My girl forever 2: NEBULA

Гет
R
В процессе
24
автор
Размер:
планируется Макси, написано 200 страниц, 24 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 69 Отзывы 6 В сборник Скачать

Аукцион

Настройки текста
На следующий день Элизабет проснулась на рассвете, как и всегда, и началась суета подготовки к сегодняшнему торжественному приему. Украшение зала, банкет, слуги, сопровождение, покои для каждого, кто пожелает задержаться. За всем этим девушка и забыла, что в поместье такие специфические гости. А те в кои то веки решили воспользоваться тем, что ночуют не у себя дома и их не ждут корабельные капитанские дела и толпа орущих матросов. И проспали до полудня. Ну или по крайней мере не спешили выходить из своего укромного уголка. Но хозяйка, успевшая переделать к этому часу кучу дел, все же зашла узнать, как у них дела. И не сбежали ли они вовсе ночью, унеся за собой все ценное из комнаты отца и матери. Перед самой дверью девушка замедлилась. Она ещё раз вспомнила о том факте, что Джек и эта девица испанских кровей в самом деле муж и жена. От осознания этого в сердце что-то едва заскрипело. Ей так льстило внимание Воробья в былые годы. Да и всех мужчин на корабле, уважение, командный дух. А теперь она одна в огромном холодном поместье, снова дворянка с большим наследством и теперь — с подрастающим сынишкой. А ее возлюбленный и сам дух приключений далеко за Океаном… Элизабет тихо покашляла, настраиваясь на кроткий и строгий голос, и решила все же вежливо постучать, какой бы неловкой для нее не была мысль о том, что могло происходить за этой дверью. Но ждать, пока ей откроют парочка пиратов в ее собственном доме (одна из них ещё и дерзкая красотка) миссис Тернер не стала и осторожно приоткрыла дверь, заходя. — Сколько же можно спать, вы уже пропустили два завтрака… Идиллия. Энджи сидела на краю развороченной постели и мирно и неспеша расчесывала свои волосы, а Джек словно кот лежал головой на ее коленях, кое-как раскинув ноги по подушкам, и тоже в блаженстве перебирал пальцами кудри испанки. От внезапного вторжения в их комнату Элизабет Воробей мигом подскочил. — Лиззи, я не одет! — но не сумев поймать равновесие, грохнулся на пол за другой край кровати. Русоволосая понимающе опустила глаза, в секунду наполнив холодом эту солнечную комнату, и сложила руки на платье. — Я хочу извиниться за ночной прием. — мелодично произнесла миледи. Джек с круглыми глазами выглянул из-за угла постели. — И обещаю, что пересмотрю свое отношение к вам. — эта фраза была определенно в адрес испанки. Что ж. Энджи отложила гребень и глянула в лицо хозяйки дома. Не лжет. Но настрой и глаза ее не врали, ревность и обида там явно присутствовали. — Я попрошу накрыть для вас в обеденном зале. Наденьте что-нибудь из вещей и я буду вас ждать. О, и, боюсь, для мисс Тич, — в секунду яд впрыснулся в тон Элизабет и она задержала взгляд где-то подле ног Анжелики, специально не называя ту именем жены Джека. — в моем гардеробе не найдется ничего подходящего. Элизабет не дождалась ответа и удалилась. Конечно, ей было тоскливо на душе, но вряд ли причиной ее обиды был именно брак Джека и этой женщины. В глубине души ей не хватало такой же теплоты и семейного счастья с Уиллом. Он далеко и неизвестно, что с ним. Был ли он ранен в бою, захватил ли новые корабли, падал ли его взор на чужую даму… С этими делами по дому и воспитанием Генри Элизабет и забыла, каково это быть пиратом и путешествовать, спасать мир, безумно радоваться попутному ветру и волнам и быть беззаботной. Но ее место здесь. Она пообещала Уиллу, что будет ждать зелёной вспышки на горизонте. Вместе с их сыном. Анжелика на инстинкте тут же выработала свой яд в глазах и выражении лица, которым проводила силуэт этой белоручки. — Боже, откуда столько неуверенности? — только пропела пиратка, сразу же распахнув старый шкаф мистера и миссис Суонн. — Ты бы тоже чувствовала себя поникшей, оставшись на столько лет без любимого мужа, — понимающий Элизабет Воробей не обделил вниманием и свой авторитет для Анжелики. — Ну уж нет, я не стану размазней, если тебе вдруг башку отрубят. — самоуверенно и неласково отозвалась Тич, роясь в нарядах прошлой модной эпохи. Это заявление заставило капитана покрыться мурашками. На голову ему приземлился какой-то бордовый пыльный камзол и белая рубашка с кучей ремней. Больше похоже на кандалы, а не костюм губернатора. Через некоторое время сборов как на парад они предстали перед Элизабет во вполне подобающем виде. Джек сонно проплыл мимо побыстрее, направляясь поближе к еде, вот Анжелика, гордо подмигнув, прошла перед Лиззи истинно царской походкой, и новым образом в мужском костюме с широким поясом на талии и вырезом на рубашке просто уничтожила ее замысел. Хотела, чтобы пиратка при дворе без должного роскошного платья выглядела жалкой — о, нет. Она переплюнет всех дам в пышных юбках до пола. Все равно такой стиль ей чужд и всегда будет. Зато оба оружия при ней. Одно — на поясе, другое — над ним. На обедо-завтраке они, наконец, начали серьезный разговор. — И что же привело вас в Лондон и конкретно в мой дом? — хоть Элизабет и нужно было подписать ещё несколько распоряжений, она отложила их в сторону, сидя рядом с пиратами за столом. Слуги уже убирались в обеденном зале, время для приема пищи было позднее. Поэтому все смотрели косо на незнакомцев, с которыми миссис Тёрнер вела тихую беседу. — Видишь ли, — Джек поерзал и начал объяснять, зная, что Энджи не захочет говорить с ней первая. — так поучилось, что мы собрались воевать за Кодекс с анархистами, и за собственную свободу с Богом воды, но нам некуда девать ребенка. Элизабет поменялась в лице и даже отодвинулась из-за стола, удивлённо оглядев пару. — Что, уже? — Не нашего ребенка. — Энджи закатила глаза. — а нашего друга. Девочке всего 8 лет. — К тому же у тебя уже есть один такой. — Джек вздрогнул и указал пальцем на бегающего по всему поместью мальчонку с игрушкой-корабликом в руках. — Ему будет не скучно. — пират считал это гениальным аргументом. — Если есть возможность отдать ее в воскресную школу или какой-нибудь детский приют при вашем поместье… — надавила и Анжелика. — И родители этой девочки так легко доверили вам ее пристройство?! — не обратив внимания на бредни про Кодекс и Бога воды, Элизабет усомнилась в самом невероятном из услышанного. — Ну, у ее матери не было выбора, а ее отец… — Джек легко пожал плечами, а затем приблизился к уху подруги. — Барбосса! — шепнул пугающе пират. Элизабет не успела и вопроса задать про судьбу одного из величайших капитанов, их с Джеком «дружка», как Анжелика ясно дала понять, что не стоит переводить тему. — Мать девочки очень сильный союзник и будет командовать частью морской армии в борьбе за пиратский Кодекс против бунтовщиков. А ребенку не место на войне. — Что ж. Я велю, чтобы за ней присматривали, где она сейчас? И как вы вообще планируете сражаться с теми, кто сверг Кодекс и братство? Куда делись остальные Бароны? Барбосса? — Создадим свое братство. — приняв эту легкомысленную игру в вопросы и ответы пожал плечами Джек, не задумываясь о своих словах. — Главное — усмирить Бога воды, который отравляет воду в городе и насылает ядовитый туман. — о сути говорила Анжелика, несмотря на то, что не особо доверяла Лиззи. Но почему-то в компании Джека и видя их общение ей хотелось выложить все этой женщине и объединиться в общей борьбе. — А при чем здесь вы? — не понимала Элизабет. — Джек, ты опять что-то натворил? Навлек на мир древнее проклятье или что-то украл? — Я ничего не брал. — Увы, но нам пришлось украсть жизнь у главного монстра Тритона, чтобы выжить. И теперь он обезумел от мести. И нам, и всем людям. Для переговоров нужно вызвать его. На скале острова Каунус, в день летнего солнцестояния. Пока Энджи рассказывала о былых приключениях миссис Тёрнер, с которой чисто из-за женской солидарности подружилась очень быстро за этим разговором, Джек нагнулся к корзине с вишней на полу и свистнул, привлекая внимание мальчика. Генри весело подбежал к смешному другу мамы и пригнулся под стол к его лицу, спрятавшись за корзиной. — Эй, малец. Спорим на твой кораблик, что ты не попадешь вон в ту чашу у окна? — Да я легко! Оба набрали по горсти ягод и принялись целиться в посуду, стоявшую на другом столе, где мелькали повара. — И теперь Тритон насылает воду, чтобы охотиться на вас? — Элизабет загорелась историей, будто сама все это время была ее главным героем. — но как он узнает, где вы? — В свитках было сказано, что он наслал ядовитый туман на землю, который проник во все щели и заразил пресную воду, чтобы она стала ему подвластна. У нее тоже есть уши. — Анжелика обернулась на вазы с цветами, которые расставляли по периметру банкетного зала. Пока девушки обсуждали происходящее Джек и Генри по очереди пуляли вишней в тарелки и графины на столе, гремя посудой. За что кухарка выругалась на поваренка, носящего грязные приборы мимо дорогой посуды, подумав на него. — К нам на прием сегодня прибывают знатные колонисты, которые планируют экспедицию в места, о которых вы говорите. Возможно, вам стоит остаться и поговорить с ними. *** Ближе к обеду в поместье прибыли знатные гости. Кареты с белыми лошадьми одну за другой сопровождали ко двору, по аллеям прогуливались незамужние дамы с компаньонками в надежде привлечь внимание богатых молодых купцов и наместников. А торжественный прием в честь новых совладельцев земель губернатора Суонна начался ближе к обеду. За это время Джек вместе с Генри изучил все опасные и запретные места поместья, разбил пару окон в соседнем здании бани, разгромил весь инвентарь слуг на нижних этажах, разумеется, незаметно украл кое-какие мелочи и, когда мальчика словили няни, чтобы переодеть, Джеку пришлось оставить нового друга. Почему-то дамам в чепчиках не понравилось любопытство пирата на тему их собственных переодеваний. Зачем так часто? Воробей за этот год уже успел сменить столько нарядов, что на всю жизнь вперёд хватит. В конце-концов они с Анжеликой как и все гости оказались в зале. Народу было не так уж и много, нежели на балу во дворце. Все в очень строгих костюмах и даже парадных военных мундирах, дамы, коих было чуть меньше мужчин — в роскошных платьях не выше щиколотки, перчатках и дорогих украшениях. Элизабет крайне увлекли светские беседы о землях и состояниях каждого из высокопоставленных и успешных гостей, и она на свой грех решилась оставить парочку без внимания. Когда мистер Тауэр, тот самый главный в экспедиции, крупный землевладелец из Франции, сделал паузу и обратил на себя внимание всех собравшихся, Лиззи, наконец, подошла к друзьям и попросила их присоединиться. Анжелика насторожилась. — Дорогие дамы и господа, партнёры, друзья! — начал объявлять мужчина, встав в центр зала между двух колонн с тонким и изящным бокалом вина в руках. — в первую очередь я хотел бы поблагодарить нашу замечательную хозяйку, леди Элизабет Тернер, за такую прекрасную встречу. Все зааплодировали, оказывая знак уважения женщине, собравшей их сегодня в своем доме. Анжелика закатила глаза. Но поймала на себе весьма неоднозначные и заинтересованные взгляды мужчин. — В этот замечательный день я хотел бы объявить о том, что наша с вами давняя мечта об открытии новых западных земель скоро осуществится! — Тауэр сделал сдержанный жест рукой и ещё раз поднял бокал. — надеюсь, в скором времени мы с миссис Тёрнер также заключим все необходимые сделки и превратим эти некогда далёкие дикие земли в настоящую обитель искусства и величия. — добавил Тауэр загадочно и властно, в конце устремив свои зеленые глаза на Лиззи. На нее у него тоже были не менее грандиозные планы. Ведь мало кто знал, кто муж этой могущественной женщины Лондона. После этого тоста все снова отвлеклись на музыку, беседы и хорошее времяпрепровождение на этом теплом приеме. Повсюду танцевали молодые пары. Кавалеры подходили к барышням и просили их составить им партию. И ни одна женщина здесь не могла отказать таким богатым и состоятельным мужчинам. Сколько сдержанности было в их действиях, словах, как они не смели высоко поднимать взгляд и смотреть мужчинам в глаза, говорить первой или вести себя неподобающе. — Надеюсь, твоя подружка разузнает, куда эти типы держат путь. — скрестила руки пиратка, стоя рядом с Джеком в самом незаметном месте в углу. — Хм, я думал, она уже твоя подружка. — пошутил как всегда Воробей. — не хочешь вступить в разговор? Кажется, ты интересуешь здесь всех гораздо больше, чем неизведанные земли Британских островов. — намекал испанке пират. Энджи сощурившись наблюдала за тем, как Элизабет кокетничает со стариками в париках. У испански всегда разговор был коротким. Тучи на небе сгущались. Предчувствие у девушки было нехорошим в этой неуютной с ее точки зрения атмосфере. Пора вмешаться. Уверенной походкой командирши Тич направилась к компании собеседников Суонн, по пути отказывая прислуге с бокалами вежливой улыбкой. Ее силуэт и фигура, мужественный, но обворожительный строгий образ притягивал восторженные взгляды. В зале даже стало шумно. Элизабет не растерялась и сразу же сделала принимающий жест Анжелике, остановив ту рядом с собой. — Господа, знакомьтесь, моя давняя испанская знакомая, леди Анжелика Тиг. Как бы она не хотела присваивать эту фамилию пиратке, но уж точно не стоит называть ее именем печально известного Черной Бороды. Энджи не особо благодарно кивнула Элизабет и кротко встала на нейтральную «самостоятельную» позицию. Она никогда не стояла «за» мужчинами и держалась как капитан, будь то корабль, рынок или королевский бал. — Приятно познакомиться, миледи. — выдавил кто-то из компании мужчин хрипло, закашлявшись, не сразу поняв, что мужской костюм на женщине, да ещё и какой красивой. И холодной. — Прошу меня простить за столь неусидчивый напор, господа, но не могли бы вы подробнее описать ваши будущие владения? — без всякого кокетства вторглась Тич, глядя в глаза нескромно лишь одному Тауэру. Он был не молод, старше ее лет на 20. Все его компаньоны в камзолах замялись, не отрывая глаз от образа Энджи. — Леди Тиг весьма влиятельная политическая фигура на востоке, — пока Лиззи оправдывала всяческими придуманными титулами интерес «знакомой», глаза пиратки вдруг привлекло что-то странное в противоположной части зала. Среди шума разговоров и ненавязчивой скрипки оркестра слышалось некое странное дребезжание кого-то предмета, словно вот-вот надвигается землетрясение или шторм. И этот стук издавала большая ваза у окна, в которой стояли пионы, прямо позади Джека. Заметивший шокированный и испуганный взгляд пиратки в свою сторону Воробей тут же бросил обратно на стол пирожное, которое хотел расковырять ради крема, куда они с малышом Генри ещё утром подлили вишневую настойку. И нелепо улыбнулся, незаметно вытирая пальцы об занавески. Анжелика мельком указала глазами на пробуждающуюся в вазе воду, которая тонкой статуей восставала прямо над головой пирата. Джек сначала нахмурился, не совсем понимая ее стрелялки глазками при всех, затем уточняющее указал на себя, подняв брови, и смущённо усмехнулся. И тоже приложил ладонь к лицу и шепнул ей через весь зал что-то вроде «ты тоже», нелепо подмигнув и вырисовав пальцами в воздухе шикарную фигуру. На весь этот театр немого актера Энджи закатила глаза и строго взглянула вверх. Джек убрал улыбку, испугавшись, что она вовсе не это имела ввиду, обернулся и сглотнул, увидев эту водяную змею, причем растущую из неоткуда, ведь в вазе не было столько воды. Затем сразу завертел головой, стараясь прикрыть происходящее спиной. Девушка понимала, что стихия заражена властью Тритона и может напасть в любой момент, долго скрывать они это не смогут, все гости в опасности. Нужно действовать и отвлечь их на себя. — Уф-ф, — сама не ожидая от себя такого громкого вздоха Анжелика положила руку на талию. — что-то жарковато здесь, господа. В одну секунду она вспомнила в мельчайших деталях, как ей в 15 лет пришлось отвлекать Барбоссу и его команду, когда Джек крал паруса. Все мужчины непонимающе перевели взгляды на девушку. Благо, сейчас она в два раза старше и общество куда более приятное. Хотя как посмотреть, дай им волю стать пиратами. — Вы не против, миссис Тернер, если я открою окно? — с лёгкой обаятельной улыбкой задышала часто брюнетка, обмахивая лицо рукой. — Да, конечно. — немного сбивчиво ответила Элизабет. Хочет сбежать так же, как и пришла? Но Энджи, услышав, как Джек приступил к отчаянным мерам борьбы с водой, не раздумывая метнулась к ближайшему окну. Одним резким движением распахнула обе створки и подставила лицо льющемуся из-за деревьев солнцу. Расстегнула на своей рубашке на пару пуговиц больше приличного, встряхнула головой, взмахнув пушистыми волосами, прикрыла глаза и запрокинула голову, при этом глубоко и шумно дыша. Даже Элизабет смутилась и инстинктивно сделала шаг назад от этой неоднозначной дамы в своем окружении. Хотя и сама давно стала той, от кого в юности старалась держаться подальше. — Ох уж эти тугие корсеты, — нежно улыбнулась всем Тич, победно заметив, что каждый из присутствующих поблизости смотрит на нее, а не на сумасшедший поток воды и машущего на него руками пирата. — Но чего не сделаешь ради моды, верно, господа? Мужчины возраста Энджи теперь не считали непристойным задерживать на ней взгляд столько, сколько им того хотелось. — Миледи, вы прекрасны. — даже те, кто не был в их беседе подошёл с искренними словами восхищения. На зависть и удивление шокированным благородным дамам, которые сочли поведение незнакомки и тем более мужской костюм на ней за дерзкий моветон. Ох уж эти испанки. Но, да. Анжелика родилась в стране любви и страсти и умение одним движением или взглядом заставить хотеть тебя весь мир было у нее в крови. Несмотря на все монастыри и перевоспитания. В это время Джек уже справился с «ожившей» вазой и смог выкинуть ее в окно, столкнув незаметно локтем. Тучи на этой стороне действительно сгущались, коварно наплывая на солнце, поэтому мужчина решил встать рядом с женой в другой конец зала, где не было сосудов с жидкостями. Тема разговора снова сменилась. Воробей ненавязчиво пристроился рядом, улыбаясь во все золотые. Хоть раз почувствовал себя богачом среди богачей, которых обожал грабить. И при этом они кивали ему в поклонах и обращались «сэр» или «господин». Рука Воробья любовно и ласково скользнула на талию Анжелики и собственнически сжала неприличнее, чем следовало. Но потом снова ослабла. Это было их особое приветствие или поддержка, когда другой в задумчивости, печали или нерешительности. Так он подтвердил, что обеспечил им безопасность и все под контролем. Элизабет, наконец, удалось склонить Тауэра к вопросу о будущем тех земель, куда они держали курс для встречи с Богом воды. — Мои люди сейчас встали лагерем рядом с этими островами, запланирована большая работа, миссис Тёрнер. — увлеченно рассказывал лорд. — Дома, усадьбы, торговые порты, таверны и развлечения. Вся Британия соберёт у нас свою элиту. И даже вы. — посмеялся мужчина. — мыс Оскара, лагуна Балле и необитаемый Каунус! Столько простора для фантазии и вложения крупных средств! В этот момент волна мурашек и паники нахлынула на пиратов с новой силой, заставив глаза округлиться, а руки похолодеть. Экспедиция вот-вот начнется, они не могут допустить, чтобы остров и скалу разрушили при строительстве. Это священное место, люди даже не понимают, с чем столкнутся и к чему это может привести. В отличии от Туманной Долины Каунус не защищён магией и могучим монстром. Теперь все только в их руках. Энджи и Джек испуганно и взволнованно переглянулись. И Воробей вдруг выдал. — Почему бы вам не провести аукцион? — и состроил в полной тишине такую улыбку, будто эта гениальная идея не его, а он просто пятилетний ребенок, подслушавший взрослый разговор. Анжелика ни на секунду не сомневалась в его потрясающей смекалке и невероятном живом уме. Порой ей даже казалось, что это в нем самая сексуальная черта. Как же она его любила. После того, как все богачи уставились теперь на Джека, да ещё и обнимающего самую завидую здесь невесту, пират начал нервничать. А кто он такой? — Джек Смит, — мозг его остановился пока только на имени, которое итак уже давно выдумано и скоро станет известнее, чем «Воробей». Но тем не менее руку ему пожали, хоть и с нахмуренным видом. — Мой муж является крупным землевладельцем северной части мадагаскарских островов. Это родина его отца, знаменитого мореплавателя. — по-хозяйски рассудила Анжелика, ласково взяв пирата под руку. Тот был ужасно напряжен. — Что вы говорите! — заинтересовались собеседники. — Да, если, как вы сказали, ваши будущие земли столь велики и на них потребуется много сил и средств, то почему бы вам не разыграть на аукционе несколько территорий, чтобы облегчить себе работу, заиметь, так сказать, старших помощников? — хвала духам, диалект Воробья на этот раз не выдал в нем закоренелого бродягу и любимца награбленного золота. Кажется, Элизабет поняла, к чему он клонит. И чуть не открыла рот от возмущения. — Конечно! Вы, право, расчётливый стратег, мистер Смит! (Ох и благодарна будет Маргарет, что её фамилия так прославится). Тауэр погрузился в раздумья и поделился потоком мыслей с компанией. — Мне как раз нужны партнёры в этом районе. Поставщики и рабочая сила для изготовления материалов. Благодарю за идею, сэр, — мужчина ещё раз пожал руку Джеку, едва не обнажив татуировку. Благо прическа и кольца здесь никого не смущали. Анжелика выхватила Элизабет из мужского круга и отвела к соседнему столу. — У нас нет другого выхода, ты должна выкупить те земли, иначе Каунус через пару дней превратится в один многочисленный прием наподобие этого! — Что? Но я должна была вложить деньги в совершенно другое дело, отправить в море семь кораблей, обеспечить торговлю! Девушки громко зашептались. — Если ты не сделаешь это, мы не сможем остановить Тритона и других богов от господства не только на суше, но и в море. Думаешь, бог воды и богиня ветра потерпят проклятый Голландец во главе с твоим Тернером, плавающий в океане по собственным правилам? От этих слов внутри Элизабет вместе с огромным страхом пробудилась необыкновенная энергия и желание защитить своего мужа и свою семью. Если все это так, мир и жизни людей сейчас действительно зависят от нее. — Полагаю, вы можете рассчитывать на большую выгоду при покупке понравившихся земель из списка моих владений. — Тауэр все не мог остановиться от похвалы нового друга в лице Джека. — О, ну что вы, у нас с женой ещё неоконченное покорение испанских берегов, сами понимаете, — запаясничал Воробей. — так что лишние территории только привяжут нас к месту, далёкому от родного гнёздышка. — Понимаю, мистер Смит. Вдали от дома каждому из нас бывает нелегко. Тут пришла пора задуматься самому Джеку. Уже третий день они не в море. Третий день без качки, приказов, хохота, стука сапог по палубе, соленого ветра и крика чек. Он ужасно тосковал. Даже на третий день. Это тот срок, после которого начинаешь ценить что-то ещё больше. Осознанно. У Джека таких моментов было крайне мало. Но он благодарен судьбе, что время от времени встряхивает его за ворот рубахи и открывает глаза на самые ценные в жизни вещи. *** — Вы хоть понимаете, какую цену он назначит за целый остров? Элизабет любила переговоры. И настаивала на них не всегда когда это было нужно. Джек и Анжелика уже устали с ней спорить и уговаривать, знали, что она им не откажет. Ради свободы людей и безопасности Уилла. — Что в нем такого особенного? и почему нельзя поговорить с Богом Моря в собственно самом море? — девушка не сомневалась, что он этой парочки веет подвохом и обманом. — На этом месте люди первый раз вышли с богами на диалог много сотен лет назад. Тогда чуть не случится конец света, как в Библии, все повторяется. — Анжелика столь же эмоционально описала обстановку и умело склонила чашу весов на их с Джеком сторону. Но у Воробья и для мисс Суонн нашлись условия. — Давай так, — театральный кружок снова пошел в дело. — взамен мы уговорим нашу влиятельную в пиратских кругах знакомую, — заговорчески переглянулся с Энджи. — стать капером твоей торговой компании. И на случае беды — ее люди придут на помощь Уиллу в море. И твоему сыну, когда тот вырастет. — При чем здесь Герни? — О, эм-м… Не думаю, что он вырастет достаточно порядочным малым, чтобы ему не нужна была такая поддержка… — замялся виновато Джек, почесывая затылок. И по сути своей именно пират первее отца начал этому способствовать. — Ладно! — утомленная спором сдалась Элизабет. Такое предложение действительно может ей здорово помочь. Так гораздо больше шансов оказать поддержку Уиллу нежели ее планы на торговлю с западом. — Ну мы договорились, да? — Джек довольно и вальяжно закинул руку на шею Анжелики, будто только что выкупил её по самому высокому ценнику в борделе. — Аукцион назначен на сегодняшний вечер. Будьте так любезны, схоронитесь где-нибудь в кладовке до этого часа. И нет, Джек, у Генри сейчас занятия по фортепиано, так что исчезните из моего поля зрения. — властно и строго велела Элизабет, проходя между ними и шурша платьем. *** Аукцион было решено провести на первом этаже поместья, чтобы туда легко мог заглянуть любой гость дома миссис Тернер и поучаствовать или предложить свою вещь для выставления на торги. Что за вздор? Какой же это дом, если в нем постоянно снуют всякие вельможи в париках и гнусных белых гольфах? Проходной двор. Еще и пираты затесались в их рядах. Вещей самых разных на продажу поступило за одни сутки после объявления мероприятия довольно много. Среди них старинная антикварная мебель 15-х веков, одежда, предметы быта, а также необъятное количество документов на владение недвижимой собственностью. Джек старался держаться подальше от гостей, чтобы, не дай бог, кто-то из них случайно не опознал в нем своего грабителя. Анжелика тоже, несмотря на внутреннюю уверенность и привлекательную внешность, чувствовала себя явно не в своей тарелке, сторонясь господ и дам в узких проходах между стульями и рядами. Почему же эти двое тоже присутствовали на аукционе? Джек, потому что не доверял никому, тем более милашке Лиззи, которой вся эта затея выгодна в самую последнюю очередь. Неизвестно, какие задние мысли могли возникнуть в ее очаровательной голове после новости о том, что Воробей женился и привел с собой свою дерзкую и ревнивую жену. А Анжелика не собиралась выпускать мужа из вида в присутствии миледи Суон, потому что кожей чувствовала ответную неосознанную тихую ревность той. Сделка сделкой, но обе они в первую очередь женщины. Одна не видела Джека несколько лет, другая никогда не видела женщин вокруг него самого кроме себя и разве что призрачной ведьмы. Та детская ревность к другим детям и девочкам, которую Энджи не пережила ни в одной из жизней, теперь царапала ей сердце глубоко внутри и порой лишала холодного сдержанного образа уверенной в себе и в своем превосходстве. Со всей этой кутерьмой и лишними мыслями и Джек, и Анжелика совершенно позабыли о нависшей над ними опасности в виде тяжёлых дождевых туч над побережьем, которые ползли с моря. Упустил ли глаз Тритона их Жемчужину, пришвартованную у старого портового городка? И как там ребята? Смогут ли выдержать оборону? Пока Джек протиснулся меж очередных широких спин графов в прокуренных тяжелых камзолах, его ушей в очередной раз достиг тревожный, но до жути любопытный слушок. — Говорят, в соседнем порту поймали пирата. — Воробей встал рядом с женой. — капитана! — шепнул он опасливо размахнув руками в перстнях, будто сам убеждался в том, что они не скованы цепями. — Ну ты же здесь. И вроде как свободен. — сильным обольстительным голосом тихо предупредила Анжелика, наклонившись ответно к его смуглому лицу и взяла за обручальное кольцо на левой руке, напоминая о кое-какой «несвободе». — Да, но вдруг это кто-то из наших. Прикинулся мной, — задумался Джек, наблюдая за тем, как начинается аукцион. — ОПЯТЬ! — недовольным шепотом гаркнул ей на ухо пират. — Если не умолкнешь — выставлю на торги. — стрельнула карими глазами пиратка, развернувшись к сцене. — И знатно разбогатеешь! — самодовольно заявил капитан Воробей. Хм, а эта идея бы здорово разнообразила их личную жизнь. И вот приблизился момент — аукционист перешел к категории земельных документов и мистер Тауэр заерзал, кивая на каждое упоминание своей фамилии в контексте спонсорства. И именно сейчас та затаившаяся опасность решила вдруг напомнить о себе пугающим восстанием прямо посреди аукциона. Первой это заметила Анжелика, стоящая впереди почти в самом углу помещения. По бокам от сцены находились два распахнутых окошка, демонстрирующие вид на прекрасный водоем в саду миссис Тернер. И в траве прямо у стен усадьбы змеей мелькнула некая темная тень. Девушка быстро среагировала на такое движение и нахмурилась. Поначалу под ее пристальным взглядом издалека эта неподвижная линия на газоне у пруда не совершала каких-либо движений. И Тич уже было убедилась в том, что ей показалось и такого не может быть, как вдруг водная «змея», словно поспешила проникнуть в дом. И ее тень быстро исчезла из виду, пока лучи солнца не уничтожили ее темное существование. Энджи чуть было не бросилась к окну, чтобы отследить путь этого щупальца, но аукционист вовремя громко ударил молотком, объявляя о продаже очередного владения кому-то из гостей. Вот оно — остров Каунус, Британские острова. Очередь Элизабет. Обернувшись вновь на окно, Анжелика обнаружила, как эта страшная штука за спинами у всех зависла небольшим водяным шаром прямо в проеме окна, собирая внутри себя некую черную массу, похожую на глаз монстра, ищущий свою жертву. Ищущий их. — Сделай что-нибудь… — где-то за спиной послышался шепот, растворившийся горячим дыханием в пышных волосах на затылке. Эндж не знала, что Джек тоже заметит это нечто, но он всегда начеку. Ведь эта жуткая зараженная вода вела охоту на них. — Что я могу сделать? — зашептала встревожено и возмущенно Анжелика, пока объявили начальную стоимость в несколько тысяч фунтов стерлингов. — Останови ее как-то. Все же в решительности и рискованности девушке не занимать, поэтому нахмурившись и недовольно и напряженно вздохнув, она попыталась покрутить пальцами руки и уловить энергетический импульс самой воды, которой управляла ядовитая сила мести Морского бога. Шар, только двинувшийся в сторону своей цели, был быстро перехвачен другим управлением волшебницы и медленно сдал назад к окну. Прямо над головами гостей. Анжелика почувствовала неимоверную судорогу и онемение в руке и суставах пальцев, управлять перехваченной субстанцией зараженной магии было гораздо сложнее, чем простой водой. Она все равно касалась ее своим составом, враждебным для энергии Энджи, поэтому девушка быстро потеряла изначальный контроль и тихо оскалилась. Шарик, почти в два раза уменьшенный ее волей, не выдержал такой нагрузки и незаметно булькнул в серебряный бокал кого-то из вельмож. Элизабет почти подняла ставки до беспроигрышной суммы в свою пользу, на которую они и договаривались с пиратами, звучали последние предложения оппонентов. Внезапно Энджи почувствовала, что вода будто очистилась и опустошила свою ядовитую составляющую, ее сила обрела полный контроль. А все из-за ионов серебра того бокала. В эту же секунду, полностью погруженная в себя и сосредоточенная на управлении шаром, Анжелика резко выбросила руку вверх. — Триста девяносто тысяч! — радостно воскликнул аукционист, всплеснув артистично рукой, будто выкупают его самого. Элизабет в шоке обернулась на пиратку и возмущённо повела бровью, уже собравшись что-то выкрикнуть о ее неслыханной дерзости, но только покачала головой. Ясное дело, у нее не было столько денег, Анжелика нарочно поднимает ставку, зная, что Элизабет должна выкупить земли любой ценой. — Четыреста тысяч! — в голосе миледи едва сдерживался тон гнева. Цена эта теперь стоила абсолютно всего денежного имущества Суонн. Но все мысли прекрасной миледи Анжелике были глубоко безразличны. Она смогла перехватить темную энергию воды и отправить ее по ветру прочь из стен и с территории поместья. И ничего, что для этого пришлось похудить кошель миссис Тёрнер на лишние пару сотен фунтов стерлингов. Наверняка муженёк награбил уже с лихвой больше и везёт ей и сынишке горы жемчугов и золота. — Продано миссис Тёрнер за четыреста тысяч фунтов стерлингов! — удар молотка и победа Элизабет триумфально завершили этот напряжённый аукцион. — Ты просто умница, — ласковый и гордый тихий голос Джека над ухом заставил Анжелику улыбнуться. Они будто выдержали целых два сражения и вышли из них победителями. Лиззи не потеряла хватки. *** Вечер близился к завершению. Большая часть гостей собралась в прекрасном саду за прогулками и беседами, под лучами теплого закатного солнца. Пребывание в гостях у старой знакомой подошло к концу. Джек и Анжелика, наконец, могли выйти из этой светской зоны напыщенной моды и сплетен и уединиться в узких коридорах недалеко от главного зала. Гонец уже отправился к пиратам и завтра утром Маргарет привезет девочку в ее новый временный дом. Элизабет проводила гостей и забрала все бумаги на свои новые земли, в том числе подписала приказ, запрещающий любые экспедиции на остров скалы Каунус. И теперь искала Джека, чтобы вручить ему свиток, стоимостью четыреста тысяч фунтов стерлингов и высказать этой наглой дерзкой пиратке все в лицо. Но увидев милования этих двоих в темном проходе, наблюдая за тем, как нежно и привычно ласково они общались друг с другом… Остыла, словно в приятном прохладном успокоении. Элизабет не знала, что и думать. Джек становился совершенно другим с этой женщиной. Он уже не тот самовлюблённый чудак и беспечный малый, который носился с банкой земли по палубе и жонглировал сердцем Дейви Джонса. Как это все произошло? Неужели на него, и правда, повлияла любовь? И Воробей, на удивление, нашел и свою половинку? А ещё Элизабет ужасно скучала по Уиллу. Она не ревновала Джека, а впервые за шесть лет вновь встретила эту атмосферу, в которой и зародилась их с мужем любовь и дух приключений. А Джек был ярчайшим напоминанием о том времени. Он сам ходячее приключение. И эти два дня стали для нее глотком свежего воздуха. Она была благодарна за этот шанс прикоснуться к хоть и чужой, но полной опасностей, интриг и небылиц захватывающей истории. И за возможность снова осознать ценность семьи. — Я вижу, вы и на аукционе не смогли остаться в стороне. — мисс Суонн вкрадчиво подошла к парочке, которая сразу увеличила дистанцию между друг другом. — Видишь ли, вода она такая. Может укусить в любой момент — не успеешь и слова сказать. — ещё более едко и даже нападающе ответила Анжелика, закрепив руки Джека на шнуровке своего корсета, а сама встала спереди, как бы закрывая его от этой девицы. — Ты, безусловно, успела. — тоже неласково улыбнулась ей Элизабет. — что ж, это было самое дорогое слово в твоей жизни. — и вздохнула с тяжестью, припомнив о банкротстве. — можно с тобой поговорить? — глаза миледи обратились на капитана. — Разумеется. — Джек чуть неловко улыбнулся и отвоевал свои руки из плена Энджи, когда та нехотя отошла. — Вот. Думаю, теперь у вас не возникнет проблем. — Суонн показала документ Воробью. — но дело в том, что дойти туда без должного оборудования, оснащения, лошадей и группы практически невозможно. Это дикие джунгли, непроходимые карьеры и островные мелководья. — Не волнуйся, златовласка, и не такое проходили. А о команде и оснащении мы уже позаботились. Даже о своей относительно бессмертной шкурке. — похвастался успехами пират. — Постой. — в последний момент Элизабет приняла внезапное для самой себя решение. Она думала об этом все эти годы и всю беременность Генри, но не представляла, что ей выпадет шанс официально заявить о своей воле. Девушка одним движением достала из корсета маленький темно-малиновый шелковый свёрток и вложила в ладонь Джека. — Передайте Совету Братства, что я больше не Король пиратов. Это был нефритовый камень пиратского барона Сяо Фэня. Завёрнутый в кусок ткани — его песо. Одно из девяти. Карие глаза двух старых друзей встретились. Элизабет спокойно улыбнулась удивленному лицу капитана. — Об океане есть кому позаботиться. *** — Энджи? — Да? — Как нас вообще занесло в английский монастырь? Куча детей, бегающих с одним дырявым подобием мяча, все девочки в черных рясах, за забором подворья монастырского учебного крыла. Шумно, выходит солнце, царит какая-то незнакомая совершенно чужая атмосфера, в которую их, действительно, непонятно как занесло. Ещё и с Маргарет. — Мы приняли брак за приключение. Легко спутать. — Анжелика любила игривым тоном поддерживать эти его ностальгические фразы из их прошлых встречь. Рыжая женщина держала за руку темноволосую девочку, а та крепко обнимала игрушку, с интересом глядя на своих сверстниц, к которым так тянулась теперь. Воробей бы не поверил год или два назад, что со своего привычного капитанского места у штурвала и холостяцкой атмосферы так быстро переместится в совершенно другой город, а не море, да ещё и с этой чертовкой, и оба они будут наблюдать одну милую сцену прощания грозной пиратки матери и ее маленькой дочки. Поразительно. Элизабет благодарно кивнула старшей монахине и молодой девушке учителю и обернулась. Леди Смит и Карина вышли из тени здания и подошли к порогу монастыря. Маргарет присела перед ребенком, взяв ту за руки и говоря что-то важное. Было видно, что она очень хочет быть ей матерью и испытывает неимоверную тяжесть глубоко внутри своего сердца. Джек очень хорошо ее знал и чувствовал это на расстоянии, видел сквозь непроницаемое лицо воительницы, что ей жаль оставлять дочку. Он ее понимал. Маргарет совсем не такая как Анжелика. Карина сделала жалобные глаза. — Почему я не могу плыть дальше с вами? — Потому что мы отправляемся на войну с плохими колдунами, как я и говорила. — не особо умело и по-родительски нежно пояснила рыжеволосая пиратка. — Я так боюсь за тебя. — качала головой маленькая Смит. — Смотри на звёзды каждую ночь. Тогда и я буду видеть их вместе с тобой и думать о нашей встрече. Будь смелой. И слушайся старших. Сухое прощание и Маргарет поспешила отвернуться и оставить ребенка без лишних слез, объятий и терзаний. Она не хотела более мучить девочку и затягивать неизбежный момент. Джеку стало жаль эту маленькую пиратскую принцессу, так похожую на Энджи в детстве. Он знал, каково это, когда тебя оставляют родители и относятся строго и холодно, думая, что так воспитывают в тебе стержень. Но родители это в первую очередь родители, а не чужие тебе учителя в жизни или суровые наставники. Анжелика осторожно бросила взгляд на Маргарет. Интересно, каково ей совмещать роль пиратки-капитана и матери? Рыжеволосая выпрямилась и подняла подбородок как на стойке смирно. Так напрягла ноги и все тело, стиснув зубы, с трудом сдерживая слезы. По ее едва заметно меняющемуся лицу и сжатой до побелевших костяшек руке на шпаге Тич понимала, что так она «перестраивается». На роль воина в битве против богов. Защитника. Бойца за свою жизнь и семью. Она готова сделать свое дело. Анжелика не знала ее чувств, но будто на расстоянии слышала, как она клялась себе сделать это ради дочки. И они с Джеком с гордостью встанут плечом к плечу с ней в этой войне… Капитан махнул рукой на прощание Элизабет и тоже присел перед юной Смит. — Будь сильной и ничего не бойся. — улыбнулся пират малышке, которой понравился с первого взгляда. — Я, конечно, не твой отец, и слава богу, ещё ни чей, но имею кое-какой опыт, — пират полез ковыряться наугад в своих побрякушках в косичках прически. Девочка округлила глаза — на смуглой ладони Воробья лежала красивая деревянная бусина. — Вот. Ее мне подарил мой отец. Когда я боялся шторма в детстве. Ложь. Его отец никогда ничего ему не дарил. — Она помогла мне поверить в себя и впервые встать за штурвал. И было мне столько, сколько и тебе сейчас. Ну, на вид, я не знаю, когда ты там вылупилась… Капитан Тиг никогда не подпускал сына к штурвалу своего корабля. Не доверял. И в душе, как понял Джек, не собирался ставить на свое место. Всего Воробей добился сам. Своим путём. Но он хотел, чтобы Карина никогда не испытывала разочарования в своей великой матери, хоть она ещё и не понимала, что за холодным отношением Маргарет скрывается настоящая непоколебимая материнская любовь. Детям ведь нужно показывать ее немного иным, иногда даже странным образом. — Спасибо. — заметно повеселела маленькая Смит. Воробей вдруг отвлекся на странную сцену. Маргарет передала что-то монахине и дала строгий наказ касаемо ребенка. Вроде бы это была небольшая книжка или блокнот для записей в кожаном переплете. Наверное, сборник сказок. Карина сжала в кулачок бусину с видом, будто терпеть это самая увлекательная и дорогая из двух ее игрушек. Жаль, что у Джека не было такого сказочного доброго дяди пирата в команде его отца. И ещё больше жаль, что им так и не смог стать сам капитан Эдвард Тиг.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования