Вампирские штучки

Слэш
R
В процессе
94
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 33 страницы, 5 частей
Описание:
Немного о том, как обычному полицейскому жутко не повезло, а может и посчастливилось узнать вампиров получше.
Посвящение:
Моим девочкам. Они замечательные. Только благодаря их настойчивости и угрозам эта работа увидит мир, а мир увидит её (как громко сказано. Как мало сделано).
Особая благодарность Ане. Если бы она не вычитывала текст, не правила и не напоминала, что не всё потеряно, этой работы бы просто не существовало.
Этим прекрасным мальчикам. Я очарована их взаимодействиями.
И, конечно, всем читателям. Спасибо, что ввязались в это. Мне и правда очень приятно)
Примечания автора:
По сути своей, лишь взгляд на канон сквозь призму вампирской AU с небольшими правками и вставками. Да, тут персонажи совсем невхарактерные, но ведь каждый видит по-своему, правда? Если работа вызовет отрицание и гнев, а торг, депрессия и принятие так и не наступили, прошу, не мучайте себя. Вы солнышки уже потому, что попытались.
Если вы вдруг обнаружили опечатку или другую странную херобору, публичная бета всегда для вас открыта. Как говорится, одна голова - хорошо, две - ещё лучше, а три - Змей Горыныч.

UPD: №18 среди работ на 12.02.21 (БОЖЕЧКИ-КОШЕЧКИ, СПАСИБО ВАМ, СОЛНЫШКИ!)
№16 среди работ на 13.02.21 (АОАОА Т_Т)
№7 среди работ на 16.02.21 (Капец, вы лютые!)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
94 Нравится 8 Отзывы 29 В сборник Скачать

Что же случилось в Гонконге? Часть 2

Настройки текста
Примечания:
Небольшое пояснение перед прочтением, кто не знал об этом также, как и я 😅
В китайском 小 (xiǎo) - маленький - обращение к младшему.
小姐 – сяо-цзе – обращение к молодой женщине (дословно – младшая сестрица); это обращение широко распространено на севере, однако на юге оно означает «продажная женщина», и там следует его избегать.
Конец краткого экскурса.

И ещё одна новость, ребятки! У этой работы появился свой арт к первой части! Божечки-кошечки, это так приятно, что хочется плакать. Спасибо огромное UJ. Она просто прелесть 🥰 Обязательно гляньте по ссылочке: https://pin.it/7jV3Q5c
И, если есть желание, поддержите :3
Вообще, на пинтресте есть доска с артами для вдохновения, но смотреть их - на свой страх и риск, ибо любой из них может быть спойлером, а может быть нереализованной идеей.

И есть еще одна вещь, которую хочется попробовать. Как насчёт следующей части сразу после того, как наберëтся достаточное количество "жду продолжение"? Прям сразу. Хм, ну, предположим, с 30-35 штук? Подумайте над этим, потому что всë почти готово.
А пока приятного прочтения!
Хару никогда не думал, что справит свой вечер пятницы так: полёт в Гонконг на частном самолёте, дорогущий отель, огромная ванна с режимом джакузи. Ещё и этот чёртов костюм. Мужчина цыкает, раздражённо отгоняя от себя мысли о кровососе. Всё это навевало тоску и апатию. Чувствовать себя у кого-то в долгу — не самое приятное времяпровождение, и Като с беспокойством размышлял, как бы вернуть должок. Дайске ни разу не намекнул ему на это, но… За размышлениями Хару погружается в воду по плечи, сжимая между пальцами переносицу. Лучше бы ему придумать что-то дельное побыстрее, пока Камбэ не сделал это за него. Мало ли что взбредёт ему в голову? Воображение тут же нарисовало нахально усмехающегося Дайске с предложением отдать долг натурой. Като вскочил на ноги. Вода колыхнулась, часть скользнула за бортики. Мужчина выругался. Ну уж нет. Он этого не допустит. *** — Перекусить? — Переспросил Камбэ, задумчиво переводя на него взор с телефона. — Да, — кивает Като, накидывая куртку на плечи, — тут же есть кухня. Схожу до магазина и мигом вернусь. — Зачем? — Что зачем? — Идти до магазина. Хеуск, — коснулся серьги Дайске, игнорируя приходящего в негодование Хару, — закажи ужин на двоих в номер. — Камбэ! — Будет исполнено. Баланс: неограничен. Хару крепче сжал челюсти, хмуро глядя на снова уткнувшегося в телефон мужчину. — Паршивец, — Дайске ничего на это не ответил, продолжая что-то внимательно изучать в навороченном гаджете, и Като, скрипнув зубами, направился к выходу. — Куда ты? — Прогуляюсь. *** Погружённый в себя Като и не заметил, как, бредя вдоль по улице и минуя все магазины, заплутал. Озираясь по сторонам, мужчина похлопал себя по карманам. — Чёрт. И телефон оставил, — выругался, злясь на вампира всё больше, — чёртов паразит. Куда же мне..? — Вам чем-нибудь помочь? — спросила миловидная девушка на английском, появляясь из ниоткуда. Хару невольно вздрогнул и, попытавшись вспомнить всё, что когда-либо изучал на этом языке, выдавил робкое: — Что? — Кажется, у вас что-то случилось, вот я и спросила, — улыбнулась она, заправляя светлую прядь за ухо. — Сяо Ю! — Девушка испуганно оглянулась. — Не привлекай к нам ненужного внимания. — Н-но я же только… Като тоже обернулся к переулку, вглядываясь в привалившийся к стене женский силуэт. Он бы и не заметил стоящую там девушку, если бы не красный огонёк тлеющей сигареты. Тонкая струйка дыма сорвалась с губ. Сигарета потухла, придавленная носком туфли к асфальту. Брюнетка вышла из тени, открыв взору не скрытые коротким топом смуглые плечи и длинные ноги с едва прикрывающей бедра юбкой. — Проваливай, парень, — недружелюбно усмехнулась она, окликая подругу. — Пойдём, Сяо Ю, — сказала она на чистом китайском. — Что? — Глядя на стоящую рядом с ним погрустневшую девушку, обеспокоенно спросил Като. Он не был уверен в том, что правильно перевёл её слова, всё же китайский был факультативным предметом. Не зря он его выбрал вместо латыни. — Я не… — растерялась блондинка, сжимая пальцами крохотную дамскую сумочку. — Сяо-цзе, — настойчиво позвала брюнетка, делая шаг вперёд с намерением ухватить и утащить девушку за собой. — Я не могу сказать, — зашептала она, пронзительно глядя ему в глаза чистым невинным взглядом, — простите. — Не трать своё и моё время на него, — подхватила её под локоть девушка, бросая на Хару презрительный взгляд, но тут же снова разворачиваясь к ней, — если задержимся, клиенты будут недовольны. — Но мне страшно, — дрогнувшим голосом едва слышно произнесла блондинка, крепче сжимая пальцами ткань. Внутри Като что-то ёкнуло. Тело пришло в движение быстрее, чем он успел хоть что-нибудь обдумать. — Эй, — Като поймал брюнетку за руку, чуть крепче сжимая облачённое в крупный жемчужный браслет запястье. — Чего пристал? — Зашипела на него та, дёрнув руку в попытке вырваться. — Отпусти её, — настойчиво попросил Като, крепче сжимая запястье. Джентльмен из него вышел бы так себе. Девушка поморщилась. — Да кто её держит? — Раздражённо вскрикнула та, — Сяо Ю, скажи ему. — А… Я… Я правда иду добровольно. Всё хорошо, — она выдавила из себя вежливую улыбку, всё так же глядя на него полными грусти и мольбы о помощи глазами, — пожалуйста отпустите Ронг. Эти слова и взгляд никак не вязались между собой. От такого контраста Хару истуканом застыл, пытаясь решить, как поступить. Но ладонь так и не разжал. — Слышал? Да отцепись ты, придурок! — Вновь дёрнулась девушка. От приложенной силы сдерживающая в несколько рядов бусины леска порвалась. Бижутерия звонко рассыпалась по дороге, обнажая изуродованное гематомами и следами от зубов запястье. От такого зрелища у Като по спине пробежался холодок. Это… укусы? — Чёрт! — Выдернула из ослабленной хватки свою руку девушка, заведя её за спину. — Совсем крышей поехал, парень? Сказали же тебе — не вмешиваться. Не суй нос не в своё дело! Пойдём, — дёрнула она Ю за собой. Словивший шок и стоявший столбом всё это время Като теперь был готов рвануть вслед за ними и предложить помощь, расспросить о том, что же на самом деле произошло и оказать любую помощь, вплоть до первой медицинской, но блондинка обернулась и искренне улыбнулась: — Спасибо. Вы хороший человек. Прошу, не ходите за нами. Их фигуры скрылись за очередным поворотом переулка, пока Хару боролся с желанием броситься за ними следом вместо того, чтобы найти кого-то с телефоном и вызвать полицию. Раз сейчас он в другой стране, и полномочий у него недостаточно, кто-то должен с этим разобраться. — Что ты тут делаешь? — донеслось со спины, и Като отмер, оглядываясь. — Это я должен спрашивать, — хмурится, глядя на оглядывающего окрестности Дайске, — как ты меня нашёл? Я не брал с собой телефон. Камбэ в ответ промолчал, но Хару уже знал ответ: камеры натыканы везде. Этот его дворецкий любого из-под земли достанет, стоит хозяину попросить об этом. — Отлично. Раз уж ты здесь, попроси своего ИИ вызвать местную полицию. — Зачем? — Я встретил здесь двух девушек. Одна из низ светленькая, голубоглазая, невысокого роста, вторая — высокая, тёмненькая, с каре. Были напуганы. У второй было повреждено запястье. Я смог разглядеть, когда браслет рассыпался, — кивнул в сторону валяющихся на дороге бусин, — Предположительно, следы от зубов вампира. — Что-то ещё? — Заинтересованно спросил Дайске, требуя больше информации. Като задумался. Верно. — Вторая упоминала что-то о клиентах. Может… — Не лезь в это, — неожиданно прервал его Дайске, отводя взгляд, хотя ещё минуту назад внимательно слушал. Да что с этим парнем не так? — Что? — Не лезь. — Что значит «не лезь»? — Разозлился Като, сжимая ладони в кулаки, — Девушек использует какой-то вампир, а я должен сидеть, сложа руки? — Не думаю, что им нужна твоя помощь. — Тц! Да что с тобой? Вместо того, чтобы вызвать полицию, покрываешь его? Неужели взыграла вампирская солидарность? — Выплюнул Хару, прожигая напарника взглядом, но не прочёл ни единой эмоции на его лице. — Нет, — наконец отозвался мужчина. — Думаю, что те девушки были проститутками, только и всего. — Чего? — взревел Хару, вцепившись в воротник его рубашки. — Успокойся, — нахмурился Дайске, сжав его запястья в ответ. — Ты сам говорил: скрытые от чужих глаз следы укусов, разговор о клиентах, напуганы, но не обратились в полицию. Всё сходится. Проститутки для вампиров. Като отступил, и Камбэ поправил жилет. — Как же… — Ты же не думал, что раз продажа себя и своей крови запрещена, то её совсем не существует? Верно. Кровавая проституция приравнивалась к торговле людьми и строго преследовалась законом по всему миру. Её легализация могла бы не только облегчить жизнь гурманам-вампирам, но и развязать руки преступникам. Доказать, что это сфабрикованное согласие жертвы или что на неё не было оказано психологическое давление, намного сложнее. Многие преступники окажутся безнаказанными, поэтому попытка узаконить такое провалилась. Хару беспомощно сжал челюсти. — Тц! Да знаю я. Но та девушка. Она… — Тоже в этом замешана. — Нет, — Хару неверяще покачал головой, — этого не может быть… — Като, — поджал губы Дайске, глядя на напарника исподлобья, — ты не можешь на это повлиять. Ситуации у всех разные. Кто-то просто срубает на этом деньги, кто-то залезает в долги, связавшись не с той компанией, и расплачивается своей кровью и телом. Но ни тем, ни другим, по итогу, в полицейском участке сказать почти нечего. — Как бы то ни было, это их выбор, — резюмировал Камбэ. Повисло давящее молчание. На душе было паршиво. Взгляд той девушки… — Мне вызвать полицию? — Не надо, — впервые слова дались ему с таким трудом. *** Неприятный осадок произошедшего першил в горле весь оставшийся вечер. И Дайске как назло молчал в тряпочку. Почему он не делал так, когда следовало бы? Хару весь извёлся, измерив шагом комнаты на этаже вдоль и поперёк. Когда он решился было заходить на второй круг, Камбэ снял свои высокотехнологичные очки, и выдохнул: — Перестань. — Что перестать? — Накручивать себя. Это не поможет, — отрезал мужчина, снимая с руки часы и кладя их на журнальный столик. — Легко тебе говорить. Ты не видел эти прокусы, — взъелся Като, но остановился недалеко от дивана. — И та девушка, Ю, — с досадой вздохнул Хару, — она была напугана. Что, если те вампиры не остановятся? Что, если я сейчас теряю время зря, пока кто-то из них медленно и мучительно умирает? — Не мучительно. — Что? Но Дайске на это не ответил, выводя через часы изображение с одной из уличных видеокамер. — И они живы. Като своими собственными глазами видит, как Ю заканчивает перебинтовывать чужое запястье и жмётся под бок к своей подруге. Облегчение затапливает грудь Хару: они живы. Всё действительно обошлось. Но всё же. — Что за ублюдки позволяют себе творить такое? — Задаётся вопросом Като, сердито сведя брови к переносице. — Они называют себя «Превосходство», — неожиданно отвечает Дайске. — «Превосходство»? — Хару удивлённо таращится на него в ответ. — А ты-то откуда знаешь? Камбэ смотрит на него так, что Като чувствует себя идиотом. Как он мог забыть, что деньги Дайске решают всё? Он неодобрительно фыркает, но вынужденно соглашается: сейчас они в другой стране, и значок полиции Японии ничего не решает. — Что о них известно? — Не так много. Они очень осторожны: никаких электронных писем и скрытой саморекламы. Похоже, что круг тех, у кого есть доступ в этот закрытый клуб, достаточно ограничен. Като присвистнул. — Серьёзная, однако, организация. — Это не простой бордель, — поясняет Дайске, защёлкивая застёжку часов на запястье. — Скорее клуб любителей-гурманов, обладающих определёнными финансами, связями и статусом. — Вот ведь богатые говнюки, — выругался Хару, раздражённо хмуря брови и складывая руки на груди, — считают, что раз бабла немерено, то и делать можно, что вздумается. — поймал нечитаемый взгляд Камбэ и слегка смутился. — Ты чего вылупился? Не бойся. Пока ты соблюдаешь закон, тебя это не касается, — неохотно пошёл на уступку Като, — но, — он усмехнулся, — только попробуй что-нибудь выкинуть. Самолично надену на тебя наручники. Взгляд Дайске загорелся насмешливыми огоньками, а уголки губ расползлись в лукавой ухмылке. — А я и не знал, что вас такое заводит, помощник инспектора. Като задохнулся от негодования, злости и чего-то ещё, очень похожего на смущение. Затопившее его возмущение не позволило связать и пары слов в свою защиту, да и Камбэ откровенно продолжал потешаться над ним, поэтому Като решил не закапывать себя ещё больше и перевести тему. — Так значит, те девушки связались с плохой компанией. — Отнюдь. Работают добровольно: Ли Ронг работает на них не первый год. Насчёт Ю почти ничего неизвестно. Её европейская внешность не вяжется с китайским именем. Предполагаю, что этот псевдоним для простоты запоминания. Похоже, что она новенькая, и информация о ней есть только у управляющих. — Чёрт, — ругается Хару, с чувством стуча кулаком об обивку дивана. Звук выходит глухой, но Като это мало волнует, — не может быть. Камбэ не отвечает, но этого и не нужно, чтобы понять: Дайске считает его наивным. Вот говнюк. — Если это такое элитное заведение, то почему их работники вынуждены лечиться на улице? Разве в нём не должно быть кого-то вроде персонального врача? — Всё так. Думаю, Ронг, в отличие от Ю, не подходит под критерии товара для элитных клиентов, поэтому просто подрабатывает там в качестве официантки или кого-то ещё. А укус, который ты видел, лишь несчастный случай на работе. — Несчастный случай? — Като закипает от злости, сжимая кулаки. — Клиенты бывают разные, — задумчиво произносит Дайске, — или она просто согласилась на что-то такое, решив подзаработать больше. В любом случае, существование этой организации незаконно, — уверено произносит Дайске, и Като кивает, полностью соглашаясь. — Нужны доказательства того, что клуб вообще существует, информация об управляющих и постоянных клиентах, — рассуждает Хару. — Мы ещё не знаем ни времени, ни места проведения. Полный список имён находится внутри самой организации. В электронном виде его нет. Плата за товар, вероятнее всего, проводится наличкой, чтобы не было возможности отследить по банковским счетам. — Чёрт. Осторожные гады, — Като недовольно хмурится, но, моргнув, переводит настороженный взгляд на Дайске, — если они такие аккуратные, то откуда ты узнал название их организации? Камбэ загадочно усмехнулся и туманно ответил: — Обзавёлся связями. *** Симпозиум проходит на удивление скучно. Мало того, что темы были до ужаса заезжены, так ещё и читались докладчиками медленно и монотонно. Като честно пытался вникнуть в суть, но уже на пятой минуте признал своё поражение и боролся с желанием сбежать вслед за напарником. Хару раздражённо оттянул ворот рубашки. Со словами «я ненадолго» Камбэ пропал на уже чёртовых двадцать шесть минут. Като кинул взгляд на других присутствующих, делающих пометки в своих блокнотах. Одна девушка, сидящая неподалеку, кажется, что-то рисовала. Заметив внимательный взгляд, она подняла на Като свои испуганные глаза, видимо испугавшись того, что её поймали с поличным. Мужчина одобрительно улыбнулся, показав большой палец, и девушка облегчённо улыбнулась в ответ. Во время смены докладчика Дайске вернулся на своё место. — Где тебя черти носили? — Зашептал Като, стараясь не привлекать особого внимания, но Камбэ приложил палец к губам и весь обратился в слух. — Паразит. *** — Так ты знаешь время и место? — Негодовал Като уже в апартаментах. — Верно, — кивнул Дайске, но продолжил молчать. Хару раздражённо закатил глаза: вечно из него всё нужно тянуть щипцами. — Выкладывай, — требовательно припечатал он. *** — Ты туда не пойдёшь. — С чего это? — Злится Като. — С того, что ты человек, — терпеливо пояснил Камбэ, выбирая костюм из десятка похожих друг на друга. — И что с того? — Като указал на свои зубы. — Накладные клыки, правдоподобная легенда обо мне и моих связях, и дело в шляпе. Дайске нахмурился. Выбрав один из костюмов и кинув его на кровать, он задвинул обратно зеркальную панель шкафа, и принялся расстёгивать пуговицу за пуговицей. Като удивлённо округлил глаза, когда Дайске взглянул на него через зеркало. — Они тебя раскусят. Исключено. Отражается. Он отражается в зеркале. — Почему ты так в этом уверен? — Хару буравил спину напарника тяжёлым взглядом, тут же позабыв о новом открытии. — Они не идиоты, инспектор, — раздражённо фыркнул Камбэ, скидывая рубашку и открывая обзор на ровную бледную спину. — Я тоже не пальцем это… — Като завис, глядя на то, как шёлковая рубашка скользит по бледной коже, скрывая за собой рельеф мышц. — Это? — Вопрос возвращает к реальности. Хару смущенно отворачивается. — Не пальцем деланный. — Ты остаёшься, — с нажимом повторил Камбэ, поправляя сверкающие бриллиантами запонки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты