Бал, изменивший судьбу Малфоев и не только Малфоев

Гет
NC-17
В процессе
146
автор
Размер:
планируется Макси, написано 1020 страниц, 97 частей
Описание:
Мы проживем Йольский бал вместе с Гермионой и Драко, отправимся в Малфой мэнор на зимние каникулы, где проведем месяц, насыщенный событиями:Гриммо не захочет выпускать Гарри, на Косой аллее разбушуются пожиратели, родители Гермионы неожиданно вернутся в Лондон, дедушка Драко поделится историей Тома Риддла, Гарри поговорит со своими умершими родными и это еще не полный список того, с чем придется столкнуться нашим героям. Этот месяц покажет истинные лица многих. Будут ли все готовы к этому?
Посвящение:
Всем тем, кто до сих пор не хочет расставаться с такой полюбившейся историей мальчика-который-выжил и его друзей!
Примечания автора:
Автор заранее хочет обратить внимание читателя на ООС!
Фред и Джордж оба живы, не поднимается рука писать иначе :)
Гарри здесь не будет всесильным лордом Слизерин, Певерелл и вершителем судеб на службе у самой Смерти.
Это история о любви и силе прощения. В ее центре отношения Драко и Гермионы, повествование ведется от его или ее лица (за исключением нескольких глав).
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
146 Нравится 258 Отзывы 73 В сборник Скачать

Глава 54. Праздничный обед.

Настройки текста
— Гермиона, я готова, — ну слава Мерлину! Я уже минут двадцать сижу здесь просто так. — Джинни, Гарри сейчас застынет посреди коридора! — Она действительно прекрасно выглядит. Цвет платья идеально подошел к ее рыжим волосам и голубым глазам. Мы с Нарциссой тогда долго выбирали между двумя оттенками синего, очень хорошо, что в итоге остановились именно на этом сапфировом. Джинни не стала собирать волосы в высокую прическу, позволив им аккуратными прядями лежать на плечах. На ней также было минимум макияжа, мне в ней это очень нравится: она никогда не кладет на лицо тонну косметики, она использует свою естественную, внутреннюю красоту. При том, что у нее глаза прекрасного небесного цвета, в них полыхает огонь, который поддерживается цветом волос, от Джинни всегда исходит ощущение тепла, это невозможно объяснить более точно, вот просто тепло и все тут. — Спасибо, Гермиона. Могу с уверенностью сказать, что Драко сейчас застынет так же, как когда он увидел твой новый патронус. Не вздумай остаться с ним наедине, иначе потом придется заново делать прическу и гладить платье. — Она озорно мне подмигнула. Да, я сама довольна своим внешним видом. Хочу заметить, что это бывает со мной очень редко… А тут я чувствую уверенность в себе. Это все влияние Драко так сказывается на моем ощущении себя. Когда ты знаешь, что тебя ценят не за этот самый внешний вид, то внутренне успокаиваешься и без заскоков и паранойи относишься к тому, как ты выглядишь. Бывало, что я наряжусь красиво, мне нравится, а какой-то комментарий того же Рона заставлял меня сомневаться в своем выборе одежды. Сейчас у меня такого нет. — Если Драко не удержится, твои чулки подвергаются восстановлению? — Да, эта проблема и в мире магии. Удивительно, но не всякая одежда, производимая магглами может быть подвергнута заклинанию восстановления… — Да, Джинни. Я специально выбирала именно такие. — Ходила и смотрела, как реагирует вещь на магию. Если отклик есть, значит можно брать. — Тогда хорошо. Гермиона, я еще раз скажу, ты прекрасно выглядишь. Я прямо не могу на тебя наглядеться! Ты будто светишься изнутри! — Да. Именно так я себя и ощущаю. Будто свечусь изнутри. Я в последний раз, надо уже выходить к мальчикам, уже почти половина двенадцатого, я в последний раз осмотрела себя в большое зеркало. Идеально. Платье сидит как надо, туфли по высоте каблука подобраны шикарно, я и не устану, и на фоне Драко не буду совсем уж крохотной. Я решила, что под такой оттенок изумрудного, подойдут исключительно черные аксессуары, в итоге и тонкие чулки, и туфли, и даже шпильки и заколки в моей прическе именно черного цвета. Насчет прически я думала долго, с одной стороны Драко очень нравятся мои волосы, но с другой — мне очень жарко сидеть с ними, когда они в распущенном состоянии. Так что я остановилась на варианте «посередине»: большая часть волос собрана в некое подобие прически-ракушки, но также оставлены свободные пряди. Драко точно не сможет весь вечер просидеть, ни разу не дотронувшись до моих волос, так что пусть хотя бы точно видит, до чего можно дотрагиваться, чтобы не испортить прическу. Я, как и Джинни, не стала злоупотреблять макияжем или чарами гламура, я только нарисовала стрелки на глаза, и они тоже почти не заметны. — Идем, они там сейчас уснут, или мы пропустим Билла и Флер, — Джинни, а я давала тебе вертеться перед зеркалом! Ладно, идем. — Идем. — Ты хочешь сказать, что это крыло не требует более сложных и затратных отопительных чар? — Гарри неверя смотрел на Драко. Да, мы столько одевались, что они уже дошли до проектирования мэноров Гарри… — Да, именно это я и хочу сказать! Вся суть в том, чтобы правильно расположить основной обогревающий элемент! Он у нас ровно там внизу, на минус первом этаже, — Драко указал себе под ноги. — Тогда я тоже задумаюсь над возможностью остекления такого большого участка фасада… У Гонт мэнора такие задатки, там такие сады, что просто… — Гарри повернулся в нашу сторону. Он, вероятно, хотел проверить, есть ли движение около моей двери, они же тут уж давно ждут, а увидел Джинни и застыл. — Гарри? — Драко все еще никак не сообразит, что ввело Гарри в ступор. А это Джинни. — Милый, — я медленно подошла к Драко сама, — он уже тоже развернулся в нашем направлении и застыл как Гарри. — Милая, — он оглядел меня с ног до головы, а потом взглянул прямо в глаза и остановился на них. Гарри уже прошел к Джинни и тоже говорил ей комплименты. — Тебе нравится? — Спросила я с легкой улыбкой. Я видела ответ в его глазах, но хотела услышать. — Милая, — Драко наклонился ко мне и стал шептать на ухо, — если бы у нас сейчас было время, я завел бы тебя обратно в комнату, зацеловал, а потом на коленях вылизал тебя, не снимая этого очаровательного платья, а просто задрав его вверх. — Я даже вцепилась пальцами в его пиджак, — на тебе сейчас чулки? — Меня хватило только на хриплое «да», — о-ох, это еще шикарнее. Тыохрененно выглядела бы с раскрасневшимися щеками, сбитым дыханием, с задранным почти до талии платьем, на каблуках, в чулках и с развратно разведенными бедрами. Твои трусики я бы разорвал прямо на тебе. — Я чувствую, что мои щеки уже краснеют. — Я бы заставил тебя стоять, пока вылизывал бы твою обалденную сладкую киску, только держался бы за твою офигительную попку, не давая тебе отстраниться. Милая моя, — он куснул меня за мочку уха, — я бы не отпускал тебя, пока у тебя по чулкам не стала бы стекать влага. — Милый, — я приподнялась к его уху, — я бы сладко кончала от твоего языка и пальцев, а потом, когда мои чулки на внутренней стороне бедер уже промокли бы насквозь, я сама опустилась бы перед тобой на колени и с таким усердием отсосала бы тебе, чтобы ты забыл свое имя, когда кончал бы мне в рот. — Драко очень напряженно вдохнул. — Ребята, идем? — Джинни, спасибо, иначе мы тут застрянем на этаже с его кроватью. — Идем, — крикнула я даже не обернувшись. — Сегодня ночью я обещаю тебе, что ты будешь кончать, пока не попросишь, чтобы я остановился. — Он посмотрел мне в глаза, приставил палочку точно к моему соску, я почувствовала легкое покалывание, Мерлин, хорошо, что Гарри и Джинни этого не видят, — Repeindre (фр. перекрась), — потом он прислонил палочку к платку в своем нагрудном кармане, и тот окрасился в тот же оттенок изумрудного, что и мое платье. — Я жду, — сказала я с легким вызовом, а потом Драко по-джентльменски подал мне руку, и мы пошли к Джинни и Гарри.

***

— Уже без десяти двенадцать! Я так соскучилась по Биллу, — я с укором посмотрела на Джинни, — и по Флер, конечно же. — Она рассмеялась и сказала, что просто хотела меня позлить. — Джинни, сейчас они придут, — Гарри обнял ее сзади, но все ее внимание было приковано к камину. — А мне все интересно, будет ли у них радостная новость или нет, — я с улыбкой посмотрела на Нарциссу. Мне этот вопрос не дает покоя с завтрака, только Драко отвлекал меня своими поцелуями. У них будто по всему дому омела развешана, ну или одна конкретная нас преследует… — Как поживает семья Флер? Родители, сестра? — Люциус поинтересовался у Перси. Он помнит про сестру? Надо же. — Хорошо, они вынуждены были по каким-то своим причинам остаться во Франции, так что Флер встречает Рождество с нами, а потом по камину переговорит с ними. — Перси ответил с улыбкой. Он тоже соскучился по брату. — Уже одиннадцать пятьдесят восемь. — Джинни сейчас прожжет взглядом камин. Только она это договорила, пламя полыхнуло зеленым и к нам вышли Билл и Флер. Джинни сразу побежала к брату, который ее обнял и закружил. Флер тем временем прошла к нам, здоровалась, спрашивала, как у нас дела, отвечала на похожие вопросы, в общем, все как обычно. Флер осталась верна своей палитре цветов в гардеробе: на ней было красивое светло-голубое слегка отливающее серебром платье, юбка была узкая, а вот верх чуть свободнее. Интересный выбор. Может… — Билл, Флер, пройдемте, выпьем чаю. — Нарцисса сделала приглашающий жест. Да, она тоже уже обратила на это внимание. Давайте, может они сейчас расскажут что-нибудь интересное. — Спасибо. — Флер взяла Джинни за руку. —Мы так утомились, пока дошли до вашего камина, сейчас вся сеть перегружена, нам пришлось добираться с пятью пересадками и десятью минутами ожидания между каждой. — Билл прижимал к себе Фреда и Джорджа. — А он мне нравится, — Драко прошептал мне, пока мы шли до столовой. Билл тоже был в костюме, а волосы собрал в аккуратный хвост. Не такой как у Люциуса, у которого качество и прямота волос позволяет добиться абсолютно идеальной прически, но все же более аккуратный, чем он носил еще пару лет назад. Он заменил стиль хвоста, когда познакомился с Флер. Опять-таки она ему ничего не говорила по этому поводу, она ценит и любит его не за внешность. Он сам решил, что выглядеть, как только что проснувшийся человек, нехорошо… — Да, он крутой, — я рада, что Малфои так хорошо вписываются в мой круг друзей. Было бы очень проблематично, если бы это так не происходило… Хотя, будь оно так, вряд ли мы вообще были бы вместе… Это ведь означало бы, что Драко действительно тот самовлюбленный надменный индюк, каким показывал себя в школе. Час пролетел за беседой и рассказами Билла и Флер об Аргентине. У них ведь теперь новое хобби — они путешествуют по миру. Им, по сути, это удобно, они отправляются с миссиями от Гринготтса в филиалы в других странах, параллельно знакомятся с новыми культурами. Круто, я рада за них. В двенадцать пятьдесят одну из камина вышел Чарли, к нему и в этот раз первой подбежала Джинни, а потом вся процедура встречания повторилась. Чарли прибыл тоже в костюме. Да, обед в Малфой мэноре предполагает полуофициальный стиль в одежде. Опять-таки не фраки и не смокинги с мантиями, но и не те не заправленные рубашки и джемпера, какие можно было бы надеть в Норе. Хотя, если уж совсем честно, то у меня в доме тоже всегда было принято в честь праздника наряжаться более торжественно, чем в остальное время.

***

Наконец пришло время праздничного обеда: стол ломился от угощений. Тут было целое блюдо хлопушек-крекеров, несколько вариантов запеченной индейки, еще больше блюд с запеченными овощами и куча сосисок в беконе. В центре был большой рождественский хлеб с узорами и зеленью, по столу были расставлены соусницы с клюквенным и мясным соусами. В общем, глаза разбегались. После веселой процедуры взрывания крекеров и получения подарков, коими были елочные игрушки, конфеты, журналы, добрые аналоги вопиллеров (красивые открытки, поющие поздравления, сопровождаемое музыкой, которые можно сохранить на память), мы приступили к еде. Все наперебой расхваливали стол и угощенья, призывали порцию за порцией, рассказывали о прошедших шести месяцах, говорили, в основном, Билл с Флер и Чарли. Билл и Флер суммарно за сто восемьдесят дней побывали в двадцати странах! Это же невероятно! Канада, США, Бразилия, Мексика, Перу, Венесуэла, Парагвай, Боливия, ЮАР, Египет, Индия, Южная Корея, Китай, Япония, Россия, Норвегия, Швеция, Финляндия, Италия и Германия. Это почти вокруг света за восемьдесят дней! Невообразимо. Они рассказали, что везде уделяли внимание местному мясу, приправам и выходили в маггловский мир. Где-то им он понравился, как например, в Китае, Японии, Италии и Германии, а где-то не очень, например, в странах Южной Америки. Сказали, что в той же Боливии творится кошмар, много нищих, многие работают на плантациях коки, из которой потом можно делать наркотик, а некоторые там выдают себя за колдунов и проводят ритуалы с использованием живых животных. В общем, беда. Принесли десерт: рождественский пудинг и пирожки с сухофруктами. — В пуддинг мы положили сикль, — Нарцисса и Андромеда с улыбкой обвели взглядом всех присутствовавших за столом, — кому попадется, считай, год будет удачным, — да, я тоже слышала об этой традиции, бабушка всегда клала серебряную монетку в пудинг. Беседа продолжилась, Чарли рассказал об увеличении территории их заповедника, сказал, что планируется содержать неподалеку прочих созданий, как Рухх и Виверны. — Билл, смотри, у меня в пудинге сикль, — та-ак, круто, это уже не может быть простым совпадением. Нарцисса ждала от них новости весь обед, а до этого мы обе замечали, как они друг с другом переглядываются… Может, сейчас расколются? — Любимая, дай Мерлин, этот год нас осчастливит. — Да, что-то происходит! — Билл? — близнецы смотрят на него во все четыре глаза, — Ты хочешь чем-то поделиться? — Билл смотрит на Флер и улыбается, потом кивает и берет супругу за руку. — Мы с Биллом ждем ребенка, я беременна, третий месяц! — О Мерлин! ДА! Мы подозревали это! Я же говорила, что выбор такого платья не случайность. Мерлин, как я за них рада. — Нарцисса, вы были правы! — Блейз вообще обожает маму Драко, неудивительно, что все кинулись поздравлять будущих родителей, а он вспомнил о Нарциссе. Она ему тепло улыбнулась. Нарцисса относится к нему не хуже, чем к Драко. Да и к Гарри она так же хорошо расположена. Даже стыдно становится, что я так долго считала ее типичной аристократкой со стервозной натурой. — Флер, поздравляем! А уже известно, кто? Мальчик или девочка? — Флер недоуменно на меня посмотрела. А что я спросила такого? — Милая, чтобы магам узнать на таком маленьком сроке, кто у них, им нужно идти в маггловские клиники и делать УЗИ. В мире магии это определяют в конце четвертого или в самом начале пятого месяцев. — Ого, а что так? — Мне действительно любопытно. — До этого считается вредным накладывать на плод такие сложные чары, как те, что определяют пол ребенка. — Ответила Нарцисса. — А-а, хорошо. Спасибо. — Ого. Не знала. — Честно сказать, я почти готова пойти к магглам, — Флер рассмеялась и положила голову на плечо Биллу. — Очень не терпится узнать, кто у нас будет. Так хочется это узнать! — Мы ставим на девочку, — Фред и Джордж подняли руки. У них сегодня день такой, видимо. Что ни ребенок, то девочка. — А я на мальчика, — это уже Джинни. — Мерлин, я буду тетей, — кто о чем, называется.Джинни с этими словами сжала в руке запястье Гарри и слегка потрясла его. Сам Гарри улыбался и тоже присоединился к поздравлениям. — Флер, а ты сама кого хотела бы больше? — спросила Андромеда улыбаясь. — Девочку, конечно же! Будет маленькая принцесса, — она мило посмотрела на мужа, — но и мальчика тоже хочется. Впрочем, попыток много, — Флер кокетливо заулыбалась. — Да, дорогая, сколько захотим, — Билл поцеловал супругу в висок. — Только мы всё думаем, где лучше родить, тут, в Британии, или все-таки на моей родной земле во Франции… — А есть разница? — Это перво-наперво определит школу, в которую будет зачислен ребенок, но и это можно всегда поменять. Я бы голосовал за Францию, получить подданство этого магического королевства сложнее, чем британского. Там более продвинутая система и в обучении, и в законодательстве, и в остальных сферах. Да и сам магический мир побольше нашего, — Люциус когда-то думал переехать туда? — Билл тоже так говорит, но… — Та-ак, все ясно… — Мама? — Перси тоже сразу все понял. — Да, мы уже сказали родителям, буквально на этой неделе, миссис Уизли, — даже я уже Нарциссу Нарциссой называю, а там все миссис Уизли, — настаивает на Британии и Хогвартсе. — Билл, Флер, делайте так, как посчитаете правильным и нужным. Рожайте, где хотите. От этого принадлежность ребенка к Прюэттам не отменится. — Ого, они прям совсем откажутся от фамилии Уизли? — Хорошо, Перси, — Билл ему улыбнулся, — спасибо. — Не стоит. — Он ответил брату не менее широкой улыбкой. — Перси, как та очаровательная дама? — Дама? Чарли? Что ты знаешь? Давай выкладывай. — Чарли, это всего лишь сестра моего коллеги… — Перси не умеет врать в таких вещах. Вот совсем не умеет. — Перси, расскажи, — Джинни очень обрадовалась потенциальной возможности стать тетей в двойном формате. — Люциус, вы же знаете Александра со сложной фамилией Малиновский? — Драко мне на ухо сказал, что это очень уважаемый работник. Та-ак. — Да, очень приятный молодой человек. Каждый раз, когда я оказываюсь в вашем отделе, он пытается напоить меня чаем с лимоном, — Люциус забавно поморщился. — Он самый. Мы с ним сдружились, хороший товарищ. А от чая зря отказываетесь, очень вкусно. — Перси, мы тебе не верим. — К нему периодически заходит его сестра, ее зовут Марина, в отделе мы называем ее Мэри. Я когда в первый раз ее увидел, я тогда чуть полкружки чая на себя не пролил. — Ого, такая красивая? — Она будто делает наш отдел светлее, — оо, Перси, ты попал, — я столько хотел к ней подойти и познакомиться, а в итоге оставался в стороне. Алекс нас сам в один день познакомил. Правда он в тот же день рассказал мне, что у нее есть молодой человек, — оу, обидно, бедный Перси! — Я в тот день узнал, что такое ледовуха. Люциус, вы пробовали ледовуху? — Мерлин, интересная альтернатива огневиски. — Честно сказать, нет. Случаев было много, но у меня по отношению к ней такие же подозрения, как и к чаю с лимоном и их желе с мясом. — Мда, хотя может быть мы зря так предвзяты? — Зря. Шикарный напиток. Его пить нужно не как огневиски из стаканов, а из маленьких стаканчиков, это еще не рюмки, но уже и не полноценный стакан. Удивительно, что им напиться можно гораздо быстрее, чем огневиски, а дальше уже и не особо хочется. Я после трех таких стаканчиков излил Алексу душу. Он мне рассказывал про Мэри, мне в итоге стало совсем плохо на сердце. Она, как оказалось, Мастер Трансфигурации и имеет Степень по Чарам. А еще она увлекается древними Рунами. Потрясающе! — Ого, Перси делает ставки на мозги. Я-то уже думала, сейчас опишут типичную русскую красавицу, а-ля щеки румяные, глаза как небо чистые, коса льняного цвета до попы и дальше там по списку. — Еще оказалось, что Алекса категорически не устраивает ее кавалер. Он все надеялся, что она в один день с ним порвет. Я аккуратненько узнал, где она бывает, с кем общается и стал там чаще появляться. Выяснилось, что я гораздо более интересный человек и собеседник, чем ее тогдашний Дерик. Его вы тоже знаете, он из отдела контроля несовершеннолетних нарушителей. — Люциус кивнул, а Драко мне сообщил, что Дерик на деле редкостный индюк. — Я много раз приглашал ее то на кофе, то на обед, то на ужин, полностью игнорируя существование Дерика. Я отправлял ей цветы, угощения, книжки через сов. Алекс потом сказал, что очередной мой подарок вызвал скандал между Мэри и Дериком, они расстались. — Вот понимаю, что нельзя такому радоваться, но я рада! Я от всей души желаю Перси счастья. — Мои приглашения посыпались с удвоенной силой, мы сходили и на кофе, и на обед. На ужин я пошел к ним, чтобы познакомиться с традиционной русской кухней. Между прочим зря вы наговариваете на чай с лимоном и холодец, что вы назвали желе с мясом. И то, и другое очень вкусно и полезно. Мэри сама приготовила ужин, у них нет домовика. Мерлин, я сначала тоже боялся положить в рот первую ложку или вилку всего того, что было на столе, а потом меня было не оторвать! — Перси, ты пробовал красный суп с капустой? — Гарри? Откуда? — Да, это борщ, — Мерлин, как это выговорить только… — Очень вкусный суп, особенно со сметаной, — сметану? Прямо в суп с капустой? — Вот это любовь, рискнуть попробовать такое, — Джинни сидела нахмурившись. — Джинни, это действительно вкусно. Меня так однажды накормили. Семья не из России, но откуда-то из этой части, увидели, как я, убегая от кузена, спрятался в кустах в парке. Их дом был там рядом, открытый сад, очень симпатичное место было, а людей сколько! Там был и наш сосед, хороший дедушка, он меня тоже периодически прятал от Дадли, он меня узнал, попросил и для меня место за столом найти. Я тогда попробовал этот суп, как ты его назвал? Борщ? — Перси утвердительно кивнул, — вот, борщ, его там дали с булочками с чесноком и тоже принесли сметану. Я бы с удовольствием поел бы его еще. Если Перси решит жениться на Мэри, я знаю, что сразу напрошусь в гости. — Хм, если и Гарри понравилось… — Перси? — Люциус заинтересовано на него посмотрел. — Если все будет так же хорошо и дальше, то через полгодика, когда все с моим Родом окончательно утрясется, я сделаю ей предложение. — Ого-о-о-о! — Удачи в этом, — Драко улыбнулся ему. — Спасибо. — Ой, а Перси-то как начищенный галеон светится. Все остальные тоже поспешили выразить ему поддержку, пожелания удачи и попытались попросить Перси провести знакомство семьи с Мэри. Некоторое время еще Перси делился знаниями о русской кухне, а потом вернулись к Чарли. — Ох, я все переживаю, что останусь один. Придется жить в старости с какой-нибудь драконихой, пока она меня не сожрет… — Он сел, подперев щеку кулаком. — Чарли, с чего такой пессимизм? — Близнецы шутливо ткнули его вбок. — Да к нам для разрешения вопросов и проблем, связанных с расширением заповедника, приехал пожилой сотрудник ведомства Румынии, которое шефствует над нами. Он знаете, что сказал? — Чарли совсем уж грустно вздохнул. — Он сказал, что в молодости всегда думал, что у него все еще будет впереди. А к старости понял, что у него мало, что осталось. — Чарли! — Джинни даже встала, чтобы подойти к нему и обнять. — Чарли, — Абраксас заговорил со своего портрета, — ни в коем случае не переживайте и не совершайте опрометчивых поступков. Любовь — это не та вещь, которая появляется по желанию. На нее невозможно строить планы. Нельзя сказать, что ровно в двадцать пять я буду женат, а в мои тридцать жена будет беременна во второй раз. Поспешите, женитесь не на той, а потом встретите свою женщину и будете вдвойне несчастны. Мой вам совет, юноша, отойдите от драконов дальше, чем на сотню километров, возьмите себе ученика, выбейте выходные и отпуск у начальства, поверьте, за ваши лишние часы и годы на рабочем месте никто вам потом спасибо не скажет, такое уж общество в мире.Начните снова общаться с людьми больше, чем с драконами. Страх пройдет. Вы сейчас ведь боитесь не того, что вообще ее не найдете, а того, что вы пропустите ее, пока будете сидеть в заповеднике, я правильно понял ваши слова? — Да, Лорд Малфой. — Чарли его внимательно слушал. — Тогда делайте, то, что я сказал. Поверьте умудренному опытом старику. Я на своем веку видел много таких юношей, которые с головой ныряли в работу, упускали там лучшие годы жизни, а потом или вовсе не обзаводились семьей, или женились ради галочки. Работа — это хорошо, но какой смысл там сидеть, если дома вас никто не ждет. Я сейчас и о друзьях, и о семье. Драконы смогут несколько дней в неделю и без вас прожить. — Спасибо, Лорд Малфой. Я сразу же после праздников поговорю с начальством. Они ведь знаете, что решили? Цитирую:«Чарли, ты один из лучших, мы решили похвалить тебя и выделить особенно, мы назначаем тебя куратором проекта расширения!» — Чарли зло выдохнул. — В переводе с языка начальства это значит в этом случае, что я один такой в нашем коллективе, кто согласится аппарировать по всей территории двадцать пять часов в сутки, семь дней в неделю, три шестьдесят шесть дней в году. Они ведь даже на Рождество отпустили меня буквально на один день! — Ты согласился? — Перси внимательно слушал брата. — Нет, конечно. У меня в голове крутились слова того старика из ведомства. Я уперся, заявил, что это не то дело, где все можно взвалить на плечи одному волшебнику. Если я один из лучших, то надо подключить и остальных из этого списка. — Чарли развел руками. — А они что? — Джинни еще стоит около него. — Сказали, что другим поручить это дело слишком рискованно. Сказали, что я, так уж и быть, лучший в нашем заповеднике. Я тогда потребовал оплату, соответствующую моей нагрузке. Они отказали, сославшись на проблемы с финансированием. Знаю я эти проблемы. Один из них своей молодой любовнице подарил особняк в дорогом районе столицы. Другой себе в карман положил часть денег. Третий сына отмазал от тюрьмы. Вот, где деньги. Я не собираюсь гробить свое здоровье, что что они хотят жить хорошо, ни в чем себе не отказывая. Я заявил, что даже та зарплата, которую я получаю на своей должности старшего драконологазападного сектора, ниже той суммы, которая полагается мне по закону…— Чарли вздохнул и замолчал. — И? — Гарри, вот теперь ты понимаешь, как я себя чувствую, когда ты вот так же по чайной ложке информацию выдаешь? — Они испугались. Они ведь знают, что я могу дойти до верхних станций. Это я пять лет назад был зеленым никем, молодой сопляк. Сейчас имя Чарли говорит в сфере драконологии очень много. Даже без фамилии! — Чарли ткнул указательным пальцем в стол. — Они предложили мне обдумать все еще раз за время праздников, я параллельно выторговал не один день, как это было мне предложено изначально, а неделю отпуска. Я и с вами отмечу Рождество, и еще загляну к паре друзей в следующие дни. Давно их не видел. — Замечательно. — Сказал Люциус с долей облегчения в голосе. — Чарли, вы уже сделали себе репутацию и имя. Самое время сделать так, чтобы они поработали на вас. Добейтесь правильной зарплаты, не ввязывайтесь в дело с расширением. — Дальше он сделал голос более низким, — до меня доходили слухи, я собирался с вами ими поделиться, что в совете директоров заповедника назревает перестановка. Европейские кураторы наконец сообразили, что этих директоров там чуть ли не вдвое больше, чем драконологов. Скорее всего будет очень жесткая проверка всей бухгалтерии. Сделайте так, чтобы ваша подпись нигде не стояла, иначе полетите вместе с остальными. — Ого, хорошо, что Люциус везде имеет уши и глаза. И вот почему он в начале выдохнул облегченно. Он был рад, что Чарли не успел повязнуть в этом болоте. — Спасибо, Люциус. — Чарли нахмурился, осознавая масштаб потенциальной трагедии, если его угораздило бы согласиться. — Это очень важно для меня, это многое объяснило. Они все порывались уговорить меня согласиться на кураторство и заставить подписаться на некоторых бумагах, отвечающих за распределение бюджета. Они пытались найти будущего козла отпущения. Вот подлецы! Я столько лет прикрывал их дыры в бюджете! — Вот, что и требовалось доказать. Абраксас прав на все сто процентов, за ваши годы труда вам никто потом спасибо не скажет… — Вы же не поддались? — Спросил Люциус настороженно. — Нет. Я был настроен решительно. — Чарли громко выдохнул. — Это хорошо. Вы подумайте на досуге, есть ли у вас документы, которые не совсем чистые в плане законов. Если что, я готов вам помочь всем, чем смогу. — Ух ты, честно сказать, мне радостно от мысли, что отношения между двумя этими семьями настолько наладились, что Люциус сейчас на полном серьезе гарантирует поддержку своим адвокатом. Дальше тема разговора перешла обратно к Биллу и Флер. — Флер, а вы были в фавеллах? — Джинни, откуда ты вообще о них знаешь? — О да, это было очень страшно. Туда ведь маггловские, эмм, полисмены, они туда вообще не заходят! У многих граждан есть оружие, на наших глазах даже случилась перестрелка! — Да, это обычное дело в таких районах. — Из настоящего оружия? — Джинни, вы с Гарри идеальная пара! Какой энтузиазм у вас в голосах! А я вот сжала запястье Драко под столом. Я однажды видела репортаж БиБиСи оттуда, буквально в несколько минут от перестрелки погибло три человека, а также зацепило проходившего мимо… Ужасно. — Да, меня и Билла оно очень заинтересовало, и мы потом пошли в тир. — Ого, вот туда мне самой всегда интересно было сходить. Все-таки там же не по живым мишеням стрелять надо. — Мне так понравилось! — Она повернулась к Люциусу и Драко и заговорила по-французски. — А, Флер особенно понравилось, что как только нажимаешь на курок, тебя будто отбрасывает назад. Отдача. — Драко перевел остальным. — Да, именно. Я забыла некоторые слова. Билл очень хорошо говорит по-французски, на английский переходит, чтобы я его не забывала. — Да, но у нее прогресс, больше не картавит. — А вы были у больших водопадов? Анхель и Игуасу? — Нарцисса спросила о них с особой улыбкой. Наверное, они с Люциусом там бывали. — Да, это стоило того, чтобы пробираться через лес и горы! Билл сказал, что, если бы мы не были уже женаты, он бы сделал мне предложение прямо там. — Мы все рассмеялись. — Поистине захватывающее зрелище. В такие моменты ты осознаешь величие и могущество природы. А вы тоже там были? — От Флер блеск в глазах Нарциссы тоже не утаился. — Да, в месяц после свадьбы. Мы и к Охос-дель-Саладо поехали, и в Ушуайя заехали. — Люциус покрепче ее обнял, когда говорил об этом. — О, мы тоже не смогли удержаться от поездок туда. Охос-дель-Саладо — это самый высокий в мире вулкан, он вызывает почти такой же трепет, что и те водопады. А Ушуайя — самый южный город на планете, за горизонтом там только Антарктида. — Флер пояснила нам эти странные названия. Ого. Надо будет с Драко тоже куда-нибудь поехать после Хогвартса. Главное, хотя бы ходить по таким местам, ибо в противном случае, кровать у него и тут прекрасная. Я бы хотела в Китай или Японию. — А как вам Россия? — Перси. Кто бы сомневался, все за столом заговорщически переглянулись. — О-о, у них там недавно распалось большое государство, Советский Союз, если мы правильно поняли, онк девяносто первому распался. Там сейчас процесс восстановления. Но это у магглов. У магов все относительно нормально. В частности, магический мир России, а мы были не только в столице Москве и прекрасном Питере, а еще в Тамбове, Екатеринбурге и Туле, там все процветает. Вот маггловская экономикасейчас в ужасном состоянии. — Потом Билл будто вспомнил особо интересный факт и спросил, — вы знали, что Россия, даже сама по себе, не вместе с остальными странами Союза, самая большая страна в мире и что над ней никогда не садится Солнце? Как только оно садится в одной части, оно встает в другой. — Да, она реально огромная, будто полматерика… — Мэри и Алекс приглашают меня потом к их семье в Москву. — Перси улыбнулся во весь рот. — Соглашайся и езжай! У них потрясная главная магическая улица, к ней ведут очень много дополнительных улиц и переулков, там же куча парков. Сама Москва почти как Люксембург по площади! Смотри, не влюбись и не останься там, а-то как мы тут без тебя, — Билл подмигнул Перси. — Да, Перси, действительно, езжай. Очень красиво. — Нарцисса с Люциусом и там были? Вот это да. — Хорошо. Спасибо. — Перси опять засветился. Дальше Билл, Чарли и Перси решили побольше узнать о загадочном итальянце со Слизерина. — Блейз, я слышал, что ты в будущем хочешь пойти в Продвинутое Зельеварение. — Сказал Перси. — Да. У меня, видимо, гены проснулись и требуют заняться фамильным делом. Я смотрю на котлы, колбы, ингредиенты, меня прям распирает изнутри, так хочется начать работать. — Драко мне рассказал, что именно зелья почти единственный предмет, который Блейз всегда делает сам и с удовольствием. Их и арифмантику, если быть совсем точными. — Ты планируешь потом переезд в Италию? — Спросил Гарри. — Не-ет, — Блейз даже вздрогнул. — Я для Италии уже староват на этом поприще. — Что? — В каком смысле? — Спросил Джордж. — Вы слышали о Марио Пьюзо и его романе «Крестный отец»? — Спросил Забини с надеждой. — Да. — Сразу кивнул Драко. Я видела только фильм… — С экранизацией я знакома, — я не очень люблю читать такие огромные произведения на такую мрачную тематику… — Та-ак, я тоже видел фильм. Ты намекаешь на мафию? — Спросил Гарри. — Ага. В Тонком Зельеварении там уже устоявшаяся иерархия. Если я завтра приеду в Италию, то меня там сожрут местные акулы. Мне придется быть шестеркой или пробиваться наверх. Последнее очень травмоопасно, в конце концов мне сделают предложение, от которого я не смогу отказаться, и мне придется уехать, потеряв при этом несколько лет, за которые я в Британии могу уже пристроиться. — Да, тема с «предложение, от которого он не сможет отказаться» от мафии прямое руководство к действию – к сбору чемоданов. — А кем ты хотел работать в Британии? — Спросила Флер. — О-о, я хочу стать деканом Слизерина. — Драко рядом улыбнулся. — Блейз, я уже вижу, как ты вместе со студентами отмечаешь начало нового учебного года, — сказал он ему все так же по-доброму улыбаясь. — А вот и нет! Это я в свои школьные годы доводил декана и старост, — Блейз головой указал в направлении Драко, — а сам я буду бдительно охранять порядок на своем факультете. — Он гордо вздернул нос. — О Мерлин! — Гарри тоже рассмеялся вместе с Драко. — Я тогда буду надеяться, что мои и Джинни дети попадут к тебе, — Блейз повернулся к нему всем корпусом. — Одно дело они будут доводить тебя, а совсем другое, если мне придется краснеть перед профессором Макгонагалл. — Джинни тоже уже не сдерживала смех. — О Мерлин! Если еще добавить младших Малфоев… — Блейз оценивал масштаб угрозы, — да не-е, зная Малфоев, а это легкая версия Грейнджер, не-е, Поттеры будут, как и я в свое время, жить в вип-комнатах и делать все домашнее задание за три дня до последнего срока, — Джинни заинтересовалась подобным предложением. — Даже я сейчас не против Слизерина. — Подытожила она после того, как Блейз описал свой, то есть составленный для него Драко, распорядок дня. — А с чего все сразу решили, что все Малфои будут именно на Слизерине? — Я не могла не возмутиться по этому поводу. — Гермиона, ты, кажется, единственное исключение из этого правила, — сказал Блейз. — Прими неизбежное и смирись. Вон, ты уже даже сидишь в зеленом платье, это первый шаг на пути принятия. — Ладно. Я сама понимаю все… — Я тоже улыбнулась. — Кстати, еще одна причина, по которой я не хотел бы ехать в Италию, это Малфои. Если бы не они, я бы рос уличным мальчишкой! Меня воспитали Люциус и Нарцисса, а то, что я слегка, — все улыбнулись, — ну может не слегка, разгильдяй – это исключительно моя вина. Я подумал, что на нас двоих, — Блейз указал на себя и Драко, — достаточно одного сверхчеловека. Я же отвечал за развлечения. — Он улыбнулся во все тридцать два зуба. — Я даже Рождество отмечаю тут, а не с мамой. Я не смогу от них уехать. — Блейз, — Нарцисса положила руку ему на плечо, — ты дорог нам не менее, чем наш Драко. — Блейз взял ее руку и поцеловал. — Спасибо. — Его глаза светились счастьем. Потом он будто что-то вспомнил и с выпученными глазами посмотрел на Драко. — Я, кстати, отправил открытки и извинения твоей маме, Блейз, — Драко ему улыбнулся. Блейз с облегченным стоном выдохнул. — Я тебя обожаю, мой платиновый! — Забини откинулся на спинку стула. — Гарри, помнишь, я говорил, что Блейз — гений в подборе подарков и открыток, а в таких мелочах как отправление он полный раздолбай? Вот наглядный пример. — Драко тихо смеялся. — Да забыл я! — Сам Блейз тоже уже смеялся, стыдливо пряча глаза в пол. — А ты… — Драко не дал ему докончить его вопрос: — Да, я отправил все по нужному адресу к Лигурийскому морю, на имя синьора Бензо. Приложил подарки, извинения и объяснения. Все идеально. — Да, Забини определенно нельзя отходить от Драко. — Спасибо. — Блейз еще раз облегченно выдохнул. — Вы не подумайте, что я вообще не беспокоюсь за маму, просто у нас с ней в целом отношения не клеятся. — Лигурийское — это Тоскана? — Спросил Перси. — Да. Но воспринимайте буквально: к морю, значит, к морю. Мама и ее сестра сейчас на корабле этого самого синьора Бензо. — Блейз закатил глаза. — Отмечать Рождество в море! Слава Мерлину есть Малфои… — Он вымученно улыбнулся. — Это тот, что пауки, дорогой? — Спросила Нарцисса. — Да, дорогая. Это он самый. — Люциус покачал головой. — Ах да, — Блейз решил подтвердить их догадки, — он сейчас увлекается яхтами и кораблями. — Мда. — Нарцисса сжала губы в тонкую полоску. — А как вы думаете, у меня получится стать деканом в Хогвартсе? — Спросил Блейз у Малфоев, а потом повернулся и к нам. — Блейз, разумеется, — начал Люциус, — Северус всегда выделял тебя среди своих учеников, а ты знаешь, что это бывает редко. Ты сможешь стать превосходным зельеваром, а потом и деканом! Не в двадцать, конечно же, так рано попал на эту должность только сам Северус, и то это было с легкой руки Альбуса. Сейчас Директор Макгонагалл будет более сторого подходить к выбору преподавателей. — Люциус задумался. — Хотя, Профессор Слагхорн мне на балу очень жаловался, что его никак не отпустят на заслуженный покой, и что будь хоть кто-то приличный на примете, он сам бы с удовольствием помог ему занять пост преподавателя зельеварения, а далее и получить деканство. Ты говорил с ним о своем выборе профессии? — Мне так нравится, как Люциус с одинаковым вниманием подходит к проблемам сына и Блейза. Да, он будет идеальным дедушкой. Не удивлюсь, если мои и Драко дети будут часто действовать через него… — Нет. Я все не решался, он ведь вечно занят своим клубом… — Блейз нахмурился. Вообще удивительно, что он не включен в этот клуб. Это возмутительно, а не удивительно! — Отлично. Тогда будем играть по его правилам. — Люциус кивнул. — Я и Гермиона намекнем профессору Слагхорну на твой интерес, — Драко поднял брови. — Я намекну задуматься, — сказал Люциус. — А я намекну не увиливать, — подытожил Абраксас. — Прекрасно. Тогда приступим к выполнению плана сразу же после вашего возвращения в школу. — Кивнул Люциус. Блейз светился от счастья. Да, к сожалению, к Слагхорну только так, только через знакомства… — Дред, на наших глазах на семейном обеде только что Малфои решили, кто будет деканом их правнуков, внуков и детей, — все улыбнулись такому комментарию. — Фродж, а скорость, с которой план по захвату деканства был разработан и подтвержден, ты выделить не хочешь? — Фред шутливо пихнул брата. — Я тоже могу поучаствовать, — улыбнулся Гарри. — Еще один инвестор в спокойное будущее, — Джордж поиграл бровями, а Гарри с улыбкой махнул на него рукой. — Прекрасно, к Гарри Поттеру у профессора особые чувства. Если на этом правильно сыграть, то Блейз может быть спокоен за свое место в кресле декана Слизерина. — Драко кивнул и отсалютовал Забини чашкой чая.

***

— Люциус, можно мне поговорить с родителями через камин? — Флер с паникой в глазах смотрит на часы, еще бы, время за беседой быстро пролетело. Уже почти шесть. — Разумеется, идемте, я вас провожу. — Он, Билл и Флер поднялись и пошли поздравлять семью Де Ла Кур. Близнецы наклонились поближе к столу и заговорили почти шепотом: — Так, пока Флер нет, — я и Нарцисса удивленно посмотрели на близнецов, — нет, вы не подумайте, просто у них с мамой все не клеится. Вроде было какое-то потепление после того, как Билла покусали, но потом опять все поехало в тартарары. — Аа, та-ак. — Мы не хотим, чтобы она себя неловко чувствовала, чтобы не дай Мерлин не подумала, что есть и ее вина в нашей нынешней семейной ситуации. — Аа, хорошо. — Перси, что решили? Мы зайдем в Нору? — Бедные ребята. Они правильно рассудили, когда не пошли туда сами изначально. Только настроение бы себе испортили. — Думаю, что это было бы правильно. Если с нами не захотят говорить, то это уже и не наша вина. Гарри, ты с нами? Гермиона точно нет, пока Рональд не извинится, она там не появится. — Перси возмужал за прошедшие пару лет. Он не сильно старше нас, а уже так уверенно расставляет приоритеты, принимает решения. — Да, иначе и он, и мама точно решат, что ты чувствуешь себя виноватой. — Драко обнял меня покрепче после этих слов Джинни. — Я могу пойти, если вы разрешите. Я сам не напрашивался, а то мало ли, вдруг я спровоцирую новую ссору… — Гарри, бедный Гарри. — Давай с нами, да, да, нет значит нет. Не захотят нас видеть, ну и ладно. — Джинни неуверенно ему улыбается. — Конечно, любимая. Я иду. — Он сжал ее руку. — Спасибо. — Ей стало легче. Через полчаса вернулись Люциус и Билл с Флер. Им рассказали о готовящейся вылазке в Нору. — Идемте. — Билл махнул рукой, приглашая всех проследовать к камину. — Мы скоро вернемся. — Джинни, пока никто не видел, сделала мнелицо, которое говорило: «Если не вернемся через пять минут, значит нас не просто выгнали, а взяли в дом для выяснения отношений». — Удачи. — Я сжала за них кулаки и помахала подруге. — Как вы думаете, они помирятся? — Нарцисса спросила, когда Уизли-Прюэтты удалились. — Хоть бы. Понимаете, Молли и Артур не плохие люди. Они просто… — Я не нашла слов, чтобы описать свои чувства. — Гермиона, не плохие люди не врут остальным, чтобы перетащить их на свою сторону, как они это сделали со мной. И уж тем более не отправляют патронус с гадкими речами человеку, которого, как они выразились, почти приняли в семью. — Андромеда это отчеканила. — Уж точно я не ожидала подобной пассивности от Артура. Он мог бы повлиять на сына и супругу, неизвестно еще, чем закончится эта их вылазка. Вполне возможно, что все станет еще хуже. Когда человеку спускают с рук такое наглое вранье, он потом вообще теряет нюх. — Миссис Тонкс очень рассержена на Уизли. Хотя чего греха таить. Я сама не менее зла и на Молли, и на Рона. — Меда, на эмоциях, — Нарцисса неуверенно продолжила мою мысль. — Нет, Нарси, нет. Я на них тоже обижена. — Ого, а у миссис Тонкс тот еще характер. — Хозяин Люциус, Молодой Хозяин Драко, вас просит к камину мсье Бертран. — Мужчины переглянулись, извинились и удалились. Буквально через минуту ушла и Андромеда, эльфийка просила подойти к Тедди, она никак не могла его успокоить. Блейз сказал, что тоже отлучится на полчасика, не стал уточнять, куда он собрался. Видимо, у него тоже есть дама сердца, с которой он решил переговорить через другой камин. Да, Малфоям придет огромный счет за каминные переговоры. Мы с Нарциссой остались одни за столом. — Гермиона, я заметила, что ты весьма удивлена тому, что я и Люциус женаты по собственному желанию, — она говорит это с улыбкой на лице. — Простите, — я чувствую, что мои щеки покраснели. — Просто все говорили, что это чисто договорной брак, ну, деньги на деньгах, как говорится… — я развела руками. — Но я теперь вижу, что это неправда. Вы просто не демонстрируете ничего на публике. — Да, это так. У нас очень сложная история. Я могла стать не Леди Малфой, а Леди Лестрейндж, — Нарцисса нахмурилась. — Рудольфус или Рабастан? — Один хуже другого… — Рабастан. — Это тот, который хуже… — Ужас. — Сказала я с отвращением на лице. Сама Нарцисса тоже хмурилась. — Ужас, — она закивала, смотря в пол. — А вы с Люциусом еще со школы… — как мне это назвать? — Встречались? — Она улыбнулась. — Да. — Я тоже улыбнулась — В то время поцеловаться на виду у всех было очень и очень плохо для девушки. Вообще остаться так с молодым человеком наедине было чем-то ужасным. — Она поморщилась. — Глупо, все это делали, и все потом боялись, что кто-то узнает. Мы с Люциусом часто ходили вместе после отбоя, он ведь был старостой. Это было очень удобно. А своих соседок я просто запугала, как ту девушку, что я пригвоздила ножом к столу. Люди понимали только страх и деньги. — Охренеть. По самой Нарциссе никогда не скажешь о таком ее твердом характере. — А почему ваши родители были против? Просто если думать экономически, — она заулыбалась, — то Блэки в то время должны были радоваться и прыгать от счастья, что могут отдать дочь замуж за Малфоя, а не Лестрейнджа… — Да, но Лестрейнджами было бы легче управлять. А Малфои управляли бы Блэками. — Мда-а. — Блэкам нужно было поправлять собственное положение, а не выгодно выдавать замуж дочерей. Белла уже была Лестрейндж, но она была замужем за младшим братом. Меня должны были отдать тому, которому была обещана Меда. Тогда двое из двух Лестрейнджей были бы в руках Блэков. — А, вот в чем дело. — Как можно так относиться к собственным детям? — Люциус сделал мне предложение на празднике в честь Рождества. — Ее взгляд потеплел. — Гермиона, я хочу рассказать тебе, как тогда все произошло. Я так понимаю, что все вернутся еще не скоро. Как раз успею. — Она налила нам еще чаю и собралась духом начать свой рассказ…
Примечания:
Следующая глава будет полностью посвящена воспоминаниям Нарциссы :)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты