Малфоя; ему хотелось провалиться сквозь землю, и он не знал, что сказать. — Ты делаешь всё возможное и невозможное, чтобы не быть с ней, Поттер, - уверенно заявил Малфой в ответ на молчание. — Признай уже, наконец, что Джиневра нахер тебе не сдалась. И ты тянешь ее в яму с дерьмом. — Хочешь сказать, нам надо расстаться? - спросил Гарри, гипнотизируя каминное пламя. — Я ничего такого не хочу сказать. Только то, что ты заигрался в свою дебильную игру и должен остановиться, пока не поздно. У Гарри всплыла в голове картинка из его сна на Трансфигурации: бездыханная Джинни, родившая ему сына. Теперь в этом кошмаре можно было даже разглядеть смысл. Похоже, чертов Малфой снова оказался прав. Остановиться, пока не поздно. Будто так просто взять и все разрушить... А если "поздно" уже случилось? Поттер представил, как он подходит к Джинни и говорит, что им надо расстаться; она начинает плакать, задавать вопросы.. потом её имя полощат газеты, и вся вина - на Гарри. Он обещал Рону не обижать Джинни; он никогда и не хотел обижать Джинни. Как так вышло, что, не желая обидеть, Поттер предал её? Предатель. Отвратительно. Он стал тем, кого всегда презирал. Предатель, предатель, предатель! Мерлин, как же мерзко от самого себя. Гарри прикрыл уставшие глаза, и влага, скопившаяся в них, сорвалась с края ресниц и скатилась слезой по щеке. — Да ладно, Поттер, не все так страшно, - ободряюще произнес Малфой, наблюдая маршрут блестящей капли. — В конце концов, можешь не говорить ей ничего. Жить дальше по классике: жениться, родить детей, завести любовницу. — Не хочу жить во лжи, Малфой, - ответил Гарри. — И без любви не хочу жить. Хорёк ожидаемо закатил глаза. — Вот ведь заладил с этой любовью, - он устало потёр переносицу. — Ты даже не знаешь, что это такое. Будешь гоняться за фантазией, пока не сморщишься? — Буду, - упрямо нахмурив брови, подтвердил Поттер. — Тогда ты умрёшь разочарованным. Цинизм из Хорька нельзя было выбить ничем, но Поттер не был бы Поттером, если б не попытался: — Мне кажется, Малфой, что ты врёшь, - заявил он. Хорёк тут же злобно зыркнул на него. — А мне кажется, что мы с тобой это уже проходили, Поттер, - процедил он сквозь зубы. — Нет, ты врёшь сам себе, - пояснил Гарри. — В том, что не веришь в любовь и не хочешь любить и чтобы тебя любили. Ты пытаешься казаться ледяным принцем, но это только маска. Малфой расхохотался, а Гарри уставился на него, не понимая причину веселья. — Гениально, Поттер, - Хорёк поправил волосы, упавшие на глаза, пока он сотрясался от смеха. — Интересная теория, не имеющая связи с действительностью. Я не ледяной, как ты выразился, просто не верю в любовь. Вот и всё, - и Хорёк развел руками. — Да как можно не верить! - чуть не завопил Гарри. — В то, что небо голубое, ты тоже не веришь?! Брови Малфоя взлетели вверх от такой вопиюще некорректной аналогии. — Ну ты сравнил хрен с пальцем! - воскликнул он. — Голубое небо я вижу, а где твоя любовь, где, ну? Покажи мне любовь - и я поверю! Что это вообще такое "любовь"?! Ты осуждаешь меня за брак без любви, так вот и скажи мне: чем договорной брак отличается от брака по любви? — Да кардинально всем! - Поттер чуть не задыхался от яростного желания доказать Малфою, как сильно тот ошибается. — В договорном браке счастливым не станешь! Хорёк хмыкнул. — Счастье для всех разное, - недовольно протянул он. — Но давай представим, что мы женились. И какими были бы наши жизни? Гарри часто заморгал. Женились? Какая странная мысль. У Хорька не голова, а коробочка с сюрпризами. Но хорошо, если это поможет убедить его в том, что он неправ, можно и порассуждать в этом ключе. — Во-первых, не жизни, а одна жизнь на двоих, - начал Гарри. — Если представить, что мы вдруг поженились, то не знаю, как ты, но я уж точно должен быть по уши влюблен. Значит, ты для меня - всё. Ты для меня на первом месте, и я всегда на твоей стороне, какую бы херню ты ни отмочил. Я стремлюсь к тебе: спешу после работы, хочу в постели только тебя одного, провожу с тобой время, даже если ты наорал на меня и сидишь учишь свой чертов немецкий. Мы ругаемся и миримся, смотрим фильмы, ходим в гости, рассказываем друг другу, как прошел день, целуемся на прощание, трахаемся на всех пригодных для этого поверхностях, потому что нам это нужно: ты нужен мне, а я - тебе. Вот где любовь, Малфой: во взаимной необходимости. Лицо Малфоя в течение этого монолога продемонстрировало, кажется, весь спектр эмоций: сначала он скептически ждал жалкие аргументы Поттера, потом недоумевающе хлопал глазами, затем начал краснеть, улыбаться, а под конец и откровенно заржал. — Чего ты опять ржёшь, Хорёк?! - возмутился Гарри. Но Хорёк не мог остановиться. Гарри бесился: что такое смешное Малфой нашел в его словах? — Ты идиот, Поттер, - выдавил наконец Малфой, продолжая быть раздражающе весёлым. — Я не имел в виду "женились друг на друге", ох, Салазар великий.. Мне даже представить подобное сложно, а ты взял и всё сходу распланировал. Гарри смущенно залился краской: Мерлин, Малфой предложил сравнить его брак и брак Гарри, а кретин Поттер расписал их общую совместную жизнь, ещё так охотно и подробно, будто не раз думал об этом. Разумеется, он не думал об этом никогда, но фантазией обладал богатой. Однако Хорьку это не докажешь. — У меня есть возражения по каждому пункту, - продолжил Малфой. — Как минимум, однополый брак невозможен в принципе, и я не имею ни малейшего представления, почему ты решил, будто именно это я подразумевал. Но особенно мне понравилось "какую бы херню ты ни отмочил" в исполнении человека, который буквально вчера отмочил невероятную херню, и.., - Хорёк снова расплылся в улыбке. — Ты часто представляешь меня на всех пригодных для секса поверхностях? Поттер уткнулся лбом в колени, сгорая от стыда и отчаянно желая стереть эту издевательскую ухмылку с Малфоевского лица каким-нибудь самым мучительным способом. Он глухо простонал, чувствуя себя загнанным в угол. — Мечтаешь обо мне, Поттер? - услышал Гарри совсем рядом и вздрогнул, ощутив, как тонкие пальцы ласково вплетаются в волосы на затылке. Какого?.. Хорёк, видимо, решил, что это забавно - игриво поиздеваться над бисексуальным смущенным Поттером, но это перестало казаться ему забавным, когда Поттер вскинулся и резким движением притянул Малфоя к себе за спину. Малфой замер, распахнув в изумлении глаза. — И что дальше? - спросил он хрипло, стараясь выглядеть невозмутимым. Гарри наклонился к нему ближе, к самому уху. Он снова уловил этот свежий запах и почувствовал знакомое тепло горячего тела; неровное дыхание Малфоя выдавало его плохо скрываемое волнение. Необычно. Почему он до сих пор не оттолкнул Поттера? Гарри жарко прошептал: — Ничего, - и сразу отстранился, довольный тем, что вогнал Хорька в краску. — Смущать заигрываниями надо тех, у кого меньше опыта в этих заигрываниях. А ты девственник, Малфой, не знаю, на что ты рассчитывал. Малфой вспыхнул. — Чего ты докопался до моей девственности? - он в раздражении откинулся на свою подушку у дивана. — Уже не первый раз меня в этом упрекаешь. — Я не упрекаю, - заверил его Гарри. — Просто не могу понять, как ты не взорвался до сих пор. И неужели тебе не хочется? Хорёк нервно вздохнул. Его лицо стало задумчиво напряжённым; он замолчал ненадолго и признался в итоге: — Я пытался, но не смог. Гарри моргнул. — О чем ты? — Ты понял, о чём я. Вот это.. откровение. Поттер даже растерялся. — Если раз не встал, то ничего страшного, - успокоил он Малфоя, хотя тот и так был абсолютно спокоен. — Такое бывает. Малфой невесело посмеялся. — Три раза, Поттер. Три раза с разными девушками. В разное время, если ты вдруг подумал, что дело в Лорде и прочих.. неприятностях. Гарри никогда бы не подумал, что Волдеморта можно назвать неприятностью и что когда-нибудь настанет день, в который Хорёк признается в имеющейся сексуальной проблеме, не находясь при этом под пытками. Это означало новый уровень доверия и было чрезвычайно ценно для Поттера. — Ты асексуален? - спросил он осторожно. — Нет, - Малфой медленно покачал головой. — Просто.. так вышло. И я перестал пытаться. — Но что ты будешь делать с женой? — Я надеюсь, что к тому моменту все образуется, - Малфой повел плечами. — Если нет - есть целители. Если не помогут целители - искусственное оплодотворение и благословение жене на любовника. Он сидел и нервно теребил блестящую маленькую пуговичку на манжете. Пижама после выходных сменилась на фиолетовую, но тоже в крапинку, только жёлтую. Гарри тихо ответил: — Звучит ужасно. — Имею дело с тем, что есть. — Все будет хорошо, ты же молодой, - Поттер ободряюще сжал в своей руке руку Малфоя, лежающую на пледе. Малфой посмотрел на их сцепленные руки, затем на Поттера с его выражением лица, как у побитого щенка, ухмыльнулся и протянул: — Только не начинай реветь, Поттер. Я больше не дам тебе себя тискать, - и тут же получил тычок под ребра. — Кажется, уже поздно для фильма. - Малфой кивнул на смартфон, стоящий на кофейном столике, который уже полтора часа ожидал, когда они нажмут на плэй. — Посмотрим завтра, - Гарри потянулся, зевая. — Мы сдохнем от недосыпа, Поттер. — Не хочешь смотреть? — Хочу. Но не хочу сдохнуть от недосыпа. Я принес зелье из дома, но без привыкания его можно пить только раз в неделю. Гарри пожал плечами. — Значит, будем действовать по обстоятельствам. — Не понимаю, с каких пор для меня стало нормальным менять сон на просмотр магловских фильмов в компании чертова Гарри Поттера, - сказал Малфой, вставая и подбирая с пола подушку. Поттер поднялся следом. — Раньше ты называл меня святым. Хорёк прищурился. — Ты потерял это звание, когда поведал мне историю своего вчерашнего адюльтера. И.. Поттер, - Малфой вдруг сделался серьезным. — Ты же понимаешь, что твое представление о любви с идеей о взаимостремлении разительно отличается от того, что ты имеешь с мелкой Уизли? Гарри хотел было возразить, но не обнаружил в себе ни сил, ни аргументов для возражения, поэтому он только устало произнес: — Пошли уже спать. Малфой поджал губы и кивнул, и они, обнимая подушки, лениво поплелись в спальню, где их ждал храп Рона и мертвецки спящий Блейз.

***

Во время обеда Малфой не сводил взгляда с Поттера: его забавляло, как тот старательно не смотрит в сторону своей преданной невесты. Фраза "преданная невеста" своей двусмысленностью поразительно точно описывала ситуацию Поттера и Уизлетты. Малфой усмехнулся, но, взглянув в свою тарелку, мигом утратил всё веселье: кулинарная фантазия в последнее время сильно подводила Хогвартских домовиков, и Малфой снова вынужден был пытаться есть паршивые котлеты. Он ненавидел всё, что казалось уже пережёванным, и еда, слепленная из фарша, первой входила в эту категорию. Отдельную ненависть заслужило пюре - эта бледная масса вообще являла собой форменное издевательство над вкусовыми рецепторами: и кто только придумал мять картошку и кормить этим людей? Можно же просто не мять! Малфой с остервенением воткнул вилку в котлету. Благо, в качестве гарнира сегодня было не пюре, а цветная капуста. Хвала Мерлину, целая, никем не мятая, не толченая, не перекрученная, не пожёванная. Поэтому капусту он уже съел. Малфой заметил, что Поттер пялится на его покачивающуюся в котлете вилку, и метнул в него сердитый взгляд. Поттер стушевался и сделал вид, что это не он только что был загипнотизирован качающейся вилкой. Смешной Поттер. Смотрел бы так пристально на свою девушку, а не в чужие тарелки. Джиневра, справедливости ради, тоже не особо желала смотреть на Поттера. Малфой и за ней наблюдал. Видимо, прощённая измена была ещё не до конца прощённой. Но если бы она знала, какой номер отколол её благоверный в субботу, то... Тут Малфой расплылся в блаженной улыбке и позволил себе помечтать о способах расплаты для Поттера. Как бы он сам отомстил неверному партнёру? Дважды неверному! Ох, тут в одних зельях огромнейшее поле для творчества: зелье невыводящихся лобковых вшей, зелье, покрывающее всё тело прыщами, зелье выпадения волос, зелье мужского бессилия, зелье тотального невезения, хотя оно могло стать смертельным. Но с другой стороны, нужно было понимать все риски, когда совал свой член не в то отверстие. Вероятно, Малфой для своей изощрённой мести сам изобрел бы какое-нибудь зелье, чтобы индивидуально воздействовать на болевые точки. Например, в случае Поттера зелье мужского бессилия не возымело бы должного эффекта: оно отвращало только к женщинам, потому что маги - наивные консерваторы. Но хитрый Поттер мог легко обходиться и другой половиной человечества, поэтому, чтобы лишить его секса, пришлось бы попыхтеть в лаборатории. Малфой даже прикинул, какие ингредиенты могли подойти для этой цели, но потом вспомнил, что ему это вовсе ни к чему. Хотя если мелкая Уизли вдруг обратится к нему за помощью в этом вопросе, он не сможет ей отказать. Поэтому свои соображения всё же зафиксировал. И надо будет посмотреть в ботаническом справочнике, подойдет ли белладонна для.. Ой, да к чёрту, так и до ужина промечтать можно. К тому же зелье для Поттера - это, конечно, интересно, но сейчас он занят совсем другим исследованием. Гораздо более важным. Кстати.. Малфой окинул взглядом слизеринский стол, за которым сидел с первого курса до того момента, когда стал принадлежать к безымянному факультету белых шарфов. Его так раздражал этот цвет.. Не сам по себе, а в качестве символа: белый флаг традиционно означал безоговорочную капитуляцию. И он, оправданный преступник, носил его на себе как лишнее свидетельство собственной вины. И не важно, что там плела Лавгуд про невинность и начало: для Малфоя белый галстук, удавкой сжимающий шею, служил лишним подтверждением его сломленности. Малфой обнаружил Асторию сидящей к нему спиной, и он мог разглядеть только её густые тёмные волосы, собранные на затылке. Она разговаривала со своей сестрой и сдержанно смеялась, прикрывая пальцами розовый рот. Обычно Малфой не искал её взглядом и даже не думал искать, но Поттер со своим вчерашним пафосным задвигом о любви заставил его попытаться представить их с Асторией в качестве главных героев спектакля "Любовь по-поттеровски". Чтобы лучше представлять, Малфой и решил посмотреть на свою невесту, освежить в памяти её светлый облик. Он смотрел, а представлялось всё равно плохо. Малфой помнил все характеристики, которыми Поттер описывал свою чёртову любовь, и пошёл по порядку. Одна жизнь на двоих. Ну, допустим. Ты для меня - всё. Ты для меня на первом месте. Может ли Астория стать для него всем? Малфой очень сомневался. А на первом месте у Малфоя всегда был сам Малфой. Я всегда на твоей стороне, какую бы херню ты ни отмочил. Тоже спорно, зависит от отмоченной херни. Вдруг она проникнется идеями Грейнджер и распустит всех домовиков? Этого бы Малфой не простил. Я стремлюсь к тебе - и список стремлений, в котором Поттер-поебун, разумеется, упомянул постель. Малфой вполне точно мог сказать, что к Астории он не стремился, особенно в плане постели. Возможно, если узнает лучше, то стремление и возникнет, так что тут 50/50. Мы ругаемся и миримся, смотрим фильмы, ходим в гости, рассказываем друг другу, как прошёл день, целуемся на прощание, трахаемся на всех пригодных для этого поверхностях. Мимо по всем пунктам: мириться он ненавидел; смотреть фильмы - тут без комментариев; ходить в гости было не к кому; рассказывать друг другу о дне, проведённом в одном и том же поместье, бессмысленно; целоваться на прощание возможно, но только если не на людях, так как приличия никто не отменял; ну а секс в неположенных местах по понятным причинам был под огромным жирным вопросом. Ты нужен мне, а я - тебе. Здесь Малфой ставил плюсик, потому что они с Асторией были нужны друг другу для продолжения рода. Но сраный Поттер, конечно, не это имел в виду. Но плюсик пусть останется. Выходило почти полное несоответствие. Малфой разочарованно поджал губы, но затем нахмурился, злой на самого себя: какого это черта он пытается подогнать свою личную жизнь под представления шрамоголового очкарика? Пусть Поттер в жопу идёт со своей любовью. Херов эксперт, который не может собственный член удержать в штанах. Вилка со звоном вывалилась из котлеты, выводя Малфоя из агрессивной задумчивости. Херов эксперт и потенциальная освободительница его домовиков, как оказалось, уже ушли вместе с большей частью студентов. Малфой, чертыхнувшись, вылез из-за стола, взял вещи и поплелся на пару, которую чуть не проворонил, благодаря Поттеру, посеявшему свои тленные ванильно-любовные семена в его прагматичном сознании. Малфой поклялся себе их вытравить.

***

Поттер щёлкнул кнопкой блокировки, прекращая бег титров по экрану, вытащил наушник и уставился на Хорька. Хорёк молчал. Как-то злобно молчал и, кажется, не собирался ничего говорить. Поттер не надеялся, что ему понравится, но не мог удержаться от возможности поиздеваться над Малфоем этим фильмом. Малфой похоже не оценил его шутки. Гарри не выдержал: — Ну, как тебе? Хорёк медленно повернул к нему голову и так же медленно произнес: — Мне только музыка понравилась, Поттер. — Да ладно, ты же хотел исторический! - Гарри лукавил, но это не мешало ему изображать недовольство. — Исторический?! - воскликнул Малфой. — Из исторического тут были только мужики в колготках и секс несовершеннолетних! Я понял, что ты сделал это специально, Поттер, можешь не сдерживать свою ухмылку. Гарри рассмеялся, наблюдая, как сердито хохлится Малфой в своей фиолетовой пижаме. Его волосы высохли мягкими пушистыми волнами после вечернего душа, и Поттер был уверен, что пахнет он своим обычным свежим гелем. Хорёк выглядел одомашненным. — Это магловская классика, Малфой, - улыбаясь, сказал Гарри. — Её изучают в школе, это эталон любовных отношений. Малфой аж застрясся от злости. — Эталон отношений? - прошипел он. — Как наивные лобызания идиотов-подростков могут быть эталоном отношений?! Там нельзя говорить даже о твоей примитивной любви! Какая любовь! Мерлин, они же просто увидели раз друг друга, перепутали генитальный зуд с великим чувством и побежали жениться! Мне даже не жалко, что они померли в итоге. Без мозгов они бы все равно долго не протянули. Как же Малфоя выводила из себя тема любви.. Он готов был с пеной у рта доказывать, что нет никакой любви, и плевался ядом по поводу нежных чувств при каждом удобном случае. Поразительное рвение, но обычно люди не склонны так яростно отстаивать своё мнение, касаемое того, во что они не верят. Так кому он пытался доказать, что любви нет? Поттеру или самому себе? Гарри с удовольствием отметил, что стал наблюдательным в последнее время. Особенно, если речь шла о Малфое. — Так история не столько о любви Ромео и Джульетты, Хорёк, сколько о силе любви вообще. — Ой, да какой ещё силе, Поттер, - Малфой закатил глаза, скривившись. — Огромной силе, Хорёк! История о том, что любовь сильнее вражды и даже сильнее смерти. О том, что любовь нельзя победить, перед ней можно только склониться. Вот об этом фильм, Малфой! Малфой насупился, но почему-то не возражал. Он помолчал недолго и спросил: — Ты о своей матери говоришь? Что? При чём тут?.. — Ты о чём? — Любовь сильнее смерти - это ты о матери? Гарри растерялся. — Я даже не подумал об этом, - признался он. — Но да, отличный пример. — И такой любви ты ищешь? Хочешь умереть ради возлюбленной? Гарри растерялся ещё больше, потому что Малфой снова начал говорить своим серьёзным тоном. — Нет, я не хочу умирать, но.. хочу найти человека, за которого мог бы умереть. Хорёк хмыкнул. — Ты так стремишься на тот свет, Поттер.. удивительно, что ты ещё не там. Даже в личной сфере тебе нужен повод для смерти. Ты можешь жить только на грани. — Ничего подобного, Малфой, - Поттер покачал головой. — Мерлин, да так и есть, - возразил Хорёк. — Ты готов умереть ради кого угодно, и это не имеет никакого отношения к каким-то великим чувствам. Просто ты чёртов Герой и своя собственная жизнь для тебя ничего не стоит. — Я готов умереть только ради тех, кто этого заслуживает. Малфой горько посмеялся. — И чем же я заслужил? Как долго ты анализировал и взвешивал, принимая решение броситься в огонь за Пожирателем, рискуя своей жизнью и жизнями своих друзей? Поттеру очень не нравилось, куда свернул их разговор, и он ответил раздражённо: — Ты не Пожиратель, Малфой, и не заслужил быть заживо сожжённым в Адском пламени. — Каким же чудовищем надо быть, чтобы заслужить смерти в твоих глазах? - Малфой продолжал бесить своей ухмылкой. — Для тебя недостаточно покушения на жизнь подруги, на жизнь лучшего друга, которого ты чудом спас, на жизнь директора, которого спасти в итоге не смог; недостаточно быть Пожирателем и впустить убийц в твой дом? Гарри не понимал, чего добивался Малфой этими отвратительными словами. — Ты не Пожиратель! - упрямо воскликнул он, отчаянно желая, чтобы Малфой заткнулся. Но Малфой не собирался затыкаться, наоборот, решил довести Поттера окончательно и ткнул ему в лицо изрезанной меткой, задрав рукав рубашки. — А кто же я, по-твоему?! Гарри схватил его за запястье, впиваясь злым взглядом в потемневшие серые глаза напротив. — Что ты хочешь услышать от меня? - нахлынувшая ярость сбила его дыхание, и он еле сдерживался, чтобы не сорваться на крик. — Идиот! Я ни за что не бросил бы тебя там! Я бы не позволил тебе умереть в огне, Малфой! Ты никогда не был злодеем, паршивым гадёнышем - да, но не чудовищем, каким себя рисуешь! Поттер больше не мог сдерживаться: он вскочил на ноги, сотрясаясь от гнева. — Иногда я вижу во сне, как ты выскальзываешь из моих рук и летишь в пламя с нечеловеческим воплем, - он яростно чеканил каждое слово, смотря на Малфоя сверху вниз. — Твоё лицо превращается в кашу из расплавленного мяса на моих глазах. Ты орёшь, захлебываешься кровью и быстро замолкаешь, становясь пеплом, - голос Гарри задрожал, он резким движением вытер предательски заскользившие по щекам слёзы, и, потеряв последние крупицы контроля, всё же сорвался: — Ты хотел, чтобы это стало реальностью?! Хотел заживо сгореть?! Сука, какого хера ты завел этот разговор! Какого хера ты хочешь от меня! Поттер уже кричал так, что Малфой не сомневался - через минуту здесь соберутся все. Он подскочил к Гарри, пытаясь удержать его за плечи, но Поттер вырывался и вопил, словно сам летел в чёртово пламя. Малфой не знал, что делать, и только умолял его успокоиться. Поттер не слышал: он снова окунулся в свои кошмары, снова оказался в пекле войны, снова сердце колотилось от страха, и ужас парализовывал. — Его надо к Помфри, - сказал испуганный Малфой такой же испуганной Гермионе, прибежавшей из спальни для девочек. Следом за ней один за другим сбегались на шум остальные немногочисленные восьмикурсники. Вместе с ними из их спальни показались встревоженные Рон и Блейз. Малфой незаметно сунул в карман своих пижамных штанов Поттеровскую магловскую игрушку и заявил беапелляционно: — Я с вами. Гермиона растерянно кивнула, и они втроём - Малфой, Грейнджер и Уизли - повели уже измотанного истерикой, но продолжающего отбиваться и материться Поттера в больничное крыло.
Примечания:
Напряжённенько вышло.
Если б не котлета, был бы сплошной ангст, дарк, кровь, кишки, слюни и сопли. Тяжёлый день - понедельник.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты