Praeclarus Anguis

Слэш
Перевод
R
В процессе
541
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/8551657/chapters/19606612
Размер:
планируется Макси, написано 257 страниц, 31 часть
Описание:
- Скажи мне, Гарри, какое событие бы ты изменил в прошлом, если бы у тебя появилась возможность это сделать?

- Я бы не позволил Тому Реддлу стать Волдемортом.
Примечания переводчика:
некоторые теги от автора: #Гарри понятия не имеет, что его ждёт, #завтрак и знакомство с будущими Пожирателями смерти, #объяснения действия кольца, #сравнения Тома с нюхлером, #Гарри встречает Нагайну, #«случайное» жалящее заклинание, #Том солгал в игре «две правды и одна ложь», #он убивал людей

p.s. прошу, прежде чем написать отзыв, обратите внимание на то, что я переводчица, а не авторка, потому что ошибаются многие, а у меня сил всех исправлять не хватит 😩✋
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
541 Нравится 162 Отзывы 276 В сборник Скачать

Лев и змея

Настройки текста
В 1942 году на пыльных полках запретной секции хранилось как минимум вдвое больше книг, чем из воспоминаний 1996-ого. Посетителей окружали старые пожелтевшие страницы, плотные изогнутые корешки, потерявшие свой цвет названия на них, выполненные из различных материалов - от простых чернил до позолоты. «Волхование всех презлейшее». «Дьяволиада двенадцатого века». «Секреты темнейшего искусства». «Временные рамки и путешествия во времени». Несколько мгновений пальцы Гарри безрезультатно тянули корешок последней книги, прежде чем ему, наконец, удалось выдернуть ту с полки, где она была плотно зажата «Знаменитыми пожирателями огня» и тем, что по его подозрениям было кричащей книгой, которую он по ошибке открыл на первом курсе. Сунув подмышку находку, способную ответить на оставшиеся вопросы по альтернативным временным реальностям и последствиям, связанным с перемещениями между ними, Гарри отправился на поиски стола или хотя бы стула, задвинутого и забытого в углу, где вряд ли кто-нибудь сможет потревожить студента. С недружелюбными или любыми другими намерениями. Между двумя высокими и полностью заполненными стеллажами обнаружился красный, но немного выцветший стул. Место было достаточно изолированно от остального пространства. Гарри мог быть уверенным, что никто его здесь не побеспокоит. Устроившись поудобнее, он положил тяжёлую и, вероятно, древнюю книгу на колени и осторожно открыл её, чтобы случайно не повредить старый текст. Кожаная обложка при этом скрипела и потрескивала. Страницы внутри пожелтели от старости и стали волнистыми. Будущего читателя окутал запах чернил, пергамента и пыли. Почерк ничем не отличался от обитающего в любых других книгах, но так потускнел от времени, что надо было чуть ли не прижаться лицом к бумаге, дабы разобрать написанное.

Содержание:

Предисловие: Тонкости священного времени. Глава 1: Временная магия и отдел тайн. Страница 20-210. Глава 2: Руководство по успешному законному использованию. Страница 211-403. Глава 3: Опасности временных парадоксов. Страница 404-627. Глава 4: Манипуляции с временными реальностями. Страница 628-800. Глава 5: Теория многократного перехода временной шкалы. Страница 801-1293.
Гарри быстро пролистал до нужной страницы и открыл пятую главу. Первым ему в глаза бросился увеличенный заголовок, инкрустированный поблёскивающей золотистой фольгой.

Глава 5: Теория многократного перехода временной шкалы.

Дальше располагалась выполненная красными и серебряными чернилами детальная схема того, что напоминало множество одиночных нитей, аккуратно и упорядоченно выстроенных бок о бок. Они мягко сверкали при свете свечи и колыхались на несуществующем ветру. Это было очень похоже на материю каменной арки, в которой исчез Сириус. Гарри поёжился от воспоминаний и постарался выбросить из головы мысли о прошлогоднем потрясении. Необходимо сосредоточиться на текущей задаче. Под старательно составленной диаграммой стояла подпись: «Наглядное изображение теории о параллельных временных потоках». Взгляд метнулся на слова, написанные на следующей странице. Среди чудес, исследуемых невыразимцами в отделе тайн министерства магии, что упоминалось в этой книге ранее, есть искание понимания того, как течёт время. Изучают не только настоящее и будущее, как изменять прошлое, исправлять парадоксы, вызванные этим, определять, действительно ли пророчества провидцев предсказывают то, что произойдёт, но и установление того, насколько законно или незаконно использование альтернативных временных линий, расположенных рядом и в то же время отдельно от наших. Некоторые выдающиеся волшебницы и волшебники верят в существование таких временных линий, некоторые не верят. Также существует множество отдельных теорий, касающихся их структуры. Воздействия на них и путешествия между ними потенциально вызывают осложнения. Но главной причиной, по которой вопрос о существовании альтернативных временных линий спорен, является то, что никто не может прийти к согласию даже по самым простым вопросам. Течёт ли там время так же, как и у нас? Если да, распространяется ли это на всё или же есть исключения? Идентичны ли события? Или злодеи в нашем измерении являются героями в других? Если да, распространяется ли это на всё или же есть исключения? Магия существует везде или только в нашем мире? Различается ли история? Сколько всего существует альтернативных временных линий? Одна? Тысячи? Бесконечное число, где в каждой повторяются одни и те же события? Быть может, это просто отражение нас самих, наших знаний и действий? Какова их структура? Пересекаются и влияют друг на друга? Далеки друг от друга и расположены хаотично? Сильно запутаны, как клубки пряжи? Наиболее логичную теорию выдвинул знаменитый Альбус Дамблдор. Она называется теорией параллельных временных нитей. Идея, лежащая в её основе, заключается в том, что существует множество отдельных временных линий, параллельных друг другу. Они близки, но не соприкасаются. Каждая находится в одинаковом моменте времени, но может быть изменена внешним вмешательством. Такое вмешательство может осуществляться с помощью пока не созданного устройства, своего рода портключа, позволяющего «прыгать» между этими линиями, будто дуговая молния. Оно позволит пользователю диктовать направление движения. - Чтение на темы, которые затрагивают аспекты жизни, непонятные нам, всегда полезно, - Гарри вздрогнул, чуть не уронив тяжёлую книгу, и поднял взгляд. С конца соседнего ряда стеллажей ему улыбался Дамблдор. В руках он с предельной осторожностью держал книгу, которую Гарри ранее довелось увидеть в запретной секции. «Секреты темнейшего искусства», - за исключением, пожалуй, того случая, когда речь идёт о материалах внутри этой книги. Содержание совсем неподходящее для студентов. Я уже несколько месяцев уговариваю Диппета убрать её отсюда, но теперь решил взять всё в свои руки. Могу только надеяться, что опередил мистера Реддла. - Это ведь книга о крестражах, сэр? - Вы правы, - Дамблдор кивнул. - Предполагаю, мой двойник послал вас сюда, чтобы помешать Тому создать их? Или чтобы заручиться помощью в их уничтожении? - Да, второй вариант верен. Волдеморт явно не ожидает, что сам будет помогать нам. - А сколько он их сделал? Вы знаете это? - на губах немолодого профессора появилась печальная улыбка. - Нет, - Гарри покачал головой. - Один из них я уже уничтожил, хотя тогда не знал, что это такое. Но их точно гораздо больше. Он теперь даже не похож на человека. - Это от него у вас остался этот шрам? От Волдеморта? - По привычке рука Гарри взметнулась к растрёпанной чёлке, но он остановил это движение на полпути. - Вы его ненавидите? - Волдеморта? Его ненавидят все, за исключением Пожирателей смерти. - А Тома? Ненавидит ли он Тома? Часть его души, которая чуть не убила Гарри и младшую сестру его лучшего друга? Мальчика, подставившего Хагрида, из-за чего того несправедливо исключили? Человека, создавшего монстра Волдеморта, полностью поглотившего его самого? - В моём времени Том исчез несколько десятилетий назад. От него не осталось и следа, - попытка представить ужасные красные глаза провалилась, теперь в памяти всплывала лишь яркая бездонная синева. - Даже сейчас я чувствую, что большая его часть ушла или, по крайней мере, закопана глубоко внутри. - Но вы его не ненавидите? - Я не знаю. - Том заблудился и забылся. Он либо заклеймённый ангел, не нуждающийся в спасении, либо дьявол, лишённый всякой надежды на искупление грехов. Должен признаться, в этом есть и моя вина, - с глубокой печалью сообщил Дамблдор. - Его сердце покрылось коркой льда, а пока что целая, насколько мне известно, душа начала темнеть. Но он будет искать спасения в вас. Частично в этом и кроется причина его навязчивости. Он инстинктивно понимает, что вы можете спасти его, хотя я сомневаюсь, что он знает, что на самом деле хочет этого. Свеча, стоявшая рядом на маленьком столике, погасла. Фитиль почти догорел. - Вам лучше вернуться в спальню факультета, Гарри. Уже поздно. Как бы хорошо ни было видеть молодых людей, интересующихся знаниями, это недостаточное оправдание для нарушения комендантского часа. - Конечно, профессор, - Гарри захлопнул книгу и направился к полкам, чтобы поставить её на место. - Было приятно поговорить с вами. - Как и с вами, мой дорогой мальчик. Успешно втиснув фолиант обратно в запретную секцию и проскочив мимо библиотекаря, Гарри выскользнул из дверей библиотеки и ступил на лестницу, ведущую в подземелья Слизерина. Лунный свет под косым углом светил в окна, чем напомнил о том, что скоро начнётся комендантский час. Но Гарри погрузился в сентябрьские воспоминания. Тот месяц он провёл в поисках большой группы друзей. Настолько большой, что не выходило чувствовать себя комфортно, но это стоило того, чтобы досадить Тому и его собачонкам. Того удалось довести до ручки, делая вид, что оказаться отрезанным от его компании не было большой проблемой. На самом деле ещё как было, но наслаждения это не умаляло. Было приятно остаться без постоянного присутствия Тома, по-ястребиному внимательного взгляда и параноидальных, иногда совсем неразумных мыслей, к которым он был склонен, особенно подстрекаемый своими верными псами. Гарри даже удалось собрать подобие друзей из своего времени. Мидиан Лавгуд, ученик Рейвенкло, прямо как и Луна, но гораздо более приземлённый, чем его наследница. Нил Лонгботтом, брат бабушки Невилла, которая была всё такой же строгой, непоколебимой и более опасной, чем Том в ярости. И последним человеком стал Кенни Уизли, по характеру напоминавший странное слияние Перси и близнецов. Возможно, от того, что он гриффиндорец, или от того, что Уизли были «предателями крови», присутствие Кенни раздражало Тома больше всего. Поэтому Гарри и старался проводить с тем как можно больше времени и садился рядом на всех сдвоенных уроках, наслаждаясь прожигающим всё на своём пути взглядом, который впивался в его спину. - Садовый уж совсем один? - Гарри едва успел заметить размытое красно-золотое пятно перед тем, как влетел в каменную стену, а его горло сжала чужая рука. - Мы заметили, что в последнее время ты не под опекой кобры. Реддла тоже тошнит от тебя, скользкая змея? Как выяснилось, к стене его прижал один из семикурсников с Гриффиндора, теперь свирепо на него смотревший, прямо как в тот день за стенами Хогвартса. Его товарищ, обыскав карманы мантии, отобрал палочку Гарри. - Эй! - Молчи! - быстрый удар сломал ему нос, кровь хлынула по губам и подбородку. Освирепевший от боли Гарри попытался освободиться, но на него одного приходилось три человека, каждый из которых был вдвое больше. - Змеи должны оставаться в змеином факультете, потому что больше им нигде не рады. Тем более в Гриффиндоре, - прокряхтел тот, что его держал. - Мы позаботимся о том, чтобы ты узнал, что происходит, когда покидаешь пределы безопасной территории. - Мне кажется, вы нарушили комендантский час, Куинтон. Как и вы, Блишон и Ранкорн. Гриффиндор получает пятьдесят штрафных очков. С каждого. - Через свои почти слетевшие и заляпанные кровью очки Гарри увидел, как за плечом Куинтона появились очертания фигуры Тома. Руки спрятаны в карманы мантии, вокруг тёмных кудрей кружится стая крошечных ворон. - Это не говоря о том, что вы, три маленьких беспризорных котёнка, сейчас стоите посреди территории Слизерина. Совсем недалеко от нашей гостиной. Так что если кто-то и «покинул пределы безопасной территории», - его голова слегка наклонилась вправо. Одно простое движение, выглядевшее чересчур угрожающе, сопроводилось криками птиц, - так это были вы. - Реддл, - заговорил Куинтон, - разве у старосты нет более важных дел, чем стоять в коридоре и болтать с нами? Мы уйдём, как только закончим одно дельце. - Вы уже закончили, - взгляд Тома скользнул по Гарри, остановившись на окровавленном лице. - Напали на другого студента? - Тот же взгляд метнулся к отобранной палочке из остролиста, - Ещё и обокрали? Разве ваш декан, Дамблдор, не объяснил вам, трём кроманьонцам, что воровство, - стремительным движением собственной палочки отправил украденную вещь в свободную руку, - не допускается в Хогвартсе? Ещё по сто очков с каждого из вас. Трое мальчиков переглянулись таким образом, какой Гарри слишком хорошо знал. Так смотрел Дадли на своих друзей, готовясь его избить. Том, очевидно, его тоже знал, потому что лицо его потемнело, а безмолвно произнесённое заклинание раздувания увеличило круживших над головой ворон до размеров чихуахуа. - Хватай его! Когда все трое бросились на Реддла, словно спущённые с цепи быки, он даже не вздрогнул, лишь спокойно направил на них палочку, скривив губы в ухмылке. - Оппуньо! Вороны размером с мелких собак, испустив кровожадный вопль, полетели на семикурсников и обрушили на них свои острые клювы, длинные когти и чёрные перья. Истекающие кровью и ослеплённые хлопающими крыльями нападавшие развернулись и побежали прочь. И только в дальнем конце коридора вороны растворились в воздухе. - Ты в порядке, Гарри? - тихо уточнил Том, возвращая волшебную палочку владельцу. - В порядке. Мне немного больно, но бывало и хуже, - хмыкнув, Гарри засунул палочку обратно в задний карман. - Я схожу в... - Ерунда, я сам разберусь с этим, - ему не дали шанса возразить и уже оказались прямо перед ним. Так близко, что два тела почти прижимались друг к другу. Гарри окружил знакомый запах, и он вдруг почувствовал безмерную благодарность перед кровью на лице, ведь та скрывала румянец, образовавшийся от внезапного осознания. Амортенция пахла для него пирогом с патокой, рукоятью метлы и Томом. Осторожное движение убрало кровь и расчистило путь для длинных прохладных пальцев, бережно прощупывающих повреждённое место. Том неодобрительно цокнул. - Тупая скотина. Он его точно сломал. - Он приставил кончик палочки к переносице и легонько постучал, - Эпискей. Повреждённый хрящ встал на место. - Лучше? - Да, - кивнул Гарри. - Спасибо. - Ты никак не отреагировал, - Том склонил голову набок. - Уже вправляли кости? - Однажды. - Ты не мог бы взять её с собой в спальню? - Реддл сунул руку под мантию и с неохотой вытащил Нагайну из-под слоёв тёплой ткани. - Мне нужно проверить кое-что на астрономической башне, прежде чем я пойду спать. Не хочу, чтобы она замёрзла. - Хозяин, на улице не так холодно! Я могу остаться в твоей одежде! - Да, я возьму её с собой, - Нагайна с несчастным видом обвилась вокруг руки Гарри. - Хозяин, пожалуйста! Том это проигнорировал. - Полагаю, теперь мы снова не будем друг с другом разговаривать? - Почему? Ты собираешься побежать обратно к Кенни Уизли, чтобы остальные гриффиндорцы из тебя всю душу выбили? - Я могу позаботиться о себе, Том. - Тогда у тебя интересные способы это сделать. - Гарри не в полную силу толкнул его свободной рукой. Том легко удержался на ногах и ответил ему тем же, тихо смеясь. - Увидимся позже? - Я не собираюсь ждать тебя, Реддл. - Я и не надеялся, - перед уходом он одарил собеседника улыбкой. Гарри направился по коридору к месту, где скрывался проход в гостиную, и вошёл внутрь. Удивительно, но там всё ещё было много людей. Кто-то делал домашнюю работу, кто-то играл во взрывающиеся карты. Внезапно он поймал себя на том, что рассеянно гадает, чем занимается Том, когда не учится, не спит и не доводит своё окружение до сумасшествия. - Играет ли Том в какие-нибудь игры? - бездумно бросил Гарри. На английском, а не на парселтанге, так как не ожидал получить ответ. - Нет. Хозяин не играет в игры. - Так и думал. - Спальня оказалась пуста. Гарри сел на кровать и переложил Нагайну к себе на колени. - Если не играет, то чем он занимается в свободное время? - Ты змееуст? - Нагайна низко зашипела. - Змееуст, прямо как хозяин? Ты понимаешь, что я говорю? - Да. - Но ты не из рода Слизерина. У хозяина не осталось семьи. - Нет, я не из этого рода. Не могу говорить с абсолютной уверенностью, что мы не дальние родственники, поскольку все чистокровные сейчас как-то взаимосвязаны. Но даже если кровная связь и есть, она недостаточно сильна для того, чтобы я унаследовал возможность говорить на парселтанге. - Тогда почему же ты говоришь? - Разумно предположить, что способность связана с этим. - Гарри откинул чёлку, открывая змеиным глазам шрам на лбу. - Шрам от проклятия, - ответом послужил кивок. - Как ты получил его? - Когда умерли мои родители. Долгая история. Быть может, я расскажу её тебе однажды. Можешь теперь ответить на мой вопрос, пожалуйста? - У хозяина не всегда были верные люди. Когда-то он был одинок. Изгой, даже среди волшебников и волшебниц. Я была его единственной подругой и компаньонкой первые три года пребывания здесь, - голос звучал холодно, но в нём слышались нотки сострадания. - Теперь он пошёл в комнату, где встречается со своими людьми и планирует встретиться с тобой. Эта комната появляется только для тех, кто в ней нуждается. - Выручай-комната. - Не знаю, как она называется, - просипела Нагайна. - Когда хозяин приходил в эту комнату, она наполнялась потерянными и никому не нужными вещами. Он чувствовал с ними родство. Они тоже брошенные. Среди них был шумящий ящик. - Шумящий ящик? - под описание подходил телевизор, но Гарри сомневался, что змея имела в виду его. - Да. Шумящий ящик. Странной формы, на четырёх ножках, с открытым ртом, полным чёрных и белых зубов. Они издают звуки при нажатии. - Пианино. - Несмотря на то, что у Тома были идеально подходящие для этого руки, Гарри удивился тому, что он увлекался музыкой. - Иногда он пел, но это было давно. До того, как он стал одержим Волдемортом. Этот Волдеморт меняет его. Окружение меняет его. Я боюсь за хозяина, но буду повиноваться ему, несмотря ни на что. - Я хочу ему помочь, Нагайна. Вот почему я здесь, - признался ей Гарри, надеясь, что змея согласится хотя бы немного ему посодействовать. - Я хочу спасти его от Волдеморта, но для этого мне нужно больше о нём знать. Расскажи всё. Нагайна некоторое время молча на него смотрела, затем слезла с него, проползла к кровати Тома и скрылась в наволочке. Гарри решил, что совершил ошибку, как вдруг что-то соскользнуло с подушки на пол с глухим стуком. Змея проследила взглядом за тем, как он поднял этот предмет. Дневник. - Я предупрежу тебя, когда почувствую, что хозяин возвращается. Ты должен будешь положить дневник обратно в наволочку, иначе он поймёт, что кто-то роется в его вещах. А ты в спальне один. Гарри быстро открыл блокнот в кожаном переплёте, ожидая, что тот будет пустым, как и крестраж, сделанный из него. Вместо этого страницы оказались заполнены изящным, почти художественным почерком. Везде дотошно проставлялись даты, а линии и размер букв были безупречно одинаковыми. - Спасибо. - Я это сделала для хозяина, а не для тебя. Зная, что времени не так много, Гарри спешно открыл одну из последних записей.

15 сентября, 1942

Я надеялся, всё пойдёт по-другому. Я надеялся, ты будешь вести себя так же, как и остальные: глядеть на меня со стороны, чувствовать себя потерянным и одиноким, чтобы при возвращении (вместе со смесью благодарности и страха продолжения изгнания) я начал изменять тебя под себя, как глину. Глина. Вот из чего сделаны другие. Податливые. Непосредственные. Впечатлительные. Но ты сделан из мрамора. Ты злишь меня, Гарри. Прошло много времени с тех пор, как кто-то сказал мне «нет», и ещё больше с тех пор, как этот кто-то смог выйти сухим из воды после этого. Но гнев - не единственная причина, по которой меня бросает в жар, и я прихожу в бешенство, когда вижу тебя. Особенно когда ты с другими. С учениками из Хаффлпаффа, Рейвенкло и Гриффиндора. Разумеется, это моя вина, я должен был всё предвидеть. Ты не такой, как все. Ты мой. Ты ведь знаешь это? Я ведь ясно выразился, правда? Любовь бесполезна. Она делает людей слабыми. А у меня, как у будущего Повелителя тьмы, нет времени на слабости. Но даже демон может вожделеть. - Он поднимается по лестнице! Шипение Нагайны заставило перескочить на кровать Тома. Гарри небрежно сунул дневник в наволочку, а после нырнул обратно под одеяло за несколько секунд до того, как дверь отворилась. - Ты знаешь, что всё ещё в ботинках, Гарри? - поинтересовался Том с приподнятой бровью, пока снимал свою обувь. - Ох, да. Знаю, - он торопливо вскочил на ноги и принялся рыться в сундуке в поисках спальной одежды. Сосед по комнате уже переоделся и лёг. - Спокойной ночи, Гарри. - Спокойной ночи, Том. Оба задёрнули балдахины - в эту ночь разговора не будет. Гарри лежал в постели и разглядывал расплывчатый без очков потолок. Он не мог сказать, какие у Дамблдора были намерения относительно них двоих, но изначально считалось, что тот хотел, чтобы они с Томом Реддлом только подружились. Раньше у Гарри никогда не было в запасе столько времени, сколько необходимо, чтобы размышлять о подобных вещах, но тогда он думал, что мужчины точно его не интересуют. Даже совсем немного. Это было до Тома. Гарри собирался подружиться с ним. Сам Том хотел некоего «взаимовыгодного партнёрства». Похоже, на деле их мысли зашли куда глубже, чем оба планировали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты