Life goes on

Слэш
NC-17
Завершён
331
автор
Размер:
216 страниц, 16 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
331 Нравится 108 Отзывы 187 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста
Примечания:
      Прошло три дня с того момента, как ребята проводили Сокджина до его дома после «гулянки». Чимин после увиденного по телевизору кое-как успокоился, но теперь боялся засыпать, он страшился снова увидеть Юнги с предупреждением об опасности.       Чонгук и Чимин так и не получили от Джина квитанцию об уплате неустойки за сорванную поездку, потому что несчастный случай заставил директора модельного агентства пересмотреть соглашение с авиакомпанией, в которой они заказывают билеты. Разразился такой скандал, что, если бы Сокджин не остался в Корее, он бы мог погибнуть в этом самолёте, а посему издержки перед миланской компанией перекрыло само агентство. Джин был поражён и очень благодарен младшим, что спасли его жизнь, иначе бы «мир не смог бы жить без такого красавчика». Но кроме шуток, было и впрямь страшно. В итоге, ребята посоветовали ему пока отдохнуть у родителей, которые не на шутку переживали, ведь мама Джина знала, каким рейсом её сын собирался лететь.       Сегодня Чимин посвятил время восстановлению поющего голоса. Учитель по вокалу указывала на ошибки, которые тот совершает, а позже дала необходимые рекомендации, касающиеся питания, ухода и ежедневных распевок. Пак занимался с преподавателем до вечера, а затем решил поесть в той кафешке, куда он ходил, будучи трейни, мечтающим о дебюте. Хозяйка кафе его знает в лицо и всегда рада ему. Пока спускался вниз, он пересёкся ещё с парочкой знакомых в компании, перекинулся парой фраз, на выходе его застала тройка девушек-иностранок, которые приехали в туристический тур по Сеулу, и сделал с ними селфи. А почему нет, собственно? Теперь его никто не ограничивает в этом, но всё же Чимин сохраняет прежнюю осторожность, не фоткаясь со всеми подряд. Он понимает, что фотография может разлететься по всем сетям, фанаты будут строить догадки, что Чимин, раз появляется в компании «Big Hit», значит, готовится к сольному концерту или записывает альбом, но на самом деле Чимин пока отряхивает от пыли себя настоящего, выкапывает из глубин талантливого парня с огнём в глазах, каким он когда-то был. Даниэль ему в этом помогает, уже устроил ему сделку с компанией линии косметики, которая очень хочет, чтобы Чимин стал её официальным лицом.       Он сел в машину, где его уже ждал водитель, а пара охранников, без которых теперь ни на шаг нельзя отойти, села в чёрный джип и выдвинулась следом. Не то чтобы Чимина оберегают, как зеницу ока Биг Хит, сейчас гораздо свободнее можно дышать, но бдительность терять нельзя. Так говорит Бан Шихёк, который вчера разговаривал с Чимином и сказал, что для него и остальных ребят из BTS двери в компанию всегда открыты.       — Остановите, пожалуйста, — просит Чимин через десять минут езды.       Водитель тормознул на улице, вдоль которой находилось множество дорогих ресторанов, которые не по карману обычным студентам. Чимин глянул через тонированное окно и увидел, как из ресторанчика выходит Чонгук в маске (его трудно в ней узнать, но Пак Чимин из тех людей, кто узнает макнэ хоть в костюме водолаза), а рядом с ним идёт красивая девушка с длинными волосами, она одета в платье и лёгкий плащ, её губы накрашены ярко-красной помадой и изгибаются в той улыбке, которую обычно применяют на первом свидании. Чонгук открывает перед ней дверь автомобиля, кладёт ей руку на талию, затем закрывает дверь и обходит авто, садясь за руль.       Чимин задумчиво чешет пальцем подбородок, потом достаёт телефон и звонит Гуку. Через пару гудков ему отвечают.       — Привет, Чонгук, — говорит блондин в трубку. — Ты где сейчас?       — Эм… я сейчас занят. У тебя что-то срочное?       «Срочное?! Нет, просто хотел узнать, какого хуя ты флиртуешь со всякими курицами по вечерам, когда меня о поцелуе просишь?!»       — Чонгук, ну мы едем? — спрашивает женский голос вдалеке.       — Да, — тихо отвечает ей Гук, затем обращается к Чимину: — Ты что-то хотел? Говори, я спешу.       — Нет, ничего срочного. Не буду отвлекать. Вези её быстрее, а то остынет, — язвит Чимин и бросает трубку.       Чонгук, естественно, перезванивает, но Пак уже не отвечает, просит водителя отвезти его домой, а когда мелодия на телефоне надоедает, выключает аппарат полностью.       Пиздец. И почему челюсти так сильно сдавливаются, кулаки сжимаются и сердце скачет? Ревность. Ебаная ревность, которую Чимин давно не испытывал. Она как вирус, распространяется по телу, обволакивает бактериями каждую клетку и заставляет зудеть. Как он может вообще рвать спокойствие Чимина, собственнически обнимать, лапать за задницу и к губам тянуться, а потом как ни в чём не бывало ходить на свидания с девушками?! Да пошёл он нахуй!       А может, Чимин настолько самовлюблённый идиот, который не замечает очевидного? Чонгук молод, красив, умён, силён, талантлив, да у него вся жизнь впереди. Он заслуживает встречаться с девушками, полюбить самую лучшую красавицу мира, жениться на ней и родить таких же прекрасных детей. А с Чимином что? Только презрение гомофобов и бездетная жизнь со скучным Пак Чимином. Он не считает себя таким уж и интересным парнем, может, поэтому Юнги стал встречаться с Тэ, который бойкий, сексуальный и активный?       Чимин залетает в квартиру Гука и оседает на пол прямо возле двери. Чувствует себя таким ничтожеством, которое, похоже, не заслуживает счастья. Его участь, наверное, только блистать на сцене и дразнить фанатов думками по типу поднять сегодня край футболки или нет. Все пишут, что он само божество, ангел с небес, да только не знают, что с ним скучно в обычной жизни. Да, он умеет смеяться, заботиться, шутить, готовить, усердно работать, но вот чтобы дать пламя огня в отношения, для него это трудно, потому что он домашний котёнок, который ластится к своему любимому после сытного ужина, сидя перед телевизором, где идёт ванильная дорама. Он всегда завидовал смелости Тэхёна, который дерзкий на язык, сексуален в каждом движении и чихал он на все морали, ограничивающие его собственное «я». Тэ рассказывал, что он может в лёгкую заняться сексом в машине или отсосать малознакомому парню в туалете клуба, и такие случаи в жизни Ви и вправду были до его мировой известности, потом стало чуть сложнее, но сексом с красивыми мальчиками он себя баловал регулярно, а менеджер только удивлялся, как инфа о том, что знаменитый Ви из BTS гей, не выливалась в массы вот уже столько лет и по сей день.       — Домашний? Скучный? Надоело! Получайте то, что вы хотели! — орёт в пространство блондин, встаёт с пола и идёт в душ.       За время, пока он собирался, Чимин успел закинуть в себя лёгкий ужин, так что теперь он вполне сытый. Через два часа из квартиры выходит совершенно другой человек. От прежнего Чимина не осталось и следа. Чёрные джинсы в обтяжку с дырами на коленках, в петельках на них вдёрнут кожаный ремень с металлическими клёпками, на теле полупрозрачная майка того же цвета, а сверху белый пиджак из новой коллекции известного бренда. Чимин уложил свои светлые волосы, покрыв их лаком для волос, на лице сделал вечерний макияж, где глаза красиво подведены чёрным карандашом, как учил его стилист «Big Hit», а на губах тинт персикового цвета. Завершают образ кольца в ушах, на пальцах и множественные браслеты на запястьях. Он накинул пальто сверху, чтобы не было холодно, а лицо скрыл под защитной маской.       Водитель его уже ждал у выхода. Чимин сел в машину и сказал ему, не отрываясь от смартфона:       — В клуб «AHO».       Та фотка у здания компании, как и предполагалось, уже облетела весь интернет. Все комментарии под постами и записями, связанными с Чимином, завалены обсуждениями. Фотографии с профессиональной фотосессии ещё не публиковались, а его участие в предстоящем шоу с трейни держится в строжайшем секрете. Поэтому фанаты строят догадки, чем будет заниматься Пак Чимин, пойдёт ли он дальше по пути артиста.       Чимин видит пропущенные звонки от Чонгука в количестве десяти штук и одно сообщение с текстом:       «Ты, наверное, не то подумал. Пожалуйста, возьми трубку или сам позвони. Я всё объясню».       Да что тут объяснять? Они не в таких отношениях, чтобы объясняться друг перед другом. Хочет встречаться с девушками — пусть встречается. Чимин ему в этом плане никто. Пусть катится на все четыре стороны.       Метания в мыслях заняли весь путь до ночного клуба. Водитель оповестил, что они приехали и спросил, когда Пака забрать, тот лишь сказал, что при надобности сам ему позвонит. Выйдя на улицу, Чимин обрадовался, что с заднего двора есть специальный вход для известных людей, которые не хотят светиться.       Клуб «AHO» — это то место, где могут отдохнуть только люди высшего социального уровня. Как известно, в Южной Корее жёсткая выстроенная десятилетиями иерархия. Старшие помыкают младшими, а богатые не очень дружат с бедными. Этот клуб открыл пять лет назад один предприниматель, сделав фишку в том, что "обычному смертному" сюда не попасть. Люди могут выстраиваться в огромные очереди у фейсконтроля, но все они так и останутся на улице, если кто-нибудь из элиты не проведёт его через жёсткую пропускную систему. Здесь обычно отдыхают айдолы, дети министров, крупные бизнесмены и те, у кого высокая репутация и бриллиантовые банковские карточки. Хозяин заведения за счёт крупных вложений отстроил шикарный клуб с новейшим оборудованием. Входа, как уже было сказано, два. Один «Центровой» — для мажоров и тех, кто не боится попасть в светскую хронику, так как нет отбоя от настырных журналистов, трущихся у дороги, второй называется «Тёмным», куда вход строго по пропускам, которые может дать только владелец клуба лично в руки. Однажды директор «АНО» был в компании «Big Hit» на деловой встрече с Бан Шихёком и по счастливой случайности встретил бантанов. В тот же миг он раздал каждому из мемберов пропуски в виде браслетов с эмблемой клуба — изображение человека в бордовой накидке с капюшоном на голове и в золотой маске. В браслеты встроены индивидуальные чипы, которые регистрируются в специальной системе, разработанной клубом. Их очень трудно подделать, поэтому ещё ни разу ни у кого не выходило сделать такой же. Благодаря этому браслету не нужно носить с собой кошелёк, все двери открываются и всё в клубе оплачивается этим браслетом. В системе сохраняется накопленная за вечер сумма и в течение трёх дней её стоит погасить банковским переводом на счёт клуба. Если не успеть в срок, накапливается немаленький процент. Всё вполне несложно и доступно для посетителей, ведь главная цель «АНО» заключается в том, чтобы клиенту было максимально удобно.       После той встречи с владельцем в «АНО» пару раз приходил Намджун и один раз Тэхён, который не смог уйти без качественного секса в VIP-комнате. Все ведь знают, что опасно встречаться с кем-то, потому что этот самый человек всё равно окажется твоим фанатом. Все из мемберов BTS когда-то были в отношениях, уже будучи известными айдолами. Они удовлетворяли свои физиологические и душевные потребности, посвящали время, чтобы просто погулять и пообщаться с человеком, но когда эти «вторые половинки» постили их совместные фотки в сети, рассказывали о том, что было сокровенным, которое не хотелось никому показывать, продавали эти фотки сасэнам, то парням приходилось с ними расставаться. Многие сасэн фотошопили будто BTS у них дома, распускали слухи о том, с кем и где они встречаются. Мемберы пытались скрыть свою личную жизнь, но почти всегда она всплывала наружу и от неё приходилось избавляться, потому что обида на «вторую половинку», предавшую тебя, съедала изнутри. Айдолы потом снова встречались, доверяли, но вновь ошибались и всё опять по кругу. Поэтому было проще провести ночь в логове «АНО», откуда не просочится информация о том, кто и как там развлекался.       Ещё одно преимущество клуба, помимо усиленной охраны, никаких видеокамер. Всё максимально продумано и безопасно для клиентов. Здесь они могут предаться любому грехопадению и не волноваться, что их пьяная рожа на следующий день будет украшать обложку местного журнала скандалов и сплетен. Но телефон брать можно, и если кто-то из «своих» выложит компрометирующее видео или фото в интернет, то администрация клуба за это ответственность не несёт. Тут уж сами посетители виноваты. Но к данному часу за пять лет было только два скандала с членами Национального собрания, которые решили развлечься с молоденькими девочками. В остальном же, гости клуба осторожны. Некоторые и вовсе не берут с собой телефон, дабы не смущал и не толкал к совершению плохих поступков.       Чимин прошёл пропускной пункт тёмного входа, приложив браслет к датчику, охранника Пака не пустили, поэтому тот остался снаружи. Чимин снял маску с лица, положил её в карман пальто и сдал его в гардероб. В клубе уже было полно народу, ведь сегодня пятница, и ди-джей уже вовсю заводил толпу зажигательной, но чересчур громкой музыкой, давящей на перепонки. Куча красивых девушек резвилась на танцполе, молодые люди пили коктейли и курили сигареты на втором этаже, восседая на мягких диванчиках, а поколения постарше пили виски в закрытых комнатах и обсуждали «дела великие». На третьем этаже находились те самые VIP-комнаты, где парочки могли уединиться за отдельную плату. Негласно здесь работал лучший эскорт города и можно было вызвать абсолютно любой национальности и пола нимфу на свой вкус и цвет. Чиновники закрывали на это глаза, потому как для многих данное место было пристанищем, где можно выпустить всех своих демонов наружу, а на утро вернуться в жизнь примерного семьянина и слуги народа.       Чимин ни разу здесь не был, он вообще мало был в подобных местах, но вполне неплохо разобрался, где находится бар и сразу пошёл туда. Чимин ходил в клуб от силы пару раз с Тэхёном. Когда он впервые в жизни пришёл в клуб, он почувствовал сильный запах сигарет и алкоголя, сейчас же в воздухе царили нотки грейпфрута, немного дыма со сцены и ещё чего-то воздушного, понять трудно, но был отчётливо различим запах разврата, который способен, просочившись в поры, испачкать даже самое чистое существо на планете. Сегодня, после мыслей о Чонгуке, о Юнги, о своей скучности Чимину стало обидно. Он был обижен на Чона, на Мина и на самого себя, что закрылся в кокон и спрятал там свою молодость, которая неумолимо уходит. Все в его возрасте развлекаются, проводят весело время с друзьями и вторыми половинками, а не пашут до ночи в студии. Чимин решил сегодня оторваться по полной. И начнёт он с коктейлей.       За барной стойкой стоял накаченный парень в белой рубашке с коротким рукавом и чёрной жилетке с бабочкой на шее. Он выглядел, как бармен в лучших голливудских фильмах, мастерски жонглируя разноцветными бутылками, вызывая восторг у девушек, стоящих неподалёку. Чимин сел на высокий барный стул и огляделся в пространстве. Время уже за полночь, девушки в коротких шортиках и топах танцевали на балкончиках гоу-гоу под зарубежный трек, развлекая гостей.       — Ого! Кто к нам пожаловал. Привет, — улыбнулся бармен, привлекая внимание Чимина.       — Привет, — Пак уже понял, что его узнали, а не узнать его почти невозможно, за исключением какого-нибудь племени Майя, живущего далеко от цивилизации.       — Ты впервые у нас, так? — спрашивает парень, приближаясь к нему ближе, чтобы переорать музыку.       — Да.       Чимину понравилось, что он обращается к нему как к приятелю, поэтому одарил его лёгкой улыбкой.       — Что будешь заказывать?       — А что есть?       — Всё, что хочешь, — приподнимает одну бровь бармен.       Чимин опустил глаза, прочистил горло коротким «кхм». Он давно не флиртовал с незнакомцами. Кроме Юнги, он никого не видел, а потом вообще не до этого было. Но внимание со стороны мужского пола и такие двусмысленные взгляды льстили Паку, поэтому он решил принять правила игры и насладиться процессом.       Он поднимает глаза на парня в бабочке, успевает прочесть его имя на бейджике, где написано Ли Сок Хо, и как самая профессиональная кокетка говорит:       — Мм… что-нибудь сладенькое.       — Сладенькое, — повторяет бармен и задумывается, не сводя с него взгляда. — Могу предложить коктейль, которого нет ни в одной стране мира. Он авторский.       — Что ж, давай.       Сок Хо отходит, чтобы приготовить коктейль, и полностью отдаётся процессу. В это время Чимин наблюдает за людьми, которых становится всё больше и больше. Через некоторое время Пак ловит на себе заинтересованные взгляды как женские, так и мужские. Девушки в облегающих нарядах и попивающие шампанское за боковым столиком смотрят на него и хихикают, не решаясь подойти. Молодой ди-джей активно пританцовывает в такт музыке, проходит взглядом по толпе, затем достигает бара, встречается глазами с Чимином, понимает, кто заглянул сюда, и подмигивает. А он ничего такой на мордашку, симпатичный. Чимин понимает, что попал в то ещё логово стервятников, которые в обычной жизни рвут на части конкурентов и с лёгкостью обольют желчью в соц.сетях всех неугодных. С такими всегда нужно быть начеку, а с теми, кто хочет тебя трахнуть, и подавно. Чимин здесь узнаёт не многих, ведь у него было мало времени, чтобы пересечься с кем-то из них, потому что постоянно был занят деятельностью группы.       Так, надо срочно выпить. Где этот бармен со своим коктейлем?       — Прошу, — парень ставит на деревянную столешницу коктейль с трубочкой, кручёными полосками корки лайма для украшения и шпажкой с ежевикой. Сам напиток тёмно-зелёного цвета, а на дне бокала сгустки черноты.       — Выглядит, как напиток демонов, — Чимин разглядывает коктейль и берёт бокал в руки.       — Так и есть, — усмехается бармен и говорит, наклоняясь к лицу блондина: — Напиток для демонов, которые прячутся в теле ангелов.       Чимин обхватывает чёрную трубочку губами и втягивает напиток, который и впрямь оказался сладким. Чимин прикрывает веки и пытается понять состав, улавливаются нотки рома и, может быть, спрайта. Лёд приятно охлаждает горло, пока эликсир медленно расползается по организму.       — Вкусно, — потягивает он коктейль. — Ты сам его придумал?       — Да.       — А как называется?       — «Лес Эроса».       — Кто такой Эрос? — спрашивает блондин, с удовольствием делая глотки.       — Помощник Афродиты, олицетворяющий любовное влечение. Говорят, он влюбился в ангела, который оказался демоном в его обличии и бросил его, и после этого Эрос каждую ночь прятался в тёмном лесу и оплакивал свою несчастную любовь.       — Мм, и почему такой сладкий? В этом же тоже должен быть смысл.       — Эрос пил в лесу берёзовый сок.       — Ага, так вот что это за вкус. Никогда не пробовал. Смотрю, ты увлекаешься древней мифологией.       — Есть такое, — кивает Сок Хо, а затем спрашивает: — Браслет можно? — берёт руку Чимина в свою ладонь и прикладывает к браслету электронный аппарат, фиксирующий сумму за коктейль. — Приятного вечера!       Вскоре музыка становится всё громче, танцы жарче, а алкоголь, что разносят официанты к столикам, всё крепче. Чимин уже словил волну хорошего настроения, но градус «Леса Эроса» был невысокий.       Через двадцать минут из беснующейся на танцполе толпы вышла девушка. Она была похожа на инстаграмную куклу с большой мужской аудиторией. Её грудь была третьего размера, что сильно выделял чёрный топ. Она присела на соседний стул рядом с Чимином и попросила у бармена текилу.       Девица поняла, что её пристально разглядывают слева, и повернулась к Паку.       — Привет, а я тебя узнала, — подмигивает девушка, принимая от бармена рюмку.       — А я тебя нет, — отвечает ей в тон Чимин.       Она опрокидывает в себя рюмку, жмурится, но потом снова улыбается и ближе к Чимину наклоняется.       — Не обольщайся, автограф мне твой не нужен. Пойдём лучше потанцуем, — девушка нагло кладёт свои наманикюренные пальцы на его колено и поглаживает вверх-вниз.       Чимин опустил туда взгляд, в этот момент девушка уже была на близком расстоянии от его лица:       — Знаешь, говорят, что ты гей.       — Да? И что ж ты тогда подошла ко мне? — смотрит ей в глаза Пак.       — Хотела проверить. Я вот тебя касаюсь, а ты ноль внимания. Похоже, ты и впрямь по мальчикам.       Чимин грубо отталкивает её руку от себя. Девушка хохотнула своим выводам.       — Понятно всё. Жаль, многого себя лишаешь. Но о вкусах не спорят, как говорится. Идём танцевать, если ещё не разучился.       Чимин нервно вздыхает, потом подзывает к себе Сок Хо и просит две золотых текилы. Выпивает залпом одну за другой, хватает ртом воздух, потому что чувство, будто раскалённый уголь глотнул, ведь Чимин не привык такое пить. Во время существования группы с этим было всё очень строго, менеджеры следили за ними круглосуточно и редко разрешали побаловать себя особенно крепкими напитками.       Танцевать в толпе жарковато и тесновато, особенно в ночь пятницы, когда много народу. Парни и девушки двигаются как хотят, кто-то умело и старательно, явно учились накануне, а кто-то похож на воздушного человечка около торгового центра. Со сцены, где находился диджейский пульт, шёл дым, помогая светомузыке. Чимин встал в правой части зала и начал танцевать так, как он чувствует, а не как сказал ему хореограф, наставляя о недопущении ошибок на сцене. Он танцевал так, как хотел, но годы тренировок делали своё дело, и Чимин двигался в миллион раз профессиональнее и круче, чем присутствующие здесь. Алкоголь ударил в светловолосую голову, Чимин уже не стеснялся двигать бёдрами под современные биты и мельком поглядывать на ди-джея, не сводящего с него глаз. Огромный плюс клуба в том, что здесь темно, люди «не из народа» и уже довольно пьяные, так что никому до него нет дела, все заняты собой и своим развлечением, никто из них не подбегает к Паку с щенячьими глазами и не просит автограф. Та девчонка в топе вообще исчезла с каким-то накаченным красавчиком.       Чимин танцевал, выкидывая из себя все мысленные переживания и душевные терзания, полностью отдаваясь иллюзорному забвению. Но в его личное пространство, очерченное невидимыми линиями, вторгается какой-то мужчина, подстраивающийся сзади. Чимин оборачивается и видит мужчину средних лет, одетого в брючный костюм с галстуком на шее и дорогущими запонками. Мужик явно выпил больше положенного, так как его покачивало в стороны.       — Куколка, может, развлечёмся на третьем этаже? — говорит он на ухо противным голосом.       — Нет, спасибо, — Чимин мягко отталкивает его в плечи, но его руку мужчина ловит и грубо дёргает парня на себя.       — Да пойдём, не ломайся! Сколько ты стоишь? Я заплачу двойную цену.       Чимин теряется, не знает, что делать. Он привык, что рядом с ним всегда надёжная охрана и сильные хёны, не дающие их «булочку» в обиду. А тут один на один с каким-то перепившим мужланом, от которого травой за километр несёт.       — Малыш! — восклицает кто-то слева, затем собственнически обнимает Чимина за талию и целует в щёку. Пак щурится и видит ди-джея, который обращается к мужику: — Занято, дядя! Иди проспись!       — Да как ты смеешь, щенок?! Ты знаешь, кто я такой?       — Пьяный ебанавт, так что съеби в туман!       Мужик замахивается, но его тут же пресекает охрана, оттаскивающая подальше, которая просит либо успокоиться, либо покинуть помещение. В заведении драки, скандалы и изнасилования недопустимы, поэтому отделу безопасности плевать, кто ты и сколько у тебя. Правила одни для всех.       — Прости, — кричит на ухо Чимину ди-джей. — Но я понял, что тебе нужна помощь. Этот козёл уже не в первый раз пристаёт к девушкам и парням вроде тебя.       — Вроде меня?       Ди-джей улыбается:       — К таким же красивым.       Чимин закатывает глаза, а потом идёт вслед за ди-джеем, предложившем посидеть на втором этаже, где не так душно и шумно. Парень ведёт его за руку по лестнице и усаживает за столик, откуда открывается отличный вид на первый этаж. Мягкие диванчики из синего бархата гораздо приятнее, чем барные стулья, и Чимин откидывается спиной на мягкую обивку.       Ди-джей заказывает у подошедшего официанта фрукты, два бокала и бутылку Jameson. Официант цокает на приятеля, смотрит искоса на бывшего айдола из BTS, наклоняется к ди-джею и шепчет: «У тебя будут большие проблемы». Тот лишь смеётся, говорит, что всё будет нормально, и просит записать всё на его счёт.       — Ты разве не на работе? Тебя не уволят? — спрашивает Пак, повернувшись к парню.       — У меня смена закончилась. Видишь? — он указывает на диджейский пульт, за которым теперь стоит другой парень. — Это мой напарник. Он заступает с часу тридцати.       — Ясно.       Ди-джея зовут Чха Бо Хён. Он сказал, что конечно же знает, кто такой знаменитый Пак Чимин, но его творческую деятельность не обсуждал. Они больше разговаривали на отвлечённые темы. Чимин в его обществе расслабился и уже вовсю хихикал от смешных историй. Непонятно, придуманы они или нет, но Паку весело и это хорошо. Они пьют принесённый виски, а потом Бо Хён достаёт электронную сигарету. Чимин никогда в своей жизни не курил и просит дать попробовать. С первого затяга он начинает громко кашлять, отмахивается, что курение совсем не его. И как Тэхён вообще их курит?       — Надо постепенно, а ты… — смеётся Бо Хён и манит пальчиком к себе. Чимин садится боком, парень придвигается поближе и говорит: — Открой рот.       Блондин сначала мнётся, стоит ли доверять, но в конечном счёте делает, как его просят, и открывает рот. Бо Хён втягивает через сигарету дым и выдыхает его прямо в рот Чимину. Пак принимает дым, спокойно выдыхает и уже не кашляет. Секунды хватает, чтобы понять внезапно возникшее желание. Ди-джей тянется и накрывает губы блондина своими. Чимин отвечает, кладёт руки на шею парню и позволяет обнимать себя и прижимать крепче. Бо Хён хорошо целуется, в его объятиях вполне комфортно, но в то время, пока они целуются, Чимин отмечает про себя, что у Чонгука губы гораздо мягче. Тот недопоцелуй в ванной никак не выходит из головы, а сейчас почему-то жутко хочется его повторить.       Да блин! Сколько можно уже?! Хватит! Выйдите вы все из головы!       Чимин пытается не думать о сильных руках, о запахе младшего, о тёмном взгляде. Так хочется отдаться ему, что Чимин начинает дрожать и постанывать в поцелуй, а Бо Хён принимает это на свой счёт. Они прерывают поцелуй и загнанно дышат. Пак оглядывается по сторонам, по привычке ищет журналистов или АРМИ, но никого, кроме отдыхающих выпивающих людей, нет.       — Ты в порядке?       — Да, — кивает Чимин, трогает свои губы, не знает, что на него нашло. — Я отойду на минуту.       — Хорошо. Тебя проводить? — подрывается ди-джей.       — Нет, не надо.       Чимин встаёт на ноги и его резко качает. От алкоголя не может быть такого, чтобы зрачки дымкой заволакивало, а ноги будто в бетоне застревали.       — Туалет там, — указывает Бо Хён в сторону коридора.       Зайдя в туалет, Чимин подходит к раковине и смотрит на себя в зеркало. Присматривается и видит расширенные зрачки. Неужели ему что-то подмешали? Да нормально же всё было. Какого чёрта? В кармане пиджака звонит телефон. Чимин берёт трубку и подносит к уху.       — Чимин, блять! Где ты? Я дозвониться до тебя не могу. Твой охранник молчит, как рыба, и не говорит, где ты. Они только тебе подчиняются. Пойми, у меня с той девушкой ничего не было! Я тебе клянусь! Чимин… ну не молчи же!       — Чонгук… — дышать трудно и Чимин уже совсем не соображает. Грудь ходуном ходит и хочется сильно спать. Трахаться, а потом спать. — Чонгук… меня… мне что-то дали… качает в стороны. «Экстази», что ли…       — Чего? — рычит на том конце провода Чон. — Так, успокойся! Просто скажи мне, где ты, и я приеду.       — Клуб «АНО». Там… ах, браслет возьми, без него не пустят. И через… тёмный вход, чтоб не увидели.       — «АНО»? А, всё. Вспомнил. Я сейчас буду. Посиди где-нибудь в тихом месте. Попроси администратора, чтобы дали тебе посидеть в комнате, никого к себе не подпускай. Ты слышишь меня?       Чимин на раковину одной рукой опирается и в телефон шепчет:       — Если ты не приедешь через десять минут, я пересплю с ним. Не смогу… сопротивляться…       Чонгук молчит, даже на том конце провода слышно, как он челюсть сжимает и яростно дышит через нос. Чимин фыркает и отключает звонок. Он, пошатываясь, подходит к писсуару, справляет нужду, затем моет руки и возвращается к Бо Хёну. Тот распахивает объятия и усаживает Чимина на диванчик.       Надо тянуть время, потому что быть оттраханным малознакомым парнем в каком-то клубе, пусть и самом лучшем, не очень хорошая идея. Чимин не отвечает на ласки, он тянется к столу, где стоит фруктовая ваза и кусает дольку ананаса. Может, еда поможет, думает Чимин, пока его шею Бо Хён вылизывает.       — У меня айдолов ещё не было, — шепчет на ухо ди-джей. — Тебя все хотят, Пак Чимин, ты в курсе?       — Ага, — отвечает он и всё фрукты в себя пихает.       — Пойдём в комнату на третьем этаже.       — Ты… эм, у тебя нет таких денег, чтобы её оплатить, — Чимин уже чувствует, как член в его штанах стоит колом, а задница требует внимания. Возбуждение ни на секунду не отпускает, а только усиливается.       — Не парься, я родственник владельца клуба.       Бо Хён, видя лёгкое сопротивление Чимина, стакан со столика берёт и к его губам подставляет. Блондин морщится и головой вертит, пить отказывается. Вскоре парень тянет его за руку и по лестнице поднимается. Чимин уже чувствует себя ватой, он готов упасть прямо здесь, но его придерживают за талию и ведут в коридор, отделанный бордовым цветом. Кажется, дверей тут очень много, и все с табличками и какими-то надписями. Чимин их разобрать не может, он вообще уже соображать не может. Он на поцелуй Бо Хёна снова отвечает, когда его к стенке в коридоре припирают, поддаётся напору, ножки сами поджимаются. Бо Хён на двери в одну из комнат набирает кодовый замок и открывает её. Чимина туда подталкивает, но не успевает Пак оказаться внутри, как от него Бо Хёна отталкивают.       — Сука! — орёт высокий брюнет и для удара замахивается. Бо Хён получает в челюсть, потом ему разбивают нос.       При тусклом свете коридора Чимину удаётся разглядеть Чонгука, который бьёт парня коленом в живот, матерится и ещё больше его избивает. При желании всех бы лохов, посмевших на Чимина слюну пустить, к стене бы поставил и избивал бы до смерти. Он в кровавое поле битвы лицо парня превращает. Бо Хён тоже один раз ответил Гуку в живот, но тот и бровью не повёл, лишь добивал его кулаками и ногами, как поганку.       Чимин о косяк рукой опирается и Чона по имени тихо зовёт. Брюнет рвано дышит, глазами лежащего на полу парня испепеляет, а потом к Чимину подходит и пощёчину ему залепить хочет. Но не трогает. Рука, блять, не поднимается на это создание. Он его с ног до головы оглядывает, отмечает, что тот как блядь выглядит и на ногах еле стоит. На руки его хватает и проходящего мимо официанта останавливает. Тот с открытым ртом на Бо Хёна смотрит, потом на Чонгука, и впервые не знает, что делать.       — Где тут туалет? — спрашивает жёстким тоном Чон.       — Т-там, — указывает парнишка в фартуке в конец коридора.       — Принеси туда сильногазированную воду. Сейчас же!       Официант быстро кивает и скрывается из коридора. Чонгук относит Чимина в туалет и на ноги ставит. Ладонями его лицо приподнимает и видит, что зрачки вполне нормальные.       — Надо, чтоб тебя стошнило, иначе хуже будет.       — Я не хочу, — Чимин вцепляется в кожаную куртку Чона и только сейчас видит, как тот сексуально выглядит. А эффект дыма всё никак не проходит и член всё так же ноет, на ширинку давит. Он вперёд поддаётся, носом кожи на ключицах касается и знакомый аромат вдыхает. Вкусно. Приятно. Волнующе. — Чонгук-и-и…       — Тише, — пресекает его действия Гук и на шаг отходит. — Ты курил что-нибудь?       Чимин кивает и губу от обиды, что его отталкивают сейчас, кусает.       — Это не наркотик, лёгкая хуйня, которую молодёжь сейчас курит. Тебя, похоже, от алкоголя и этого табака так развезло. Надо, чтоб вырвало, и тебя отпустит.       — Я не…       В туалет забегает тот официант и отдаёт Гуку бутылку с водой. Тот открывает её и заставляет пить Чимина. Пак морщится, ему сейчас не вода, а Чонгук нужен. Но всё же через силу выпивает полбутылки, а потом, придержав ладошкой рот, в кабинку залетает. Чимин опирается о бочок одной рукой, его вырывает всем, что он съел и выпил за день. Чонгук сзади стоит, его по плечу гладит. Чимин встаёт на колени перед унитазом, потому что ноги уже не держат нихрена, и снова организм прочищает.       Чонгук обеспокоенно за состоянием старшего следит. Дверь в кабинку открыта, и когда в туалет заходит какой-то левый чувак, Чонгук шлёт его нахуй, не боясь, что завтра, возможно, о его грубости к людям будут говорить все. Ну извините, заебало постоянно всем угождать!       Когда Чимина отпускает, он на кнопку на бачке нажимает и из кабинки выходит. Полощет рот прохладной водой из-под крана, вытирается сухими салфетками и чувствует себя чуть-чуть легче. По крайней мере, в сон так сильно не клонит, но вот возбуждение… неужели оно Чонгуком подпитывается? Он к младшему лицом поворачивается и от себя отталкивает.       — Ну как? Приятно видеть меня с другим? — Чимин улыбается и на Чона в упор смотрит.       — Нет, — холодно отвечает младший.       — Вот и мне неприятно.       — У меня с ней…       — Заткнись! — выставляет вперёд руку Пак. — Дома поговорим.       Он всё ещё пьян, его шатает в стороны, но он идёт самостоятельно по коридору, где уже нет лежачего Бо Хёна, да и похуй. Чонгук догоняет хёна, в гардеробной, пока тот оденется, ждёт, и они вместе через «тёмный ход» выходят. Их тут же встречает охрана Чонгука, своими крупными спинами обоих парней закрывает и до машины с тонированными стёклами провожает.       До дома добираются быстро, Чимина уже не тошнит, и дымовая завеса с глаз ушла, и только зайдя в квартиру, он решает на пьяную голову высказать Чонгуку всё, что он о нём думает. Благо, алкоголь хорошо язык развязывает и страха напрочь лишает. Чимин пальто с себя снимает, куда-то на пол бросает, там же разувается и в гостиную идёт. Чонгук поспевает за ним.       — Кто она?! — кричит Чимин, поворачиваясь лицом к парню.       Гук вздыхает, начавшийся концерт встречает, и отвечает:       — Она мой инвестор. Я дораму не только на свои деньги снимаю.       — Да ну?       — Я говорю правду.       По взгляду Чимина видно, что не верит. Он сейчас ничему в таком состоянии, похоже, верить не будет.       — Ты мог бы и днём с ней встретиться. А тут по ресторанам её водишь. И вообще, партнёров так не обнимают, а ты её, при желании, трахнул бы в своей тачке сразу же, если бы я не позвонил, — блондин свои волосы пальцами ерошит, а потом к Чонгуку вплотную подходит и в глаза заглядывает. — Или всё же присунул ей? По голосу она вся в предвкушении была.       Чонгук шумно вздыхает, по гостиной словно кот ходит и удивляется, как при таком состоянии у Чимина ещё хватает сил отношения выяснять.       — Мне в любви признавался, а сам по бабам шлялся! Нахуя ты мне мозги пудришь?       — А ты лучше, что ли? — наступает в ответ Гук. — Сам о чужие хуи трёшься, а со мной недотрогу из себя строишь.       — Недотрогу?.. Ах, да я… — Чимин эмоциями захлёбывается. — Окей!       Он к Чонгуку ещё шаг делает, перед ним на колени опускается и за его ремень на брюках руками берётся. Расстёгивает бляшку и с пуговкой около ширинки расправляется. Раз он хочет Чимина, как развратную шлюху увидеть, пусть желаемое получает.       — Что ты делаешь? — Гук уже вне себя от ярости и от возбуждения, которое вдруг с невероятной силой накатывает.       — Недотрога сейчас будет тебе отсасывать, — язвит Чимин, но его резко отталкивают. Он падает на пол и правой рукой о твёрдую поверхность ударяется. Всхлипывает от боли и обиды за такое обращение к себе.       — Чимин, — брюнет быстро штаны застёгивает и к хёну подлетает, но тот отталкивает его с криком «Отойди!». — Чимин, прости! Тебе сильно больно? Покажи, где болит…       — Да пошёл ты! Не трогай меня!       Пак на ноги встаёт, к тумбе у стены подходит и огромный плазменный телевизор на пол швыряет. Тот с грохотом о пол ударяется, экран с характерным звуком разбивается. Чонгук стоит позади в полном шоке от поступков Чимина, который никогда себе подобные выходки не позволял, чёрт, да он вообще никогда не был таким… таким настоящим. Всегда идеальный. В мимике, в жестах, в танцах, в пении, в поведении и репутации. А тут… Чонгук дышит через рот, а потом Чимина за руку к себе лицом поворачивает.       — Я хочу ещё кое-что разбить, — говорит Пак и на вздымающуюся грудную клетку младшего смотрит. — Отдашь его мне? — тычет пальчиком в сердце и в глазах чёрных тонет.       Чонгук отходит на шаг, затем покидает гостиную, а через несколько мгновений возвращается с голым торсом и ножом в руке. В его глазах решимость, всё его нутро к Чимину тянется, а внутренний зверь на колени встаёт и мордой в пол глядит.       Он вкладывает в ручку Чимина столовый нож для разделки мяса и шепчет:       — Забирай!       Чимин пьяно усмехается, пальцами рукоять ножа сдавливает, до конца не понимая, какая власть у него находится. Одно неверное движение и жизни больше нет. Он к Гуку вплотную подходит, острие ножа прикладывает к смуглой коже и от ключицы вниз ведёт. Очерчивает участок, где должно быть сердце, Чонгук через раз дышит, не двигается и глаза от лёгкой боли прикрывает. Нож острый, но Чимин обращается с ним, как самурай со своим мечом, точно знает, где давить не стоит. Кровь на красных полосах от лёгкого надавливания не появляется. Чонгук не мешает, его сердце уже давно изранено, а сильно кровоточить стало, как только увидел Чимина, целующегося с тем уёбком в коридоре клуба. Если бы его Чимин не окликнул, наверное, убил бы нахуй этого подонка. В тот момент Гук совсем не думал о последствиях, он видел только пьяного Чимина в сексуальном одеянии и его покусанные губы. Покусанные чужими, блять, зубами губы!       Чимин вниз орудием ведёт, полоску красную на прессе парня оставляет, затем отбрасывает нож в сторону перевёрнутого на полу телевизора. Он к груди Гука наклоняется, за его пояс руками держится и губами красные полосы на коже выцеловывает. Чонгук ахуевает от происходящего, голову к потолку задирает и возбуждается от ласк, которые ему дарят. Чимин влажным языком нанесённые раны зализывает, на уровне сердца, как драгоценность, нежно целует, а после тёмный сосок губами втягивает и сосёт, зубами прикусывая.       Вскоре он своё занятие прерывает, сам опьянённый открытостью младшего его за руку берёт и за собой на диван утягивает. Чонгука на сидения толкают и сверху на его колени забираются. Он впервые не знает, что делать, теряется под напором Чимина, который на его бёдрах ёрзает и член, налитый кровью, дразнит. Блондин в его шею зубками вгрызается и кожу сильно втягивает, свою метку в виде засоса оставляет. Чонгук округлую попку в руках сжимает, рычит от боли в шее, но она притупляется на фоне невероятного возбуждения.       Чимин шею Гука в покое оставляет, его лицо в ладошки берёт и прямо в глаза шепчет:       — Я принимаю твой дар. Теперь оно моё, и я могу сделать с ним всё, что захочу, — он в глаза тёмные смотрит, а потом лбами с младшим сталкивается: — Золотой макнэ только мой.       — Только твой, — шепчет в ответ Чонгук и на розовые губы смотрит. Как же хочется поцеловать их, как же хочется заклеймить их своим именем, чтобы Чимин даже думать не смел, чтобы давать целовать себя другим. Но Чон не будет целовать сейчас. Он хочет, чтобы их первый взаимный поцелуй был не по пьяни, и чтобы Чимин сам этого хотел. И пусть придётся ради этого ждать дни, месяцы, да хоть годы.       — Спокойной ночи, Чонгук-и, — тихо шепчет Чимин, уже успокоившись. Он с колен парня поднимается и в свою комнату уходит.       Гук думает его проводить, помочь раздеться, но сдвинуться с места не может. Его мозг разрывается от размышлений, сердце бешено стучит, а о боли в паху и говорить не стоит. Чимин снова выигрывает, оставляет его здесь подыхать в яме с эмоциями и чувствами к нему. Чонгук голову на спинку дивана откидывает, в потолок смотрит и впервые за столько времени плачет. Слёзы сами катятся по щекам, потому что Чимин только что его душу забрал и своими ручонками в тисках зажал. Чонгук себя теряет, когда отдаёт кому-то. Он уже знает, что такое боль от любви, было дело с девчонкой в школе, а теперь… Чимин тот, кто одним словом может Чонгука в пепел превратить. Он добровольно себя ему вручил и теперь хода назад нет. Гук сам обвил их запястья стеблями роз с шипами, намертво связь закрепил, им обоим будет больно, но Чонгук никогда ножницы в руки не возьмёт, его рука будет в крови, он Чимина замарает, но ни за что отпустить не сможет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования